СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Рынок кредитования малого предпринимательства: рост без цели

Автор: Михаил Смирнов, управляющий партнер консалтинговой компании «Финист», вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства.

Статья опубликована в Журнале "Микроfinance+" 2(7) 2011 г.

Финансово-экономический кризис оказал серьезное влияние на развития рынка кредитования малого предпринимательства (МП) в России. Произошло падение объемов кредитования, а суды оказались завалены разбирательствами между банками и заемщиками. За 2009-2010 гг. обстановка на рынке несколько «разрядилась», однако нельзя говорить о том, что рынок начал уверенно восстанавливаться.

В 2008-2009 гг. предприниматели единодушно винили банки в том, что кредитование недоступно из-за высоких ставок и крайне жестких требований к заемщикам. И это было справедливо. Однако за последний год ситуация сильно поменялась: банки сейчас заинтересованы в том, чтобы кредитовать больше. Ликвидность банковской системы очень высока, очевидные конъюнктурные риски в экономике отсутствуют. Однако отсутствуют и позитивные ожидания – экономика слабо стагнирует, что для малого предпринимательства смерти подобно.

МП развиваются, во-первых, преимущественно в периоды экономического роста, когда открываются новые возможности, а, во-вторых, в периоды диверсификации экономики, когда происходит усложнение ее отраслевой структуры. С последним хуже всего – за время кризиса сырьевая направленность экономики лишь возросла. Возможности для развития МП сегодня очень невелики.

Данные ЦБ РФ в начале 2011 года зафиксировали сокращение объема задолженности малых предприятий по сравнению с декабрем 2010 года, хотя по сравнению с аналогичным периодом прошлого года рост все равно составил более 9% (рисунок 1). Неприятно удивили цифры по просроченной задолженности, которая вновь выросла, достигнув 9,9% от портфеля кредитов (максимальные значения с апреля 2009 года).

Рисунок 1. Общая сумма задолженности по кредитам, предоставленным субъектам малого и среднего предпринимательства, млн. руб.

Данные - ЦБ РФ, с учетом данных по государственной корпорации "Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)"

В течение 2010 года весьма существенно банки смягчили кредитную политику, что проявилось, прежде всего, в снижении ставок кредитования – в среднем по рынку за 2010 год ставка снизилась с 20,5% до 16,2% [1] (рисунок 2). Как результат, октябрьский мониторинг «ОПОРа России» показал, что по сравнению с мартом 2010 года дефицит финансовых ресурсов стал менее острым (значимой эта проблема была для 29% в октябре против 40% в марте 2010 года).

В 2011 году тенденция к снижению ставок кредитования получила дальнейшее развитие. Средняя ставка по кредитам на 12 месяцев снизилась в марте 2011 года по сравнению с декабрем 2010 года на 1% (до 15,2%).

Впрочем, во многом снижение обусловлено проведением временных акций и уменьшением аппетита тех банков, которые на протяжении 2010 года запрашивали максимальные ставки. Сегодня такие ставки уже не конкурентоспособны и требуют коррекции, что и происходит. Однако среди лидеров дальнейших попыток снижать ставки не наблюдается. Лидером рейтинга процентных ставок остается Сбербанк, чья ставка (13%) по-прежнему является наиболее привлекательной. Вплотную к лидеру примыкают Банк Москвы, Локо-банк, Возрождение, Россельхозбанк и БСЖВ, чья ставка составила 14%.


Рисунок 2. Индикативные ставки кредитования (кредиты на срок 12 месяцев) банки ТОП-20, % годовых [2]

Данные - "Финист"

В 2009 году, анализируя факторы банковского предложения для МП [3], мы выделили среди них пять, значимость которых была наиболее высока:

  1. Общее снижение спроса на банковские услуги со стороны малых предприятий;
  2. Ограничение ставок кредитования уровнем рентабельности МП;
  3. Неопределенная ситуация с залоговым обеспечением;
  4. Снижение доверия к системе гражданских договоров;
  5. Изменение стратегий развития, доступных для МП.

Спустя 2 года после исследования, мы можем констатировать, что лишь немногие из этих факторов сделались более благоприятными для развития рынка кредитования МП.

По состоянию на 1 января 2011 года в России было зарегистрировано 219,7 тыс. малых предприятий, что на 3,6% меньше, чем по состоянию на 1 января 2010 года. Количество малых предприятий в расчете на 100 тыс. жителей уменьшилось на 5,7 ед. и составило 154,8 ед. [4]. Среднесписочная численность занятых на МП (без учета внешних совместителей и работающих по договорам гражданско-правового характера) в целом по стране сократилась на 2,9%. Объем инвестиций в основной капитал - подрос на 2,2%, но с учетом индекса потребительских цен показатель сократился на 6%. Слабым утешением является рост оборота МП на 16,4% (с учетом индекса потребительских цент рост составил 7%).

Снижение спроса на банковские услуги со стороны малых предприятий за счет сокращения числа компаний, падения их оборотов и объемов инвестиций, сегодня отчасти компенсируется продолжающейся реструктуризацией проблемных бизнесов средних и крупных предприятий.

Малые предприятия, создаваемые на их базе, пополняют ряды заемщиков банков, в то время как «независимые» МП далеко не всегда могут получить доступ даже к коротким кредитам. Отчасти этот фактор и обуславливает ускоренный рост кредитных портфелей МП у крупных банков. Подтверждением тому является и постоянный рост сумм, доступных по стандартным программам для МП (до 400 млн. рублей), в то время как средний размер кредита редко превышает 10 млн. рублей.

В 2009-2010 гг. многие банки начинали активно работать с МП из-за возможности получения более высокой маржи. Сейчас такие возможности призрачны, и нельзя исключать, что отдельным банкам придется отказаться от кредитования МП, либо существенно сократить объемы.

С одной стороны, рост конкуренции, в т.ч. со стороны государственных банков, привел к снижению ставок кредитования на уровни близкие к историческим минимумам. С другой стороны, рентабельность операций МП резко упала, так как они в основном работают на высоко конкурентных рынках (даже в наиболее благополучных химических и машиностроительных предприятиях по итогам 2009 года рентабельность продаж находилась около 10%). Недостаточно высокая рентабельность ограничивает аппетит предприятий к кредитованию.

Снижать дальше ставки банки вряд ли способны. Даже зафиксированное в марте 2011 года снижение ставок произошло вопреки нашим прогнозам, сделанным по итогам анализа итогов 2010 года. Поэтому, чтобы сохранить привлекательность кредитных продуктов для клиентов, банки пытаются кастомизировать их под конкретные потребности клиентов. Продуктовые линейки активно оптимизируются, число универсальных продуктов сокращается (рисунок 3).


Рисунок 3. Структура кредитных программ 20 крупнейших банков на рынке кредитования МП

Данные - "Финист"

Впрочем, маркетинговая активность банков ограничивается реактивностью внутренних служб банка, отвечающих за оценку бизнеса и юридическое сопровождение кредитных сделок. Здесь заметных изменений не видно – требования к клиентам все-таки еще довольно жесткие. А часто и неоправданно жесткие, не учитывающие ни специфику конкретных кредитных продуктов, ни отрасли заемщика.

Некоторые послабления заметны лишь по увеличению количества беззалоговых кредитов и кредитов под товарно-материальные ценности. Впрочем, это справедливо назвать послекризисной адаптацией продуктовых линеек, ведь значительная часть их продуктовой линейки представлена оборотными кредитами для торговых компаний, которые и не имеют иных залогов в своем большинстве.

Достаточно очевидно, что полное преодоление этого барьера возможно только при адекватной государственной поддержке, в частности, через предоставление гарантий субъектам МП. При этом, как отмечают предприниматели, существующие фонды гарантирования, призванные решить проблему с обеспечением, оказываются практически беспомощны, так как максимальные лимиты на одного заемщика у них не превышают 30 млн. рублей, а в основном составляют 5-10 млн. рублей, что крайне мало и для производственных, и для торговых компаний (тем более, что максимальный лимит используется крайне редко).

В период кризиса проблема залогов усугублялась снижением доверия к системе гражданских договоров. Наблюдались массовые нарушения обязательств при молчаливой неспешности судов, при этом наиболее болезненным это было именно для МП, в адрес которых приходили (и приходят) просьбы от крупных промышленных холдингов об отсрочке платежа на 6 месяцев за поставленные спецовки на сумму 50 000 рублей. Отдельные крупные покупатели просто молчаливо ждут, пока поставщик разорится, собирая через суды свои крохи.

С одной стороны, обстановка уже не столько драматична, как в конце 2008 и в 2009 году, однако фундаментальных изменений ни в судебной системе, ни в системе государственного контроля за соблюдением прав МП, с тех пор не произошло.

К негативным результатам кризиса можно отнести почти повсеместное распространение практики отказа от авансовых платежей не только при госзакупках, но и при закупках крупных корпораций (в т.ч. государственных). Поставщики продукции и услуг вынуждены за свой счет выполнять контракт, уповая, что заказчик полностью рассчитается с ними после подписании актов сдачи-приемки, не выставляя дополнительных условий.

С одной стороны, это формирует новый, быстро растущий рынок гарантирования и кредитования под контракты. С другой стороны, доступ к банковскому финансированию под полученные контракты имеют лишь крупные компании, способные предоставить залог в 1,5-2 раза превышающий сумму контракта.

В отличие от докризисной ситуации, когда большинство стратегий было направлено на расширение размеров бизнеса, а у многих компании и на расширение рыночной доли, в 2009-2010 гг. среди МП преобладали стратегии, ориентированные в лучшем случае на удержание доли, тогда как многие компании были согласны сократить объемы бизнеса для поддержания его рентабельности.

В течение 2010 года наблюдались, как следует из мониторинга «ОПОРа России», слабые положительные изменения в динамике спрос на продукцию МП – количество предприятий, отметивших снижение спроса, снизилось на 11% по сравнению с январем 2009 года. Более половины опрошенных отметили умеренный спрос на свою продукцию, что дает возможности, если не для масштабного инвестирования, то для точечных инвестиций в повышение конкурентоспособности предприятия.

В 2010 году основным объектом конкуренции были те клиенты, которые успешно прошли кризис, и даже увеличили бизнес – сохраняя жесткие требования к клиентам, банки активно боролись по процентным ставкам.

В 2011 году акцент, скорее всего, будет смещаться на тех клиентов, которые просто выжили, и продолжают работать, пусть и после реструктуризации юридической структуры бизнеса. Активность банковских менеджеров должна быть направлена именно на эту группу клиентов, многие из которых в период кризиса приобрели негативный опыт работы с банками, и теперь сторонятся кредитования. Именно их нужно сейчас убеждать, что кредитование доступно.


[1] Данные мониторинга «Индекс кредитного благоприятствования развитию малого бизнеса». Индекс отражает настроения банков, их готовность кредитовать малый бизнес. Основные черты такой готовности – открытость для клиентов (доступность информации о кредитовании), динамичность (изменения предложений для клиентов вслед за конкурентами), стремление к совершенствованию (улучшение качества сервиса, активное консультирование). Рассчитывается с начала 2010 года Национальным институтом системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) и консалтинговой компанией Финист.

[2] - Под индикативной ставкой кредитования называется средняя ставка (с учетом единоразовых комиссий за выдачу и обслуживание кредита), декларируемая при обращении в банк потенциального клиента. При расчете ставки не учитываются беззалоговые кредиты. В действительности ставка может отличаться от приводимой в зависимости от специфики заемщика, непредвиденных расходов по обслуживанию кредита и т.п.

[3] Смирнов М.А. - Кризисные факторы формирования банковского предложения для малого бизнеса / «Организация продаж банковских продуктов» 2010 г.

[4] Динамика развития малого предпринимательства в регионах России в 4 квартале 2010 года. Ежеквартальный информационно-аналитический доклад Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)


СТАТЬИ >> МИКРОЭКОНОМИКА

Закономерности и факторы размещения экономики

Автор: Глeб Гeннaдьeвич Фeтиcoв, доктор экономических наук, член-корреспондент РАН (отделение общественных наук), член координационного совета РАН по прогнозированию при Президиуме РАН.

В каком регионе страны лучше развивать определенный бизнес или отрасль? Какие факторы необходимо обязательно учитывать при размещения производительных сил, чтобы минимизировать затраты на производство и транспортировку продукции до потребителя? Принципы размещения производительных сил представляют собой исходные положения, которыми руководствуются при установлении соответствия в развитии элементов производственных ресурсов согласно поставленным целям развития.

С изменением отношений собственности, структуры управления и сферы хозяйственных взаимоотношений меняется система вертикальных и горизонтальных связей, трансформируются экономические интересы субъектов региональной экономики, однако технико-экономические связи сохраняют свою силу.

Методологические положения современной теории регионального воспроизводства включают следующие моменты:

  • региональный воспроизводственный процесс, с одной стороны, представляет собой подсистему общественного воспроизводства, а с другой — интегрирует единичные воспроизводственные процессы на уровне предприятий, обогащая их и формируя условия для комплексного развития экономики региона;
  • социально-экономическое развитие региональных систем осуществляется в соответствии с законами расширенного воспроизводства: воспроизводственный аспект является основополагающим в исследовании социально-экономических процессов регионов;
  • экономика региона рассматривается как система взаимодействующих субъектов — предприятий и организаций различных форм собственности, между которыми существуют материальные, финансовые и информационные связи на основе технологии производства и обращений;
  • региональный воспроизводственный процесс охватывает все фазы общественного воспроизводства: производство, распределение, обмен, потребление.

Принципы размещения производительных сил представляют собой основополагающие исходные положения, которыми руководствуются при установлении соответствия в развитии элементов производственных ресурсов согласно поставленным целям развития. Можно выделить три группы принципов размещения производительных сил.

К первой группе принципов относятся:

  • принцип приближения ее к источникам сырья энергии, а по ряду отраслей и производств — к районам и центрам потребления готовой продукции;
  • принцип рациональной пространственной концентрации (агломерации) в виде ТПК и отраслево-территориальных комплексов, а также промышленных районов, зон и узлов, соответствующих основной специализации района их размещения;
  • принцип кооперирования производства между различными предприятиями с всемерным сокращением нерациональных перевозок, при максимально возможном комплексном развитии хозяйства районов размещения.

Эти принципы, а также различные факторы размещения отдельных отраслей и производств отражаются в показателях общей и сравнительной экономической эффективности с определением минимума приведенных затрат на производство и транспортировку продукции до потребителя.

Вторая группа принципов обусловлена рациональным сочетанием природы и экономики. При размещении производства обязательно должны учитываться такие принципы, как экологический (предотвращение вредного воздействия производства на окружающую среду), градостроительный (увязка с генеральными планами развития городов), недопущение чрезмерной концентрации промышленности и вытекающих отсюда отрицательных социальных последствий.

Третью группу принципов формируют основы, вытекающие из рациональной пространственной организации территории страны. Основными из них являются:

  • принцип специализации отдельных частей страны с рациональными территориальными экономическими связями между ними. Он базируется на оптимальном по объективным предпосылкам территориальном разделении труда при использовании благоприятных условий каждого региона, его производственного и научно-технического потенциала;
  • принцип выравнивания уровней экономического и социального развития различных частей страны, ликвидации экономического и культурного неравенства в развитии окраинных, особенно национальных, районов;
  • принцип учета международного разделения труда.

Перечисленные принципы не могут рассматриваться изолированно один от другого, они взаимодействуют между собой, дополняя и заменяя друг друга.

Под факторами размещения производительных сил понимаются конкретные причины и условия, оказывающие влияние на размещение отраслей производства и опосредствующие действие закономерностей и принципов размещения производительных сил.

В отраслях обрабатывающей промышленности, размещение которых представляется наиболее сложным, одновременно действуют различные факторы. Роль большинства из них характеризуется удельными показателями (расходы сырья, топлива, электроэнергии, воды на единицу готовой продукции и изделий, доля затрат на рабочую силу, сырье, топливо в себестоимости промышленной продукции и капитальных вложениях). Однако значение этих показателей существенно меняется под воздействием научно-технического прогресса, изменений в технике и технологии производства, влияющих на затраты живого труда и различных ресурсов.

Энергетический фактор имеет наиболее важное значение в связи с дефицитностью энергоресурсов и необходимостью проведения энергосберегающей политики.

В высокоэнергоемких производствах химической промышленности и цветной металлургии (капроновый и вискозный шелк, алюминий, никель) расход топлива значительно превышает вес готовой продукции, достигая на каждую тонну 7-10 т. и более. Суммарные энергетические затраты на производство такой продукции больше, чем на сырье и материалы, а капитальные вложения в энергетическую базу примерно равны или даже выше, чем в основное производство. Соответственно доля энергетической составляющей является наибольшей, помимо электроэнергетики, в металлургии, химической и нефтехимической промышленности. В черной металлургии, целлюлозно-бумажной промышленности, производствах меди, свинца, гидролизных дрожжей, каустической соды и некоторых других удельная энергоемкость составляет 1-3 т. условного топлива, но суммарная потребность в энергоресурсах вследствие больших объемов производства очень значительна. Поэтому дальнейшее развитие энергоемких производств намечается в восточных районах, прежде всего в Сибири, на базе имеющихся там богатых и дешевых энергоресурсов, что позволяет получать электроэнергию в настоящее время и в перспективе на 25-40% более дешевую, чем в Центральном районе.

Водный фактор играет решающую роль при размещении предприятий химической, целлюлозно-бумажной, текстильной промышленности, черной металлургии, электроэнергетики.

Затраты на весь водохозяйственный комплекс включая отведение и очистку сточных вод составляют от 1-2 до 15-25% стоимости строящегося предприятия в водоемких производствах. Вследствие этого они должны размещаться в Сибири, на Дальнем Востоке, а также на Европейском Севере, где стоимость 1 куб.м. свежей воды в 3-4 раза меньше, чем в районах Центра и Юга европейской части, Закавказья. Одновременно шире должны применяться оборотная и другие прогрессивные системы водоснабжения и охлаждения воды.

Трудовой фактор (затраты живого труда на изготовление продукции) сохраняет важное значение при размещении машиностроения (в частности, приборостроения), легкой промышленности, а также наиболее крупных предприятий других отраслей.

Так как затраты труда на 1 т. продукции и доля заработной платы в себестоимости не дают правильного представления о трудоемкости продукции, то при рационализации размещения производительных сил с учетом трудового фактора целесообразно ориентироваться на потребность каждого предприятия в рабочей силе.

Земельный фактор приобретает особую остроту при отводе площадок для промышленного строительства (их размеры для крупных предприятий достигают сотен гектаров) в районах интенсивного сельскохозяйственного производства и городах в условиях ограниченности земельного фонда и высокой стоимости городских коммуникаций и инженерных сооружений. Важным средством экономии в этом отношении является групповое размещение предприятий в виде промышленных узлов.

Сырьевой фактор определяет материалоемкость, т.е. расход сырья и основных материалов на единицу готовой продукции. К отраслям с наиболее высокими индексами материалоемкости (более 1,5 т. сырья и материалов на 1 т. продукции) относятся черная и цветная металлургия полного цикла, целлюлозно-бумажная, гидролизная, фанерная, цементная, сахарная отрасли промышленности.

Особого внимания требуют предприятия, удаленные от источников снабжения сырьем, предприятия с многотоннажной продукцией (металлургические, химические, целлюлозно-бумажные комбинаты). При их размещении необходимо правильное определение районов потребления готовой продукции и расходов по ее перевозкам, т.е. учет транспортного фактора. Научно-технический прогресс систематически снижает долю транспортных издержек в себестоимости промышленной продукции, однако при перевозках транспортоемкой продукции она остается достаточно высокой, особенно это касается черных металлов, минерально-строительных материалов. В обрабатывающей промышленности также выделяется группа отраслей, тяготеющих к районам потребления вследствие повседневного спроса населения, требований свежести продукции (хлебопекарная, кондитерская, молочная) или по транспортному фактору, поскольку стоимость перевозки готовой продукции больше (или перевозка сложнее), чем сырья и топлива для ее изготовления (мебельная, сернокислотная.

В добывающей промышленности размещение предприятий обусловлено главным образом сырьевым и транспортным факторами — наличием и качеством месторождений полезных ископаемых, технико-экономическими показателями их эксплуатации и транспортировки продукции; при этом должны учитываться и реальные возможности осуществления последней (пропускная способность железных дорог, ресурсы труб и т.д.). При больших объемах добычи полезных ископаемых и при переработке руды на месте существенное значение могут иметь энергетический и водный факторы.

При размещении промышленного строительства учитываются также наличие строительной организации необходимой мощности и ряд других соображений. В сельском хозяйстве решающее значение имеют почвенно-климатические условия. Сдвиги в размещении производства происходят здесь, как правило, в пределах крупных сельскохозяйственных зон. Но при этом остается задача улучшения специализации и размещения сельскохозяйственного производства в сельских производственных организациях с целью максимального использования особенностей землепользования и почвенного покрова в каждом из них, с учетом наличия трудовых ресурсов, плотности (степени концентрации) потребления в прилегающем районе, транспортных условий и предельных расстояний доставки скоропортящейся продукции. При размещении крупных молочных и тепличных хозяйств, птицефабрик последние соображения приобретают первостепенное значение.

Различные факторы отражаются в показателях сравнительной экономической эффективности при определении минимума приведенных затрат на производство и транспортировку продукции до потребителя.

Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> НАЛОГИ, ЗАКОНЫ, ПРАВО

Проблема оценки эффективности бюджетного инвестирования

А.Киреева, Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара

Одной из наиболее актуальных проблем инвестиционного законодательства остается проблема оценки эффективности бюджетного инвестирования. Единообразный подход к оценке эффективности использования бюджетных ресурсов в настоящее время не сформирован.

Общие требования к эффективности использования бюджетных ресурсов заложены в ст. 34 Бюджетного кодекса РФ. Согласно данной статье принцип результативности и эффективности расходования бюджетных средств означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств или наилучшего результата при определенном бюджетом объеме средств.

Следовательно, понятие эффективности в отношении бюджетных расходов носит оценочный характер, что позволяет применять различные подходы к оценке эффективности отдельных видов бюджетных ассигнований, имеющих инвестиционную направленность.

Существует два основных подхода к повышению эффективности использования бюджетных ресурсов:

- детальное регулирование процедуры расходования средств;
- отказ от детального регулирования процедуры расходования средств, но с одновременным установлением жестких требований к наличию результатов и ответственности за их низкое качество.

В большинстве случаев эти два подхода не могут применяться одновременно. Если законом жестко регулируется процедура, то при ее соблюдении получатель бюджетных ресурсов не может отвечать за результат. Например, результаты реализации национальных проектов показали, что при формальном соблюдении всех процедур (принятие и разработка целевых программ, входящих в состав национальных проектов, размещение заказа и т.д.) государство столкнулось со случаями крайней неэффективности расходования бюджетных средств.

При этом, помимо «обычных» нарушений бухгалтерского характера, а также нарушений, связанных с осуществлением расходов, непризнанных впоследствии целевыми, и нарушений, связанных с порядком оформления документации получателей бюджетной поддержки, существует ряд нарушений, связанных с явными злоупотреблениями со стороны получателей помощи, а также нарушений, говорящих о неэффективном использовании субсидий, выделяемых из федерального бюджета. Показательны следующие примеры неэффективного использования средств при реализации ПНП «Здоровье» (1).

1. Оборудование для ряда медицинских учреждений закупалось по завышенным ценам. Так, в Москве цена на аппарат УЗИ, приобретенный одним из лечебных учреждений, согласно товарной накладной, товарному чеку и данным бюджетного учета превышает среднерыночную стоимость оборудования в 2 раза. Таким образом, неэффективно были израсходованы бюджетные средства в размере 300 тыс. руб.

2. Поставленный лечебному учреждению здравоохранения кабинет флюорографический подвижной с цифровым флюорографом стоимостью 4633,2 тыс. руб. с момента ввода в эксплуатацию более 20 раз выходил из строя из-за неисправностей компьютера и блокировки двери.

3. По причине отсутствия проявочных машин и материалов в нескольких муниципальных учреждениях здравоохранения не использовалось поступившее и введенное в эксплуатацию диагностическое оборудование: стационарные ультразвуковые аппараты стоимостью 1472 тыс. руб., рентгеновские стационарные аппараты на 2 рабочих места с линейной томографией и маммографы общей стоимостью 4126 тыс. руб.

4. В отдельных муниципальных учреждениях здравоохранения Тульской области не эксплуатировалось оборудование для иммуноферментного анализа, входящее в комплект лабораторного оборудования, из-за отсутствия подготовленных специалистов, при затратах на его приобретение в размере 893,3 тыс. руб.

5. В муниципальном учреждении здравоохранения Свердловской области из-за отсутствия помещений более года не эксплуатировалось оборудование стоимостью 1838 тыс. руб.

6. При закупке 170 томографов для лечебных учреждений посредники получили больше половины выделенных на эти цели бюджетных средств – 7,5 млрд руб., что наглядно показала проверка контрольного управления администрации Президента РФ.

При этом самые масштабные нарушения были допущены в Ростовской области, где цена производителя томографов General Electric была эквивалентна 34,5 млн руб., однако компания-посредник из Великобритании поставляла эти приборы в Россию за 71,7 млн руб., а российский импортер реализовал их Ростовской области по госконтракту за 90,39 млн руб. За счет этого наценка составила 262%, или 55,9 млн руб. с одного аппарата.

7. В ходе проверки использования одним бюджетным учреждением здравоохранения средств, выделенных в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье», установлено, что учреждение каждый день в течение года приобретало и использовало для эксплуатации тонометров элементы питания (батарейки) в количестве 100 шт. на общую сумму 1200 руб. Таким образом, за год учреждением затрачено бюджетных средств в общей сумме 438 тыс. руб. (2)

По итогам изучения вопроса о замене элементов питания на аккумуляторы (перезаряжаемые элементы питания) технические консультанты дали заключение о возможности таковой с учетом технических параметров. В результате экономия бюджетных средств за год составила бы 344 тыс. руб., за два года – 688 тыс. руб., поскольку аккумуляторы в соответствии с техническими характеристиками имеют до 500 циклов перезарядки.

Во всех вышеописанных случаях процедуры расходования программных ассигнований соблюдались в полном объеме, однако бюджетные ресурсы были использованы со значительно меньшей эффективностью, чем это было возможно.

При втором подходе к оценке эффективности бюджетных расходов, наоборот, если контролируется в первую очередь результат, то получателю бюджетных ресурсов должна быть предоставлена определенная операционная свобода для его достижения. Например, перед ОАО «РОСНАНО» как институтом развития поставлена задача создания в Российской Федерации наноиндустрии, и выделены средства на ее реализацию. Руководство РОСНАНО несет преимущественно политическую ответственность, а также рискует потерять свою репутацию квалифицированных управленцев, но при этом самостоятельно отбирает поддерживаемые проекты и распределяет по проектам объемы выделенного из бюджета финансирования.

Представляется, что рассмотренные два подхода должны сочетаться, в зависимости от того, по отношению к каким расходам инвестиционного характера они применяются. При этом следует иметь в виду, что их одновременное использование затруднено. Первый подход целесообразен:

– в условиях сметного финансирования;
– и/или в условиях закупки массовых товаров, работ и услуг, по отношению к которым могут быть сформированы стандартные требования по качеству.

Эффективность бюджетных вложений в основные средства органов государственной власти и казенных учреждений следует контролировать путем регламентации процедуры, т.е. проверки выполнения требований закупочного законодательства (в порядке, установленном Федеральным законом № 94-ФЗ).

Эффективность работы институтов развития, а также юридических лиц, созданных с государственным участием, следует контролировать путем установления требований к конечным результатам.

При этом законодательные требования к эффективности бюджетных расходов, имеющих инвестиционную направленность и реализуемых без применения процедуры государственных закупок, не установлены. В том числе эта проблема актуальна при выделении субсидий бюджетным и автономным учреждениям на инвестиционные цели и при внесении средств в уставный капитал юридических лиц, включая институты развития.

Эффективным предлагается признавать такое осуществление бюджетных расходов, имеющих инвестиционную направленность, которое:

– осуществляется без нарушения требований действующего законодательства и в соответствии с целями и задачами, поставленными в соответствующей государственной, долгосрочной или ведомственной программе или ином нормативном правовом акте;

– обеспечивает достижение непосредственных и конечных результатов (по объему, количеству и/или качеству) на условиях использования объема средств, не превышающего изначально запланированный, а также на условиях приобретения для государственных нужд товаров, работ и услуг по ценам, не превышающим среднерыночные;

– обеспечивает внедрение инновационных технологий.

Перечень случаев, когда осуществление бюджетных расходов, имеющих инвестиционную направленность, может быть признано неэффективным, следует сформировать на уровне документов органов финансового контроля (Федеральной службы финансово-бюджетного надзора и Счетной палаты) и сделать открытым, поскольку необходимо его регулярно актуализировать на основании данных проводимых ревизий, а также арбитражных споров.

Таким образом, с технико-юридической точки зрения подход к оценке эффективности бюджетных расходов, имеющих инвестиционную направленность, должен быть аналогичен подходу, применяемому к случаям выявления необоснованной налоговой выгоды.


Сноски:

1) См., напр., Васильева Ю.А. Ревизии и проверки бюджетных учреждений. Что должен знать бухгалтер? / под общ. ред. М.: Аюдар Пресс, 2009. 240; Сильвестрова Т. Результаты проверок реализации национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса». Бюджетные учреждения: ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности», 2009, № 10; Сильвестрова Т. Результаты проверок реализации национального проекта «Здоровье». «Бюджетные учреждения: ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности», 2009, № 9; Обухова Т.В. Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и Финансовые нарушения при реализации национального проекта. «Жилищно-коммунальное хозяйство: бухгалтерский учет и налогообложение», 2009, № 9 и др.

2) Андрианов М. Неэффективное использование бюджетных средств. Информация к размышлению // Бюджетные учреждения: ревизии и проверки финансово-хозяйственной деятельности. 2010. № 3. С. 34–42.

Прыг: 054 055 056 057 058 059 060 061 062 063 064
Шарах: 100