СТАТЬИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Экономическая программа Путина: что в ней есть и чего нет?

Автор: Сергей Смирнов

Анализировать предвыборные выступления довольно скучно – уж больно это специфический жанр. Всяких обещаний дается много, но обычно их никто всерьез не принимает – включая самих участников предвыборной гонки. Злые языки утверждают, что из всех известных мировых политиков только Джордж Буш-младший выполнил все свои предвыборные обязательства, следствием чего стало не только катастрофическое падение доверия к нему населения, но и резкое ухудшение экономической ситуации в стране.

В канун выборов надо сформулировать что-нибудь яркое, запоминающееся, а там – жизнь поправит. Вот г-н Жириновский на днях сказал: «У нас в каждой области рождаются гении раз в сто лет. А если мы будем их клонировать, будет 5–6 гениев в каждом регионе. А при таком их количестве Россия вздыбится». Настоящий предвыборный креатив! Это тебе не какое-то серенькое «удвоение производительности труда» к 2020 г., на которое и специалисты-то не все обратят внимание.

И все-таки. Даже при самом беглом знакомстве с экономической программой главного кандидата в Президенты России бросается в глаза, что в ней можно найти всё, и на любой вкус. Начиная с возвращения Россией технологического лидерства и кончая ликвидацией системы откатов. Всякий, прочитавший статью «О наших экономических задачах», может найти в ней что-нибудь дорогое его сердцу. Государственник обрадуется признанию принципиальной необходимости иметь промышленную политику; завзятый либерал – выбору в качестве целей низкой инфляции и сбалансированного бюджета; пенсионер – твердой решимости продолжать повышение «традиционных пенсий»; профессор – курсу на создание крупных исследовательских университетов мирового уровня; банкир – намерению разрешить размещение длинных пенсионных денег на банковских депозитах… Ну, и так далее.

Смущает, однако, несколько мелких шероховатостей.

Во-первых, нередко достижение одних целей или прямо противоречит достижению других, или очевидным образом связано со значительными побочными эффектами. Например, повышение пенсий усугубляет дисбаланс пенсионной системы; госкорпорации, на основе которых предлагается строить промышленную политику, являются каналом распространения коррупции и казнокрадства; расширение «агломерационного радиуса» крупных городов усугубит процесс вымирания обширных сельских районов; ускоренное создание университетов мирового уровня (почему не помечтать!) будет сопровождаться усиленной утечкой мозгов и т. д. Никакого анализа этих противоречий и сложностей в статье нет.

Во-вторых, иногда предлагаются весьма сомнительные инструменты достижения целей, а зачастую автор, не предлагая ничего конкретного, и вовсе ограничивается коротким словом «надо». Например, «надо» к 2020 г. обеспечить рост производительности труда в два раза, а в ключевых отраслях – в три-четыре раза (обоснование: «В противном случае у нас просто не будет надежды на успех в глобальной конкуренции»). Или: «нам придется резко повысить эффективность расходов» на строительство объектов инфраструктуры; для этого предлагается проводить ценовой и технологический аудит всех крупных инвестиционных проектов с госучастием, привлекая к нему международных экспертов. Возникает вопрос: разве у нас в России мало международных экспертов и менеджеров? Разве не проводится международный аудит всех крупных компаний и банков? И от чего это спасает? Впрочем, путинская программа борьбы с «системной коррупцией» не ограничивается международным аудитом. Она гораздо радикальнее: «Мы должны изменить само государство, исполнительную и судебную власть в России. Демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов и т.д.». Вот, завидуйте все системные и внесистемные оппозиционеры! Упустили вы инициативу, все это сделают без вас! В общем, все хорошо, не с чем спорить. Только вот все эти «надо», «нам придется», «мы должны» в устах человека, который в течение двенадцати с лишним лет вполне мог двигаться в означенных направлениях, звучат неубедительно. Разве раньше в России не было «надо» быстро повышать производительность труда, бороться с коррупцией, снижать расходы на строительство и все прочее?

В-третьих, некоторые представления кандидата в Президенты далеко небезупречны с точки зрения логики. Например, откуда вдруг взялся тезис о том, что «аграрный сектор выступает важным элементом сохранения в экономике конкурентной среды, формирования малого и среднего бизнеса – "подлеска" здорового капитализма»? Какое это имеет отношение к современным российским реалиям? В XXI веке утверждать, что именно сельское хозяйство является ключевым сектором формирования мелкого и среднего бизнеса, – не странно ли? Еще можно это понять, если признать, что в прочих секторах российской экономики конкуренция уничтожена госкорпорациями, но В. Путин как раз горячо это отрицает.

Далее, он мечтает о том, чтобы Россия стала владелицей (хорошее, кстати, русское слово, почти как «кормилица») «постоянно обновляющихся передовых технологий как минимум в нескольких секторах». По мнению В. Путина, это позволило бы «преодолеть складывающуюся одностороннюю технологическую зависимость» и организовать «работу на принципах технологической кооперации». Интересно в этой связи: каких технологий являются «владельцами», например, США? Производства современных автомобилей? А Япония? Германия? Корея? А некоторые другие страны? Конечно, крупнейшие автомобильные концерны являются обладателями передовых технологий, патентов и ноу-хау. Но значит ли это, что страны тоже являются владельцами всех этих «неосязаемых активов»? Вот уж вряд ли.

В-четвертых, в статье даже не упоминаются два простых, но чрезвычайно важных вопроса, без ответа на которые вообще нельзя говорить об экономической стратегии. Первый вопрос: на какой рынок (внутренний или внешний) должно ориентироваться развитие отечественного производства? Этот вопрос самым тесным образом связан с выбором общей модели экономического развития. Второй вопрос: что предполагается предпринять для преодоления «сырьевого проклятия»? Закон Рикардо о сравнительных преимуществах неумолимо толкает Россию на сырьевой путь развития, и без самых серьезных и, наверное, болезненных структурных реформ все разговоры об ускоренном развитии несырьевого сектора в России всегда останутся лишь благопожеланиями. Спорить с законом Рикардо – все равно что спорить с законом всемирного тяготения: можно сколько угодно заклинать экономику магическими формулами типа «надо!» или «у нас нет другого выхода!», это ровно ничего не изменит.

В-пятых, примечательно, что многие, порой более радикальные предложения, сделанные тем же премьер-министром в последний месяц, отсутствуют в статье. К ним, в частности, относятся: единократный платеж олигархов за «нечестную» приватизацию; заявление о том, что пенсионный возраст повышать не следует; обсуждение в правительстве вариантов повышения налоговой нагрузки – и не за счет невнятного налога на «роскошь» (он как раз упомянут в статье), а за счет повышения налогов, которые определяют условия ведения бизнеса в России (страховых взносов, НДС, подоходного налога). Из-за этого складывается впечатление, что многие правила для бизнеса могут серьезно измениться – внезапно и в худшую сторону. Очевидно, что для российского делового климата, о необходимости улучшения которого много говорится в статье, такая спонтанность является чрезвычайно негативным фактором.

В-шестых, многие цифры, приведенные в статье, носят откровенно пропагандистский характер. Например, говорится: «Доля высокотехнологичных и интеллектуальных отраслей в ВВП должна к 2020 г. увеличиться в 1,5 раза. При этом высокотехнологичный экспорт России вырастет вдвое». Звучит красиво, но что это значит на практике? А ничего не значит. Доля высокотехнологичных отраслей промышленности в производстве ВВП в 2011 г. составила 0,9%, а в экспорте (в 2010 г.) – 1,22%. Ну, будет 1,35 и 2,44% соответственно, что примерно совпадает с уровнем начала 2000-х, когда нефтяной бум только начинался. И какой вывод на этой основе можно сделать?

Другой пример: в качестве важного фактора повышения инвестиционной привлекательности российской экономики указывается формирование единого экономического пространства (ЕЭП) с Казахстаном и Беларусью. Но внутренний рынок ЕЭП лишь на 14% превышает внутренний рынок России. Изменит ли это всерьез привлекательность локализованных в России инвестиционных проектов? Не так уж это очевидно.

Подводя итоги, можно задаться вопросом: если предвыборная программа кандидата в Президенты России В. Путина не отвечает на важнейшие стратегические вопросы, грешит логическими ошибками, да и вообще не является целостной (хотя бы потому, что к ней необходимо прикладывать еще и утаенные «забалансовые» пункты), то можно ли на ее основании уяснить хоть какие-то контуры экономической стратегии В. Путина? Как ни странно, ответ на этот вопрос следует дать утвердительный. Если снять «предвыборную шелуху», то экономическое кредо будущего президента сводится к следующим пунктам:

а) государство должно и будет играть решающую роль в экономических процессах;

б) инструментом проведения госполитики будут госкомпании, про которые, правда, пока ничего доброго сказать нельзя, но они в некоем туманном будущем по неким загадочным причинам должны стать конкурентоспособными на мировом уровне;

в) все более широкое распространение будут получать методы «ручного управления», что объясняется просто: в систему изначально заложены сильнейшие противоречия; когда они будут выходить на поверхность, должны приниматься решения, которые заранее предвидеть нельзя. Поэтому государственной системе и национальной экономике необходим «великий кормчий»;

г) предпринимательский сектор нужен хотя бы для того, чтобы с него можно было постоянно что-нибудь «состригать». Но при этом ни на какие системные поблажки им (предпринимателям и бизнесменам) идти не следует; все слова о необходимости улучшения делового климата носят в статье подчеркнуто декларативный характер;

д) пенсии и зарплаты будут повышаться, несмотря на отсутствие объективных к тому предпосылок (например, опережающего роста производительности труда). Такая политика объясняется необходимостью поддержания стабильной социальной опоры режима;

е) сбалансированный бюджет является не экономическим, а политическим приоритетом: привлечение денег на внешних рынках чревато утратой суверенитета;

ж) немного причудливым образом сочетается с этим «командирское» решение о вступлении России в ВТО.

Все эти пункты в совокупности делают экономическое будущее России заложником нефтяных цен. Если проводить какие-то параллели, приходится признать, что в настоящий момент Россия идет по греческому пути: расходы, прежде всего социальные, увеличиваются не в меру роста эффективности экономики, а в меру роста потребностей. Правда, в Греции эти расходы финансировались за счет займов, а в России – за счет нефтяной выручки. Разница, конечно, есть, но в тот момент, когда новые поступления притормозятся, она будет не такой уж существенной.


СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Девять правил эмуляции богатых стран

Автор: Эрик Райнерт (Erik S. Reinert), норвежский экономист и предприниматель, старший научный сотрудник норвежского Института стратегических исследований, глава фонда «Другой канон» (The Other Canon Foundation). Материал публикуется в адаптированном переводе с английского.

Книга Филиппа фон Хорнигка постоянно оставалась в печати на протяжении более 100 лет. К своему столетнему юбилею, книга была переиздана Бенедиктом Херманном, который написал в комментариях, что богатство, которое развилось в Австрии за последние 100 лет, — это результат стратегии Хорнигка. Приведенные далее пункты суммируют предложенную автором стратегию.

Книга Филиппа фон Хорнигка «Osterreich uber alles» («Австрия превыше всего») вышла в 1684 году, всего через год после последней осады Вены турками. В ней излагалась стратегия экономического развития для Австрии. Книга пережила 16 изданий, постоянно оставаясь в печати на протяжении более 100 лет. Приведенные далее пункты суммируют стратегию, предложенную Хорнигком. К своему столетнему юбилею, в 1784 году, книга была переиздана Бенедиктом Херманном, который написал в комментариях, что богатство, которое развилось в Австрии за последние 100 лет, — это результат стратегии Хорнигка.

Как в Африке сегодня, в Испании в 1558 году и Австрии в 1683 году, уровень безработицы был весьма существенным. Между сырьем и готовым продуктом лежало множество рабочих мест, стабильная прибыль в условиях растущей отдачи и доход, который правительство могло обложить налогом. Обрабатывающая промышленность приносила выгоду в форме тройной ренты: во-первых, предпринимателю в виде прибыли; во-вторых, работнику в виде рабочего места; в-третьих, правительству в виде роста налоговых доходов.

Правило 2 содержит, возможно, самую важную идею Хорнигка, которую мы могли бы назвать мультипликатором обрабатывающей промышленности, — мысль, что промышленные товары обычно стоят в 2-3-10-100 раз дороже, чем сырье. Испанский министр финансов приводил этот же мультипликатор за 100 летдо Хорнигка, в 1558 году. Несколько лет назад я обнаружил для себя этот мультипликатор, когда работал с саамскими оленеводами в Северной Норвегии. Оленеводы продают шкуры на кожевенные заводы в Швеции по цене 50 крон, а готовый продукт в виде выделанной кожи покупают по цене 500 крон: мультипликатор поднял цену в 10 раз.

В пунктах Хорнигка содержится несколько важнейших идей. Культ мануфактуры был ключевым фактором успешного развития Европы, начиная с Англии времен Генриха VII и заканчивая Ирландией и Финляндией в 1980-е годы, 500 лет спустя. Правила Хорнигка — образец этой же стратегии. Часто ее считают дискриминирующей по отношению к сельскому хозяйству, однако первое же правило говорит о необходимости инноваций в сельском хозяйстве — поиске новых растений для культивации. В третьем правиле Хорнигк пишет о благоприятной для населения политике, которая проистекает из нужды в увеличении производительности и разделении труда, о необходимости использовать умения иностранцев, а не их деньги. Сегодня эта идея особенно важна для нас, как и для экономической стратегии Англии времен династии Тюдоров.

Девять правил эмуляции богатых стран Филиппа фон Хорнигка (1684 г.)

1. Внимательнейшим образом изучить землю страны и не оставить без внимания ни одного клочка без обработки. Экспериментировать с каждым существующим на свете растением, проверить, можно ли адаптировать его для выращивания в стране, поскольку близость или удаленность от солнца — это еще не все.

2. Все ресурсы, существующие в стране, которые нельзя использовать в их естественном состоянии, обрабатывать в пределах страны; поскольку промышленные товары обычно стоят в 2-3-10-100 раз дороже, чем сырье, разумный управляющий считает пренебрежение этим правилом кощунством.

3. Для выполнения первых двух правил понадобятся люди — как для производства и выращивания сырьевых товаров, так и для их обработки. Поэтому следует уделять внимание населению: оно должно быть настолько велико, насколько страна может себе позволить. Это главная забота хорошо организованного государства, но, к сожалению, именно она часто игнорируется. Кроме того, в людях всеми силами поощрять желание заниматься доходными профессиями; направлять и поддерживать их в создании всевозможных изобретений, искусств и ремесел; если необходимо, наставников для направления приглашать из других стран.

4. Когда в стране имеется золото и серебро, добытое из собственных шахт или заработанное у других стран при помощи промышленности, оно ни в коем случае не должно покидать ее границ, насколько это осуществимо. Оно не должно храниться в ящиках или под матрасами,но должно оставаться в обращении; нельзя позволять использовать значительное количество золота и серебра для таких целей, для которых они уничтожаются и не могут использоваться вновь. Если следовать этим правилам, то страна, однажды заработавшая значительное количество наличных средств, особенно если в ней есть золотые или серебряные рудники, никогда не обеднеет; более того, такая страна непременно будет постоянно увеличивать свое богатство и имущество.

5. Жители страны должны прилагать все усилия, чтобы обходиться отечественными продуктами, ограничить свою потребность в роскоши их употреблением и, насколько возможно, обходиться без иностранных продуктов (не считая случаев, когда необходимость не оставляет другого выбора или когда продукт является случаем повсеместного непреодолимого злоупотребления, как индийские специи).

6. В случае если покупки заграничных товаров неизбежны из-за необходимости или непреодолимого злоупотребления, приобретать у иностранцев из первых рук, насколько это возможно, и не за золото или серебро, но в обмен на другие отечественные товары.

7. Иностранные товары должны импортироваться в незавершенном виде и доводиться внутри страны, тем самым позволяя заработать работникам обрабатывающей промышленности.

8. Днем и ночью страна должна искать возможность продать лишние товары иностранцам в завершенном виде, насколько это возможно, причем за золото и серебро; для этой цели потребление, если можно так сказать, искать на самом дальнем краю земли и развивать всеми силами.

9. Не считая исключительных случаев, нельзя допускать импорта в страну товаров, которые существуют в стране в приемлемом качестве; в этом вопросе нельзя показывать ни симпатии, ни сострадания по отношению к иностранцам, будь они друзьями, родными, союзниками или врагами. Потому что любая дружба кончается там, где начинает приносить мне слабость и разорение. Это правило должно применяться даже тогда, когда отечественный продукт хуже качеством, чем импортный, или стоит дороже. Потому что лучше переплатить за товар два доллара, которые останутся в стране, чем один, который ее покинет, как бы странно это ни показалось несведущим.

Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Экономический цикл и его фазы

Автор: Станислав Николаевич Ивaшкoвcкий, кандидат экономических наук, профессор кафедры экономической теории MГИMO(У) МИД РФ, заведующий кафедрой бизнеса и делового администрирования АНХ при Правительстве РФ.

Многие поколения исследователей пытались разгадать тайну циклических колебаний рыночной экономики. Сейчас, когда в России процесс воспроизводства приобретает все более циклический характер, эта проблема представляет интерес для широкого круга предпринимателей, руководителей и правительственных деятелей. Цель данной публикации — раскрыть причины циклов, их природу, показать воздействие циклических колебаний на производство и занятость.

Многие поколения исследователей пытались разгадать тайну циклических колебаний рыночной экономики. В результате на определенном этапе анализа некоторые авторы пришли к выводу, что циклы можно устранить и обеспечить плавное развитие экономики. Это дало основание некоторым политикам, в частности американскому президенту Л. Джонсону, заявить в конце 1960-х гг. следующее: «Мы избавились от циклических спадов, которые на протяжении многих десятилетий сталкивали нас с пути роста и прогресса. В 60-е гг. мы приняли новую стратегию, направленную на предотвращение циклических пожаров, еще до того, как они начнутся». Однако этой надежде не суждено было сбыться. Объективная реальность оказалась сильнее научных прогнозов. В настоящее время существование циклической динамики рыночной экономики никто из серьезных ученых-экономистов не оспаривает.

Сейчас, когда в России сформированы основы рыночных отношений и процесс воспроизводства приобретает все более циклический характер, данная проблема будет представлять интерес не только для узкого круга специалистов-теоретиков, но и для широких слоев практических работников, и в первую очередь предпринимателей, руководителей государственных предприятий, многих правительственных деятелей и целых институтов.

Цель данной публикации — раскрыть объективные причины циклов, их природу, показать воздействие циклических колебаний на национальное производство и занятость.

Экономический (деловой) цикл — регулярные колебания уровней производства, занятости и дохода, продолжающиеся обычно от 2 до 10 лет. Причинами являются: периодическое истощение автономных инвестиций; ослабление эффекта мультипликации; колебания объемов денежной массы; обновление основного капитала и т. д. Экономическое развитие всегда связано с нарушением равновесия, с отклонением от средних показателей экономической динамики. Наиболее яркими проявлениями нестабильности выступают инфляция (повышение уровня цен, обесценение национальной валюты) и безработица (низкий уровень производства и занятости).

Циклы могут вызываться сдвигом совокупного предложения. Наиболее известный случай — нефтяной шок 1970-х гг., приведший к росту мировых цен почти в 10 раз. Благоприятный шок предложения имел место в США в 1992—1993 гг. в результате необычно большого прироста производительности труда, стимулированного процессом разукрупнения предприятий и широким использованием информационных технологий.

Цикл можно разделить на два периода: нисходящий (падение производства) и восходящий (рост производства). Поскольку экономические подъемы и спады, составляющие суть экономического цикла, играют ключевую роль в колебаниях экономической (деловой) активности, экономисты именуют такие циклы деловыми.

Реальный ВВП может отклоняться от номинального, и эти колебания фиксируются дефлятором ВВП. Колебания же фактического объема выпуска вокруг потенциального ВВП характеризуются показателем, называемым разрыв ВВП (gap GDP):

gap GDP = (Y — Y*) / Y*

где Y — фактический объем производства; Y* — потенциальный объем производства.

Потенциальный ВВП — это такой объем производства, который достигается при полной занятости ресурсов.

Полная занятость ресурсов возможна при отсутствии циклической безработицы, т. е. предполагается естественный уровень безработицы в размере 5,5-6,5% от общей численности рабочей силы и незагруженность производственных мощностей на уровне 10-20%. Эти показатели могут варьировать по различным странам, но во всех случаях полная занятость ресурсов означает наличие лишь структурной безработицы.

При более внимательном рассмотрении экономический цикл представляет собой единый процесс, последовательно проходящий через четыре фазы: подъем (экспансию), спад (кризис), депрессию, оживление.

Фаза экспансии начинается активным вводом в действие новых предприятий и модернизацией старых, ростом объемов производства, занятости, инвестиций, личных доходов, повышением спроса и цен и заканчивается бумом — периодом сверхвысокой занятости и перегрузки производственных мощностей. Во время бума уровень цен, ставка заработной платы и процентная ставка очень высоки. В высшей точке цикла, называемой пиком, все названные показатели достигают максимального значения.

Неизбежное следствие бума — поворот в развитии цикла, когда рост производства сменяется его спадом. Это свидетельствует о наступлении фазы кризиса. Возрастание нереализуемых товарных запасов приводит к снижению объемов производства. Сокращаются производственные инвестиции, и, следовательно, падает спрос на рабочую силу. Это означает рост безработицы, сокращение продолжительности рабочей недели. Падает спрос на сырье, а затем и предложение сырья. Наблюдается резкое уменьшение прибылей, ослабевает спрос на кредит, снижаются процентные ставки. Наконец, если спад глубокий и продолжительный, происходит снижение или замедление роста товарных цен.

В фазе депрессии падение ВВП и увеличение безработицы существенно замедляются, объем инвестиций близок к нулю. Поэтому в этот период экономика характеризуется застоем в производстве, вялостью торговли, наличием большой массы свободного денежного капитала. Через определенное время экономическая система преодолевает низшую точку цикла, называемую впадиной, и начинается оживление. При нем движение всех экономических показателей меняет направление, доход и занятость вновь начинают расти. Когда предприятия доводят объем производства до высшей точки, достигнутой в предыдущем цикле, то начинается экономический подъем.

Какие воспроизводственные функции выполняют указанные фазы экономического цикла?

Главной фазой цикла является кризис (спад производства), поскольку он представляет собой механизм разрушения старых пропорций, создающий условия для будущего развития производства. Свою «очистительную» функцию кризис выполняет с помощью механизма цен. В фазе кризиса снижаются товарные цены на устаревшую продукцию, падают процентные ставки, курсы акций, понижается прибыль компаний, а многие из них несут убытки, что вызывает волну банкротств.

Но кризисная экономика не значит плохая экономика. В самом кризисе заложена возможность его преодоления. Кризис прежде всего устраняет свою непосредственную причину — перенакопление капитала, так как в фазе кризиса экономика избавляется от части основного капитала путем его обесценения и даже уничтожения. Это стимулирует начало массового обновления производственного капитала на новой технической основе. В условиях кризиса ни один предприниматель не может дожидаться полного физического износа машин и оборудования — кризис вынуждает всех осуществлять повсеместную замену многих элементов основного капитала. В результате автоматически рождается новый спрос.

За кризисом, как уже отмечалось, следует депрессия. Внешне она проявляется в замедлении темпов спада, застое в банкротствах, уменьшении товарных запасов и т. п. Ее воспроизводственная функция — приспособление к новым выстроенным пропорциям. На фазе депрессии цель, стоящая перед фирмами (максимизация прибыли), снова становится заманчивой, так как в производстве произошло снижение издержек.

При оживлении, когда постепенно растут цены, заработная плата, занятость, процентные ставки и пр., осуществляются массовые инвестиции, обеспечивающие расширенное воспроизводство. Таким образом, функция оживления заключается в осуществлении расширенного воспроизводства и достижении за счет этого докризисного уровня производства.

При подъеме, когда динамика производства всецело подчинена стремлению к прибыли (в то время как динамика спроса задается главным образом динамикой заработной платы), предложение все больше опережает спрос, создавая предпосылки для будущего спада. Это значит, что и подъем выполняет соответствующую воспроизводственную функцию: производство напрягает силы, выходя за пределы платежеспособного спроса, что усиливает противоречия в механизме воспроизводства.

Особенности циклов в современных условиях

Цикличность в развитии рыночной экономики наблюдается уже без малого 200 лет. Первый промышленный кризис разразился в Англии в 1825 г., затем в 1836 г. там же, но наблюдался и в США. В 1841 г. США опять пережили кризис. В 1847 г. кризис снова охватывает США, а также Англию, Францию и Германию. Кризис 1857 г. явился первым мировым циклическим кризисом. Затем последовали кризисы 1873, 1882, 1890 гг. Наиболее сокрушительным был кризис 1900-1901 гг. Он начался почти одновременно в России и США и прежде всего обрушился на металлургическую промышленность. Поразив американский рынок металла, кризис перекинулся в Англию, затем в Европу, вызвав существенное падение производства в текстильной, строительной, химической промышленности, в машиностроении. За спадом последовало значительное снижение цен на продукцию этих отраслей.

В 1929-1933 гг. экономика западных стран пережила самый тяжелый кризис за всю свою историю — Великую депрессию, приведшую к падению производства на 40-50% и росту уровня безработицы до 25%. В последующий период рыночные хозяйства многократно сталкивались как с кризисами, так и с подъемами экономики, однако характер циклических колебаний, их продолжительность существенно изменились. Так, анализ 35 циклов, наблюдавшихся в США с 1834 по 1982 г., показывает, что, во-первых, длительность и структура циклов подвергаются постоянным изменениям. Поэтому, хотя экономические циклы — постоянно повторяющееся явление, их все же нельзя представить в виде волн деловой активности определенной продолжительности, таких же регулярных, как океанские приливы или восход и заход солнца. Как отмечается в литературе, по своей нерегулярности деловые циклы, скорее, напоминают изменения погоды, нежели циклы вращения планет или педалей велосипеда. Во-вторых, после второй мировой войны уменьшилась амплитуда колебаний экономической активности: фазы экономического спада стали короче, в то время как фазы подъема производства — продолжительнее. Если в 1854-1938 гг. экономика США находилась в фазе спада производства 45% всего календарного времени, то в 1945-1989 гг. фазы спада заняли лишь 26% календарного времени. В то же время уменьшилась и амплитуда колебаний объемов производства. Рост ВВП в фазе подъема снизился с 30,1% в 1919-1938 гг. до 20,9% в 1948-1982 гг., а его сокращение в фазе спада снизилось с 14,1 до 2,5%. Спад 1990-1991 гг., продолжавшийся почти 9 месяцев, привел к сокращению реального ВВП всего на 1,4%. Этот спад был более короткий и более умеренный, чем два предшествующих ему спада 1973-1975 гг. и 1981-1982 гг.

Цикличность развития экономики по-разному сказывается на состоянии различных отраслей. От спада больше всего страдают отрасли, выпускающие средства производства и потребительские товары длительного пользования (автомобили, мебель, бытовая техника). Это объясняется тем, что в периоды экономических трудностей люди склонны откладывать на будущее покупку таких товаров, отдавая предпочтение сбережению денег и их использованию для удовлетворения более насущных потребностей. В этом случае падение спроса на дорогостоящую продукцию приводит к сокращению производства и занятости в соответствующих отраслях.

Таким образом, наблюдения за ходом циклов показывают, что в современных условиях картина цикла существенно модифицируется. Однако характер модификации не ограничивается лишь изменением продолжительности спадов (рецессии) и подъемов (бума). Меняются сама конфигурация цикла, его воспроизводственные функции, что существенно отличает нынешний цикл от классического цикла, т. е. от цикла свободной конкуренции. У классического цикла, как уже отмечалось, исходной и ключевой фазой выступает кризис. Он является не только формой временного разрешения назревших проблем и противоречий в рыночной экономике, но и условием прогрессивного обновления основного капитала, снижения издержек производства, обновления и улучшения качества, а также конкурентоспособности продукции. Свою «очистительную» функцию классический кризис выполнял главным образом через механизм цен (в XIX в. во время кризиса цены падали значительно больше, чем объем производства). Снижение цен на товары и факторы производства служило основой установления новых ценовых пропорций. Приспособление к ним осуществлялось в первую очередь в ходе обесценения основного капитала. Когда же шел процесс массового обновления капитала, цены снова поднимались.

Какие же качественные изменения претерпел современный цикл, особенно фаза кризиса? При ответе на этот вопрос надо иметь в виду, что на современный цикл существенное влияние оказывает ряд факторов, среди которых особую роль играют:

  • монополистическая структура рынков;
  • государственное регулирование экономики;
  • научно-технический прогресс;
  • процесс глобализации (интернационализации) производства.

Влияние монополии сказывается в том, что падение производства, его остановка происходят при сохранении монопольно высоких цен. Наблюдения показывают, что ни один послевоенный цикл (кроме цикла 1948-1949 гг.) не связан с падением цен. Масштабы удорожания растут от кризиса к кризису (т.е. от цикла к циклу).

Поскольку цены не падают, фирмам удается получать прибыль даже при сокращении производства. В то же время сохранение высокого уровня цен затрудняет процесс единовременного массового обновления капитала. Поэтому в современных условиях кризис не может до конца выполнить свою «очистительную» функцию, не становится исходным пунктом массового обновления техники и технологии, а стало быть, не способствует избавлению экономики от старого производственного аппарата.

Регулирующая роль государства проявляется в том, что в антициклических целях оно использует прежде всего бюджетную политику. Во время кризиса для стимулирования роста производства резко расширяются правительственные заказы частным предприятиям, а также государственное строительство.

Государство активизирует также налоговые инструменты бюджетной политики для регулирования капиталовложений и потребительского спроса. В порядке антициклического налогового регулирования проводится законодательное сокращение налогов в периоды кризисов и их увеличение в периоды подъемов. Эти методы получили название встроенных стабилизаторов, потому что в рамках экономической системы их действие осуществляется автоматически. Во время спадов налоговые поступления сокращаются, а расходы государства растут. Налоги сокращаются потому, что уменьшаются размеры продаж, а расходы увеличиваются в результате возрастания выплат по безработице, страхованию от банкротств и т. д. В периоды подъема встроенные стабилизаторы действуют в обратном направлении (налоги растут, трансферты сокращаются).

Важный инструмент антициклического регулирования государства — применение кредитной политики через понижение процентной, ставки, которую взимает Центральный банк при предоставлении ссуд коммерческим банкам. Снижение учетной ставки ведет к понижению процентных ставок по всем видам кредитов, в том числе по потребительскому, и таким образом способствует увеличению инвестиций и расширению продаж в кредит, что стимулирует рост производства.

На характер экономических циклов существенное влияние оказывает научно-технический прогресс (НТП). Все более ускоряющиеся темпы НТП обусловливают ускорение обновления основного капитала, которое наблюдается на всех фазах цикла, включая фазу кризиса. В результате перепроизводство товаров, как характерная черта кризиса, сменяется перепроизводством капитала и хронической недогрузкой производства. Это приводит к размыванию классической, пофазной динамики цикла и циклического характера воспроизводства в целом.

В условиях глобализации производства под влиянием международного разделения труда и интернационализации хозяйственных связей цикл стал носить мировой характер. Кризис в одной стране влечет за собой кризисные явления в других странах, в результате чего все мировое хозяйство втягивается в циклические колебания. Так, в 1974-1975 гг. ведущие западные страны одновременно вступили в мировой экономический кризис перепроизводства. В 1987-1989 гг. во всех главных странах также синхронно начался циклический бум. После небольшого спада, длившегося меньше года в 1990-1991 гг., США и страны Западной Европы снова синхронно перешли к экономическому подъему. Это объясняется интернационализацией производства и переходом стран на новый технологический базис производства, который еще больше усиливает международный характер рынков факторов производства (сырье, материалы, оборудование, рабочая сила) и обусловливает мировые структурные кризисы.

Так, мировой экономический кризис 1957-1958 гг. положил начало мировому структурному кризису перепроизводства сырьевых товаров на мировом рынке в 1958-1963 гг. Этому способствовали технологические сдвиги в производстве, снижение материалоемкости, замена натурального сырья синтетическим. Цены на сырьевые товары упали в 2 раза. Монопольно низкие цены на сырую нефть, поставляемую из колониальных и зависимых стран, привели к кризису угольной промышленности.

Таким образом, рыночная экономика, несмотря на изменения, по-прежнему подвержена циклическим колебаниям. В то же время, как показывают наблюдения, развитым странам удалось избежать депрессий, которые имели место в прошлом, особенно в 1870-е, 1890-е, 1930-е гг. Это говорит о том, что рыночная система стала внутренне более надежной и стабильной. Произошло это, однако, не само по себе, а благодаря более глубокому пониманию механизмов макроэкономики, что позволяет правительствам принимать такие меры в области денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики, которые не дают спадам вылиться в длительный, кумулятивный процесс.

Основные выводы

1. Экономический цикл — одно из ключевых понятий макроэкономики. Он присущ всем странам с рыночной экономикой и характеризует процесс колебательного движения уровня производства, объема инвестиций, занятости и дохода, в результате чего происходит значительное расширение или сжатие деловой активности в большинстве секторов экономики.

2. Колебание экономической динамики, ее отклонения от равновесной линии развития (долгосрочного тренда) осуществляются в силу разных причин:

а) экономическая активность неравномерна из-за сезонных колебаний (летом она угасает в ряде секторов экономики в связи с отпусками, в то время как в сельском хозяйстве усиливается);

б) существенное влияние на активность могут оказывать демографические колебания, вызванные, например, заметным падением рождаемости или ростом смертности, в результате чего образуются «демографические ямы», влекущие за собой колебания в динамике численности населения, а следовательно, в уровне занятости с периодом 20-25 лет;

в) источником колебаний могут быть сроки службы в период обновления разных элементов основного капитала: производственных запасов (3-4 года); машин и оборудования (8-10 лет); зданий и сооружений (20-25 лет). Кроме того, есть колебания, которые не носят узкоотраслевого характера, а проявляются во всех сферах хозяйственной деятельности через длительные периоды (около 50 лет). Такие колебания известны в экономической науке как циклы Кондратьева (названы по имени русского экономиста Н. Кондратьева). Длительные волны могут быть связаны и с неравномерностью научно-технической революции.

3. Несмотря на различия в продолжительности и интенсивности экономических циклов, все они имеют одни и те же фазы. Экономисты выделяют, как правило, четыре фазы цикла: подъем (бум); кризис (спад); депрессию (дно); оживление (расширение). Фазу кризиса, продолжающуюся более полугода, принято называть экономическим спадом. Глубокие и длительные спады, сопровождающиеся разрушительными последствиями для экономики, часто называют депрессиями (Великая депрессия 30-х гг.). В настоящее время понятие депрессии вышло из употребления в развитых странах и используется только в историческом контексте.

4. Каждая фаза экономического цикла выполняет важную воспроизводственную функцию. Кризис, сопровождающийся падением производства, занятости, снижением доходов и издержками, ведет в конечном счете к удешевлению средств производства и последующему стимулированию инвестиций в новые предприятия, технологии и оборудование. В фазе депрессии производство и занятость, достигнув минимальных значений, начинают постепенно оживать на основе новых пропорций и инноваций. Фаза оживления характеризуется началом расширенного воспроизводства и ростом выпуска до уровня докризисного периода. В фазе подъема вступают в строй новые предприятия, сокращается безработица, растут заработная плата, инвестиции и объем реального капитала. Из-за быстрого расширения производства, спроса на кредит повышаются ставки ссудного процента до уровня средней нормы прибыли. Фаза подъема заканчивается бумом (высшей точкой подъема), за которым в результате возникших диспропорций начинается очередной спад.

Таким образом, несмотря на то что кризисы (спады) приносят немалые экономические и человеческие издержки, рыночная экономика от цикла к циклу выходит на все более высокие уровни развития, совершенствуя не только материальный базис, но и организационные формы производства, распределение, обмен и потребление.

5. В современных условиях содержание и общая картина экономического цикла существенно модифицируются. Это проявляется, во-первых, в уменьшении амплитуды колебаний экономической активности (фазы спада стали короче, фазы подъема — продолжительнее; кроме того, удалось избежать депрессии, в результате чего за спадом идет оживление и подъем); во-вторых, в уменьшении диапазона колебаний объемов производства и уровней занятости; в-третьих, в усилении воздействия на экономический цикл монополистической структуры рынков, НТП, глобализации производства, государственного регулирования экономики.

См. также: Волны Кондратьева

Источник: Элитариум

Прыг: 040 041 042 043 044 045 046 047 048 049 050
Шарах: 100