СТАТЬИ >> ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, HR

Счастье есть

Иммигрируя в более благополучные регионы, выходцы из стран с быстрорастущей экономикой, в отличие от эмигрантов из бедных стран, на долгие годы ухудшают себе самооценку и теряют удовлетворенность собственной жизнью. Такие выводы сулят ученым любопытные открытия: если они сумеют доказать, что связь между глубиной фрустрации и социально-экономическим развитием страны существует, это позволит делать прогнозы относительно будущего развития страны и ее общества и даже, возможно, предсказывать инвестиционный климат целых регионов.

Американские социологи Кэрол Грэм и Джули Марковиц из Брукингского института Университета Мэриленда на протяжении нескольких лет изучали настроения эмигрантов из Латинской Америки. Их работа, опубликованная в декабре 2011 года, касается исключительно обеспеченных и успешных латиноамериканцев, планировавших эмиграцию в официальном порядке. Данные по нелегальной миграции в расчет не принимались.

Начиная с 2004 года доля желающих иммигрировать в более богатые страны латиноамериканцев колебалась незначительно – согласно данным чилийской исследовательской компании Latinobarometro, опрашивающей свыше 19 тысяч человек в 18 странах региона, такую возможность для себя рассматривали от 22 до 25% респондентов. Более детальное изучение настроений этих людей показало: чем выше у них были требования к самим себе и ниже уровень счастья (этот показатель просили оценить по шкале от 1 до 10), тем более они оказывались склонны к тому, чтобы уехать из собственной страны в поисках лучшей доли. При этом у них часто обнаруживалась обратная связь между их реальным достатком и удовлетворенностью собственным материальным положением. Также любопытно, что чем богаче были потенциальные мигранты, тем охотнее они соглашались на помощь уже устроившихся за границей родственников. Так, к примеру, в категории, которую исследователи признали «бедной», денежные переводы из других стран получали 13% респондентов, в категории «середнячков» – 15%, среди «богатых» респондентов эта доля составила 21%.

При попытке проследить дальнейшую судьбу уехавших за границу латиноамериканцев (большая часть респондентов, отмеченных в исследовании, иммигрировала в Испанию и США) оказывалось, что переезд не добавлял им в жизни счастья. Так, эти люди намного эмоциональнее переживали материальные удачи и потери, нежели их соотечественники, оставшиеся на родине. Причем «эффект переезда», как отмечают авторы исследования, продолжался долго – только спустя десять лет после переезда в новую страну уровень счастья и удовлетворенности жизнью переставал оставаться существенно более низким, чем у местных жителей, и даже начинал понемногу расти. Однако прежнего уровня счастья иммигрант в среднем достигал лишь спустя 20 лет после переезда.

Заграница не поможет

Невысокий уровень удовлетворенности собственной жизнью в странах с быстрорастущей экономикой был ранее описан Кэрол Грэм как «феномен фрустрированного ачивера». «Фрустрированный ачивер» – человек, который благодаря особой экономической ситуации в своей стране многого и быстро достиг, но при этом остался крайне недоволен собственной жизнью.

Россия – один из самых ярких примеров быстрорастущей экономики на мировой арене, и таких «фрустрированных ачиверов» найти здесь несложно. По мнению социопсихологов, глубокое недовольство собой на фоне стремительного экономического роста усугубляется тем, что у россиян изначально чуть ли не самые высокие идеалы в мире. «Во многом виноват православный бэкграунд, в котором, только отдав жизнь за борьбу с идеалами, можно стать вровень с богами», – говорит старший научный сотрудник Института психологии РАМН Ольга Маховская. В ситуации, когда человек уезжает в другую страну, уровень этой неудовлетворенности только растет. «Как бы ни был реализован русский человек за границей, какие бы международные награды ни получил, он все время находится в поиске и смятении – и ни один разговор не проходит без обсуждения проблемности своего существования или проблемности мира», – отмечает Ольга Маховская. Правда, опасаться за всех соотечественников, для многих из которых вопрос эмиграции в последнее время стал обыденной темой светской беседы, не стоит – по словам Маховской, если в российских соцопросах 20% респондентов утверждают, что думают об эмиграции, то реально решатся на это лишь 2% участников опроса. Во-первых, сам по себе процесс переезда в другую страну для большинства слишком сложен. А во-вторых, мотив стал менее актуальным: экономическая ситуация изменилась так, что Россия во многом приблизилась к заветным странам и базовые потребности (жилье, еда, одежда, возможность путешествовать) здесь можно удовлетворить. Контраст с «бедными 90-ми» ослаб, и мотивов для массовой эмиграции стало меньше.

Коллеги по несчастью

Уровень удовлетворенности собой у людей из стран с идентичной экономической моделью схож. Одним из первых к этой идее пришел социопсихолог Университета Лейчестера Эдриан Вайт. Он же создал так называемый «индекс удовлетворенности жизнью», который расчитывается на базе субъективной оценки собственной жизни на фоне экономических достижений страны опрашиваемыми.

В этом индексе, конечно же, наиболее неудовлетворенными собственной жизнью выглядят респонденты из беднейших стран мира, например африканских, и у них для этого есть объективные причины. Однако респонденты из развивающихся стран, где нищеты значительно меньше, не выглядят на их фоне оптимистами. Уровень «удовлетворенности» в странах БРИК, к примеру, средний (КНР, Бразилия) и ниже среднего (Индия, Россия).

Возможно, уже в ближайшее время в руках экономистов появится новый инструмент, позволяющий оценить уровень развития экономики той или иной страны и предсказать на основании этого потенциальные перемены общественных настроений, а следом за ними и инвестиционного климата. Главный вопрос, которым на сегодняшний день задается Кэрол Грэм, установившая взаимосвязь между фрустрацией и социально-экономическим бэкграундом мигранта, – является ли несчастье главной движущей силой социальных изменений в любом обществе? По мнению ученой, выяснить это можно, найдя некий похожий на миграцию процесс, который в корне меняет жизнь человека, определив, какое отношение к этому процессу имеют счастливые люди, и узнав, в какую сторону изменился их уровень счастья после того, как они прошли через эти перемены. «Ответы на эти вопросы помогут нам определить взаимосвязь между фрустрацией и социально-экономическим развитием в любой стране», – уверена Кэрол Грэм.

См. также: «Люди не могут предугадать, что сделает их счастливыми».

Источник: World Economic Journal, №3, март 2012 г.




Шарах: 100

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются: