СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Принципы формирования капитала предприятия

Автор: Игорь Александрович Блaнк, доктор экономических наук, профессор кафедры экономики предпринимательства Киевского торгово-экономического университета.

Основной целью формирования капитала предприятия является привлечение достаточного его объема для финансирования приобретения необходимых активов, а также оптимизация его структуры с позиций обеспечения условий последующего эффективного использования. Начальным этапом управления формированием капитала предприятия является определение потребности в необходимом его объеме. Оптимизация общей потребности в капитале создаваемого предприятия достигается различными методами.

Основной целью формирования капитала предприятия является привлечение достаточного его объема для финансирования приобретения необходимых активов, а также оптимизация его структуры с позиций обеспечения условий последующего эффективного использования.

Начальным этапом управления формированием капитала предприятия является определение потребности в необходимом его объеме. Недостаточный объем формирования капитала на этом этапе существенно удлиняет период открытия и освоения производственных мощностей нового предприятия, а в ряде случаев вообще не дает возможности начать его операционную деятельность. В то же время избыточный объем формируемого капитала приводит к последующему неэффективному использованию активов предприятия, снижает норму доходности этого капитала. В связи с изложенным, определение общей потребности в капитале создаваемого предприятия носит характер оптимизационных ее расчетов. Оптимизация общей потребности в капитале создаваемого предприятия представляет собой процесс расчета реально необходимого объема финансовых средств, которые могут быть эффективно использованы на первоначальной стадии его жизненного цикла.

Оптимизация общей потребности в капитале создаваемого предприятия достигается различными методами, основными из которых являются следующие.

1. Балансовый метод оптимизации общей потребности в капитале основывается на определении необходимой суммы активов, позволяющих новому предприятию начать хозяйственную деятельность. Этот метод расчетов исходит из балансового алгоритма: общая сумма активов создаваемого предприятия равна общей сумме инвестируемого в него капитала.

При использовании этого метода следует учесть, что еще до начала формирования активов учредители предприятия несут определенные предстартовые расходы, связанные с разработкой бизнес-плана, оформлением учредительных документов и т.п. С учетом этих затрат расчет общей потребности в капитале вновь создаваемого предприятия балансовым методом производится по следующей формуле:

Пк = Па + Прк,

где Пк — общая потребность в капитале для создания нового предприятия;

Па — общая потребность в активах создаваемого предприятия,определенная на стадии разработки его бизнес-плана;

Прк — предстартовые расходы и другие единовременные затраты капитала, связанные с созданием нового предприятия.

2. Метод аналогий основан на установлении объема используемого капитала на предприятиях-аналогах. Предприятие-аналог для осуществления такой оценки подбирается с учетом его отраслевой принадлежности, региона размещения, размера, используемой технологии, начальной стадии жизненного цикла и ряда других факторов.

Определение объема потребности в капитале создаваемого предприятия этим методом осуществляется по следующим основным этапам:

  • На первом этапе на основе проектируемых параметров создания и предстоящего функционирования предприятия определяются его наиболее существенные признаки (показатели), оказывающие влияние на формирование объема его капитала.
  • На втором этапе по установленным признакам (показателям) формируется предварительный перечень предприятий, которые могут потенциально выступать как аналоги создаваемого предприятия.
  • На третьем этапе осуществляется количественное сравнение показателей подобранных предприятий с ранее определенными параметрами создаваемого предприятия, влияющими на потребность в капитале. При этом рассчитываются корректирующие коэффициенты по отдельным сравниваемым параметрам.
  • На четвертом этапе с учетом корректирующих коэффициентов по отдельным параметрам оптимизируется общая потребность в капитале создаваемого предприятия.

Характеризуя этот метод оптимизации общей потребности в капитале следует отметить определенную сложность его использования в силу недостаточных возможностей адекватного подбора предприятий-аналогов по всем значимым параметрам, формирующим объем необходимого капитала.

3. Метод удельной капиталоемкости является наиболее простым, однако позволяет получить наименее точный результат расчетов. Этот расчет основывается на использовании показателя «капиталоемкость продукции», который дает представление о том, какой размер капитала используется в расчете на единицу произведенной (или реализованной) продукции. Он рассчитывается в разрезе отраслей и подотраслей экономики путем деления общей суммы используемого капитала (собственного и заемного) на общий объем произведенной (реализованной) продукции. При этом общая сумма используемого капитала определяется как средняя в рассматриваемом периоде.

Использование данного метода расчета общей потребности в капитале для создания нового предприятия осуществляется лишь на предварительных этапах, до разработки бизнес-плана. Этот метод дает лишь приблизительную оценку потребности в капитале, так как показатель среднеотраслевой капиталоемкости продукции существенно колеблется в разрезе предприятий под влиянием отдельных факторов. Основными из таких факторов являются:

  • размер предприятия;
  • стадия жизненного цикла предприятия;
  • прогрессивность используемой технологии;
  • прогрессивность используемого оборудования;
  • степень физического износа оборудования;
  • уровень использования производственной мощности предприятия и ряд других.

Поэтому более точную оценку потребности в капитале для создания нового предприятия при использовании этого метода расчета можно получить в том случае, если для вычисления будет применен показатель капиталоемкости продукции на действующих предприятиях-аналогах (с учетом вышеперечисленных факторов).

Расчет общей потребности в капитале вновь создаваемого предприятия на основе показателя капиталоемкости продукции осуществляется по следующей формуле:

Пк = Кп * ОР + ПРк,

где Пк — общая потребность в капитале для создания нового предприятия;

Kп — показатель капиталоемкости продукции (среднеотраслевой или аналоговый);

ОР — планируемый среднегодовой объем производства продукции;

ПРк — предстартовые расходы и другие единовременные затраты капитала, связанные с созданием нового предприятия.

Преимуществом этого метода оптимизации общей потребности в капитале создаваемого предприятия является то, что он автоматически задает показатели капиталоотдачи предприятия на стадии его функционирования.

В системе управления формированием капитала создаваемого предприятия важная роль принадлежит обоснованию схемы и выбору источников его финансирования.

Схема финансирования нового бизнеса определяет принципиальные подходы к формированию структуры капитала, конкретные методы его привлечения, состав участников и кредиторов, уровень финансовой независимости и ряд других важных параметров создаваемого предприятия.

При формировании структуры капитала создаваемого предприятия рассматриваются обычно две основные схемы его финансирования:

  1. Полное самофинансирование. Предусматривает формирование капитала создаваемого предприятия исключительно за счет собственных его видов, соответствующих организационно-правовым формам нового бизнеса. Такая схема финансирования, характеризуемая в зарубежной практике термином «финансирование без левериджа» ( unlevered), характерна лишь для первого этапа жизненного цикла предприятия, когда его доступ к заемным источникам капитала затруднен.
  2. Смешанное финансирование. Предусматривает формирование капитала создаваемого предприятия за счет как собственных, так и заемных его видов, привлекаемых в различных пропорциях. На первоначальном этапе функционирования предприятия доля собственного капитала (доля самофинансирования нового бизнеса) обычно существенно превосходит долю заемного капитала (долю кредитного его финансирования).

На выбор схемы финансирования и конкретных источников формирования капитала создаваемого предприятия оказывает влияние ряд объективных и субъективных факторов. Основными из этих факторов являются:

  1. Организационно-правовая форма создаваемого предприятия. Этот фактор определяет в первую очередь формы привлечения собственного капитала путем непосредственного его вложения инвесторами в уставный фонд создаваемого предприятия или его привлечения путем открытой или закрытой подписки на его акции.
  2. Отраслевые особенности операционной деятельности предприятия. Характер этих особенностей определяет структуру активов предприятия, их ликвидность. Предприятия с высоким уровнем фондоемкости производства продукции в силу высокой доли внеоборотных активов имеют обычно низкий кредитный рейтинг и вынуждены ориентироваться при формировании капитала на собственные источники его привлечения. Кроме того, характер отраслевых особенностей определяет различную продолжительность операционного цикла (периода оборота оборотного капитала предприятия в днях). Чем ниже период операционного цикла, тем в большей степени (при прочих равных условиях) может быть использован заемный капитал, привлекаемый из разных источников.
  3. Размер предприятия. Чем ниже этот показатель, тем в большей степени потребность в капитале на стадии создания предприятия может быть удовлетворена за счет собственных его источников и наоборот.
  4. Стоимость капитала, привлекаемого из различных источников. В целом стоимость заемного капитала, привлекаемого из различных источников, обычно ниже, чем стоимость собственного капитала. Однако в разрезе отдельных источников привлечения заемных средств стоимость капитала существенно колеблется в зависимости от ожидаемого рейтинга кредитоспособности создаваемого предприятия, формы обеспечения кредита и ряда других условий.
  5. Свобода выбора источников финансирования. Не все из источников доступны для отдельных создаваемых предприятий. Так, на средства государственного и местных бюджетов могут рассчитывать лишь отдельные наиболее значимые общегосударственные и коммунальные предприятия. Это же относится и к возможностям получения предприятиями целевых и льготных государственных кредитов, безвозмездного финансирования предприятий со стороны негосударственных финансовых фондов и институтов. Поэтому иногда спектр доступных источников формирования капитала создаваемого предприятия сводится к единственной альтернативе.
  6. Конъюнктура рынка капитала. В зависимости от состояния этой конъюнктуры возрастает или снижается стоимость заемного капитала, привлекаемого из различных источников. При существенном возрастании этой стоимости прогнозируемый дифференциал финансового левериджа может достичь отрицательного значения (при котором использование заемного капитала приведет к убыточной операционной деятельности создаваемого предприятия).
  7. Уровень налогообложения прибыли. В условиях низких ставок налога на прибыль или намечаемого использования создаваемым предприятием налоговых льгот по прибыли, разница в стоимости собственного и заемного формируемого капитала снижается. Это связано с тем, что эффект налогового корректора при использовании заемных средств уменьшается. В этих условиях более предпочтительным является формирование капитала создаваемого предприятия за счет собственных источников. В то же время при высокой ставке налогообложения прибыли существенно повышается эффективность привлечения капитала из заемных источников.
  8. Мера принимаемого учредителями риска при формировании капитала. Неприятие высоких уровней рисков формирует консервативный подход учредителей к финансированию создания нового предприятия, при котором его основу составляет собственный капитал. И наоборот, стремление получить в будущем высокую прибыль на вкладываемый собственный капитал, невзирая на высокий уровень риска нарушения финансовой устойчивости создаваемого предприятия, формирует агрессивный подход к финансированию нового бизнеса, при котором заемный капитал используется в процессе создания предприятия в максимально возможном размере.
  9. Задаваемый уровень концентрации собственного капитала для обеспечения требуемого финансового контроля. Этот фактор определяет обычно пропорции формирования собственного капитала в акционерном обществе. Он характеризует пропорции в объеме подписки на акции, приобретаемые его учредителями и прочими инвесторами (акционерами).

Учет перечисленных факторов позволяет целенаправленно избирать схему финансирования и структуру источников привлечения капитала при создании предприятия.

Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ

Биржи падают – биржи растут

Автор: Василий Колташов.

Василий Колташов, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

6-7 мая на мировых фондовых рынках произошли важные события. В США, затем в Европе и остальных странах котировки акций резко опустились. Обвал оказался стремительным. Но сразу после выходных мировые биржи открылись быстрым ростом. Основой его стал план ЕС выделить 750 млрд. евро на решение финансовых проблем стран-членов Союза. Однако спустя совсем немного времени ситуация повторилась.

После очередной волны правительственных деклараций об окончании кризиса мировые биржи продемонстрировали в мае неустойчивость. Рост легко переходил в падение, а восстановление прерывалось новым обвалом. 7 мая министры финансов Евросоюза утвердили проект создания огромного европейского стабилизационного фонда. На этой новости 10 мая индексы взяли высоту в 5-14%. Рост на Парижской бирже составил 9,66%, на Франкфуртской – 5,3% и на Брюссельской – 9,37%. В Амстердаме бумаги подросли на 7,32%. Главный индекс Лондонской биржи вырос на 5,16%. Рост на Мадридской бирже составил 14,43%. В Лиссабоне акции подорожали на 10,73%, а в Афинах на 9,12%. Рынки слабейших экономик Евросоюза продемонстрировали наибольший рост. На Цюрихской бирже, не входящей в ЕС, он составил 4,45%.

Казалось, наступило успокоение, а черные дни мая миновали. Биржи вернулись к росту. Тревоги улеглись. Воспоминания о недавнем мировом обвале начали остывать.

В США по итогам колебаний 6 мая потери индекса Standard & Poor's 500 составили 8,6%, Dow Jones опустился на 3,2%. Главный индекс Лондонской биржи 7 мая потерял 2,62% стоимости котирующихся акций. Цюрихская биржа утратила 2,85%. На Франкфуртской бирже снижение составило 3,27%. Парижский фондовый рынок лишился 4,6%. Биржа Брюсселя потеряла 4,33%. В Мадриде котировки просели на 3,28%, в Лиссабоне – на 2,98%. Миланский рынок понес потери в размере 0,87%. Значительным оказалось падение на Афинской бирже. Оно составило 4,24%. В России биржевое падение происходило уже накануне американского обвала: вся неделя оказалась плохой. По ее итогам потери фондового рынка составили 5,6%. Падение курсов акций на планете стало крупнейшим за 14 месяцев.

Стартовавший 10 мая рост стоимости ценных бумаг оказался непродолжительным. На протяжении последующих двадцати дней он, то прерывался новыми обвалами, то опять возобновлялся. 19 мая ведущие мировые рынки ценных бумаг пережили новое значительное падение. Ему не помешало даже объявление Испании о готовности сократить расходы и поднять налоги на граждан. Спустя немного времени (22 мая) последовали новые испанские известия, вызвавшие очередное биржевое падение. Центральный банк страны взял под контроль региональный сберегательный банк CajaSur, прежде контролировавшийся Римской католической церковью. Спасение властями от банкротства крупного банка напугало игроков. Возникли новые подозрения относительно кредитоспособности Испании. Спустя несколько дней биржи показали немалую тревогу, охватившую деловой мир планеты.

На фоне майских биржевых колебаний произошли и иные немаловажные события. Евро быстро стал терять позиции перед долларом. Цены на нефть, уже перебравшиеся за уровень в 80 долларов за баррель, пошли вниз. К 25 мая они опустились ниже 70 долларов.

Неурядицы в глобальной торговле и финансовой системе были вызваны европейскими событиями. Экономический кризис в Евросоюзе стал углубляться в тот самый момент, когда речи авторитетных политиков «покончили» с ним окончательно и бесповоротно. Странным образом вместо того чтобы удариться в рост «посткризисная» экономика Европы принялась преподносить негативные сюрпризы. Юг ЕС проявился как зона нестабильности, что испортило настроение оптимистичным членам неолиберальных правительств. В России вторник 25 мая обернулся на ММВБ падением в 5,67%. Индекс РТС рухнул на 6,49%. «Голубые фишки» русского рынка обвалились на 3-11%.

Благополучную картину «преодоления кризиса» подпортили не только финансовые проблемы Греции, Испании, Италии и ряда других стран. Возник вопрос о перспективах российского газового экспорта в Евросоюз. Промышленное потребление газа в 2009 году сократилось, что в свете новых проблем ЕС стало обещать провал планов «Газпрома» по прокладке новых газопроводов. Добыча газа на планете снизилась за 2009 год на 3,4%. Причем в СНГ падение составило 12,7%. Еще недавно с недоверием воспринимаемый прогноз ИГСО о предстоящем крахе амбициозных начинаний «Газпрома» стал казаться «серьезным» российским аналитикам от большого бизнеса не столь уж безумным.

Европейские финансовые проблемы начала года стали возможны благодаря возросшим экономическим затруднениям. Меры бюджетной экономии (прежде всего социальной) принимаемые странами ЕС должны удешевить рабочую силу еврозоны. Но вероятнее всего они вызовут новое сокращение европейского рынка, что не обещает экспортерам сырья ничего хорошего. Вот почему майские обвалы не стали «обычной корректировкой», а явились признаком жизнестойкости кризиса. Вместо того чтобы подчиниться бюрократическим заклинаниям и погаснуть, он сильнее стал разгораться в Европе. В зону евро пришли старые американские проблемы. Период стабильного евро завершился.

Долгое время откладывавшаяся в ЕС острая – «американская» фаза кризиса началась. На этом фоне власти РФ порадовали доверчивую публику новыми успехами: ростом производства, умело высчитанным после изменения методик расчета. Сокращение прямых иностранных инвестиций со 100 млрд. долларов в 2008 году до 7 млрд. долларов в 2009 году выпадает за скобки чиновных формул. Официальная статистика (МЭР РФ) в отличии от неофициальных оценок дает иное распределение падения: оно составило 38,4% - с 78 млрд. долларов в 2008 году до 44,9 млрд. долларов в 2009 году. Общее снижение прямых инвестиций составило за это время 17%.

Всевозможные благие вести о победах над последствиями глобального кризиса продолжали поступать в мае со всех концов мира. Но евро равнодушно ослабевал, а биржи сотрясались резкими колебаниями. Восстановить стабильность не помогли даже декларации властей ЕС о готовности бросить сотни миллиардов евро на устранение пробоин в национальных бюджетных и банковских системах. Никогда не являвшаяся по-настоящему единой, территория Евросоюза осталась таковой и после майского приступа «послекризисной» экономической хандры. Но обрушение европейской валюты неверно было бы рассматривать только как неожиданную беду, свалившуюся на Евросоюз.

Падение евро создает условия для повторения американской антикризисной стратегии в пределах Старой Европы. Удешевление рабочей силы, наращивание протекционизма и местного производства наряду с сокращением ввоза сырья и фабрикатов обещает связанным с ЕС государствам перенос новой острой фазы кризиса и в их экономические пределы. Наверняка, это сильно ударит и по России. Пресса уже всерьез обсуждает старые прогнозы о падении стоимости нефти до 40 долларов за баррель.

Для промышленности ЕС ослабление евро важное условие поддержание экспорта товаров в США. Деловые круги Евросоюза считают удешевления местной рабочей силы одной из важнейших задач. Не случайно единым для ЕС становится форсированное устранение социальных завоеваний трудящихся, расширение прав работодателей, сокращение оплаты труда в бюджетной сфере и повышение налогов на потребителей. Бизнес считает жизненно-важным снизить издержки и сохранить заокеанские заказы.

Ослабление евро является одним из механизмов и одновременно признаком сужения европейского рынка. Вряд ли его падение явилось следствием некой организованной атаки. Куда более логичен естественный обвал валюты под давлением проблем экономики ЕС, корень которых – сужение рынка. Разрушительный механизм уже работающий в Греции и запускаемый в Испании, вскоре начнет действовать и в других странах ЕС.

Экономия входит в моду. Экономия делается политикой «национального спасения». Все выигрыши от нее должны поддержать бизнес, придать спекулянтам новые силы. Плата за такую антикризисную практику перекладывается на социальные низы. Возмущение их будет нарастать, что сделает радикальные политические перемены неотвратимыми и в европейских демократиях, столь восхваляемых либералами. Резкое сокращение социальных и трудовых прав граждан при повышении на них налоговой нагрузки не пройдет незаметно. Оно не просто окажется неприятным, но также нанесет немалый вред экономике ЕС и других стран. Все это поможет кризису набрать новых сил.

Страхи вызванные в структурах Евросоюза ослаблением евро продукт особой, не периферийной роли этой валюты. Основная проблема ослабления евро состоит в том, что это валюта капиталов (накопления и оборота), а не только расчетов с рабочими. По этой причине власти предпочитают поддержать курс принудительного сокращения оплаты труда, а не незаметно обвалить их путем умышленного ослабления валюты.

Ослабление евро поможет ЕС сохранить внешние рынки сбыта, но на внутренних рынках последует новое обострение конкурентной борьбы. Себестоимость европейской продукции сократится, но также сократится и внутреннее потребление. Последний факт вероятно станет очень болезненным для стран ввозящих товары в ЕС. Однако результаты политики удешевления рабочей силы в ЕС не стоит преждевременно переоценивать. Аналогичные процессы идут в Восточной Европе. В конкурентной борьбе за инвестиции эта зона Европы остается более привлекательной для бизнеса с точки зрения издержек.

Обвал на фондовых рынках лишь выражает давно накопленные проблемы европейской экономики. Более того, он явно носит запоздалый характер. Биржевые игроки опять заигрались в спекулятивный подъем на государственные субсидии, позабыв о реальной экономике. Значительная потеря связи биржи и реальной экономики – важный итог дорого купленной стабилизации 2009 года.

Доллар незримо, но не резко ослабляется эмиссией в США. Его относительное укрепление связано с тем, что кризис в ЕС достиг прежнего американского уровня. Он временно в более острой фазе. Евро повторяет процессы, происходившие с долларом в 2008-2009 годах. Для работающих на экспорт предприятий еврозоны здесь падение валюты ЕС может оказаться выгодным. Компании, нацеленные на внутренние рынки стран еврозоны, наоборот вскоре ощутят возрастание потерь. Сценарий этот уже хорошо виден на примере Греции, где потребительская активность продолжает падать. Особенно серьезный удар получит европейская сфера услуг.

Три недели биржевого падения привели к 26 мая европейский индекс FTSE к снижению до уровня сентября 2009 года. Азиатский индекс Nikkei достиг в падении результатов декабря 2009 года, в США S&P 500 оказался на уровне февраля 2010 года. «Успехи» российского ММВБ оказались на уровне начала октября 2009 года. Панику усилила угроза войны на Корейском полуострове, где странным образом начали пропадать подводные лодки Северной Кореи. Укрепление доллара стало в такой ситуации лишь следствием общей финансовой нестабильности в мире. Российская нефть марки Urals 25 мая оказалась на ценовом уровне в 65 долларов ха баррель. Произошел взлет процента по кредитам, явный признак неверия банкиров в прочность провозглашенной всюду победы над кризисом.

Деловые круги необычайно серьезно смотрят на волну биржевых обвалов мая. В них декларируется реальное положение дел в мировой экономике.

Отложенные падения, так можно назвать произошедшие в мае 2010 года обрушения биржевых и сырьевых цен. Отсроченный в 2009 году благодаря накачке корпораций государственными деньгами обвал вновь грозит возобновиться, растянувшись на несколько месяцев. Несомненно, мировые власти попытаются остановить его, снова восстановив потери игроков. В результате глобальная экономика не достигнет кризисного дна, достижение которого в 2009 году было мастерски предотвращено.

Кризис грозит продолжить развиваться по принципу ступенчатого спуска. Вместо быстрого и окончательного биржевого обвала, полного краха сырьевых спекуляций мир получит серию обвалов чередующихся со стабилизациями, «победами над кризисом» предвещающими новый обвал. Подобная стратегия «борьбы» с кризисом способно значительно его удлинить, повысить его общую остроту и тяготы трудящихся. Затягивание прихода фазы депрессии, таков курс неолиберального финансового регулирования.

Майский обвал на мировых биржах наглядно продемонстрировал, что стабилизация 2009 года не являлась депрессией, как это казалось либеральным экспертам. Правительства добились приостановки спада, что позволило некоторым «аналитикам» уличить ИГСО в ошибочности прогнозов более глубокого падения цен на нефть и иные виды сырья, фондового рынка и экономики. В реальности вмешательство регуляторов временно сдержало естественные кризисные процессы в экономике.

Все худшее не оказалось позади по итогам 2009 года. Оно было только отложено.

СТАТЬИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Великие кризисы. Кризис 1770-1780-х годов

Автор: Василий Колташов.

Василий Колташов, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Без рассмотрения величайших экономических кризисов в истории вряд ли возможно понять настоящий мировой кризис. Анализ наиболее разрушительных хозяйственных кризисов также требуется для внесения ясности в вопрос о больших циклах капитализма, приводящих к великим хозяйственным спадам [1].

В истории капитализма за два последних столетия не единожды имели место экономические потрясения большой силы и продолжительности. Опыт великих экономических кризисов недопустимо сводить только к Великой депрессии 1929-1933 годов. Большие кризисы мели место не единожды за два с лишним века. Они трижды разворачивались в XIX веке. Четыре примера кризисов изменивших мировое хозяйство дает XX столетие. Очередной подобный кризис начался в 2008 году, но первый из подобных кризисов, что мы рассмотрим, сотряс глобальную экономику еще в конце XVIII века.

Великие кризисы не просто приводили к серьезным разрушениям, но оказывавшие особое влияние на весь процесс дальнейшего развития мира. По сути, они являлись в нем поворотными пунктами. Радикальные изменения в экономике порождали преображение политики, культуры и сознание людей. Большие кризисы – явления закономерного порядка. Познание их неотделимо от причин их возникновения, условий и развития и преодоления. Длинное циклическое развитие капитализма, открытое Николаем Кондратьевым (см. статью "Волны Кондратьева") находит свое выражение не только в подъемах, но также и в особо острых, переломных кризисах.

Изложение с частичной критикой циклической теории Кондратьева дало возможность поставить ряд принципиальных вопросов (см. "Поиски объяснения больших циклов"). Открыв волновой характер развития капитализма, этот выдающийся экономист не смог до конца понять его природу, раскрыть причины вызывающие длительные повышательные и понижательные периоды. Прекрасные констатации и обобщения совпали с полным противоречий обоснованием волн (см. "Что направляет длинные волны?"). Однако главной причиной остановки анализа стал философский метод, а не недостаточная глубина понимания ряда экономических процессов.

Чтобы сделать следующий шаг на пути изучения большой цикличности капитализма необходимо для начала внести недостающие детали в схему Кондратьева. Ими являются как кризисы перепроизводства вообще, так и большие кризисы в частности. Включение их в анализ позволит рассмотреть волновой процесс развития капитализма целиком, без прежнего сглаживания. Равновесный подход Кондратьева необходимо отбросить, заменив его диалектическим методом. Лишь проанализировав меняющиеся внутренние противоречия мирового капитализма различных эпох, можно в большей мере понять длинную цикличность его развития.

Время начала первого изученного Кондратьевым цикла (конец 1780-х – начало 1790-х годов) совпадает с острым экономическим кризисом, носившим широкий международный характер. Кризис не одновременно проявлялся в различных странах, но как видно был вызван общими причинами: невозможностью дальнейшего экономического роста без качественных (включая, политические) перемен в мировом хозяйстве. Наблюдался избыток свободных капиталов при явно усложнившемся вложении средств в сферу производства. Не случайно в те годы плоды научно-технической революции оказались востребованы. Но также имели место и радикальные социально-экономические перемены, убравшие феодальные преграды на пути капиталов и изобретений.

На этом кризисе, как первом в рассматриваемой нами цепи стоит остановиться особо. Вероятно, он имел две острых фазы: в первой половине 1770-х годов и в 1780-х годах. На первом этапе кризиса наиболее промышленно развитые станы (Англия, Франция и Голландия) столкнулись с острым «мануфактурным перепроизводством». Произошло значительное падение экспорта товаров, прежде всего тканей. Сократились заработки рабочих. Упал импорт сырья и продовольствия в эти страны. Не случайно в 1774 году в Лионе происходит серьезная стачка текстильных рабочих. В Англии еще в 1769 году обстоятельства принудили парламент принять закон, предусматривающий смертную казнь для пролетариев за разрушение машин. В Москве в 1771 году имел место «чумной бунт», разразившийся во время эпидемии и вызванный ухудшившимся материальным положением горожан.

Причина кризиса в наиболее передовых странах состояла в развитии мануфактурного производства в Европе и английских колониях Северной Америки. Видимо еще накануне кризиса на мировом рынке обозначился рост цен на сырье вследствие повышенного потребления его растущей промышленностью европейских стран (отчасти повлияла Семилетняя война). Вместе с тем годы производственного и торгового подъема привели к увеличению заработной платы в Англии и Франции, что подтверждается ростом стачек – рабочие чувствовали свою силу. Все это сделало экспорт промышленных товаров из промышленно развитых стран более дорогим, чем производство аналогов на месте. В 1770-х и особенно в 1780-х годах быстро растет мануфактурное производство в империи Габсбургов (особенно в Чехии), России, Германии, Испании (особенно в Каталонии) и даже Польше. При этом Пьемонт, Нидерланды, Франция и Англия сталкиваются с проблемами сбыта продукции.

Уже в 1780-х годах начинает развиваться протекционизм. Государства Восточной, Южной и Северной Европы осуществляют крупные реформы. Устраняются многие внутренние пошлины (в Австрии – реформы 1775 года), ремесленные цеха лишаются средневековых привилегий, но при этом усиливаются крепостнические порядки: происходит ужесточение эксплуатации сельского населения. Однако под давлением снизу в 1780-х годах в ряде стран феодальный гнет смягчается. В 1780 году крепостное право отменено в Чехии, а в 1785 году – в Венгрии.

Растущие в тот период в Европе мануфактуры используют дешевый, а зачастую подневольный труд. Пока государства Северо-Западной Европы борются с последствиями кризиса, в отсталых странах начинается подъем. Вероятно, уже в этом можно видеть начало первой повышательной волны, прослеженной Кондратьевым. Европейские страны менее связанные с мировым рынком быстрее преодолевают кризис.

Хозяйственные проблемы обостряют противоречия между Францией, Голландией и Англией. Британия отчаянно защищает контролируемые рынки от конкурентов и душит американскую промышленность, увеличивая таможенные сборы, что оборачивается восстанием колоний. Голландия все меньше вывозит сукон. Во всех трех странах безработица становится хронической. На Лондонской бирже в один момент 1770-х годов даже акции Ост-индской компании опускаются почти на 100%.

Ранее открытые для иностранных товаров рынки в Европе устанавливают протекционистские барьеры для многих товаров, особенно тканей. Вместе с тем они требуют от Англии свободной торговли – образуется Лига вооруженного нейтралитета (1780-1783 годы). В нее входят: Австрия, Россию, Швецию, Королевство обеих Сицилий, Пруссия, Португалия, Голландию и Данию. Лига не допускает англичанам досматривать и арестовывать суда идущие в восставшие колонии. В 1780-е годы кажется, что отставшие в экономическом развитии страны стремительно нагоняют лидеров. Они поддерживают свою торговлю (создавая даже монополии), и промышленность, что оборачивается немалыми хозяйственными успехами.

На развитие кризиса в Англии указывает статистика импорта. Ценность ввозимых товаров достигла в 1760 году 10 млн. фунтов стерлингов, поднявшись до 12 млн. фунтов стерлингов в 1770 году. В 1775 году импорт достигает 15 млн. фунтов стерлингов. После этого следует значительное падение ввоза в 1776-1783 годах. Ввоз падает до 10-11 млн. фунтов стерлингов в год. Затем разворачивается быстрый подъем. В 1785 году импорт равен уже 16 млн. фунтов стерлингов. Британские таможенные записи показывают: тоннаж судов вышедших из портов Англии в 1770 году составил 761 тысячу тонн, 1774 году – 864 тысячи тонн, в 1777 году – 820 тысяч тонн, в 1779 году – 730 тысяч тонн, а в 1781 году – 711 тысяч тонн. Далее последовал стремительный подъем. В 1785 году из британских портов вышло судов общим тоннажем в 1055 тысяч тонн.

Английский экспорт медленно прогрессировал в XVIII веке. С 7,5 млн. фунтов стерлингов его размер поднялся к 1771 году почти до 17,2 млн. фунтов стерлингов. Однако затем происходит падение до 11,5 млн. фунтов стерлингов. И только в 1783 году возобновляется рост. В 1785 году вывоз составляет 16 млн. фунтов стерлингов, спустя десять лет – уже 27 млн. фунтов стерлингов. Позицию лидера, принадлежавшую ранее шерстяным полотнам, занимают хлопчатобумажные ткани, продукт машинного переворота в производстве.

Французская торговля, увеличившаяся за первые три четверти XVIII века в несколько раз (от 5 до 10, по разным оценкам), несет огромные потери. В 1777 году впервые отмечен дефицит торгового баланса. Оборот торговли сокращается. Буржуазия пытается добиться реформ: устранить внутренние таможни, усилить протекционизм и уменьшить налоговый пресс. Ничего не выходит, класс феодалов не желает уступок. В Англии разворачивается промышленный переворот. Это позволяет сократить потребность в некоторых видах сырья (в частности чугуне из Восточной Европы) и снизить себестоимость товаров. Чтобы совершить нечто подобное, Франции нужна социальная революция.

Неожиданно поверженный «лев Британии» вновь поднимается на лапы. Экономика острова преодолевает кризис, а английские товары вновь разворачивают наступление на рынки. Рост доходов феодальной знати европейской периферии оборачивается на пользу обновляемой английской промышленности. Это еще более осложняет экономическое положение Голландии и Франции. В 1780-е годы кризис продолжает подрывать торговлю и промышленность этих стран. В таких условиях местные банкиры не решаются инвестировать средства в рискованную индустрию. Более всего от кризиса страдали крупные предприятия, сосредоточенные в основном в текстильной промышленности.

К 1789 году экономические условия во Франции существенно изменились. Закончилось время усиления торгового капитала, связанного с колониальными рынками и контролировавшего огромный транспортный флот. В годы революции торговая буржуазия поддержит партию жирондистов и проиграет в борьбе с другими группами буржуазии. Состояния созданные накануне кризиса перейдут в новые руки, а торговый флот Франции – значительно сократится. Аналогичной окажется к 1800 году судьба Голландии, где (как и во Франции) начнется индустриальный подъем. Французская промышленность выйдет из продолжительной депрессии необычайно усиленной. Связанные с ней круги буржуазии сделаются опорой диктатуры Наполеона.

Известно, что в предшествовавшие революции два десятилетия Францию все чаще сотрясали народные выступления. В других странах также ощущалось нарушение стабильности. В России в 1773-1775 годах, самой острой фазе мирового кризиса, произошло одно их крупнейших за всю историю крестьянских восстаний (под предводительством Емельяна Пугачева). В Австрийской державе вспыхивает восстание чешских крестьян (1775 год) на подавление которого была брошена целая армия. Накал социальной обстановки в те годы ощущался во многих странах и колониях. В будущих США тиски спада все сильнее сжимали экономику в 1772-1775 годах. Причем этому падению предшествовал спад с тяжелой депрессией 1764-1769 годов.

В первой половине 1770-х годов в английских колониях отмечалось снижение цен на местную продукцию, что больно задевало фермеров и купцов. Также как и в Англии, Голландии и Франции росло число банкротств, хронической становилась безработица. Во Франции и Нидерландах отмечался упадок торговли, что способствовало в годы кризиса обострению межгосударственных противоречий. Французская промышленность, ежегодно прираставшая в 1715-1770 годах примерно на 1%, несла потери. По сути, первые симптомы кризиса торгово-промышленные державы ощутили уже в 1760-е годы, сразу по завершении Семилетней войны (1756-1763 годы).

Под влиянием перемен в международной торговле и разделении труда происходит обострение классовой борьбы. В Англии полоса проблем завершается промышленной революцией: новая техника оказывается необходимой, а ее внедрение – объективно возможным в самой развитой капиталистической стране. В Голландии разворачивается Батавская революция. Прусская военная интервенция душит эту предшественницу Великой французской революции в 1787 году. Британская буржуазия торжествует, кризис ослабляет конкурентов. Между тем он подготовляет невиданные еще в Европе социально-экономические потрясения.

В центре мировой торговли – Англии 1760-1780-е годы были временем острого политического кризиса отражавшего кризис хозяйственный. Промышленная буржуазия требует расширения избирательного права, происходят народные волнения, в том числе и в Ирландии. В 1775-1783 годах разворачивается революционная борьба за независимость североамериканских колоний. Возникает новая страна – Соединенные Штаты. Событиям этим предшествует нарастание экономических трудностей, делающих невозможным для колоний дальнейшее сохранение зависимости от Англии.

Британские экономические порядки вступают к 1775 году в неразрешимое противоречие с развитием североамериканских колоний. Но даже когда война начинается, Англия не может пойти на уступки – первоначальные требования колонистов умеренны. Вся британская политика тех лет складывается из стараний ослабить давление кризиса на экономику метрополии. В 1769-1770 годах англичане доводят население Индии до страшного голода, быть может, самого ужасного в ее истории. В Бенгалии убыль населения достигает одной трети.

В период 1770-1780-х годов отмечалось снижение спроса на многие промышленные товары ранее широко поставлявшиеся из стран с более развитой промышленностью. Французский экспорт шелка в Англию, Германию и «другие так называемые северные страны уменьшился с 22 млн. ливров в 1769 году до 16 млн. ливров в 1783 году»[2]. Сбыт падал и в южных государствах Европы, а также снижался на Востоке. В самой Франции продажа шелка уменьшилась в означенный период с 12 до 8 млн. ливров. С теми же проблемами в экспорте шелка сталкивались Голландия и Северная Италия. В Венеции в 1780-м году власти жестоко подавляют забастовку рабочих, вызванную ухудшением их материального положения. В 1781 году происходит восстание среди населения провинций республики.

Застой или ослабления проявлялись и в других отраслях промышленности. Мануфактуры государств ранее богатевших за счет экспорта явно производили больше товаров, чем был в состоянии поглотить рынок. Спад отмечался в кораблестроении, металлургии и сукноделии. Проблемы в большой торговле оказывали негативное влияние на состояние крестьян и мелких торговцев. Между тем отставшие в развитии державы с еще сильными феодальными порядками развивали собственное, более дешевое производство.

Кризис имел несколько острых фаз, не одновременно затрагивавших различные государства. Он сравнительно легко прошел в странах европейской периферии, но тяжело преодолевался в экономически наиболее передовых регионах. Во Франции 1788 года именно сочетание неурожая и свертывания производства подтолкнуло рост общественного возмущения. Криз сильно дал вновь себя почувствовать в 1787-1788 годы. В США 1780-е годы отнять не стали временем процветания: добившись независимости, страна еще долго оставалась под давлением хозяйственного кризиса. Но все же оживление в американской экономике началось раньше, чем в Голландии и Франции.

Важной чертой кризиса в 1770-е годы стало снижение ставки процента по кредитам. Буржуазия ранее господствовавших в международной торговле стран смогла скопить огромные состояния, но не имела возможности инвестировать их в торговлю и промышленность. Это прежде всего касалось Нидерландов и Франции, где переход к применению машин в индустрии оказался наиболее затруднителен. Одной из проблем была неясность перспектив сбыта: английская промышленность быстрее переходила на новые технологические рельсы, а торговое доминирование Британии подкреплялось военно-морской мощью. Голландия прекрасно смогла это почувствовать, проиграв в начале 1780-х годов войну с ней.

«Излишние» капиталы требовали применения, несмотря на кризисные процессы в своих странах. Известно, что европейские правительства поле 1773 года смогли получать голландские кредиты всего под 5% и даже под 2-3%. Примечательно, что наиболее отсталые государства в конце XVIII века ощущали острое экономическое недомогание вместе с торгово-промышленными лидерами, поскольку были тесно связаны с ними в качестве поставщиков сырья и продовольствия. При этом, что характерно, они не имели в отличие от боле развитых европейских абсолютных монархий условия для самостоятельного преодоления спада за счет развития собственного мануфактурного производства. В таком положении в 1770-1780-х годах оказалась Османская империя.

В 1770-1780-х годах не наблюдалось спокойствия в колониях. В испанских владениях в Латинской Америке разворачиваются восстания индейцев, самое крупное из которых – Тупак Амару II (1780-1782 годов). Не единожды происходили восстания в Индии, имевшее место параллельно с попыткой Франции вновь закрепится на полуострове. Неудачи Франции в борьбе с Британией за новые земли, наряду с потерей североамериканских колоний, чрезвычайно серьезно отразилось на государственных финансах и национальном хозяйстве. Они немало способствовали развитию в стране политического и социального кризиса. В дальнейшем революция стала локомотивом преодоления кризиса, с которым феодальная монархия справиться была бессильна.

Кризис мирового хозяйства продолжался в различных странах неодинаковое время. Общую его длительность можно оценить примерно в 20-25 лет. Срок этот выглядит чрезвычайно большим лишь при сравнении с более поздними глобальными системными кризисами, имевшими место в XIX-XX веках.

Кризис конца XVIII века остается малоизученным. Несомненно, однако, что вызван он был невозможностью дальнейшего развития мирового хозяйства без серьезных перемен в нем. Завершился очередной этап колониальной гонки, главный приз в ней – Индия досталась англичанам. Вместе с тем рост обрабатывающей промышленности в Европе привел к ослаблению позиций старых торгово-промышленных лидеров, потребовав от них качественных перемен в экономике. В Австрии, России, Германии и Испании напротив развернулся мануфактурный рост, а кризисная фаза оказалась пройдена к началу 1780-х годов.

К 1790 году в мире произошли серьезные изменения в сфере торговли и международного разделения труда. Обрабатывающая промышленность перестала быть привилегией наиболее развитых стран. Для преодоления спада потребовались технические новшества, политические реформы и социальные революции в Западной Европе, призванные убрать все феодальные преграды всюду, где капиталистические отношения проникли достаточно глубоко. Большой кризис конца XVIII века дал мощный толчок прогрессивным переменам в мире.

Сноски:

[1] Серия статей в хронологическом порядке с 1770-х годов по наши дни
[2] Потемкин Ф.В., Промышленная революция во Франции, т. 1—2, М., 1971.

Прыг: 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115
Скок: 030 040 050 060 070 080 090 100 110 120 130
Шарах: 100