Автор: Смирнов А.С., старший преподаватель, эксперт по инвестициям.

Раздел I. Что из себя представляют настоящие длинные циклы?

1.4. Обзор циклов роста. 1816-2009 гг.

Итак, циклы сдвига несомненно имеют только им свойственные признаки. Но тоже можно сказать и о циклах роста. Их название вытекает из того факта, что в этих циклах действительно наблюдается экономический рост. Но почти всегда с сильной инфляционной составляющей и без заметных качественных изменений. Поэтому, их можно назвать также циклами количественного роста. Соответственно, в них особенно важную роль играют кредитно-финансовые структуры. Причем, что интересно, эти черты циклов роста вполне проявились уже в первом цикле Жюгляра 1816-1825 гг. Это был послевоенный цикл, которому предшествовал сильный послевоенный кризис 1815 г. Едва возникшая английская индустрия развернула в 1814-1815 гг. торговую экспансию, натолкнувшуюся на крайне низкую платежеспособность разоренных длительной войной европейцев.

Следствием стало, с одной стороны, быстрое падение цен, державшихся на высоком уровне в условиях военно-инфляционной экономики, а с другой кредитная и денежная экспансия. Так, за 1817-1818 гг. в Англии было размещено займов на сумму в 38 млн. ф. ст. Так что свой расширяющийся экспорт Англия сама же и финансировала посредством займов. Еще в большей степени кредитно-финансовая экспансия развернулась в завершающей стадии цикла 1816-1825 гг. Особенно большие объемы кредитов были направлены в Аргентину и в Южную Америку в целом. Английские займы в 1924-1925 гг. снова достигли 37 млн. ф. ст.

В таких условиях начался рост цен, хотя в целом после 1815 г. было характерно их быстрое снижение. За 1824-1825 гг. цены выросли на 25-30%. В Англию хлынул поток южноамериканских ценных бумаг, которые к концу 1825 г. стремительно обесценивались. Разорилось около 80 банков.

В следующем цикле роста 1849-1857 гг. снова развертывание кредитно-денежной системы также играло исключительную роль. Именно в этом цикле началась «золотая лихорадка», результатом которой стал стремительный рост золотого обращения. Неудивительно, что именно США стали эпицентром финансового кризиса 1857 г., так как именно в Калифорнии особенно быстро росла добыча золота. В значительной мере сокращение его добычи в 1856 г. и дало толчок к резкому обострению финансовых противоречий. Однако не только за счет золота и серебра росла денежная масса. Именно в цикле 1948-1857 гг. произошло огромный рост вексельного обращения и массы ценных бумаг. Особенно большой размах приобрела организация акционерных обществ во Франции и Германии. Символом спекуляций ценными бумагами был французский «Credit Mobilier». Только за 1852-1855 гг. курсы акций во Франции выросли в 3 раза.

Снова важной чертой цикла стал рост цен в конце циклического подъема. Так, на протяжении 1856-1857 гг. хлопок подорожал на 37%, пряжа на 30%, шерсть на 50% и т.д.

Хотя с наибольшей силой кредитно-денежный кризис проявился в октябре 1857 г. США, парализовав всю банковскую систему, его символом все же было банкротство «Kredit Mobilier». Острое проявление кризиса испытали ряд торгово-финансовых Германии (Гамбург, Вена и др.) и Шотландия.

Следующий цикл рост 1874-1883 гг. может показаться не слишком типичным. Но это если только обращать внимание на конъюнктуру, как делал Кондратьев. В действительности, для этого цикла роста были характерны те же процессы, что и для других. «С 1873 но 1878 г., еще до наступление очередного периода лихорадочного роста кредита, совокупный объем банковских денег увеличился с 1,964 млрд. до 2,221 млрд. долл., т.е., на 13,1% или на 2,6% в год. Короче говоря, никакое не сжатие, а совершенно явный, хотя и умеренный рост.

Отсюда ясно, что «великая депрессия» 70-х гг. – просто миф, порожденный тем фактом, что на протяжении всего десятилетия имело место значительное падение цен».[7] Т. о., мы видим типичный процесс для циклов роста, когда в экономику вливались значительные массы денежных средств. И это в фазе депрессии и оживления. С началом подъема денежная масса росла еще быстрее. «Некоторые историки объясняют бум 1879-1882 гг. … притоком золотых монет в страну, который вырос со 110,5 млн. долл. В 1879г. до 353,8 млн. долл. в 1882 г. .. но бум не мог бы принять таких масштабов, если бы не ретивость национальной банковской системы, нарастившей объем депозитов с 2, 149 млрд. долл. В 1879 г. до 2, 777 млрд. долл. в 1882 г., т.е. на 29,2% или на 9,7 в год. Индекс оптовых цен поднялся с 90 в 1879 г. до 108 тремя годами спустя, т.е., на 22,5% …». [8]

Наряду с США значительные масштабы расширения финансового рынка и рынка ценных бумаг на протяжении цикла происходили во Франции. Причем финансовый кризис здесь наступил несколько раньше, чем в США. На этот раз его символом был еще один фпанцузский банк: Union Generale. В США крах на бирже разразился в мае 1884 г. Следовательно, цикл 1874-1883 г. имел вполне типичные черты.

В не меньшей степени мы это можем сказать о циклах роста ХХ в. Но прежде отметим выявленные типичные черты. Это рост кредитно-денежных инструментов на протяжении всего цикла, рост цен, часто в завершающей стадии цикла, рост массы ценных бумаг и размеров биржевых спекуляций, сильные кредитно-финансовые и биржевые кризисы, нередко перерастающие в банковские крахи. И вместе с тем, значительный хозяйственный рост реального сектора. Наконец, еще одной типичной чертой циклов роста было незначительное влияние политических процессов. Если в пер. пол. XIX в. эти черты были присущи цикличности Англии, то уже во втор. пол. XIX в. в значительно большей степени экономике США и Франции.

В ХХ-ХХI вв. США превратились в единственного циклического лидера и потому почти все циклы роста имели типичные черты именно в их экономике. Так, 4 цикла роста из 5 закончились сильными потрясениями кредитно-финансовой системы: в 1907 г., в 1929 г., в 1982 г. и в 2008 г. Лишь в цикле роста 1949-1957 гг. типичные черты проявились в более мягких формах. Однако этот цикл был сильно деформирован войной в Корее 1950-1953 г., стимулировавшей значительной повышение цен и рост денежной массы уже в начале цикла. Особенно показателен тот факт, что даже в укороченном цикле роста 1904-1907 гг. (из-за пролонгации цикла сдвига 1893-1903 гг.) ярко проявились типичные черты. Так, крайне острым был кредитно-финансовый кризис 1907 г., когда многие американские банки прекратили платежи. Только личное вмешательство крупнейшего американского финансиста и бизнесмена Моргана остановило процесс распада американской экономики.

Однако следующий цикл роста 1922-1930 гг., как известно, закончился глубочайшим в мировой истории крахом кредитно-финансовой системы. Далее мы рассмотрим причины этого более детально. Здесь же уместно подчеркнуть, что столь разрушительными кризисы 1907 г. и 1929 г. были, конечно, не случайны. Они происходили из-за перехода экономики США в индустриально-аграрную стадию развития.

Соответственно, цикл роста 1949-1957 гг. отличался достаточно высоким ростом реального сектора экономики США и мягким проявлением типичных негативных черт, присущих циклам роста. Во многом это было результатом укрепления Бреттон-Вудской финансовой системы, созданной в 1944 г. Рост цен был значительным только в годы Корейской войны, рынок ценных бумаг не получил существенного развития, финансовый кризис почти не был ощутим. Это означало, что экономика США преодолела диспропорции индустриально-аграрного периода своей эволюции и достигала уровня индустриально зрелости. Полное достижение зрелости произошло в цикле инноваций 1958-1967 (70) гг.

Неудивительно, что следующий цикл роста 1975-1982 гг. был началом совершенно иного периода в эволюции экономики США, когда индустриальная экономика стала сменяться постиндустриальной. Одним из важнейших проявлений этого процесса было крушение Бреттон-Вудской финансовой системы, что оказало огромное влияние на состояние кредитно-финансовой системы. Далее этому циклу посвящен отдельный раздел.

Цикл роста 2002-2009 гг.

Наконец, рассмотрим последний завершившийся цикл рост 2002-2009 гг. К огромному удивлению автора именно этот цикл, фактически, относящийся уже к постиндустриальной эпохе, можно считать классическим циклом роста! Данный удивительный факт говорит только об одном: цикличность, возникшая в 10-20 гг. XIX в. даже в XXI в. полностью сохраняет свою актуальность. А деление циклов Жюгляра на циклы роста, инноваций и сдвигов продолжает играть огромное значение и в глобальной экономике.

И действительно, в цикле 2002-2009 гг. мы можем видеть все типичные черты циклов роста. Значительный рост реальной экономики, стремительный рост кредитно-денежных инструментов и рынка ценных бумаг, большой рост цен, особенно на энергоносители и продовольствие, сильнейший кредитно-финансовый и биржевой кризис, завершивший цикл в 2008-2009 гг. Стремительный рост цен начался в 2003 г. и завершился в июле 2008 г. Так, цена на нефть в 2008 г. сначала впервые превысили 100 долл., а затем в июле достигли рекордных за всю историю 147, 27 долл.. за баррель марки WTI.

Обвал фондового рынка в октябре 2008 г., например, для Японии был рекордным за всю историю. Потери только в сфере недвижимости в США составили почти 5 трлн. долл. Был и свой символ у финансового кризиса. Это банк Lehman Brothers, просуществовавший 158 лет, но 15 сентября 2008 г. заявивший о банкротстве. Только выделение правительством США 250 млрд. долл. для покупки акций крупнейших банков, означавшее крупнейшую в истории США национализацию банков, приостановило разрушение финансового сектора. Но ценой стало дальнейшее увеличение государственного долга США, достигшего почти 15 трлн. долл., что почти равно ВВП США. В Европейском сообществе финансовый кризис оказался пролонгирован в следующий цикл инноваций, начавшийся в 2010 г. и будет преодолен, только в 2012 г.

Глубина кризиса в цикле роста 2002-2009 гг., напоминающая кризисы 1907 г., 1929 г., 1982 г. отражает противоречия американской модели глобализации. Вместе с тем, в цикле 2002-2009 гг. отразилось падение темпов роста производительности труда в сравнение с тепами цикла 1992-2001 гг. « … после всплеска в 1995-2002 гг. темпы роста производительности труда в несельскохозяйственных отраслях США сократились. Так, рост почасовой производительности достиг максимума в 2002-2003 годах, превысив 4% по итогам четырех кварталов, а к первому кварталу 2007 г. он снизился до 1%».[9] Заметим, что таким низким темп роста производительности труда и оставался на протяжении 2007-2008 гг., что типично для циклов роста.

Основная же проблема состоит в том, что вновь достичь высоких темпов производительности труда в цикле инноваций 2010- около 2017 гг. будет весьма сложно. Главным направлением эволюции глобальной экономики после 70-х гг. является смена индустриальных структур постиндустриальными. Причем в 80-90 гг. инновационные процессы захватили наиболее легкодоступные структуры: информационные. Теперь на очереди стоит замена таких фундаментальных индустриальных отраслей как металлургия, энергоносители, транспорт сфера быта, медицина.

Чрезмерный рост кредитно-финансового сектора в 2002-2009 гг. отражает именно реальные сложности трансформации вышеперечисленных отраслей. Технологии, реально способные адаптировать и тем более заменить, индустриальные отрасли, есть, но коммерчески они далеки до реализации. Нанотехноллогии, бионика, бытовая робототехника, генная инженерия или только набирают инновационный вес, или находятся еще в стадии технологического становления. Отсюда такое явление как технологическая «ядерная зима», застой в венчурном секторе экономики.


[7] Родбарт М. История денежного обращения и банковского дела в США. Челябинск, 2005 г., с. 156.

[8] Там же, с. 163.

[9] Гринспен А. Эпоха потрясений, с. 447.








Какой фасад кухни практичнее пластик мдф пленка www.akam-hpl.ru

akam-hpl.ru