Автор: Смирнов А.С., старший преподаватель, эксперт по инвестициям.
Раздел VI. Три периода в эволюции индустриального и постиндустриального общества.

6.1. Гипотеза о четвертом периоде и порядке эволюции постиндустриальных технологий и экономики.

Естественно, возникает вопрос: почему автор ограничил время анализа постиндустриальной эпохи серединой XXI века?

Действительно, если исходить из того факта, что даже в 2008-2009 гг. цикличность проявилась чрезвычайно резко, даже классически, трудно представить, что уже примерно через 40-45 лет цикличность исчезнет вообще. Вместе с тем, есть некоторые важные предпосылки, которые дают основания к такому предположению.

В частности, современная цикличность изначально теснейшим образом была связана со становлением индустриального общества и рыночной экономики. Естественно, стремительная смена индустриальных отраслей производства постиндустриальными в конце XX – пер. пол. XXI вв. должна привести к сер. XXI в. если не к полному исчезновению индустриального производства, то к предельному его сужению. Притом, что постиндустриальные технологии все более наполняют собой индустриальную оболочку. Например, автомобиль, как индустриальное средство передвижения, все более насыщается компьютеризированной системой управления (бортовые компьютеры, системы навигации, контроль за расходом топлива и т.п.).

Соответственно, логично предположить, что сужение и даже исчезновение индустриального производства должно подорвать фундамент для индустриальных циклических процессов.

Не менее важными антициклическими факторами должно стать формирование глобального хозяйства, с его предельно обширными рынками, и трансформация кредитно-финансовой системы. В частности, всеобщее утверждение электронных денег должно принципиально изменить природу кредитных денег. Электронные деньги позволят создать более гибкую структуру валютной змеи, что резко уменьшит спекулятивные воздействия на циклические процессы. Более того, приблизит глобальную экономику к состоянию кредитно-денежной идентичности.

Наряду с глобализацией постиндустриального хозяйства и преобразованием кредитных денег в электронные деньги, огромное антициклическое значение будет иметь смена в направлении инновационного процесса. Если в конце XX – пер. пол. XXI вв. ведущую роль играют микротехнологии, то во втор. пол. XXI в. можно ожидать резкое усиление значения мегатехнологий. Прежде всего, возрастание роли орбитальных и космических исследований, развитие технологий по управлению и изменению климата, освоение малообитаемых регионов (пустынь, нагорий, арктических зон и т.п.), исследований мирового океана и глобальной сейсмичности. Мегатехнологии, охватывающие громадные пространства планеты, будут иметь долгосрочный характер, длительное и устойчивое финансирование. Эффект от их внедрения также будет иметь многолетний характер.

Освоение такого рода мегатехнологий повлечет за собой глубинные изменения в рыночном механизме глобального хозяйства. В частности, усилится роль глобальных (типа ООН) и региональных центров распределении инвестиционных ресурсов.

Следовательно, во втор. пол. XXI в. цикличность, из-за углубления глобализации, трансформации технологий и финансовой системы может превратиться во второстепенный фактор экономической эволюции.

Потому долгосрочный прогноз цикличности разумно ограничить пер. пол. XXI в.