Автор: Смирнов А.С., старший преподаватель, эксперт по инвестициям.
Раздел VI. Три периода в эволюции индустриального и постиндустриального общества.

6.2. Экономическое пространство и время в индустриальную эпоху. Пространственная эволюция индустриального хозяйства: от империализма к глобализму через три глобальных проекта XX в.

Но цикличность и периодичность только одна сторона эволюции индустриальной и постиндустриальной экономики, отражающая изменение ее структуры во времени. Есть и другая, не менее важная сторона, отражающая пространственные процессы это эволюции.

Из-за инновационного характера индустриального, и еще более постиндустриального производства, рыночные хозяйства всегда стремились к наибольшему пространственному расширению, к проникновению на внешние рынки.

Так, периоду становления индустриального хозяйства 1815-1900 гг. соответствовало формирование и трансформация земледельческих империй в индустриальные: Английской колониальной, Германской, Австрийской, Российской, и др. Соответственно, индустриально-земледельческие рынки формировались в пределах этих империй.

В этой связи уместно подчеркнуть, что неверно называть индустриальные хозяйства XIX - нач. XX вв. национальными. Такие хозяйства в Англии, Франции, позднее Германии, России и т.д., изначально формировались как имперские. Правда, империи отличались. Например, Германия и Австро-Венгрия являлись континентальными империями, а Британия и Франция были центрами колониальных империй. Российская империя объединяла в себе и континентальные, и колониальные черты.

Соответственно, индустриальная цикличность развертывалась внутри имперских хозяйств. Более того, такие империи как Британская, Французская, Германская непосредственно формировались под воздействием циклических процессов. Например, обострение борьбы за рынки сбыта после цикла сдвига 1867-1873 гг., чрезвычайно активизировало в длинном цикле 1874-1900 гг. борьбу за колонии и усилило консолидацию индустриальных империй.

Правда, уже в нач. XX в. при переходе индустриального общества в период зрелости, были достигнуты пространственные пределы имперских хозяйств. Проявились первые тенденции к трансформации хозяйств империй (империализма) к глобализации мирового экономического пространства. Например, в экспорте капитала, в котором ведущую роль играли как раз индустриальные империи: Англия, Франция и Германия.

Но даже в 1913 г., не смотря на возникновение ранних тенденций к глобализации, экономика ведущих стран оставалась преимущественно империалистической. Так, торговля Англии, крупнейшего экспортера и импортера того времени, носила явные имперско-колониальные черты. «Участие в международном разделении труда базировалось на вывозе продукции старых отраслей промышленности: в 1913 г. на текстильные и швейные изделия, уголь и черные металлы приходилось почти 60% британского экспорт. При этом свыше 2/3 шли в колонии и полуколониальные страны. … Страны Британской империи поглощали примерно половину всех ее всех ее загрениных инвестиций».[17]

Однако военно-политическая борьба империй не привела к глобализации путем поглощения одной империей всех других. Смена империализма глобализацией происходила через возникновение и борьбу глобальных проектов: промежуточного звена между империализмом и глобализацией. Время глобальных проектов почти совпало с периодом зрелости индустриального общества (1901-1975 гг.).

Всего в XX в. возникли 3 глобальных проекта: американский, коммунистический и германский (нацистский). При этом важно заметить, что ни один из этих проектов не возник непосредственно из империй. США никогда не были империей в обычном, классическом понимании. Германский и русский империализм потерпели крушение в ходе Первой мировой войны, и только после этого трансформировались в коммунистический и нацистский глобальные проекты.

Глобальные проекты вовсе не есть реализация чьих-то теорий или идей. Они вырастали из экономических и политических потребностей государств их реализующих. Типичный пример – американский глобальный проект. Он был впервые намечен доктриной «Открытых дверей», провозглашенной госсекретарем США Джоном Хеем в 1899 г. И только в 1991 г. после двух мировых войн и крушения коммунистического глобального проекта, глобализация по-американски стала реальностью.

Тоже можно сказать о коммунистическом глобальном проекте, который разительным образом отличался от марксизма, как коммунистической теории, которую якобы реализовал в жизнь.

В действительности, глобальные проекты сменили империализм потому, что создавали более обширные пространственные возможности для развития индустриального хозяйства. Они ломали и расширяли пространственные границы индустриальных империй.

Соответственно, победа именно американского глобального проекта расширила рамки мирового рыночного хозяйства до планетарного (глобального) масштаба.

Но и процессы глобализации развертывались через цикличность, т.е., во времени. Особенно ярко это проявилось в длинном цикле 1922-1948 гг., когда переход от цикла роста 1922-1929 гг. к циклу инноваций 1930-1937 гг. превратился в глубочайший хозяйственный упадок – «Великую депрессию». Ее главной причиной была невозможность дальнейшего развития отдельных рыночных хозяйств: США, Германии, Англии и т.д. Это противоречие разрешилось лишь в цикле сдвигов 1938-1948 г.г. в ходе мировой войны. Ее главной силой были носители глобальных проектов: СССР, США и Германия. Время индустриальных империй было сменено временем индустриальных глобальных проектов. В ходе величайшей индустриальной войны 1939-1945 гг. (в цикле сдвига) один из 3-х глобальных проектов – нацистский, был уничтожен двумя другими.

Борьба между двумя глобальными проектами, победившими во Второй мировой войне: американским и коммунистическим, также тесно связана с циклическим развитием. Решающего перевеса США достигли в цикле инноваций 1983-1991 гг. потому, что они начали в этом цикле стремительно переходить в постиндустриальное состояние, тогда как СССР еще не завершил индустриализацию. Соответственно, цикл сдвига 1992-2001 г.г. подвел итог борьбе 2-х глобальных проектов, В этом цикле победивший глобальный проект поглотил части погибшего коммунистического проекта.

В целом, индустриальный империализм пришелся на период становления индустриального общества (1815-1900 гг.), глобальные проекты развертывались в период зрелости индустриального общества (1901-1975 .г.), а глобализация протекает в период трансформации индустриального общества и его экономики в постиндустриальное состояние (1975-около2055 гг.).

Определенное несовпадение объясняется тем, что циклические процессы во времени протекают несколько ранее, чем пространственные сдвиги. Например, крушение империализма было положено Первой мировой войной, которая протекала в цикле сдвигов 1914-1921 гг., хотя период зрелости индустриального общества начался несколько ранее: в 1901 г. Тот же разрыв во времени и пространстве мы видим в периоде перерастания индустриального общества в постиндустриальное. Он начинается в 1975 г., а глобализация развертывается с 1992 г., когда американский глобальный проект побеждает коммунистический.

Следовательно, циклическое время предвосхищает изменение экономического пространства. Другими словами, экономические изменения, и прежде всего инновационные технологии, с необходимостью влекут за собой изменения пространственно-политические. Логично предположить, что после завершение периода постиндустриальной трансформации около 2055 г. пространственная консолидация глобального мира еще займет 1-2 десятилетия.


[17] Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет. М., 2003 г., с. 426.