Функциональная замкнутость рыночной экономики. Рановесие. Циклы. Воспроизводство.

Леиашвили П.Р.

Автор: Паата Леиашвили, профессор

В монографии профессора П. Леиашвили, в результате диалектического анализа фундаментальных экономических категорий, рыночная экономика представлена в виде сложной, нелинейной, функционально замкнутой и каузально открытой системы. Такие системы обладают рядом уникальных свойств, которые хорошо изучены в теории хаоса, конструктивизме и кибернетике второго порядка. На основе междисциплинарного анализа рыночной экономики в дискурсе конструткивизма и кибернетики второго порядка, дается принципиально новая интерпретация общего экономического равновесия, предлагается оригинальная трактовка экономических циклов с позиций теории хаоса, а также, на основе полученных результатов, произведен анализ воспроизводственного процесса.

Предлагается «Симметричная модель» экономического равновесия, согласно которой самоорганизация рыночной экономики осуществляется благодаря рекурсивным процессам. На основе анализа простого экономического воспроизводства показаны недостатки существующих методов расчета макроэкономических показателей Системы Национальных Счетов (ВВП, ВНД и др.). Дается методологическое обоснование их адекватного расчета.

Опубликовано в издательстве «Сиахле», Тбилиси, 2015 г. c.140.
Научный редактор:
Розета Асатиани - доктор экономических наук, профессор.
Рецензенты:
Гиорги Барамидзе – доктор философских наук, профессор.
Гиви Бедианашвили – доктор экономических наук, профессор.
ISBN 978-9941-9377-0-5
СОДЕРЖАНИЕ:
  • Введение
  • 1. Междисциплинарный дискурс
  • 2. Диалектика экономических категорий
  • 2.1. Прибавочный продукт и прибавочный ресурс
  • 2.2. Физический, человеческий, публичный и природный капитал
  • 2.3. Прибыль, сбережения, инвестиции и потребление в долг
  • 3. «Симметричная модель» экономического равновесия
  • 3.1. Модель общего равновесия
  • 3.2. Информация для размышления
  • 3.3. Интерпретация экономического содержания модели
  • 4. Операциональная замкнутость сложных систем
  • 5. Экономические циклы
  • 5.1. Колебания экономической активности
  • 5.2. Немного об истории проблемы
  • 5.3. Экономическое объяснение странного поведения рыночной экономики
  • 6. Загадка Адама Смита
  • 6.1. Суть проблемы
  • 6.2. Модель экономического воспроизводства
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Приложение А
  • Приложение В
  • Использованная литература
Введение

Осознание того, что неоклассическая теория неадекватно отражает реальность, началось давно. Но мировой кризис 2008 года окончательно убедил многих экономистов, что в глубоком кризисе находится сама экономическая наука. Современная экономика не может нормально функционировать без государственного регулирования, без выработки эффективной экономической политики. А для этого необходимо ясное понимание сущности экономических процессов, необходимы теоретические знания. Но, как показал последний мировой кризис, экономическая наука все еще не располагает достаточными знаниями для того, чтобы создавать адекватные модели, правильно прогнозировать экономические процессы и вырабатывать эффективные рекомендации для политиков. Более того, экономическая политика, основанная на ложном понимании процессов, сама способствовала вышеупомянутому кризису. Подобно тому, как Кейнс (вместе с Дж. Робинсон, П. Сраффа и др.) возложил интеллектуальную ответственность за Великую Депрессию на маржиналистскую теорию, так и сегодня ответственность за кризис 2008 г. следует возложить на неоклассическую теорию. При этом все более очевидным становится то, что в фундаментальном переосмыслении нуждаются не отдельные положения, а сама парадигма мейнстрима экономической науки. Экономическая наука стоит перед серьезным вызовом времени. Все больше экономистов во всем мире убеждаются в этом.

Экономические знания приобретаются путем познания экономической действительности. Эти знания оказывают влияние на экономическую политику, экономическое образование, на экономическое мировозрение политиков, экспертов и рядовых граждан. Все это обуславливает экономические решения и действия субъектов. Но совокупность этих действий как раз и формирует ту экономическую действительность, которую изучает экономическая наука. Следовательно, коллективные действия зависят от знаний, а знания зависят от коллективных действий. То есть возникает круговая причинность – предмет познания зависит от результатов познания. Поскольку неоклассики не осознают эту круговую каузальность, то в их теории она принимает форму логически «порочного круга». Поэтому они не могут созать адекватную экономическую теорию и выработать эффективную политику. Упомянутый «порочный круг» обусловлен ложной методологией неоклассической теории. Согласно этой методологии неоклассическая теория изучает только экономические явления, то есть поверхностный слой экономической действительности, но не познает сущность этих явлений, поскольку не признает ее существования и не владеет методами ее познания. А то, что происходит в экономической действительности на уровне эмпирических фактов, в огромной степени обусловлено ею же самой. Однако от действий экономических субъектов зависят только процессы, протекающие на эмпирическом уровне, то есть то, что изучают неоклассики. От этих действий не зависит сущность рыночной экономики. Наоборот, они смами обусловлены этой сущностью. Поэтому необходимо изучить сущность экономических процессов. Но изучить ее возможно только диалектическими методами исследования, которые радикально отличаются от методов исследования неоклассиков. В результате исследования сущности, экономика предстает как функционально замкнутая сложная нелинейная система. Как и другие подобные системы, она обладает рядом уникальных свойств, которые изучают кибернетика второго порядка, конструктивизм, теория хаоса. Изучение этих свойств позволяет дать ответы на многие вопросы экономической теории, создать эффективные математические модели, выработать адекватную экономическую политику.

После того, как в начале 50х годов XX века К. Эрроу и Ж. Дебре и, независимо от них, Л. МакКензи опубликовали свои модели общего равновесия, математическое направление экономической теории получило новый стимул развития. Интеллектуальными усилиями именно этих авторов был заложен фундамент современных математических моделей децентрализованной экономической системы. Вот уже несколько десятилетий нескончаемым потоком появляются работы, посвященные теории общего равновесия. Результаты, полученные в этой области науки, многие ученые считают важнейшим достижением математического направления экономической теории второй половины 20го века. Однако в попытках создать адекватную модель общего равновесия экономистыматематики настолько увлеклись чисто математической стороной этой проблемы, что невольно встали на путь "ведущий в никуда" (Калдор). Даже Моришима, всю жизнь посвятивший исследованиям общего равновесия и приложивший большие усилия для развития этого направления теории, писал: « ... мир теории общего равновесия фактически есть вымышленый мир, мир, который не совсем работоспособен в контексте реального общества.» (Morishima, 1991, 6974) В результате мирового экономического кризиса 2008 2010 гг. все современные модели экономического равновесия, в той или иной мере основанные на идеях неоклассической теории, в том числе модель DSGE (dynamic stochastic general equilibrium), оказались дискредитированы. Более того, этот кризис выявил не только несостоятельность существующих моделей равновесия, но и серьезные проблемы в самой парадигме экономической теории, которая служат основой для построения этих моделей. Это обстоятельство наталкивает на мысль, что неудачи в создании адекватной модели обусловлены не недостаточной разработанностью собственно математического инструментария, а неверными предпосылками, на которых они строятся. Несмотря на то, что более чем вековые усилия (со времен Вальраса) экономистовтеоретиков создать адекватную математическую модель замкнутой децентрализованной экономической системы пока еще не увенчались желаемым результатом, сама идея общего равновесия настолько привлекательна, что экономисты еще не скоро откажутся от нее. Подтверждением этому является и данное исследование, в которой представлена "Симметричная модель" общего равновесия и очередная попытка внести ясность в понимание закономерностей формирования экономического равновесия, а также, связанных с ней проблем саморегулирования рыночной экономики и колебаний экономического цикла.

С идеей экономического равновесия тесно связана идея экономического воспроизводства или кругооборота, как она называется в традиции неоклассической теории. Это одна из важнейших проблем экономической теории, нуждающихся в переосмыслении. Со времен опубликования "Экономической таблицы" Ф. Кенэ (1758), в течении 250летней истории эволюции теории экономического кругооборота, этой проблеме уделяли большое внимание такие ученые как А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс, В.И. Борткевич, Й. Шумпетер, В. Леонтьев, П.Сраффа, П. Самуэльсон, М. Моришима, и др. При этом, хотя термин «кругооборот» фигурирует среди понятий мейнстрима, но постепенно он утратил смысл научноисследовательской программы. Он остался лишь средством иллюстрации «модели круговых потоков» (model of circular flows), излагаемых в учебниках в главе о системе национальных счетов. Остается впечатление, что проблема кругооборота (воспроизводства), подобно проблеме стоимости, с которой она тесно связана, не найдя удовлетворительного решения, постепенно оттесняется на периферию научных интересов и постепенно "забывается" неоклассиками. Но это фундаментальные проблемы экономической теории, без решения которых эта теория не сможет преодолеть то плачевное состояние, в котором она находится сегодня. Вместе с тем, помимо чисто теоретического значения, проблема кругооборота имеет также практическое значение и связана с построением основ национального счетоводства. Соответственно, отсутствие ясного понимания воспроизводственного процесса обусловливает наличие серьезных недостатков в Системе Национальных Счетов. В данной работе, основываясь на результаты диалектического анализа ряда основных экономических категорий и основные идеи теории равновесия Вальраса, предлагается "Симметричная модель" общего равновесия, а на ее основе дается новая интерпретация воспроизводственного процесса. Исходя из нового понимания воспроизводственного процесса предпринята попытка решить так называемую "Загадку Смита", о которой речь пойдет ниже, и которая позволяет выявить теоретическую несостоятельность существующих методов расчета ряда макроэкономических показателей, применяемых в СНС.

1. Междисциплинарный дискурс

1. Для выхода из кризиса экономическая наука должна полнее учитывать достижения других наук и осуществлять междисциплинарные исследования. В этом отношении особого внимания заслуживают научные идеи, возникшие в рамках конструктивизма. Как самостоятельное направление философии науки конструктивизм возник в 80х годах и вскоре привлек к себе внимание ученых. Конструктивизм постепенно приобрел большое влияние в современной эпистемологии. [1] Однако проблематика конструктивизма не ограничивается только эпистемологией. Глубокое внутреннее родство существует между конструктивизмом и кибернетикой второго порядка. В определенном смысле конструктивизм является как бы логическим продолжением кибернетики. С самого рождения кибернетики, с 1940–1950х гг. (концепции Н.Винера, У.Росс Эшби, X. фон Фёрстера), ее центральная идея это представление о круговой каузальности. Эта же идея имеет ключевое значение в теоретических построениях конструктивизма.

2. Наглядным примером циклической причинности может служить вышеуказанная зависимость познания экономической действительности от результатов познания. На основе своих знаний актор взаимодействует с действительностью, приспосабливается к ней и саму действительность приспосабливает к себе. Актор и действительность изменяют друг друга в процессе взаимодействия. Ведь в результате наблюдений актор получает знания о действительности. И ясно, что действия актора не могут быть одни и те же до и после получения новых знаний о существующей действительности, ибо вместе с изменением знаний изменяется и характер этих действий. И так же ясно, что результаты наблюдений, т.е. знания, не могут оставаться без изменений до и после актов взаимодействия с действительностью, ибо наблюдаемая действительность изменяется в результате этого взаимодействия. Имеет место круговая причинность. Здесь следствие, вызванное некоторой причиной, само становится причиной вызывающей следствие. Действие рождает действие, причина рождает причину и оба они порождают друг друга.

Причина и следствие сливаются в одно целое. Это и есть деятельность, ставшая причиной самой себя, или самопорождение деятельности. Формально этот процесс можно выразить в общем виде как: x = F(x), где x – это любые процессы взаимодействия между элементами системы, а F – форма взаимосвязи между этими процессами. Системы, в которых осуществляются такие кругообразные процессы, называются самореферентными системами, которые изучают кибернетика второго порядка, конструктивизм и синергетика. Такие системы являются автономными, организационно замкнутыми и обладают уникальными свойствами. Интересной особенностью таких систем является то, что они обладают так называемыми «собственными значениями», "собственным поведением". Дело в том, что в процессах взаимодействия системы с внешней средой нет однозначного соответствия между «входом» и «выходом». Реакция такой системы на воздействия внешней среды зависит не только от характера этого воздействия, но и от состояния самой системы, которая, в свою очередь, обусловлена предыдущим состоянием и предыдущими воздействиями среды. А выходная реакция влияет на свое последующее изменение. То есть «выход» не есть прямая реакция на «вход». «Выход» зависит от структуры системы, ее текущего состояния и тех рекурсивных процессов, которые были инициированы «входом». Такое поведение системы приобретает характер "собственного поведения" и его нельзя понимать в прямом смысле как реакцию на внешние воздействия. (См. Хиценко).

Сильное влияние конструктивизм оказал на социологию. Немецкий ученый Никлас Луман (1927–1998) был одним из первых, кто построил систему социальной философии на основополагающих идеях конструктивизма, таких как идеи теории сложных, самоорганизующихся систем, аутопойезиса, операциональной замкнутости и каузальной открытости, самореференции и инореференции, структурного сопряжения и контингентности и др. Труды Н. Лумана представляют собой социологическую версию конструктивизма и упоминаются уже как классические труды наравне с трудами Э. Глазерсфельда, Х. фон Ферстера, У. Матураны, Ф. Варелы, и других известных конструктивистов. В отличие от социологов, изза догматизма, господствующего в современной экономической науке, экономисты проявили равнодушие к новым идеям конструктивистов. 3. В результате диалектического анализа экономических явлений и процессов рыночная экономика предстает в виде функционально замкнутой сложной системы, которая обладает такими свойствами, которые хорошо изучены в кибернетике второго порядка, и о которых пишут конструктивисты.

Из отдельных действий миллинов самостоятельных экономических субъектов, действующих в своих эгоистических интересах, в зависимости от выполняемых этими действиями функций, формируются различные экономические потоки. Эти потоки в масштабе общества формируют функционально замкнутую структуру сложной нелинейной системы рыночной экономики. Рыночная экономика есть сложная самоорганизуемая аутопоетическая система, первичным элементом которой является экономическое действие. Структурно-функциональный анализ этой системы приводит к приниципиально новому пониманию того, как происходит саморегулирование децентрализованнй экономики, как возикают экономические циклы. Этот метод анализа давно и с успехом применяется в социологии, но, к сожалению, в экономической теории ему не уделяется должное внимание. Благодаря трудам социологов Т. Парсонса и Р. Мертона структурный функционализм достиг наибольшего влияния в 1950-1960-х гг., но со второй половины 1960-х все более усиливается критика этого подхода с различных позиций. После продолжительного спада интереса к теории Парсонса, с 80-х интерес к функционализму возобновился. Наиболее видными представителями "неофункционализма" являются социологи Н. Луман, Дж. Александер и Р. Мюнх. Особенно следует подчеркнуть роль Лумана, с именем которого связано фундаментальное переосмысление системы основополагающих понятий функционализма на основе новейших достижений теории сложных систем и методологии конструктивизма.

Научные концепции социологов, пытающихся объяснить общественные явления с позиции теории сложных систем, детально разработаны, имеют давнюю историю и в этом направлении продолжаются интенсивные исследования. Аналогичные попытки исследовать общество в контексте теории сложных систем, предпринимаются также в рамках синергетики, как научной парадигмы. Однако отличие между этими двумя подходами в том, что в своей методологии синергетики опираются на позитивизм, а конструктивисты больше склоняется к трансцендентальной феноменологии и, соответственно, полнее учитывает специфику общества не только как живой системы, но и как мыслящей, поликонтекстуальной, смысловой системы. [2]

Структурный функционализм рассматривает общество или другой социальный объект как систему, как структурно расчлененную целостность, в которой каждая системная единица выполняет определенную функцию, создавая условия нормального функционирования всех подсистем и системы в целом. Основная проблема, которую пытаются объяснить социологи на основе функционализма - Как возникает социальный порядок в условиях свободной деятельности индивидов, преследующих свои собственные интересы? Как действует социальный механизм, приводящий к взаимной координации их действий в интересах всего общества? Как видим, социологи этого направления видят для себя основную научную проблему так же, как, начиная с Адама Смита, видят ее экономисты применительно к децентрализованной экономической системе. Экономическая теория может обнаружить для себя много ценных идей в исключительно интересных научных разработках современных социологов.

Продолжение читайте в формате PDF (1.7 mb) >>

Сноски:
[1] Конструктивистская парадигма возникла на основе результатов научных исследований ряда смежных дисциплин, на стыке естественных и гуманитарных наук. В ее становлении большую роль сыграли научные идеи психолога Ж. Пиаже, биологов и нейрофизиологов У. Матураны и Ф.Варелы, кибернетика и философа Х. фон Фёрстера, инжинераматематика Дж.Спенсера-Брауна, эпистемолога, антрополога и эколога Г.Бэйтсона и др.
[2] Существует тесная связь между конструктивизмом и синергетикой. Подобно синергетике, конструктивизм возник в результате обобщения целого ряда научных концепций и исследований в различных областях знаний. Интересно, что многие из этих концепций принадлежат обоим дискурсам. Поэтому, наряду с именами основоположников синергетики - И. Пригожина, Г. Хакена, Е. Лоренца, Б. Мандельброта, и др., все чаще называются имена Х. фон Фёрстера, У. Матураны, Ф. Варелы и других авторов, заложивших основы конструктивизма. Однако между конструктивизмом и синергетикой существуют и различия. Хотя, в целом они имеют общие методологические и философские установки, но в конструктивизме сравнительно больше внимания уделяется эпистемологии и функционированию живых систем, а в центре внимания синергетики стоит онтологический контекст исследований, а процессы познания и процессы жизни рассматриваются лишь в качестве прикладных аспектов процессов функционирования неравновесных систем. В синергетике речь идет об открытых неравновесных системах в целом, а радикальный конструктивизм делает акцент на процессах поддержания гомеостаза в живых когнитивных системах. В концепции конструктивизма в основе самоорганизации сложных систем лежит принцип обратной связи, придающий им устойчивость. В синергетике данный принцип носит второстепенный характер, поскольку акцент делается на динамике системы, балансирующей на грани хаоса и порядка.

Авторская колонка Паата Леиашвили

Читать/скачать весь текст книги: файл pdf (1.7 mb) >>
(После нажатия ссылки откроется диалоговое окно. Чтобы читать книгу сразу с монитора нажмите "открыть", чтобы сохранить у себя на компьютере и прочитать потом, нажмите "сохранить")

Экономикс в тисках эмпиризма и догматизма: причины застоя в экономической науке

Леиашвили П.Р.

Автор: Паата Леиашвили, профессор

В работе проф. П. Леиашвили исследуются причины, препятствующие развитию экономической теории. Приводятся примеры, демонстрирующие неспособность мейнстрима объяснить реальные экономические процессы. Анализируются недостатки применяемых методов исследования. Неоклассическая теория изучает экономические явления, но не сущность экономики. Исследование сущности экономических процессов на основе диалектического метода позволит обнаружить взаимосвязи между экономическими явлениями, которые не могут быть обнаружены с помощью формальной логики или математических методов. Рассмотрены причины догматизации мейнстрима.

Работа рассчитана на научных работников, преподавателей, студентов экономического профиля, а также специалистов, интересующихся вопросами методологии экономической науки.

Опубликовано в издательстве «Сиахле», Тбилиси, 2013 г. c.71.
ISBN 978-9941-9134-1-9
СОДЕРЖАНИЕ:
  • Введение
  • 1. «Провалы» мейнстрима
  • 2. Причины «провалов» мейнстрима
  • 3. Противоречия, которых "не видят" ортодоксы
  • 4. Можно ли заглянуть "по ту сторону" фактов?
  • 5. Догматизация экономической теории
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  • Использованная литература


* * *

«Современный экономикс болен. Экономикс все более становится интеллектуальной игрой, которую играют ради нее самой, а не ради практических результатов для понимания экономической действительности. Экономисты превратили дисциплину в разновидность социальной математики, в которой математическая строгость есть все, а практическое значение - ничто. Если взять сегодняшний экземпляр "The American Economic Review" или "The Economic Journal" можно усомниться, не приземлился ли кто на странную планету, на которой преднамеренной целью профессиональной публикации является скука. Когда-то экономикс был осужден как «мрачная наука», но мрачная наука в прошлом была намного менее мрачной, чем наводящая сон схоластика сегодняшнего дня».
(Mark Blaug. Ugly currents in modern economics. "Policy Options". September, 1997, p.4)
Введение

История науки свидетельствует, что интерес к вопросам методологии резко возрастает в кризисные периоды ее развития. Так было и в экономической науке в конце XIX в. во время «маржиналистской революции», также, в 70-80х годах XX века, во время кризиса «великого неоклассического синтеза». Такое же возрастание интереса к проблемам методологии происходит сегодня. Следует признать, что кризис меинстрима длится так долго и оказался настолько глубоким, что он не может не затрагивать сами основы экономической науки. В таких условиях необходимо фундаментально реконструировать всю парадигму в целом, как единую систему базисных идей, вместе с той методологией, на которой она стоит. Сам факт столь глубокого и затянувшегося кризиса меинстрима естественно рождает вопрос - Не является ли сами методы исследования, применяемые в Экономикс, одним из главных препятствий, которые не позволяют дальше развивать эту науку? Думаю, что это именно так.

Ортодоксальная теория в том виде, в котором она находится в настоящее время, является компиляцией различных теорий, созданных разными авторами, в разное время в течении интервала времени, охватывающего более века.1 Естественно, методологические взгляды авторов неоклассической парадигмы, живущих в столь различное время, не могут не различаться друг от друга. Ибо в разное время в экономической науке доминировали различные методологические концепции. "Твердое ядро" неоклассической парадигмы в основном было сформировано в тот период, когда в научном сообществе экономистов доминировали идеи сперва позитивизма, потом логического эмпиризма, фальсификационизма К. Поппера, "дискрипционизма" П. Самуэльсона, логического эмпиризма и инструментализма в интерпретации М. Фридмана. А это значит, что указанное "ядро" было сформировано тогда, когда в вопросах методологии авторы парадигмы либо полностью придерживались, либо сильно склонялись к идеям эмпиризма. C 70-х гг., последние несколько десятков лет, в научном сообществе экономистов все более распространяются методологические воззрения постпозитивистов, таких как Т. Кун и П. Фейерабенд, которые вообще отрицают необходимость какой-либо одной методологии, и которые получили название "методологического плюрализма". Тем не менее, доминирование эмпиризма в методологии мейнстрима продолжается по сей день.

В данной статье не рассматриваются детали разногласий между различными методологическими подходами, существующими в рамках ортодоксальной экономической теории. Наоборот, рассмотрены некоторые особенности тех методов исследования, относительно которых более или менее существует согласие. Делается анализ некоторых недостатков эмпиризма, как мировозренческой основы той интеллектуальной атмосферы, в которой неоклассическая теория фактически обрела нынешние контуры. А также, аргументируется необходимость применения диалектического метода для анализа проблем экономической теории, как реальной альтернативы эмпиризму. Характерным для позитивизма, и лежащего в его основе эмпиризма, является то, что единственным объектом познания считаются факты доступные ощущениям, а единственным источником познания - опыт. Поэтому для неопозитивистов неприемлемы такие понятия, как "закон", "причина", "сущность", "субстанция". Единственным видом отношений, существующим между элементами действительности, считается функциональное отношение. Понятие "причины" они заменили математическим понятием "функции". Позитивисты не признают внутреннюю противоречивость объективной реальности и не видят различия между объективным и субъективным (логическим) противоречием. Всякое противоречие считается неизбежным субъективным злом, результатом ошибок и неточностей в мышлении. Основным методом научного познания считается наблюдение, а главной функцией науки — описание. Отличительная особенность "логического позитивизма" - широкое использование математической логики.

Но приверженность неоклассиков такой методологии рождает много вопросов. Кажущаяся разумность и справедливость требования опираться только на эмпирические факты, вводит в заблуждение, и уводят мышление в неверном направлении. Причем, это касается и самого процесса формирования фундаментальных экономических категорий. Во-первых, становится все более очевидным, что без "понимания" экономики, без знания каузальных отношений, не удается создать адекватные экономические модели, формировать эффективную экономическую политику и делать правильные прогнозы. Любое экономическое решение основано на понимании того, какая причина вызывает какое следствие. То есть жизнь требует от экономистов объяснения экономических процессов, а согласно своей методологии, неоклассики и не ставят целью что-либо объяснять, и пытаются лишь описать эти процессы. [2] А фактический результат их научной деятельности есть то, что они не могут ни объяснить, ни адекватно описать. Ибо само описание, подразумевает ту или иную интерпретацию процессов, а это невозможно без более или менее ясного понимания каузальности. Очевидно, что цели и методы их достижения не соответствуют друг другу.

Во-вторых, хотя, как было отмечено, согласно своей методологии единственным источником познания неоклассики признают эмпирические факты, наблюдение, признают попперовский принцип фальсифицируемости как критерий научности, признают формальную логику, но сами они не придерживаются этих принципов и часто поступают даже противоположным образом. В частности, многие их теории не соответствуют критерию фальсифицируемости. (См. Блауг, 1994, 2004) И что самое главное, существует огромный разрыв между "словом и делом" ортодоксов, строящих умозрительные конструкции, полностью оторванные от фактов. Причем экономикс оторвался от реальности в такой мере, что это даже спровоцировало беспрецедентное в истории науки студенческое движение протеста против доминирования неоклассической теории в учебных программах. [3] Видные ученые Европы и Америки выступают с резкой критикой догматизма в экономической теории, Дж. Сорос учредил Институт нового экономического мышления (Institute for New Economic Thinking - INET) [4] специально для развития экономической теории, а в мае 2011 года была создана Всемирная Экономическая Ассоциация (World Economics Association), главная цель которой возрождение плюрализма в экономической науке и вовлечение экономистов всего мира в активные научные дискуссии с целью преодолеть застой в этой науке. [5] Далее в статье приводится ряд примеров «провала» мейнстрима и анализируются причины этих провалов; исследуются объективные противоречия экономической действительности, которые не осознаются в неоклассической теории; показана возможность исследования сущности экономических процессов на основе диалектичесого метода; рассматривается прочие факторы, препятствующие развитию экономической науки.

Продолжение читайте в формате PDF (0.8 mb) >>

Другие публикации в авторской колонке Паата Леиашвили

Сноски:
[1] начиная с теорсии Маршалла, которая почти в неизменном виде лежит в основе современной микроэкономической парадигмы.
[2] Интересно, что автор неоклассического синтеза П. Самуэльсон писал, что он не собирается ничего «объяснять», для него «объяснение» — лишь почетное название хорошего описания. (См. Samuelson, 1965, p. 1165). Т.е. практически игнорировал различия между принципом каузальности и принципом "post hoc, ergo propter hoc" (после этого значит по причине этого), хотя в своем же учебнике П. Самуельсон предостерегал студентов от такой ошибки.
[3] См.: http://www.paecon.net/PAEReview/wholeissues/issue2.htm
[4] См.: http://ineteconomics.org/people/institute-new-economic-thinking
[5] См.: http://www.worldeconomicsassociation.org/

Читать/скачать весь текст книги: файл pdf (0.8 mb) >>
(После нажатия ссылки откроется диалоговое окно. Чтобы читать книгу сразу с монитора нажмите "открыть", чтобы сохранить у себя на компьютере и прочитать потом, нажмите "сохранить")

Настоящие длинные циклы индустриальной и постиндустриальной эпох

Автор: Смирнов А.С., старший преподаватель, эксперт по инвестициям.

Данное исследование является продолжением работы "Почему не существует циклов (волн) Н. Кондратьева?". Это исследование на порядок превосходит теорию Кондратьева. Не потому, что Кондратьев был глуп, а потому, что между нами 90 лет, а в науке это большой срок. Но самое главное, моя теория длинных и коротких циклов открывает уникальные возможности для понимания того, что сегодня и завтра будет происходить с глобальной экономикой.

СОДЕРЖАНИЕ:
Введение

События в глобальной экономике в 2008-2011 гг. показали, что циклическое развитие не только сохраняется в постиндустриальную эпоху, но и остается фундаментальным явлением экономики и политики, исследуемым в последние 2 десятилетия недостаточно и, чрезмерно узко.

Основной причиной этого стало отсутствие единой экономической теории циклов и жесткое обособление экономических, исторических и политических исследований цикличности. Нередко отрицаются даже классические циклы Жюгляра, начало чему положил еще У. Митчелл в 20-е гг. ХХ в., подменивший теорию циклов статистическими рядами.

Другой причиной неэффективности изучения цикличности является догматизм, некритическое следование устаревшим экономическим теориям нач. ХХ в.

Прежде всего, это относится к теории больших циклов Кондратьева, а также к ее последующей интерпретации Шумпетером. В ряде работ автор показал, что больших циклов конъюнктуры Кондратьева не существует, а устаревшие догматы этой теории лишь укрепляют позиции тех, кто вообще отрицает значение и периодичность циклов.

Стремясь преодолеть догматизм, автор исследовал фундаментальные вопросы: как возникла теория больших циклов Кондратьева? Каковы ее методологические предпосылки? Что было истинной причиной конъюнктурных колебаний в XIX в.?

Было показано, что Кондратьев взял за основу своей теории гипотезу Туган-Барановского в работе «Бумажные деньги и металл» (1917 г.). Туган-Барановский ошибочно предположил, что большие колебания конъюнктуры объединены в циклы подобные увеличенной копии малых циклов Жюгляра. А значит, состоят из повышательной и понижательной фаз.

Предположения Туган-Барановского своего научного наставника Кондратьев неоднократно повторял в работах по циклам, что можно объяснить преемственностью исследований. Тем более, что Туган-Барановский писал о важности для экономистов исследовать большие волны, но умер в 1919 г. Получалось, что Кондратьев продолжил исследования своего научного предшественника.

Но все дело в том, что сама гипотеза Туган-Барановского не основывалась ни на каких исследованиях больших волн! Парадоксально, но смену конъюнктурных волн он объяснял «изменением конъюнктуры товарных цен»! Т. е., смену конъюнктуры объяснял конъюнктурой же! Именно эта тавтология стала методологическим основанием больших циклов Кондратьева.

Иначе говоря, предположения Туган-Барановского сами нуждались в серьезных исследованиях и доказательствах. Но вместо этого Кондратьев a priori превратил их в основу всей теории больших циклов конъюнктуры!

Т. о., предельно упрощенная модель циклов Жюгляра в интерпретации Туган-Барановского, и стала фундаментом теории больших циклов.

Другие публикации в авторской колонке Смирнова А.С.


Прыг: 01 02 03 04 05 06 07







Проведение деловых конференций. План проведения конференции .

rbtour.ru