СТАТЬИ >> ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Взаимоотношения Всемирной Торговой Организации (ВТО/ГАТТ) и России

От истории переговорного процесса о вступлении в организацию к возможным теоретическим последствиям членства в ВТО.

Авторы: Пахомов Антон Павлович (доктор экономических наук, профессор, Генеральный директор ООО "Решение") и Баласанян Марат Владимирович (Президент ОАО "Восток").

В статье описана история переговорного процесса вступления России во Всемирную Торговую Организацию, а также изложены возможные теоретические последствия для России от членства в ВТО.

Всемирная торговая организация (ВТО) (англ. World Trade Organization (WTO), фр. Organisation mondiale du commerce (OMC), исп. Organización Mundial del Comercio) — международная организация, созданная в 1995 году с целью либерализации международной торговли и регулирования торгово-политических отношений государств-членов. ВТО является преемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), заключенного в 1947 году и на протяжении почти 50 лет фактически выполнявшего функции международной организации.

ВТО отвечает за разработку и внедрение новых торговых соглашений, а также следит за соблюдением членами организации всех соглашений, подписанных большинством стран мира и ратифицированных их парламентами. ВТО строит свою деятельность исходя из решений, принятых в 1986—1994 годах в рамках Уругвайского раунда [6] и более ранних договоренностей ГАТТ. Обсуждения проблем и принятие решений по глобальным проблемам либерализации и перспективам дальнейшего развития мировой торговли проходят в рамках многосторонних торговых переговоров (раундов). К настоящему времени проведено 8 раундов таких переговоров, включая Уругвайский, а в 2001 году стартовал девятый в Дохе, Катар.

В основе ВТО лежат три базовых соглашения: Генеральное соглашение о торговле товарами (ГАТТ-1994), Генеральное соглашение о торговле услугами (ГАТС), Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Названные документы определили и организационную структуру ВТО. Текущее управление и контроль за реализацией названных соглашений выполняют соответствующие Советы. В их подчинении находятся комитеты и рабочие группы. Деятельность Советов координирует Генеральный совет, в свою очередь подчиненный высшему органу ВТО — Конференции министров (Министерской конференции), которая проводится не реже одного раза в два года.

Задачей ВТО является не достижение каких-либо целей или результатов, а установление общих принципов международной торговли. Работа ВТО, также как и ГАТТ до него, опирается на основные принципы, среди которых:

Равные права. Все члены ВТО обязаны предоставлять всем другим членам режим наибольшего благоприятствования в торговле (НБТ). Режим НБТ означает, что преференции, предоставленные одному из членов ВТО, автоматически распространяются и на всех остальных членов организации.

Взаимность. Все уступки в ослаблении двусторонних торговых ограничений должны быть взаимными.

Прозрачность. Члены ВТО должны полностью публиковать свои торговые правила и иметь органы, отвечающие за предоставление информации другим членам ВТО.

В 1986 году СССР обратился с заявкой о получении статуса наблюдателя в Уругвайском раунде переговоров с целью последующего присоединения к ГАТТ. США, однако, отклонили эту заявку, мотивировав это тем, что СССР является страной с плановой экономикой, что несовместимо с принципами свободной торговли. Только в 1990 году СССР смог получить статус наблюдателя.

В 1993 году уже Россия обратилась с официальной заявкой о присоединении к ГАТТ.

В 1995 году начались переговоры по вступлению России в ВТО.

Наиболее трудные переговоры велись с США, Евросоюзом и Китаем. Разногласия с Евросоюзом удалось урегулировать после того, как Россия поддержала Киотский протокол. Самыми сложными были переговоры с США, которые велись в течение шести лет. Основные разногласия касались вопросов финансовых рынков, поставок в РФ сельскохозяйственной продукции и защиты прав интеллектуальной собственности. Россия и США подписали протокол о присоединении РФ к ВТО 20 ноября 2006 года. Подписание произошло в рамках сессии Азиатско-Тихоокеанского форума в Ханое (Вьетнам).

На сегодняшний день Грузия остается единственной страной, выступающей против вступления России в ВТО. Однако Грузия не входит в рабочую группу по присоединению России к организации и не может в одностороннем порядке блокировать вступление России в ВТО. По состоянию на октябрь 2008 года, для вступления в организацию России необходимо провести лишь многосторонние переговоры.

Вступление России в ВТО было отложено на неопределённый срок в августе 2008 года в связи с обострением ситуации на Кавказе. Однако события на Кавказе являются далеко не самой главной проблемой для вступления России. В сентябре 2008 года группа министров финансов стран Евросоюза обратилась к России с советом «побыстрее вступить в организацию», однако получили ответ, что Россия вряд ли станет членом ВТО до середины 2009 года.

Вступление России во Всемирную торговую организацию постоянно откладывается ещё и из-за необходимости подготовиться к ВТО, чтобы потери от присоединения значительно снизились, а выгоды возросли. Осложнил вступление ВТО и начавшийся в мире финансовый кризис, заставивший множество стран задуматься не о свободной торговле, а, наоборот, о жестком регулировании своих экономик.

В июне 2009 года на заседании межгосударственного совета ЕврАзЭС в Москве премьер-министр России Путин В.В. сделал официальное заявление о прекращении индивидуальных переговоров по присоединению России к ВТО. Одновременно он объявил, что в переговорах по вступлению в ВТО с 1 января 2010 года Россия будет участвовать в рамках (от лица) единого Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана. Но в ВТО могут вступать только страны, а не Таможенные союзы. 21 октября 2009 года первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявлял, что Россия, Беларусь и Казахстан будут вступать в ВТО одновременно и на согласованных условиях. Это позволит и вступить в ВТО, и сохранить Таможенный союз.

5 октября 2010 года пресс-спикер президента Грузии заявила, что позиция Грузии по вопросу объединения России во Всемирную торговую организацию остается «неизменной» и она не сможет поддержать это решение «до тех пор, пока не будут выполнены те условия, которые выдвигают власти Грузии, в том числе, это касается темы таможенно-пропускных пунктов и целого спектра тех вопросов и проблем, которые существуют между Грузией и Россией». Основным требованием Грузии в связи с принятием России в ВТО было то, чтобы были легализованы два нелегальных пограничных КПП в конфликтных зонах Грузии – Гантиади-Адлер (Абхазия) и Роки-Нижний Заромаг (Цхинвальский регион). В то же время агентство «Ройтер» передает, что на форуме Международного экономического альянса 22 сентября в Нью-Йорке, в беседе с инвесторами и представителями правительственных кругов президент Михаил Саакашвили заявил, что Грузия не является единственным препятствующим фактором на пути принятия Российской Федерации в ВТО: «Между ними (ВТО) и Россией существует много вопросов» - заявил Михаил Саакашвили - «Таким образом, не только мы остались, и вы должны предоставить нам определенное время, пока мы станем последними… Возможно мы и не станем последними. Именно сейчас стоит огромная очередь стран».

В начале марта 2011 года Москва и Тбилиси начали в Швейцарии очередной раунд переговоров о вступлении России в ВТО. Делегацию Грузии на переговорах возглавляла главный советник премьер-министра по вопросам внешних отношений Тамара Ковзиридзе. Встреча в Берне состоялась по инициативе российской стороны и проходила при посредничестве Швейцарии. Пока стороны не пришли к консенсусу. Единственное о чем стороны смогли договориться — это возобновить дискуссию в апреле этого года. Однако даже в такой ситуации шансы России на присоединение к ВТО в скором времени оцениваются специалистами как достаточно высокие. Накануне глава МИД России Сергей Лавров заявил, что для того, чтобы Россия вступила в ВТО, ей совсем не обязательно дожидаться принципиального согласия Тбилиси. «Если наши грузинские коллеги будут упорствовать, то, наверное, придется решать вопрос присоединения к ВТО иначе, без их участия. Такие возможности есть», — сказал он в ходе телепередачи «Актуальный разговор» на третьем канале. Лавров также подчеркнул, что Грузия препятствует вступлению России в ВТО только из-за вопросов, связанных с восстановлением грузинского таможенного контроля на границе России с Южной Осетией и Абхазией. Он подчеркнул, что все эти вопросы не имеют никакого отношения к присоединению России к ВТО. На сегодняшний день Грузия остается единственной страной, выступающей против вступления России в ВТО.

В конце января 2011 года глава ВТО Паскаль Лами заявлял о том, что у России есть все шансы вступить в ВТО в 2011 году. В случае если России не удастся договориться с Грузией, события могут развиваться по двум сценариям: первый - для вступления России в ВТО, ей необходимо будет набрать голоса двух третей участников организации; а второй заключается в том, что те страны, с которыми у России уже имеются договоренности о вступлении в ВТО, могут оказать давление на Грузию о положительном решении вопроса.

За вступление России в ВТО высказался вице-президент США Джозеф Байден в ходе своего визита в марте 2011 года в Москву. «Когда Россия выполнит требования, необходимые для вступления в ВТО, мы будем проводить в Конгрессе работу, направленную на отмену поправки Джексона-Вэника», – добавил американский вице-президент.

Присоединение к ВТО следует рассматривать не как гарантированное расширение доступа к ресурсам, а как способность овладеть инструментом, с помощью которого этот доступ обеспечивается. С методологической точки зрения важно подчеркнуть три взаимосвязанных момента. Во-первых, практически невозможно выделить «чистые эффекты от присоединения к ВТО», и это не удавалось ни одной развитой и развивающейся стране. Во-вторых, раскрывающиеся возможности очень сложно однозначно отнести к выгодам или потерям. В-третьих, большинство оценок в данном случае носят сценарно-вероятностный характер, поскольку неизвестны конечные условия вступления и невозможно учесть все кроссекторальные пересечения воздействующих факторов.

Социальные последствия присоединения России к ВТО можно охарактеризовать тремя ключевыми направлениями.

1. Возможный рост неравенства в распределении доходов. Данный процесс чаще всего связывают с расширением вовлеченности стран в глобализационные процессы. Исследования НИСП вывили тот факт, что в рамках действующего инструментария измерения доходной дифференциации не принимаются во внимание межрегиональные различия стоимости жизни и уровня доходов. Проблема неравенства доходов имеет два пространственных измерения – межрегиональное и внутрирегиональное. Воздействие глобализации уже привело к росту различий в доходах населения федеральных городов и экспортноориентированных регионов по сравнению с регионами, наименее включенными в глобальный обмен товарами и услугами. Среди последних – старопромышленные области Центра и Северо–Запада, слаборазвитые республики и автономные округа. Внутри регионов, особенно более развитых и ресурсно-экспортных, усилилось неравенство доходов жителей столичных центров и городов экспортной промышленности, с одной стороны, и периферийных центров, с другой. После вступления в ВТО вероятно дальнейшее увеличение регионального и поселенческого неравенства[2,131].

2. Региональная проекция влияния вступления в ВТО на рынок труда. Для каждого региона, в контексте потерь и выгод от вступления России в ВТО, важно посмотреть на экономические параметры (уровень экономического развития регионов; степень открытости экономики и уровень ее диверсификации; роль крупного и малого бизнеса) в сочетании с социальными характеристиками (уровень жизни населения; развитие потребительского рынка; качество экономики активного населения; состояние рынка труда) и закономерностями расселения населения. Такой подход позволил получить однородные группы регионов с точки зрения степени вероятности угроз на рынке труда. При этом учитываются как экономические угрозы, так и наличие факторов, способных их демпфировать. Наиболее проблемным по социальным последствиям вступления в ВТО могут считаться регионы, расположенные в Приволжском федеральном округе. Это объясняется концентрацией в округе импортозамещающего машиностроения, наличием достаточно развитой пищевой промышленности, высокой промышленной и значительной аграрной занятости при слабом развитии малого бизнеса в большинстве проблемных регионов. Центральный округ является вторым по числу регионов с наиболее значительной угрозой негативных последствий, обусловленных теми же последствиями[2,132].

Таким образом, издержки, масштаб которых незначителен для России в целом, выглядят иначе на региональном уровне, поскольку, с одной стороны, уязвимые отрасли локализуются в ограниченной группе регионов, с другой стороны, региональный фактор – самый мощный фактор неравенства доходов населения.

3. Изменения в потребительском поведении населения. Проблемы реформы жилищно-коммунального хозяйства с ВТО связаны по нескольким причинам, первая из которых - тематика переговоров между делегациями России и ЕС по поводу внутренних и внешних цен на энергоносители. Во-вторых, ВТО - катализатор реформ, способствующих сокращению нерыночного сектора экономики, к которому относится и ЖКХ, и сектор всех энергоносителей, включая электроэнергию и газ. Если ликвидируется перекрестное субсидирование, то это также повлечет за собой рост цен на жилищно-коммунальные услуги для населения. Кроме того, в ЖКХ имеет место «Эффект отложенной инфляции», обусловленный сдерживанием цен на жилищно-коммунальные услуги для населения по сравнению с общим ростом цен в экономике, и его ликвидация также спровоцирует рост цен[2,133].

Темпы роста доходов должны быть сбалансированы с темпами роста цен на жилищно-коммунальные услуги для населения и надежды на спасительные жилищные субсидии для бедных – это утешительная иллюзия. В целом в систему данного баланса должны быть включены три вида доходов: заработная плата, пособия для детей и жилищные субсидии.

От присоединения к ВТО Россия сможет приобрести следующие позитивные теоретические аспекты. Во-первых, Россия обеспечит выход в унифицированное пространство, базирующееся на нескольких десятках соглашений и других нормативных актов ВТО. Во-вторых, Россия получит возможность в дальнейшем оказывать влияние на формирование правил развития мировых торговых связей в соответствии со своими национальными интересами. Вступление в ВТО будет способствовать внедрению во все сферы нашей экономики современных методов управления, международных стандартов в широком смысле, создание правовых рамок для цивилизованного рыночного развития страны, формирование внутри- и общероссийского рынка, привлечение иностранного предпринимательского капитала[1;3].

Вступление России в ВТО эмпирически повлечет и некоторые негативные аспекты в экономике. Первое- защита многих российских отраслей, находящихся сегодня в кризисном состоянии, будет затруднена из-за облегчения доступа на российский рынок иностранных товаров и услуг, чего добиваются партнеры России по переговорам о ее присоединении к ВТО. Второе – снижение импортных пошлин может значительно облегчить федеральный бюджет Российской Федерации. Третье- членство в ВТО ограничит свободу государства в области применения тех или иных эффективных мер регулирования внешнеэкономической деятельности (как тарифное, так и нетарифное регулирование), особенно ограничивающих импорт. Четвертое – вступление в ВТО может осложнить продвижение по пути интеграции России со странами СНГ, в первую очередь, в рамках Таможенного союза.

После вступления России в ВТО начнется активное освоение отечественного рынка иностранными компаниями. На российский рынок придут международные корпорации (капитализация первых десяти крупнейших корпораций в мире составляет от 200 до 370 млрд. долларов) и усилят конкуренцию во всех отраслях экономики, что приведет к значительному увеличению маркетинговых расходов на поддержание рыночных позиций. В связи с этим наметится значительное падение рентабельности бизнесов отечественных предприятий и снижение их конкурентоспособности. В особенности, это относится к пищевой, фармацевтической, химической, авто- и авиастроительной, легкой и электронной промышленности, секторам страхования, финансовых услуг и розничной торговли, малому и среднему бизнесу.

Опыт стран Балтии и Восточной Европы показал, что при слиянии национального и международного рынков происходит потеря национального контроля над целыми отраслями экономики. Подобная угроза существует и для России при вступлении в ВТО.

В первую очередь пострадает сельскохозяйственный сектор. Как известно, уровень поддержки государством аграрного сектора, например, в США, Канаде и в странах Евросоюза в десятки раз отличается от ситуации в России. А по условиям вступления в ВТО Россия должна снижать господдержку сельского хозяйства каждые пять лет на 5-10 процентов[4;5].

Аналогичная ситуация сложится и вокруг других отраслей экономики, главным образом из-за снижения импортных пошлин, открывающих широкую дорогу импортным товарам на отечественный рынок. Страны ВТО настаивают на снижении размера импортной пошлины до 11%, тогда как в настоящее время этот тариф стремится к 20%. По сельскохозяйственным товарам средневзвешенная ставка снизится до 18%, по промышленным товарам - до 7,6%, а в дальнейшем - до уровня 5%[1].

Существенно может пострадать сфера финансовых услуг, поскольку ВТО требует обеспечения равного доступа частного капитала к оказанию любых услуг и открытой международной конкуренции в этой области. Это будет означать, что с серьезными проблемами выживания столкнутся, например, российские банки и страховые компании. Поскольку открытие филиалов иностранных финансовых и страховых институтов предоставит российским гражданам и компаниям возможность пользоваться более крупными, длинными и дешевыми кредитными ресурсами с более качественным сопровождением услуг.

Сегодня, в этой связи, отечественным предприятиям нужно подготовиться к приходу на рынок нерезидентов и усилить свои бизнесы, чтобы составить достойную конкуренцию международному бизнесу и сохранить контроль над национальной экономикой.

Рассмотрим, на что сегодня опирается российский бизнес и что лежит в основе бизнеса иностранных компаний.

К сильным сторонам резидентов относятся:

Административный ресурс. Как известно, чем масштабнее бизнес, тем больше он зависит от этого фактора.

Дешевая рабочая сила. По уровню заработной платы нам уступают лишь Китай и страны третьего мира.

Дешевые энергетические ресурсы. Такого богатого ресурсного наследства не доставалось от предков ни одной стране мира.

Дешевые научные кадры, доставшиеся нам в наследство от СССР, поскольку в советское время наука развивалась не для, а во имя доказательства превосходства социалистической системы.

Мягкие экологические требования. Для сравнения: в России нет партии "зеленых", а в Германии, например, эта фракция составляет 30% в парламенте. Столь значительное представительство экологической партии в парламенте оказывает заметное влияние на законодательство страны. Чтобы наладить в Германии вредное производство, нужно построить очень дорогие очистные сооружения и платить высокие налоги.

Преимущества нерезидентов:

Больший управленческий опыт. На Западе предприниматели несколько сотен лет живут в условиях капитализма. Люди там рачительные, они накапливают опыт, создают на его основе стандарты, а затем разрабатывают с их учетом производственные и управленческие технологии. Этими технологиями пользуются массово - заказывают их внедрение у соответствующих фирм и занимаются своим бизнесом. В России же не сложилась традиция использования готовых управленческих решений, поэтому большинство предприятий строят свои системы управления собственными силами.

Применение современных производственных и управленческих технологий.

Превосходство в производительности труда. Использование новейших технологий приводит к четырехкратному (в среднем) превосходству американских компаний над российскими в производительности труда.

Наличие более длинных и дешевых финансовых ресурсов.

Основная причина превосходства развитых иностранных компаний - использование современных производственных и управленческих технологий. Поэтому необходимо рассмотреть возможность ликвидации отставания отечественных предприятий в данной сфере. Внедрение современных производственных технологий требует больших финансовых вложений и дополнительных инвестиций. Но в большинстве своем российские предприятия непрозрачны и малоэффективны, поэтому имеют небольшие шансы на получение инвестиционных ресурсов, поскольку не гарантирована их возвратность. Поэтому для получения инвестиций на модернизацию производства необходимо сделать бизнес предприятий прозрачным и более эффективным. Достичь этого можно с помощью внедрения в них современных управленческих технологий, которые не столь затратные и могут дать не меньший экономический эффект, чем производственные технологии, потому что обеспечивают более рациональное использование финансовых и человеческих ресурсов. Поэтому, применив их в своей практике, российские предприятия смогут значительно приблизиться к эффективности западных компаний и повысить свои шансы на успех после прихода на наш рынок предприятий-ветеранов, которые десятки и сотни лет выживают в жестокой борьбе на суровом капиталистическом рынке, и будут конкурировать, прежде всего, друг с другом за наш рынок сбыта.

После вступления России в ВТО административный ресурс будет обесцениваться, поскольку международные инвесторы окажут давление на президента России и заставят его обеспечить их безопасность, потому что сегодня государственные органы, мягко говоря, неэффективно защищают интересы инвесторов. Когда глава государства захочет привлечь инвестиции, он вынужден будет начать борьбу с коррупцией. А это повлечет за собой обесценивание административного ресурса, и бизнесы, основанные на административном ресурсе, станут слабеть. Поэтому придется учиться работать с "парадного крыльца" - на равных конкурировать на рынке.

Рабочая сила подорожает, потому что нерезиденты предложат высокие зарплаты и лучшие специалисты перейдут к ним. А мы будем вынуждены платить больше оставшимся худшим, чтобы и они нас не покинули. Кроме того, грядет подорожание энергетических ресурсов. Это и условие вступления в ВТО, и логика развития рыночной экономики.

Лучшие научные умы тоже потянутся к нерезидентам - и не столько за зарплатой, а сколько за соблазном инвестиций в научные разработки.

Экологические требования усугубятся, потому что законодательство РФ будет постепенно приводиться в соответствие с международными нормами.

Иными словами, наши сильные стороны будут нивелироваться, а преимущества нерезидентов начнут выходить на первый план и станут решающим фактором успеха на новом наднациональном российском рынке. Иностранные компании переместят производство в Россию, привнесут самые современные технологии и будут пользоваться нашими дешевыми рабочей силой и энергетическими ресурсами. Это даст им возможность получить огромное конкурентное превосходство. Наличие же более длинных и дешевых финансовых ресурсов позволит им быстро развернуть свои бизнесы.

В настоящее время мы значительно отстаем от иностранных компаний по части развития управленческих технологий и не можем конкурировать с ними на равных. Но сегодня у российских предприятий есть некоторое время, чтобы применить достижения мировой управленческой науки, построив системы управления, которые позволят им сравняться с нерезидентами в технологическом плане и после их массового прихода на российский рынок соревноваться с ними в искусстве менеджмента.

Литература

1. Белозерова С.В., Плотникова С. - Таможенная политика России в свете вступления в ВТО.// Сборник научных трудов СевКав ГТУ. Серия «Экономика».- 2005.- №2.- С. 48-53.
2. «Вступление России в ВТО: мнимые и реальные социальные последствия». Серия «Научные проекты НИСП – IISP Working Papers», Москва, 2003, 158 стр.
3. Как отразится на вашем бизнесе вступление России в ВТО// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.martex.ru/2938
4. Крылатых Э.Н., Строкова О.Г. Аграрные аспекты вступления стран СНГ в ВТО.// Аграрная Россия.- 2003. №1.- С. 15-20.
5. Крылатых Э.Н. Чем обернется вступление России в ВТО для сельского хозяйства страны?//Отечественные записки [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.strana-oz.ru/?article=761
6. Пахомов А. Договоренности Уругвайского раунда и эволюция ВТО // Вопросы экономики. 2000. № 8.

См. также:
- Колонка Антона Пахомова


СТАТЬИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Стратегическое развитие экономических субъектов России в глобальном миропорядке

Левчаев Петр Александрович - доктор экономических наук, профессор кафедры финансов и кредита Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева.

Перспективы стратегического развития экономических субъектов нельзя оценивать изолированно от общемировых тенденций. Приходится констатировать определяющее влияние мирового хозяйства на отечественную экономику и формирование нового качества мирохозяйственной системы – целостности.

Поиск Россией собственного места происходит в условиях реструктуризации мирового экономического пространства, когда закладываются стратегические основы будущего. Действующими лицами на мировой арене выступают сильнейшие государства, транснациональные образования экономических субъектов, международные организации, часто реализующие общий интерес. Именно они способны распределять огромные финансовые потоки и определять правила игры в современной экономике. Глобализация и интеграция всех видов связей привела к следующим, определяющим стоимостной рост экономических систем, тенденциям: 1) концентрации производства; 2) концентрации капитала; 3) сочетанию государственного и частного интересов в мировом разделении труда; 4) инновационности стратегического развития. От того, насколько органично впишется Россия в складывающийся миропорядок, будет зависеть ее судьба.

Особенности развития мировой экономики характеризуют ее как постиндустриальную. Определяющими чертами экономики называют финансовый признак, огромное влияние информационно–коммуникационных технологий, транснационализацию сделок, возрастающую значимость сферы услуг и изменение, управление сознанием. Фактором производства можно назвать «время» и «пространство», значимые с позиции глобализации и функционирования сетевых структур. Влияние данных факторов привело к возникновению пороговых технологий и инновационному скачку в развитии стран. Сетевой характер экономики позволяет на основе глобального использования передовых технологий (прежде всего, информационных), поддерживаемых финансами крупнейших корпораций и финансовых рынков, отслеживать и создавать стоимость в мировом разделении труда.

Проведем аналогии с элементами финансового механизма. Органы управления представлены в современной экономике правительствами стран лидеров, управляющими крупнейших ТНК, определяющими стратегию мирового развития. Информация рассматривается как средство труда (используется как инструмент изменения сознания потребителей) и наиболее значимый фактор конкурентоспособности. Организационная и вычислительная техника представлена мощной компьютерной техникой, реализующей совместно с сетевыми структурами (интернет) технологии управления (в том числе сознанием потребителей, формированием массового спроса). Информация, организационная и вычислительная техника, технологии управления сформировали информационно-коммуникационный контур. Кадры управления представлены дилерскими и сбытовыми сетями, пользователями компьютерных технологий. Финансовые ресурсы представлены стоимостными потоками в мировом разделении труда. Данные элементы системы мировой экономики находятся на разных уровнях развития, их качественно более высокий порядок привел к синергетическому эффекту, выраженному в изменении сознания участников процесса глобализации. Взаимосвязь элементов мировой финансовой системы характеризуется спецификой, обусловливающей рост стоимости. Названные элементы располагаются на мировом уровне хозяйствования и формируют организационное устройство глобального финансового механизма, создающего новые потоки стоимости.

В данном контексте рассмотрения определяющим видится существование системы экономических субъектов, что предполагает, во-первых, учет стоимостной природы и параметров функционирования такой системы (как объективной данности образования), и, во-вторых, существование системы во времени и пространстве (согласно системообразующим факторам). Такая постановка вопроса делает обоснованным отслеживание стоимостных характеристик системы в рамках мониторинга стоимости.

Стоимостные особенности системы предполагают контроль важнейших параметров: 1) прибыли системы; 2) затрат системы. Эти характеристики лежат в основе оценки эффективности функционирования и целесообразности существования системы (ее адаптивные начала). Рост стоимости системы может основываться как на абсолютных значениях, так и на оборачиваемости. Во временной перспективе важным является элементный набор системы, характеристики которого обеспечивают рост ее стоимости. Пространственные параметры системы предполагают соответствующую структуру, реализующую выгодную форму поведения – специализацию либо (и) кооперацию, которая способствует росту стоимости предприятия. Специализация означает подбор элементов в систему, обеспечивающих селекцию интересующих (как правило, в настоящее время и в отношении макросреды) ее характеристик. Кооперация предполагает элементный состав, который в силу глобальности охвата обеспечит преимущества системы над меньшей (путем синергетического эффекта, либо возможности достичь более масштабной цели). Стоимостные параметры определяют специфику формы поведения.

Исходя из этого исследуем перспективы функционирования отечественных предприятий. Принципиальным является ответ на вопрос о преимуществах крупной формы хозяйствования. Концентрация капитала и производства определяет ряд стратегических преимуществ системы. Уникальные преимущества крупной системы финансовых ресурсов позволяют не только обеспечить финансирование наиболее выгодных на рынке проектов и получить неограниченные ресурсы финансового рынка, но и победить в конкурентной борьбе за счет функционирования на пороговом значении себестоимости имеющихся ресурсов.

Известный экономист А.Д. Чендлер исследовал преимущества, которые обеспечили влиятельное положение крупнейшим фирмам в мировой экономике. Он ввел понятие квазипостоянных издержек, снижение которых обеспечивается только крупной формой организации и за счет которых происходит финансирование ключевых направлений капиталовложений (включая НИОКР) и соответственно достижение стратегических преимуществ. Если постоянные издержки рассматриваются в краткосрочном периоде в отношении объема выпуска, то квазипостоянные – в долгосрочном и в отношении размера фирмы. Эти издержки становятся ведущим фактором наращивания объемов производства и увеличения размеров фирм, когда уже нет очевидной надобности экономии на масштабе производства. Эффект зависит от размеров предприятия и его мощностей, от скорости и интенсивности их использования. Разрабатывая перспективный продукт, фирма осуществляет уникальные крупные разовые капиталовложения на НИОКР. В последующем затраченный объем ресурсов обусловливает лидирующее положение разработчика на рынке и вектор развития НТП. Отраслями специализации таких компаний являлись автомобилестроение, электроника, фармацевтика, высокие технологии. Взаимовыгодный интерес приводит к сотрудничеству лидеров из различных отраслей.

Постоянный характер вложений будет тем дешевле, чем больше производственная программа, построенная на основе результатов НИОКР. Аналогичный эффект достигается при осуществлении вложений в сбытовую сеть, которая обеспечивает реализацию возрастающего объема продукта. Поставленный менеджмент такой фирмы будет обеспечивать реализацию апробированных эффективных управленческих и финансовых технологий в возрастающем масштабе. Показанный расклад подтверждается деятельностью крупнейших разработчиков компьютерной техники, предприятий авиакосмической отрасли, фармацевтической промышленности, гигиенических средств. НИОКР, будучи растиражированными, становятся практически бесплатными для потребителя, а разовые гигантские затраты в избранном направлении обеспечивают конкурентные преимущества на многие годы вперед, ибо компания становится лидером, определяющим мировые стандарты. Транснациональный характер фирмы подкрепляет успех.

Формой реализации конкурентных преимуществ выступает ТНК, которая обеспечивает эффективную форму интеграции составляющих ее компонентов (производственного, сбытового, информационного, финансово-кредитного, организационно-правового) на целостности и синергии посредством сочетания кооперации и специализации. С точки зрения эволюционной экономики развитие систем идет в направлении укрупнения и интеграции, поэтому ТНК могут рассматриваться как эволюционная вершина развития, наиболее устойчивая организационная форма бизнеса в мировом разделении труда. Им принадлежит решающая роль в современной экономике, поскольку такой механизм позволяет путем концентрации потенциала участников согласовывать их взаимные интересы (часто надгосударственного характера) и занимать стратегические позиции в конкурентной борьбе, решать глобальные проблемы участников рынка, определять направления научных разработок , делать эталоном собственную линию поведения.

Финансовая специфика этой организационной формы делает возможным выгодное сочетание пространственно-временных характеристик системы в целях роста. Целостность структуры основана на общей долгосрочной финансовой политике, предполагающей при любом раскладе рост стоимости центральной компании. Распределение ресурсов в структуре обеспечивает интеграционные связи элементов и направлений деятельности. Такая структура имеет «иммунитет» против негативного влияния внешней среды, поскольку составляет значительную ее часть. В арсенале образования имеются всевозможные варианты финансирования и неограниченный доступ к национальным и мировому финансовым рынкам. При осуществлении крупных финансовых вложений часто используются комбинированные методы финансирования. Стратегические преимущества и контроль центральной компании может основываться на «системе участий» и на обладании исключительным правом разработки определяющих направлений деятельности всей компании. Возможность ТНК создать замкнутый контур (финансовый, технологический, воспроизводственный) в местах пребывания означает доминирующую форму развития, поскольку в деятельности компании не участвуют нежелательные элементы, а принимающие страны, часто в ущерб себе и населению, поставляют в мегаструктуру только интересующие компоненты для дальнейшего разрастания.

Имеющиеся в России формы организации производства мало соответствуют требованиям динамично развивающейся экономики. Недостаточна концентрация капитала. Замкнутость предприятий в национальных границах, неразвитый финансовый рынок усугубляют проблему привлечения стоимости в оборот. Причина во многом заключается в нарушении пропорций воспроизводственного процесса на уровне субъектов экономики – в несоответствии спроса продукции, которую готовы поставить отечественные производители. Историческая специфика России обусловила сочетание высокой доли крупных предприятий и недостаточной доли предприятий мелкого и среднего бизнеса. Крупные предприятия несравнимы с западными корпорациями. В числе крупнейших предприятий России отсутствуют предприятия ряда отраслей, относящихся во всем мире к сфере деятельности крупного бизнеса: аэрокосмической и электронной промышленности, производства компьютеров, инжиниринга, фармацевтики. В таких условиях об эффективном покрытии затрат на НИОКР говорить не приходится, поскольку предприятиям придется расстаться с большой долей стоимости. Недостаток концентрации стоимости будет долгое время одним из предопределяющих развитие страны факторов. Только предприятия, отрасли, обеспечивающие эффективную аккумуляцию стоимости, способны осуществлять затраты на передовые технологии, привлечение высококлассных специалистов. Укрупнение предприятий (в различных формах) и качественный рост стоимости в системе есть непременное условие повышения уровня концентрации производства и капитала и ориентации на инновационный характер развития.

Малый бизнес выступает «питательной средой» для более крупных форм организации. Этот альянс должен образовывать единый вектор движения, направленный на реализацию национальных интересов в международном разделении труда. Неразвитость малого бизнеса в России сдерживает развитие предприятий крупных форм хозяйствования и негативно влияет на воспроизводственные процессы в экономике. Процесс концентрации производства в малом бизнесе заметен в формировании фирм розничной и оптовой торговли, в отраслях пищевой промышленности, сферы услуг. В развитых странах помимо упоминавшихся ранее традиционных сфер деятельности малого бизнеса наблюдается его активность в сегментах венчурного финансирования, научных парков, интернет-сферы, приборостроения, электроники, оптики. Миниатюризация и компьютеризация привели к тому, что высокотехнологичное оборудование теперь доступно малым предприятиям – с технической точки зрения здесь стирается грань между крупной и малой формой хозяйствования. Мобильность малого бизнеса в сочетании с указанными технологическими особенностями создает уникальную нишу функционирования. Эксперты отмечают появление разновидности ТНК – небольших по размеру компаний, активно развивающих деятельность за рубежом.

В развитых странах происходит формирование «новой экономики». Ее доля составляет порядка 20–25 % удельного веса, и она характеризуется высокими темпами роста и концентрации, основанными на производстве наукоемкой продукции, сетевых структурах организации, высокотехнологичном компьютерно–информационном обеспечении. Определяющим фактором здесь является высокий уровень затрат на НИОКР, возможный по причине высоких квазипостоянных издержек, в отличие от экономики традиционного типа (с большой долей издержек переменного типа). Микроэлектроника и телекоммуникации выступают материальной инфраструктурой, на которую опирается неоэкономика. «Новая экономика» «раскручивается» до предела, когда возможно финансирование определяющих НТП разработок и тиражирование продукции. Отрасли «новой экономики» характеризуются: 1) интеллектуальным капиталом как главным ресурсом развития; 2) уникальность и преобладающей значимостью нематериальных активов; 3) высокой долей инновационности и обновления продуктов. Так, если в 2001 г. балансовая стоимость финансовых и физических активов в среднем составляла 20 % от рыночной стоимости. Остальные приходились на нематериальные активы, интеллектуальный капитал – знания, брэнды, результаты исследований и разработки, интеллектуальную собственность, репутацию, взаимоотношения с работниками, заказчиками, поставщиками и бизнес-партнерами.

Происходящие в России преобразования должны непременно «преломляться» через особенности развития мировой экономики, где помимо эффективно функционирующей прежней ее составляющей быстрыми темпами развивается и новый сегмент – высокотехнологичный, определяющий направленность в мировом разделении труда. Перспективным считается рынок информационных технологий (соответствующий информационно-коммуникационному контуру финансового механизма), который характеризуется как инновационный, инфраструктурный, мультипликативный и высокорентабельный. Темпы его роста превосходят темпы роста национальной экономики. Емкость мирового рынка информационных технологий составляет 1650,7 млрд. дол. США. Однако если структура российского рынка представлена 70 % оборудования, 10 программного обеспечения, 20 % услуг, то в странах Западной Европы соотношение составляет соответственно: 20, 20 и 40 %. В числе проблем, препятствующих инновационной направленности развития этого рынка, следующие: слабая капитализация отрасли, затрудненность доступа к капиталу и выходу на фондовые рынки, отсутствие возможности венчурного финансирования. Учитывая национальные стратегические задачи, параметры рынка нельзя считать оптимальными, ибо развитие мирового рынка характеризуется инновационными скачкообразными переходами на более высокие уровни производства, качества услуг, государственного и корпоративного управления.

В национальной экономике структурой, способной стать протоформой ТНК, является ФПГ, заключающая в своем составе производственные, торгово-посреднические, финансовые, информационные, научно–исследовательские элементы. Эти компоненты обеспечивают соответствие происходящим в мировой экономике тенденциям концентрации производства и капитала. Организация ФПГ позволяет минимизировать расходы производственного, финансового, информационного характера, поскольку интересующие рыночные институты такой специфики уже входят в ее состав, а тесная взаимоувязка технологических процессов делает эффективной специализацию и кооперацию. Взаимовыгодный интерес и перспективы участия в крупном и влиятельном организационном образовании делают потенциальными участниками ФПГ: предприятия, банки и другие финансовые институты, научно-исследовательские учреждения, учебные заведения, государственные органы власти, торговые и внешнеторговые дома, посреднические, консалтинговые, информационно-рекламные компании, страховые, инвестиционные институты, фонды и другие рыночные субъекты.

ФПГ представляет собой современную форму интеграции промышленного и финансового капиталов – интегрированный капитал, который самым тесным образом связан с воспроизводственными процессами в стране. Группа является механизмом согласования интересов предприятий и банков, первые получают доступ к финансовым ресурсам для осуществления перманентного расширенного воспроизводственного процесса, вторые – для размещения полученных средств в сфере создания стоимости. Финансовая подпитка производственной деятельности предприятий банковскими средствами минимизирует издержки создания стоимости и способствует синхронизации производственно-финансовой составляющей этого процесса, а доступные средства банка делают процесс воспроизводства непрерывным.

Помимо указанных составляющих интегрированного капитала объединяются и такие его элементы, как страховой, торговый, посреднический, инвестиционный. Созданная на взаимовыгодной основе система финансовых ресурсов имеет более качественные характеристики в плане прибыльности, оборачиваемости, получения уникальных возможностей привлечения и использования средств. Механизм роста системы основан на синергетическом эффекте, сочетании различной скорости кругооборота ее элементов, цикличности воспроизводственных процессов, маневрировании ресурсов. Становятся доступными следующие выгоды: приращение амортизационного фонда участников, аккумулирование возросшей от слияния прибыли и накопление «критической» для НИОКР массы ресурсов, оборачиваемость и многократность использования средств за счет вхождения в группу различных элементов рыночной инфраструктуры, приращение устойчивых пассивов, управление ресурсами для реализации стратегических и наиболее коммерческих проектов всего образования, а не отдельных его участников. Диверсификация промышленной и финансовой деятельности группы способствует расширению сферы ее деятельности, вовлекая в ее орбиту все новые и новые элементы и компоненты внешней среды.

Поскольку перед российскими предприятиями стоит задача выжить в конкурентной борьбе, то необходима смена стратегии поведения. Выдержать конкуренцию можно посредством приемлемой формы существования в общественном разделении труда. Несмотря на различное институциональное оформление, в основе поведения систем на всех уровнях лежат упоминавшиеся формы их существования, возникшие на основе общественного разделения труда (т. е. специализация и кооперация). Согласно закономерностям самоорганизации, развитие, сопровождаясь процессами интеграции (посредством кооперативных процессов) и дезинтеграции (посредством специализации), формирует качества целостности системы, либо предпосылки многообразия направлений развития. Специфика формы должна в максимальной степени способствовать синергетическому эффекту системы.

Недостаточные размер и капиталоемкость отечественных предприятий предопределяют одной из возможных линий поведения специализацию. Малый размер занимаемой ниши выравнивает конкурентные преимущества в сравнении с крупным товаропроизводителем, который не сочтет целесообразным деятельность в узкоспециализированном сегменте. Монополистам необходимо переориентироваться с массового производства на выпуск специализированной продукции, и пожертвовав массовостью рынка, сосредоточиться сегментах, где ценятся специфические свойства.

Специализация выгодна и малым предприятиям. Они могут сосредоточиться на выпуске отдельных деталей, агрегатов в рамках технологической цепочки крупного предприятия, которое тем временем может быть ориентировано на совершенствование всего изделия, освоение рынка. Доступное высокотехнологичное оборудование, обученный персонал, узкий ассортимент выпуска снижают издержки малого предприятия. В рамках этой тактики более возможными считаются легальное копирование, следование за безусловным лидером, ибо преимущества специализации делают доступнее повторение технологии, решения, разработанного и раскрученного конкурентом. Здесь издержки ниже тех, которые осуществлял лидер, и покрываются они меньшим объемом производства. Подражатель пользуется готовым рынком.

Альтернативной или взаимодополняющей специализацию формой поведения будет выступать кооперация, представляющая собой форму организации взаимосогласованного производства, основанную на коммерческом сотрудничестве, взаимной гарантии рисков, общей защите интересов. Эта форма достаточно наглядно рассмотрена в механизме действия ТНК, ФПГ. Реализация кооперативной формы поведения систем есть объективное их качество, структура будет расширять свою зону влияния до тех пор, пока сопротивление внешней среды не зафиксирует ее в определенных границах.

Низкая концентрация капитала, отсутствие координирующего механизма деятельности заставляют отечественные предприятия объединять усилия в конкурентной борьбе. Кооперация позволяет добиться высокой степени интеграции и диверсификации производства, вовлечь дополнительные объемы капитала и собственности в сферу взаимного интереса. Кооперация, основанная на экономических преимуществах партнеров, так же позволяет выстроить вектор стратегического развития входящих в систему предприятий. Становятся доступными углубленная специализация, выход за пределы технологической цепочки, экономическая и географическая диверсификация деятельности.

Такая форма взаимодействия выгодна всем участникам – ведущее предприятие получает возможность сосредоточиться на оптимизации производственного процесса, реализации стратегии, а предприятия–субподрядчики эффективнее осуществляют выпуск комплектующих деталей и узлов, гибко реагируя на конъюнктуру рынка. Последние получают так же гарантированный платежеспособный спрос долгосрочного характера.

В названных схемах интеграции основополагающей является эффективная реализация производственной направленности финансовых ресурсов. Приоритет производственной деятельности предприятия служит исходным мотивом образования различных форм сотрудничества и оформления замкнутых воспроизводственных цепочек. Разрастающаяся производственная структура имеет финансовую структуру соответствующей значимости; их взаимодействие позволяет достичь наибольшего эффекта. Разные значения оборачиваемости капитала в отраслях позволяют максимизировать итоговую эффективность. Слияние собственности и капиталов приводит к образованию замкнутых рынков капиталов, обеспечивающих концентрацию ресурсов и их реинвестирование в рамках диверсифицированных видов деятельности.

Кооперация наблюдается и в международном разделении труда. Получают развитие сетевые структуры организации, основанные не на жесткоцентрализованном устройстве, а на межфирменных соглашениях. Соглашения позволяют минимизировать издержки влияния внешней среды и придти к компромиссным соглашениям, координирующим деятельность партнеров. Сетевая форма организации более адаптивна, чем ТНК.

Рассматривая организационно-технологическое взаимодействие и интеграцию участников международного разделения труда, следует учитывать «технологические пирамиды», поскольку сегодня определяющим является противостояние господствующих технологий. Передовыми странами являются те, которые разрабатывают и продают новые фундаментальные технологические принципы, как правило, информационной направленности. Вторую ступень занимают страны, доводящие эти принципы до промышленных технологий и продающие их. Третью группу формируют страны, покупающие и размещающие у себя эти технологии и производящие с их применением товары, экспортируемые в четвертую группу – наименее развитые страны. Взаимодействие возникает между элементами – дополняющими друг друга в рамках подобных пирамид странами. Передовые технологии выступают как грядущая форма содержания стоимости, определяющая экономическую конкурентоспособность владельца в мировом разделении труда. Эта форма характеризует собой новую ступень эволюции через призму технологических особенностей воспроизводственного процесса. Отечественная экономика имеет максимальные шансы на догоняющий тип развития, основанный на освоении и усовершенствовании достижений передовых стран с движением к вершине «технологической пирамиды».

Передовые технологии, представляя собой современную форму содержания стоимости, определяют лидирующее положение стран в «технологических пирамидах» и международном разделении труда. Развивающих технологий у России (в том числе информационных, соответствующих фазе эволюционного развития) практически нет. Страна будет довольствоваться тем местом в международном разделении труда и создании стоимости, которое займет в соответствии с имеющимися ресурсами, наличием развивающих технологий – данные факторы выступают основополагающими при формировании распределительных информационно–финансовых потоков на основе созданной в секторах мировой экономики прибыли. Обладание информацией о перспективных секторах приращения стоимости, а также наличие ресурсов для развития предопределяет технологическое лидерство.

Чтобы вхождение в технологические составляющие пирамиды было результативным, нужно учитывать «пространство готовности», которое обусловливает возможности адаптации субъектов национальной экономики к мировым трансформациям. Это поле принятия нового опыта и внешних для субъекта факторов с последующими использованием их в своей деятельности и органичной интеграцией в систему. Знание пространства готовности позволяет выработать программу действий в рамках стратегических полей взаимодействия в контексте мировых трансформаций. Сформированы «поля» производственного, финансового, информационного, телекоммуникационного, транспортного и других пространств функционирования мировой экономики. Данные поля, ставшие значимыми и обособленными, образовали самоструктурирующееся пространство в информационной теории объектов. Требования миропорядка заставляют учитывать особенности пространства готовности, стратегических полей взаимодействия и производных от них факторов. Целое (мировая экономика) требует адекватного поведения частей (национальных экономик).

Конкуренция систем в разделении труда обусловливает необходимость определения режимов и параметров функционирования. Формирование стоимости может быть основано как на абсолютных значениях, так и на оборачиваемости. Режимы обеспечения стоимостного прироста системы предполагают соответствующую конкурентную тактику поведения. Если система незначительна по размеру и противостоит более мощной системе, то обоснованным будет ее режим, основанный на оборачиваемости ресурсов. Такая система объективно имеет улучшенные параметры обеспечения стоимостного прироста за счет оборачиваемости ресурсов в единицу времени. Ведущий параметр будет определять интеграцию системы во внешней среде. Ускоренная оборачиваемость и мобильность ресурсов дадут возможность в перспективе профинансировать более капиталоемкие проекты. Напротив, если система имеет перевес в финансовой мощи, то ее поведение должно строиться на получении на рынке максимально возможных прибылей.

В любом случае стоимостная природа системы делает необходимым отслеживание стоимостных параметров функционирования в рамках мониторинга. Информационная составляющая деятельности системы является сегодня определяющей. Развитие этого пространства функционирования ускорило и процессы транснационализации производств, концентрации капиталов. Информация дает возможность экономии времени в производственно-финансовом цикле предприятия. На основе информации о состоянии финансово–кредитных параметров функционирования предприятий рационализируются процессы управления системой, строятся процессы самоорганизации, повышаются адаптивные характеристики. За счет информации система расширяет свои границы во времени и пространстве. При функционировании системы финансовых ресурсов предприятий в условиях глобализации мирового хозяйства важным является систематическое определение приоритетов ее стратегического развития на основе стоимостной природы и пространственно-временных параметров деятельности. Только с учетом финансово-кредитных особенностей развития мировой экономики необходимо определять сегменты взаимодействия. Мировая экономика имеет специфику, «точки роста». Критерием эффективности интеграции структур будут максимизация стоимости, участвующих в воспроизводственном процессе экономических субъектов страны, и рост показателя валового национального продукта.


СТАТЬИ >> МИКРОЭКОНОМИКА

Существуют ли законы производства?

В 1948 году в журнале «American Economic Review» была напечатана статья «Существуют ли законы производства?». Автор Douglas P. H., известный тем, что совместно с Cobb C. W., предложил использовать в качестве производственной функции функцию типа P = bLkC1-k, где P – выпущенный продукт, L – труд, C – капитал, b и k – некие константы, представил результат своих многолетних исследований экономик целого ряда стран.

Главной целью являлось установление значений коэффициентов k и 1-k. Оказалось, что значение k очень близко к 2/3, а 1-k, соответственно, к 1/3. Функции типа Кобба-Дугласа интересны тем, что показатели степени отражают долю фактора производства в выпущенном продукте, следовательно, доля труда в экономиках исследуемых стран составляла 2/3, а доля капитала - 1/3. При увеличении капитала на 1% продукт возрастает на 1/3%, а при увеличении количества нанятых работников на 1% производство увеличивается на 2/3%. Для сбалансированного и оптимального расширения выпуска продукции необходимо увеличивать количество капитала и труда в соотношении 1 к 2. В таком случае производство будет максимально эффективным, и никакой падающей отдачи наблюдаться не будет: при увеличении затрат на 1% выпуск будет увеличиваться на 1%. Подобные выводы кажутся очень интересными, и, как заметил Douglas P. H., простым совпадением их объяснить невозможно. Трудно представить, что в таких разных странах, как США, Новая Зеландия, Австралия и Южная Африка, затраты производителей на капитал и труд совершенно случайно распределяются в соотношении 1 к 2.

Безусловно, это соотношение должно объясняться некой важной зависимостью, или, в общем случае, неким законом производства. Но в чем он состоит и какова его суть? Почему, затратив на приобретение дополнительного капитала некую сумму денег, производитель должен затратить ровно в два раза больше средств на наем дополнительного труда? Какой механизм вынуждает его это делать? Ответы на эти вопросы так и не были получены. Обратим внимание еще на один, хорошо известный в настоящее время, факт, который заключается в странном постоянстве доли потребления в ВВП. И эта доля составляет 2/3. Случайностью это считать будет совсем неразумно. Очевидно, что если 2/3 ВВП составляет выпуск потребительских товаров, то, оставшаяся 1/3 ВВП – это производство капитальных благ, что подтверждает выводы Дугласа. Попробуем разобраться со всем этим и получить какое-нибудь правдоподобное объяснение указанным фактам.

I. Результаты Пола Х. Дугласа.

В конце 20-х годов прошлого века, используя данные по американской обрабатывающей промышленности за период с 1899 по 1922 г., Пол Х. Дуглас попытался определить методом наименьших квадратов величину показателя степени труда k. Она оказалась равной 0,75, а показатель степени капитала 1-k, естественно, был равен 0,25. Было установлено, что расхождения между теоретической величиной продукта, которая определялась с помощью производственной функции, и реальной величиной были невелики. Наиболее значительные отклонения наблюдались в годы депрессий и максимальной хозяйственной активности. Это легко объяснялось несовершенной природой индексов труда и капитала. Индексы измеряли количества факторов производства, а не степень их относительного использования. Очевидно, что в годы депрессий загруженность оборудования была невысокой, а занятость частичной. В годы процветаний оборудование использовалось чрезвычайно интенсивно, а рабочая сила привлекалась для сверхурочных работ. Так, что подобные расхождения, скорее, являлись дополнительным подтверждением общей значимости формулы для нормальных периодов. Дополнительное подтверждение было получено из анализа доходов, выполненного Национальным бюро экономических исследований. Было установлено, что доля труда в чистой ценности продукта обрабатывающей промышленности за десятилетие 1909-1918 гг. составила 74,1%, т. е. почти точно соответствовала величине показателя степени для труда.

Вдохновленный подобным результатом, к анализу временных рядов очень скоро подключился Кобб. Он рассчитал индексы труда, капитала и продукта в обрабатывающей промышленности Массачусетса за период с 1890 по 1926 г. и нашел, что величина k равна 0,743. Аналогичное исследование, проведенное в Чикаго А. Директором для обрабатывающей промышленности Нового Южного Уэльса за период с 1901 по 1927 г. дало величину k 0,65. В 1937 году Дуглас совместно с Мапджори Хандсейкером проанализировал данные для обрабатывающей промышленности Виктории за период 1907-1927 гг., и установили, что значение k равно 0,71. После 1937 года в связи с критикой, высказанной рядом исследователей, было решено проводить независимое определение степеней для капитала и труда.

Действительно, равенство суммы степеней единице означает постоянную отдачу от вложенных в производство факторов, а это еще требовалось доказать. Если сумма степеней окажется больше или меньше единицы, то это покажет быстрее или медленнее растет производство, чем скорость вовлечения в экономику дополнительных факторов производства. Забегая вперед, отметим, что этот подход мало что изменил: сумма степеней во всех последующих исследованиях была равна или близка к единице. После войны были выполнены исследования для американской обрабатывающей промышленности за следующие годы: 1889, 1899, 1904, 1909, 1914 и 1919, для Канады за 1923, 1927, 1935 и 1937, три исследования для Виктории за 1910-1911, 1923-1924, 1927-1928, одно исследование для Нового Южного Уэльса за 1933-1934, пять исследований для Австралии за 1912, 1922-1923, 1926-1927, 1934-1935, 1937-1938. Студенты Дугласа дополнили исследования данными для Квинсленда за 1937-1938 гг. и Новой Зеландии за 1926-1927 гг. Кроме того, был проведен структурный анализ для Южной Африки. В результате получили следующие показатели степеней (так, как степень капитала определялся независимо, он был обозначен, как j). Для американской обрабатывающей промышленности значение k находилось в диапазоне 0,51-0,81, а j 0,15-0,43. Среднее значение k составило 0,63,а j – 0,34. Для штата Виктория значение степеней составило 0,84 и 0,23, для Нового Южного Уэльса – 0,78 и 0,20, для Австралии k находился в диапазоне 0,49-0,64, а j – 0,34-0,49. Средние значения степеней для всех исследований Содружества и Штатов оказались равны 0,60 и 0,37. Для Южной Африки за 1937-1938 гг. k равнялся 0,66, а j 0,32. Данные для Канады и Новой Зеландии несколько отличались: значение степени труда было ниже, а степень показателя капитала выше.

Какие выводы позволяют сделать представленные результаты? Наблюдается удивительное постоянство доли труда и капитала в течении длительных периодов в каждой из рассматриваемых стран, но абсолютные значения изучаемых показателей несколько отличаются. Безусловно, это может быть связано с особенностями учета и сбора статистических данных в различных странах. Возможно, это отражает различия и особенности развития экономик этих стран. Но идея представляется чрезвычайно интересной. Существуют или нет законы производства? Попробуем ответить на этот вопрос. Но для начала необходимо остановиться и обсудить природу сбережений и инвестиций, так как именно они отвечают за создание и появление дополнительного капитала. А соотношение между потреблением и сбережениями определяют долю труда и капитала в конечном продукте.

II. Трудовая теория стоимости.

Почему-то очень многими при обсуждении теорий стоимости упускается из виду одно очень важное обстоятельство. Если предположить, что в стоимость конечного продукта, кроме оплаты труда, входит оплата использования капитала и некая прибыль собственника производства, то каким образом оказывается, что конечная продукция куплена. Очевидно, что общая зарплата работников заведомо ниже, чем стоимость конечных товаров и услуг. Кто и за какие деньги все это приобретает? Даже если учесть, что капитал представляет собой оплаченный труд рабочих, занятых в производстве капитальных благ, зарплаты явно недостаточно для покупки всех произведенных товаров. Зарплата ниже стоимости товаров на величину прибыли.

Но прибыли существуют, мы их, несомненно, видим в реальной экономической жизни. Прибыль, как правило, направляется на приобретение дополнительных капитальных ресурсов, а, значит, идет на оплату труда в секторе производства капитала. Но это не спасает ситуацию: предприятия капитального сектора тоже получают прибыль. Значит, величина всех зарплат оказывается ниже общей стоимости конечных продуктов. Более того, как объяснить существование сбережений и инвестиций? Зарплат недостаточно даже для покупки продуктов. Откуда могут взяться сбережения?

Для начала, рассмотрим стационарную экономику простого воспроизводства. В такой экономике из года в год производится одно и то же количество товаров. Технологии неизменны и хорошо всем известны. Такая экономика находится на границе своих производственных возможностей. Все предприятия одинаково эффективно используют имеющиеся производственные ресурсы. Стоимость ресурсов целиком определяется их предельным продуктом. Экономический рост и прибыль в таких условиях невозможны. Такое состояние в реальной жизни мы именуем, как ни странно, экономическим кризисом. Экономический кризис – это состояние, при котором достигается максимальная производительность для данного уровня развития науки и технологий.

Это состояние идеального равновесия и совершенной конкуренции. Прибыль отдельного предприятия возможна только за счет убытка другого. Конкуренция носит характер непримиримой и ожесточенной борьбы и совершенно не важно, сколько игроков находится на рынке. Даже если экономика состоит из одного предприятия, собственник производства будет чувствовать себя отвратительно. Всю свою выручку он обязан будет направить на зарплату своим наемным работникам для того, чтобы они смогли купить его продукцию. В противном случае, стоимость произведенной продукции неизбежно упадет, и собственник предприятия получит за свой товар ровно столько, сколько направил на оплату труда.

Представим себе маленькую страну, в которой живут собственник предприятия (он же капиталист и эксплуататор) и десять рабочих. Предприятие выпускает продукты питания, которые потребляются рабочими. Собственник платит рабочим по 100 денежных единиц. После реализации продукции он неизменно имеет 1000 денежных единиц. Через некоторое время, такая благотворительность ему надоедает, и он решает стать эксплуататором. Теперь он платит каждому своему рабочему 90 денежных единиц. Однако, очень скоро все обнаруживают, что, на самом деле, не изменилось ровным счетом ничего. Рабочие как покупали всю продукцию, так и покупают, их реальные зарплаты не изменились. Номинальная зарплата снизилась, но снизились и цены на продукты питания. Собственник, сэкономив 100 единиц, после продажи своего товара получит теперь лишь 900 денежных единиц, и у него по-прежнему будет 1000. Конечно, обозленный таким положением дел, он может броситься скупать на свою сотню назло всем свой товар. Но, по большому счету, он ему не нужен, ему нужен капитал, который принесет ему дополнительный доход. Как его получить, не нанося ущерб себе? Ответ дадим несколько позже, а теперь еще раз обсудим полученные результаты.

Совершенно очевидно, что в закрытой экономической системе в каждый момент времени должно выполняться равенство:

pQ = wL (1)

где p цена произведенного продукта, Qколичество продукта, wстоимость труда (зарплата), Lколичество работающих людей. В этом случае весь продукт будет выкуплен, а вся зарплата израсходована. С другой стороны, для отдельного предприятия производственная функция будет выглядеть, как:

pq = wl + rk (2)

где rцена капитала, а kколичество капитала. Стоимость капитала представляет собой зарплаты работников, производящих капитальные блага и уравнение (1) для всей экономики будет выполняться. Но где же в таком случае прибыль, инвестиции и сбережения? А их в стационарной экономике нет и быть не может. В состоянии экономического кризиса, когда рост прекращается, прибыли, сбережения и инвестиции устремляются к нулю. Они возникают только тогда, когда появляется возможность увеличить производительность использования ресурсов, когда происходит внедрение в процесс производства инноваций, когда предприятия, закупая ресурсы по старым ценам, производят больше продукции, чем раньше. Предельный продукт ресурса превосходит установленную рыночную цену на ресурс. Разница между ними и приводит к появлению прибыли, сбережений и инвестиций. Они возникают только в условиях экономического роста, к обсуждению которых мы и преступим.

III. Откуда берется капитал?

Вернемся в нашу маленькую страну, где господствует единственный собственник и трудятся 10 рабочих. После безуспешных попыток получения прибыли путем сокращения зарплат, очень скоро, собственник находит для себя другую и единственную приемлемую возможность увеличения своего благосостояния. Для этого собственник должен превратиться из неудачливого эксплуататора в предпринимателя-инноватора. Внедряя новые технологические решения в производственный процесс, и совершенствуя управление, он добивается увеличения производительности труда. Теперь 9 человек способны производить столько же продукции, сколько раньше производили 10. Всем рабочим предприниматель продолжает платить по 100 единиц для того, чтобы его выручка не упала. Но одного рабочего он направляет на изготовление, допустим, более совершенной печи для выпечки хлеба. Поскольку стоимость одного рабочего составляет 100 единиц в месяц, то за этот срок он создаст дополнительный капитал стоимостью 100 единиц.

Этот капитал представляет собой материализованную прибыль предпринимателя. А стоимость труда рабочего, занятого в производстве капитальных благ, - это не что иное, как сбережения и инвестиции. Общество отказалось от немедленного увеличения потребления ради гораздо большего увеличения потребления в будущем. Производство потребительских товаров могло быть немедленно увеличено, если бы рабочий трудился на своем привычном месте, потому что производительность труда стала выше. Но производство дополнительного капитала представляется более выгодной альтернативой. После введения в строй новой печи собственник и общество получает двойную выгоду: производство увеличится и благодаря возвращению рабочего на свое привычное место, и благодаря запуску новой печи.

Общество отказывается от увеличения потребления сегодня, оно направляет сэкономленные трудовые ресурсы на создание дополнительного капитала, что позволит в будущем существенно увеличить потребление. Люди сберегают и инвестируют. В рассмотренном нами примере предприниматель мог не привлекать рабочего для создания капитала, а оставить его заниматься привычным делом – выпускать потребительские товары. В результате возросшей производительности труда товаров на рынке появится больше, и они станут дешевле. Поэтому рабочие временно могут оставить потребление товаров на неизменном уровне, и сохранить некоторое количество денег. Эти деньги они могут предложить предпринимателю в качестве кредита. Понимая, что при помощи кредита предприниматель оплатит труд по созданию капитала, который принесет прибыль, рабочие согласятся предоставить деньги под некий процент. Так или почти так в растущей экономике возникают сбережения, инвестиции, прибыль и процент, которые невозможны в стационарной экономике. Они возможны только в условиях экономического роста.

Безусловно, уравнение (1) выполняется и в растущей экономике, но надо понимать, что зарплата, выплаченная в определенный момент времени идет на покупку товаров, произведенных в прошлом периоде. В тоже время, она является оплатой за будущий труд. А если будущий труд становится более производительным, то, именно тогда, появляется возможность получения прибыли и создания капитала. Но, когда производство вырастет, то рабочие неизбежно получат полную стоимость своего труда. Есть здесь эксплуатация? Нет. Рост производительности труда, несомненно, заслуга того, кто координирует и управляет процессом производства. Дополнительный капитал – это награда предпринимателю за эффективное использование имеющихся ресурсов. Рабочие получают все сполна, они покупают на свои зарплаты весь потребительский продукт, их реальные зарплаты неуклонно повышаются. Где здесь эксплуатация и что предприниматель ворует у рабочего? Ничего. Он накапливает капитал, который приносит пользу всем: дополнительный капитал увеличивает производительность труда, вознаграждение за труд неизбежно, растет. Растет до таких размеров, чтобы полностью поглотить весь выпущенный потребительский продукт.

Потребительский продукт без остатка поглощается зарплатами. Да, безусловно, некоторый продукт поглощается предпринимателями и собственниками производства. Им тоже необходимо кушать и где-то жить. После этих слов многие злорадно усмехнутся: яхты, дворцы и личные самолеты – достойное вознаграждение за эффективное управление. Что на это возразить? Во-первых, больше одного килограмма мяса и банки черной икры в день человек не осилит, больше одного дворца и пары автомобилей имеют немногие. Во-вторых, зарплату выплачивает себе предприниматель из прибыли, а, значит, он уменьшает инвестиции в развитие своего (или чужого) предприятия. Сокращение инвестиций серьезно снижает эффективность производства и производительность труда. Чрезмерное потребление собственника производства создает громадные риски для предприятия, в высококонкурентном современном мире это чревато большими проблемами. Чтобы убедиться в этом, вернемся в нашу маленькую страну, но сделаем ее чуть более реальной. Теперь здесь трудятся два собственника производства.

Оба используют одинаковые технологии, и на их предприятиях занято абсолютно одинаковое количество рабочих. Производство растет, а вместе с ним растут и реальные зарплаты. Но, в силу того, что один из предпринимателей потребляет чуть больше, зарплаты на его предприятии, неизбежно, становятся чуть меньше. Платить больше он не может в принципе, потому что начнет терпеть убытки. Бесконечно долго подобная ситуация сохраняться не может. Другой предприниматель имеет прекрасную возможность завоевать рынок и вытеснить конкурента. Для этого у него имеется масса возможностей. Он может немного понизить зарплаты, и установить их на уровне чуть выше, чем у конкурента, а на сэкономленные деньги переманить дополнительного рабочего. При этом, подобную процедуру он может продолжать достаточно долго.

После ухода каждого рабочего выручка у первого предпринимателя будет неумолимо падать, и для того, чтобы поддержать свое потребление, он будет вынужденно постоянно снижать уровень зарплат. Кроме того, второй предприниматель может воспользоваться кредитом, и ему его с радостью предоставят рабочие, получающие более низкое вознаграждение. Они с лихвой компенсируют свои затраты более высокими заработками после перехода на новое место работы. Заметим, что производительность труда на предприятии первого предпринимателя будет неизбежно ниже, потому что большие личные расходы на потребление не позволят увеличивать капитал таким же темпом, как и у конкурента. В любом случае, исход борьбы заранее предрешен. Уменьшая инвестиции и увеличивая личное потребление, предприниматель идет на смертельный риск. Мраморные лестницы и золотые унитазы, очень часто, становятся предвестниками скорого упадка. Средства, потраченные на предметы роскоши, могли быть потрачены на расширение капитала и увеличение производительности труда, что стало бы весомым аргументом в будущем конкурентном сражении.

Покинем нашу маленькую страну и вернемся, наконец, к обсуждению доли труда и капитала в конечном продукте.

IV. Труд и капитал. Законы производства.

Как следует из уравнения (2), прирост производства отдельной фирмы выглядит так:

d(pq) = d(wl) + d(rk) (3)

Предприниматель находит способ увеличения производительности труда, внедрив, предположим, в производство новую технологию. Заранее оговорим, что за единицу стоимости примем стоимость единицы конечного продукта. Единицу стоимости выбрать необходимо, потому что в экономике важны не абсолютные цены, а относительные. Естественно, предприниматель в начале производственного цикла выплачивает такую зарплату, которая существовала до внедрения новой технологии. Возражений против этого быть не должно, рабочие все получают сполна, они выкупают весь продукт, и уравнение (1) выполняется. После завершения производственного цикла и продажи произведенных товаров предприниматель получает прибыль, поскольку его рабочие произвели больше, чем в предыдущем цикле (не забываем, что за единицу стоимости мы приняли стоимость единицы товара). Прибыль d(pq) будет равняться приросту производительности труда d(wl):

d(pq) = d(wl)

Подержав прибыль в руках, предприниматель принимает решение о том, куда ее направить. У него есть две возможности. Первая возможность: предприниматель приобретает дополнительный капитал, и прибыль уходит на зарплаты рабочим, занятым производством капитальных благ. Уравнение (1) выполняется. Кроме того, поскольку вся прибыль инвестируется в дополнительный капитал

d(wl) = d(rk),

то прирост производства потребительских товаров за весь период составит

d(pq) = d(wl) + d(rk) = 2d(wl) (4)

Замечательный результат. Прирост потребления в два раза больше первоначальных инвестиций в капитал. Рост реальных зарплат в два раза превосходит размер инвестиций. Именно поэтому, и для отдельного предприятия, и для целой экономики стоимость рабочей силы в два раза больше стоимости капитала. Значит, доля труда в стоимости конечного продукта составляет 2/3, а доля капитала – 1/3. Полученные значения достаточно хорошо согласуются с результатами Дугласа. Выходит, законы производства все-таки существуют, существует механизм, вынуждающий предприятия тратить на зарплаты своих сотрудников в два раза больше средств, чем на инвестиции. Обсудим другой способ использования прибыли предпринимателем, но, забегая вперед, отметим, что он приведет нас к тому же результату.

Вторая возможность предпринимателя заключается в выплате всей прибыли рабочим. Возросшее вознаграждение позволяет рабочим сохранить потребление неизменным, и осуществить сбережения, которые в виде кредита попадут к другим предпринимателям (или к этому же), и будут направлены на инвестиции. Вторая возможность использования прибыли выглядит менее логично, чем первая. Почему? Потому что рост реальных зарплат означает снижение относительной стоимости капитала, что должно заставлять вкладывать дополнительные средства в капитал. Даже если работники откажутся от осуществления сбережений, предприниматель будет искать способы пополнения капитала или замены рабочей силы капиталом. Для того, чтобы производство оставалось эффективным, такой шаг необходим. Если, все же, предприниматели после получения прибыли откажутся инвестировать средства в дополнительный капитал, то сложится парадоксальная ситуация: стоимость рабочей силы в отраслях, производящих потребительские товары, окажется выше, чем в отраслях, связанных с производством капитальных благ.

Такая ситуация долго сохраняться не может: зарплаты рабочих, которые производят капитальные блага, обязательно вырастут, и стоимость капитала возрастет. Поэтому отношение стоимости капитала к стоимости рабочей силы, неизменно, будет равняться ½. Поэтому в любой стране потребление составляет 2/3 ВВП. Это неизбежно, как смена дня и ночи, как приход зимы и лета. Таковы законы производства.

V. Выводы.

В условиях стационарной экономики прибыли, экономический рост, сбережения и инвестиции отсутствуют. На это есть веские причины. И в растущей, и в стационарной экономиках в любой момент времени должно выполняться равенство между общей стоимостью всех выпущенных потребительских товаров и денежным вознаграждением всех работников, которые заняты в производстве. Поэтому в стационарных условиях общая выручка и затраты производителей постоянны и равны между собой. В условиях экономического роста прибыль возможна, но об этом несколько позже.

Если в стационарной экономике попытаться осуществлять сбережения, то производители, неизбежно, начнут терпеть убытки. Их затраты, которые представляют собой зарплаты рабочих, занятых производством потребительских и капитальных товаров, будут превышать выручку на величину сбережений. Поэтому зарплаты будут немедленно снижены, и осуществлять сбережения в таких условиях чрезвычайно затруднительно. И в них нет никакого практического смысла: предприятия не имеют возможности взять кредит, прибыли нет и платить проценты нечем. Даже, если все деньги будут потрачены на покупку товаров, предприятия лишь смогут возместить свои расходы. Стационарная экономика – это экономика в состоянии экономического кризиса. Прибыль, инвестиции, сбережения, процент и экономический рост равны нулю.

Такое положение наступает тогда, когда экономика достигает границ своих производственных возможностей, когда все, или почти все, предприятия одинаково максимально эффективно используют имеющиеся ресурсы. Единственной возможностью преодоления этого состояния является внедрение инноваций, которые позволяют существенно увеличить производительность труда. Заплатив в начале производственного процесса за труд, установившуюся на рынке цену, в конце производитель получит некоторую прибавку, которая появляется благодаря внедрению инноваций. Выпуск товаров увеличится, и выручка станет больше затрат. Так в растущей экономике возникает прибыль, которая направляется на приобретение дополнительного капитала. Дополнительный капитал необходим для эффективной работы предприятия. Предприниматель и общество в целом получают двойную выгоду: производство растет и по причине увеличения производительности труда, и в связи с появлением дополнительного капитала.

Кроме того, в этом и заключена причина того, что потребление в два раза превышает инвестиции и составляет 2/3 размера ВВП. Показатели степеней для труда и капитала в функции Кобба-Дугласа, а, следовательно, доля труда и капитала в конечном продукте, составляют 2/3 и 1/3 соответственно. Законы производства, о которых говорил Дуглас, существуют. Средства, направляемые на увеличение зарплат и наем дополнительных работников, превышает в два раза средства, инвестируемые в покупку дополнительного капитала. И это не зависит от того, какую страну, регион, отрасль или предприятие мы рассматриваем. Так было, так есть и так будет, а, значит, это и есть закон производства.



Прыг: 055 056 057 058 059 060 061 062 063 064 065
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100 110
Шарах: 100





MANA новости