СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ

Психологические факторы успеха на финансовом рынке

Автор: Саймон Вайн (Simon Vine), управляющий директор «Альфа-Банка», заместитель руководителя инвестиционно-банковского блока.

Любой бизнес — это своего рода информационные джунгли. Мнения его участников причудливым образом переплетаются и меняются, теории строятся на зыбкой почве предположений, а информация порой оказывается неверной или неправильно интерпретируется. Особенно ярко это проявляется на финансовом рынке. Рассмотрим некоторые психологические категории, которые оказывают существенное влияние на принятие инвестиционных и деловых решений.

Любой бизнес — это своего рода информационные джунгли. Мнения его участников причудливым образом переплетаются и меняются, теории строятся на зыбкой почве предположений и часто вводят в заблуждение, а информация порой оказывается неверной или неправильно интерпретируется. Особенно ярко это проявляется на финансовом рынке. Вряд ли можно дать точный ответ на вопрос о том, какими качествами необходимо обладать, чтобы зарабатывать деньги на рынке. Преобладающую роль здесь играют личность инвестора и его собственный подход к рынку.

Рассмотрим некоторые психологические категории, которые оказывают существенное влияние на принятие инвестиционных и деловых решений.

Удача

Вера в удачу присуща всем участникам рынка, и это следует обсудить, даже если мы пытаемся минимизировать ее значение. Рассказывают об одном академике в области физики, который повесил на косяке своего офиса подкову. Когда один из коллег выразил удивление по этому поводу, тот ответил, что не верит в предрассудки «Но я слышал, что подкова помогает даже тем, кого нельзя назвать суеверными», — добавил он.

Скинер (Skiner, 1948) продемонстрировал эффект суеверий. В одном из экспериментов он каждые пятнадцать секунд давал крошечные порции еды оголодавшим голубям. Птицы, по-видимому, увидевшие в спасительной пище награду за свое хорошее поведение, начали старательно его демонстрировать. Одни крутились по часовой стрелке в ожидании еды, другие зависали вниз головой на верхних перекладинах клетки... В той же мере инвесторы принимают случайные события в качестве подтвержденных истин. Некоторые идут еще дальше и считают, что могут на них влиять.

Мы верим в то, что основными компонентами везения являются п родолжительность времени нахождения в бизнесе, здравый смысл и интуиция. Чем дольше инвестор овладевает искусством инвестирования и чем больше времени он проводит на рынке, тем больше у него шансов найти высокодоходные возможности. Таким образом, для того чтобы оказаться «в правильном месте», нужно находиться на рынке продолжительное время, чтобы не пропустить момент, когда может произойти нечто интересное.

Здравый смысл

Такие понятия, как «здравый смысл» и «интуиция», заслуживают отдельного обсуждения. Описание эвристик показывает, что наши представления о статистике зачастую неверны. Эти наблюдения дают нам возможность дать первое определение понятию «здравый смысл» — более правильное восприятие базовых статистических явлений, происходящих в жизни.

Правильное восприятие статистики означает, что ваши ожидания будут ближе к центру распределения, т.е. ожидаемые вами события будут статистически более вероятными. Чем вы ближе к центру распределения вероятностей, тем в большей степени преодолели эвристику подобия. Но, оставаясь в этом центре слишком долго и не реагируя на изменения, вы попадете под влияние эвристики якоря.

Если же вы будете слишком часто менять свое представление о правильном варианте, это вынудит вас учитывать маловероятные события, и вы окажетесь под влиянием эвристики наличия, когда последние события будут в наибольшей мере влиять на ваши действия.

Итак, треугольник возможных проблем очерчен. Чем ближе вы к его центру, тем дальше от крайностей каждой эвристики и тем больше у вас здравого смысла.

Это ненаучное определение здравого смысла позволяет формализовать его и разработать меры по улучшению своих результатов. По-видимому, одним из основных инструментов «оптимизации» здравого смысла является опровержение гипотезы. Когда она оказывается близка к крайности (одной из эвристик), опровержение должно «отталкивать» ее, желательно ближе к центру треугольника, а не в направлении другой эвристики.

Интуиция

Если мы плохо реагируем на статистику, не можем с доверием относиться к прошлому опыту и полагаться на собственные убеждения, то на что нам следует рассчитывать при принятии решений? Как это ни странно, на интуицию.

Попробуем дать определение этому понятию. Когда вы ведете машину на полной скорости, то оставляете определенное место между собой и впереди идущей машиной на случай экстренного торможения. Это и есть здравый смысл. Расстояние будет основано на вашем знании собственной быстроты реакции и мастерства управления машиной в экстренной ситуации. Тем не менее, интервал может быть чуть больше или чуть меньше — это уже интуиция.

Интуиция аккумулирует наши познания о мозаике мелких факторов, которую мы называем окружающей средой (например, «водители красных машин больше склонны к риску» или «на влажной дороге торможение занимает дольше времени»).

Мы знаем выражение: «Интуиция подсказала». Оно предполагает некую неосмысленность этого понятия, но лишь с точки зрения сознания. Скорее всего, принятое решение может быть вполне осмысленным на уровне подсознания, которое успевает переработать многие неуловимые для сознания элементы. Основная характеристика подсознания — его меньшая зависимость от эмоций и предпочтений. Но проблема заключается в том, что мы его не слушаем: наше сознание не находит объяснения тому, о чем говорит подсознание, и мы оказываемся не готовы к использованию собственных ресурсов.

Однако это будет продолжаться лишь до тех пор, пока мы не отточим свою интуицию и не придем к осознанному выводу, что ее «советы» представляют большую ценность. Следовательно, интуиция появляется, если вы долгое время находитесь в бизнесе и способны неосознанно найти распределение многих его компонентов, близкое к среднему значению.

Чем дольше вы работаете, чем более открыты изменениям среды и тем больше у вас шансов развить подсознание (интуицию), менее зависимую от индивидуальных предпочтений.

Терпение

Говоря о второстепенных по важности компонентах успеха, следует упомянуть о терпении. Читавшие книгу Эдвина Лефевра «Воспоминания биржевого спекулянта», возможно, помнят старого инвестора, который никогда не торговал своей позицией. Когда спекулянт спросил его, почему он не продаст хотя бы ее часть, даже когда очевидно, что рынок «перегрет», тот ответил; «Молодой человек, я боюсь потерять свою позицию». Инвестор не сможет достичь желаемых результатов, если он не будет терпелив.

Но, как мы теперь знаем, терпение может быть следствием многих негативных особенностей мышления, таких, например, как отклонения из-за консерватизма или эвристики якоря.

Одним из основных факторов, обусловливающих излишнюю терпеливость, является ограниченный опыт, когда люди часто склонныиспытывать ложное ощущение консенсуса (false consensus bias). Совершающий подобную ошибку верит, что его мысли и суждения присущи большинству людей и что, в конце концов, он окажется прав. Другим важным фактором, подводящим терпеливых, являются их убеждения. Они очень стойко отражают все доводы, опровергающие их точку зрения, а такая позиция потенциально разрушительна..

В этой связи вспоминается другая история. Идет седьмой год разрушительной гражданской войны в Ливане. Журналист интервьюирует богатую семью, которая все эти годы живет в Бейруте, т. е. центре военных действий. «Почему вы не уехали и продолжаете жить в этом аду, ведь у вас есть и деньги, и связи за рубежом?» — спрашивает журналист. «Мы — как те лягушки, — отвечает глава семьи. — Вы помните опыт, который над ними проводили? Если поместить их в холодную воду и начать постепенно ее нагревать, лягушки вначале привыкают к все более высоким температурам. Их привычка подстраиваться под окружающую среду приводит к тому, что они свариваются, хотя ничто не мешает им выпрыгнуть из кипятка». Неправда ли, похоже на ситуации, закончившиеся для ваших знакомых большими потерями после того, как они слишком долго терпели?

Психологические «комплексы», полезные для успеха

Попробуем подвести итог вышесказанному. В терминах, подобным принятым на Востоке витиеватым образам, ответим на вопрос, что важно для достижения успеха в бизнесе и инвестициях.

  • «Комплекс хамелеона» — в каждый момент вы должны быть готовы изменить свою точку зрения. Вам должно быть все равно, что вы думаете о рынке и какая у вас стратегия. «Не влюбляйтесь» в собственныерешения. Если вы почувствовали, что для выживания нужно менять окраску, — делайте это, хотя вам, может, и не нравится «новый цвет». Возможно, вас вдохновит на подобные действия история академика С. Струмилина. Когда в 1926 г. он объяснял в Совнархозе принципы пятилетнего планирования, из аудитории прозвучал вопрос: «Товарищ академик, так все-таки вы стоите за высокие темпы роста экономики или за низкие?» «Я буду лучше стоять за высокие, чем сидеть за низкие», — невозмутимо ответил академик. Мораль: ваша цель — выжить и заработать, а не доказать самому себе собственную правоту.
  • «Комплекс победителя» — вы не сможете совладать с потерями, если не будете напоминать себе о своих удачах. Парадокс заключается в том, что вам не удастся перебороть самоуверенность, если вы не станете постоянно напоминать себе о своих слабостях, а с другой стороны, вы не можете продолжать функционировать, напоминая себе о слабостях и совершая ошибки, если у вас нет веры, что в конечном итоге вы одержите победу. Дейл Карнеги приводил в пример эксперимент с силачом. Под гипнозом его убедили, что он ослаб, и богатырь смог поднять только часть обычно поддававшегося ему веса. Если вы не верите в себя, каждая ошибка будет убивать вас, каждая удача — вызывать чувство самоуверенности, а каждая неудача — списываться на обстоятельства.
  • «Комплекс лучника: выпуская стрелу, будь уверен, что она попадет в цель». Перефразируя эту мысль, можно предложить инвестору или бизнесмену быть уверенным, что данная инвестиция или деловое предложение — лучшие в его жизни, т.е. инвестировать и работать только с лучшими идеями.
  • «Комплекс осторожного водителя» — всегда оставляйте себе немного лишнего пространства на случай возможной ошибки. Эксцессы ведут к просчетам и потере доверия к себе, а, следовательно, и к ослаблению комплекса победителя.
  • «Комплекс амнезии» — забывайте обо всем, что было вчера. Это основной метод лечения от эвристики подобия, т. к. он вынудит вас каждый день переоценивать правильность сделанной инвестиции.
  • «Комплекс "широкой подошвы"» — держитесь за основу своей инвестиционной деятельности или бизнеса (за свою методику или основную цель бизнеса). Все, что заставляет вас реагировать на ежеминутные колебания, противоречит комплексу лучника и заставляет вас метаться от одной сделки к другой. «Широкая подошва» позволяет проходить через «болото», не проваливаясь на каждом шагу в новую информационную или эмоциональную воронку.
Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> ЛИЧНЫЕ ФИНАНСЫ

Деньги в нашей жизни

Автор: Клои Медейнис (Chloe Madanis), известная американская психотерапевт с ученой степенью в области экономики. Материал публикуется в сокращенном переводе с английского.

Деньги — тема неприличная. Даже Мефистофель изъясняется обиняками: люди, мол, гибнут за "металл". А наш блистательный коллега и современник психоаналитик Отто Кернберг в одной из своих лекций заметил, что о деньгах люди заводят разговор с большой неохотой, легче — даже о сексе.

Как водится, на неприличную тему всем и всегда есть что сказать. На символическом уровне тема "металла" содержит в себе огромную энергию страстей, страхов и иллюзий. Ни о чем, пожалуй, люди не говорят с таким жаром, как о деньгах — вне зависимости от того, в каких они лично с ними отношениях. Послушайте улицу:

— Завелись настоящие деньги — захотелось настоящих вещей, это понятно. Но ты же не наглей, ты знай меру!
— А я ему сказала, что нечего на мне экономить, на мамочке своей пусть экономит!
— Почему я должен платить бездельникам неизвестно за что? Я их что, печатаю?
— А как он стал нормально приносить, все разговоры кончились. Теперь он им и красивый, и умный.

Улица, курилка, кухня говорят не о самих деньгах, а об их значении. И не столько о явном — "всеобщего эквивалента", — сколько о скрытом, личном. О бессилии и власти, ревности и зависти, манипуляциях и обидах...

Вечная тема денег — сущий оборотень: когда о них говорят, то на самом деле речь ведут не о них. А уж когда молчат... Каждый знает тьму примеров того, как отсутствие ясной договоренности о денежной стороне любых отношений подтачивало их, а то и вовсе взрывало.

Еще большей степени это будет относиться к сфере семейных отношений, где все участники системы не только "изведали друг друга на деньгах", но и успели, так сказать, применить выводы на практике. Жизнь любой семьи полна примеров того, как сами деньги и тема денег символизируют ее проблему — то есть в какой-то мере являются симптомами семьи.

Деньги как вызов

Деньги для нас — способ выразить свои стремления, выполнить обязательства, добиться отмщения и воздаяния. Тайная власть денег связывает всех нас — братьев и сестер, молодых и старых — узами любви и зависти, жалости и злобы.

Деньги служат нам тайным оружием во множестве подспудных семейных конфликтов, рождающихся на почве секса, любви и власти. Мы можем дать деньги, чтобы тут же отобрать, пообещать их, чтобы не выполнить обещания, придержать, чтобы потом одарить ими сверх всяких ожиданий. Денежные проблемы — всего лишь верхушка айсберга, под которой скрыты иные, глубинные, невидимые глазу распри между членами семьи. С другой стороны, деньги и сами могут лежать в основе конфликтов, затрагивающих проблемы любви и справедливости.

Деньги в нашей жизни

Деньги не оставляют равнодушным никого. Одни убеждены, что будь у них больше денег, жизнь их стала бы намного лучше, и они смогли бы обрести счастье. Другие, у кого денег много, по-видимому, постоянно озабочены тем, как добыть их еще больше, как потратить и не потерять. Деньги не оставляют равнодушным никого, и вряд ли можно найти человека, который был бы удовлетворен тем, сколько денег он имеет и как их использует.

У бедных совсем иные заботы, чем у богатых, но семейные конфликты, порождаемые деньгами, в разных социально-экономических слоях часто очень похожи. Для большинства из нас деньги так прочно вплетены в жизнь, что связанные с ними проблемы влияют и на наше здоровье, и на наши интимные взаимоотношения, и на отношения с нашими детьми и родителями. Это проблема, которая всегда с нами.

Что такое деньги?

Деньги — это не просто наличность, позволяющая нам приобретать разные вещи. Имея деньги, можно купить образование, здоровье, безопасность. Можно купить время, чтобы наслаждаться красотой, искусством, обществом друзей, приключениями. Имея деньги, мы помогаем тем, кого любим, и предоставляем своим детям более обширные возможности. Имея деньги, можно покупать товары и услуги или приберегать такую возможность на будущее или для своих потомков. Деньги — это инструмент правосудия, с помощью которого мы возмещаем ущерб, нанесенный другим. Справедливое распределение денег в семье и в обществе обеспечивает всем равные возможности. Деньги могут служить символом всего самого хорошего, что только есть в жизни: материальных благ, образования, здоровья, красоты, развлечений, любви и справедливости.

Хотя мы и знаем, как много хорошего в жизни связано с деньгами, каждому из нас прекрасно знакомы проблемы, которые они порождают. Денежные заботы могут причинить много горя. Богатство нередко как будто несет на себе печать проклятья и приносит больше несчастий, чем радостей. Многие из нас предаются самому горькому отчаянию из-за того, что зарабатывают слишком мало, или боятся, что из-за отсутствия денег нам или нашим детям будет плохо. Деньги — не только символ всего хорошего в жизни, но и корень всех наших проблем.

Каждый понимает, что деньги часто оказываются причиной счастья или горя, однако почти во всех слоях общества существует всеобщее табу на любые разговоры о нашем личном отношении к деньгам. Считается дурным тоном говорить о том, что сколько стоит, кто сколько зарабатывает и у кого сколько денег. Поэтому деньги очень редко становятся темой открытого обсуждения между родителями и детьми, мужем и женой, братьями и сестрами, друзьями и даже между терапевтом и его пациентом.

Однако деньги — это фундамент супружеской и семейной жизни. Из-за денег происходят ожесточенные ссоры между мужем и женой, родителями и детьми, братом и сестрой. Родители часто не знают, как разговаривать о деньгах с детьми, как и когда давать им деньги и когда не давать, а мужья не могут договориться с женами о том, как велика должна быть денежная помощь каждому из их детей. Многие из тех, кто прошел через развод, с горечью обнаруживают, что брак — это деньги. Именно такие узы разорвать труднее всего.

Деньги — это разновидность энергии, движущая сила нашей цивилизации. Подобная ситуация возникла в ходе развития человечества лишь недавно; так было не всегда. В прошлом источником энергии, питавшей взаимодействия между людьми, являлись земля или скот, или рабы, или природные ресурсы (вода, соль, железо), или оружие. И хотя люди всегда использовали в качестве главного источника энергии что-то одно — одну вещь или один природный ресурс — ничто из этих вещей или ресурсов не смогло превратиться в тот колоссальный механизм, каким в наше время являются деньги — единственное, что пронизывает все стороны человеческой жизни и составляет основной элемент современной культуры. Сегодня деньги — это энергия, которая движет миром.

Деньги — это нечто грязное

Первым, кто осознал, что деньги таят в себе скрытый смысл, был Фрейд. Однако он увидел лишь отрицательную их сторону. Для него деньги символизировали экскременты и ассоциировались с чем-то отвратительным и презренным. Может быть, именно поэтому о деньгах в большинстве слоев общества говорить не принято.

Фрейд восстал против лицемерия господствующей религии викторианской эры с ее осуждением того, что считалось "низменной" частью человеческой природы: тела, сексуальности и материальных вожделений. Он разрушил табу, которое запрещало рассматривать секс как важную часть человеческой жизни. Однако Фрейд не сделал того же с деньгами — возможно, потому что считал, будто стремление к деньгам не есть первоначальное, инфантильное побуждение, а может быть, потому что во времена Фрейда деньги еще не стали тем универсальным источником энергии, каким они являются сегодня, — единственным символом, олицетворяющим любые желания.

Табу, не позволяющее деньгам занять свое место в нашем понимании человеческой природы, все еще остается в силе. Даже терапевты, которые без всяких колебаний затрагивают всевозможные проблемы, имеющие отношение к сексу и власти, редко касаются всего, что связано с деньгами. Они не высказали почти никаких мудрых соображений на тот счет, как следует относиться к важной роли денег в развитии личности. Большинству людей и в голову не приходит посоветоваться с терапевтом, когда их одолевают финансовые конфликты. Однако из-за разногласий по поводу денег разваливается, возможно, больше браков, чем по любой другой причине. Обида, возникающая на денежной почве, вероятно, самая важная из всех проблем, создающих отчуждение между родителем и ребенком, братом и сестрой.

Деньги и духовность

Для сегодняшнего мира деньги означают то же самое, что в средние века означало спасение души. Самые важные войны XX века велись не из-за религии, а из-за денег. Остается вопрос: есть ли в нашем современном представлении о людях место для духовности? И если есть, то каким образом духовность соотносится с деньгами?

Духовность редко служит темой разговора среди тех, кто пытается регулировать нашу экономическую деятельность. В социальных науках эта тема также отсутствует — возможно, благодаря влиянию фрейдистских идей. Фрейд отверг религию, поскольку та призывала к подавлению человека, в результате чего некоторые из нас перестали ощущать, насколько важна в человеческой жизни духовность. Однако если мы хотим понять самих себя, необходимо прислушиваться не только к нашей животной природе, но и к нашим духовным побуждениям.

В прошлом соотношение между нашими духовными обязательствами и материальными желаниями регулировала организованная религия. По мере того, как духовность переставала быть важным элементом нашего "я", наше самоощущение все в большей степени стало определяться материальными вожделениями, алчностью и пагубными пристрастия. Равновесие оказалось нарушенным, и материальные побуждения вышли из-под контроля.

Сегодня деньги — главное отражение материального мира, того "низменного" мира, корни которого уходят в физические потребности нашего тела, в вожделения и страхи. Духовность же — это отражение наших лучших свойств, способности жалеть других, "высшего" мира поисков смысла жизни, стремления к единству и общности.

Человек — создание двойственное, материализм и духовность в нем сосуществуют. Борьба между этими двумя сторонами человеческой природы отражается в трудах всех великих духовных вождей, учивших, что основой духовности должна являться нормальная жизнь в материальном мире. В частности, буддисты, христиане и иудаисты разработали нормы, регулирующие экономическую деятельность таким образом, чтобы каждый стремился удовлетворять не только свои собственные нужды, но и нужды сообщества. Таковы идея "среднего пути" в буддизме, представление о любви к ближнему в христианстве и мицва в иудаизме. Всю историю человечества можно рассматривать как историю борьбы между силами эгоистического материализма и голосом справедливости и жалости.

Из этого следует, что деньги тоже могут быть одним из элементов, делающих возможными проявления духовности. Они позволяют нам сострадать, воздавать должное, "любить ближнего своего". Однако погоня за деньгами ради эгоистических целей противоречит духовным ценностям. Где проходит грань между любовью к себе и любовью к другим? Ответ на этот вопрос означает разрешение дилеммы нашей двойственной природы.

Искусственные потребности

Мысль о том, что по мере удовлетворения наших желаний они не ослабевают, на первый взгляд, кажется противоречащей здравому смыслу. Однако кто может утверждать, что огорчение от неудовлетворенного острого желания отправиться в отпуск на горнолыжный курорт окажется слабее мук голода? Вероятно, так уж устроен человек: как только удовлетворяются его главные жизненные потребности, тут же появляются новые.

По-видимому, мы не только стремимся удовлетворять наши желания, но еще и создаем новые объекты вожделений. В книге "Общество процветания" экономист Джон Кеннет Гэлбрейт указывает, что этот аспект нашего экономического устройства — один из главных факторов, отличающих его от всех других экономических систем, известных в истории. "Невозможно выступать в защиту производства как средства удовлетворения потребностей, если это производство создает новые потребности, — пишет он. — Производство всего лишь заполняет пустоту, которую само же и создает... Именно процесс удовлетворения потребностей рождает новые потребности... Тот, кто настаивает на важном значении производства для удовлетворения этих потребностей, — не кто иной как наблюдатель, восхваляющий белку за ее старания обогнать колесо, которое она сама же и раскручивает".

Далее Гэлбрейт говорит, что экономисты не сумели обратить должного внимания на то, какое значение имеет в наше время данный процесс создания потребностей. Все еще считается, что потребности возникают сами по себе, и экономисты по-прежнему, не испытывая никаких сомнений, изыскивают средства удовлетворения этих потребностей. Он утверждает, что из-за такой своей слепоты экономисты уподобляются "благотворителю, которого давным-давно убедили, что в городских больницах не хватает мест. Он по-прежнему выпрашивает у прохожих деньги на открытие новых мест в больницах, не желая замечать, что городской врач ловко сшибает пешеходов своим автомобилем, чтобы больничные койки не пустовали".

Создавая новые потребности, мы рождаем и новые конфликты. Демоны живут в нас самих; они олицетворяют вожделения, не поддающиеся контролю, жажду удовлетворения потребностей, а их удовлетворение, в свою очередь, порождает новую жажду.

В сегодняшнем обществе в качестве разменной монеты, служащей удовлетворению всех этих вожделений, выступают деньги — энергия, движущая миром. В жажде денег находят свое отражение желание иметь Porsche (именно Porsche, а не просто автомобиль, на котором можно ездить); потребность обладать загородным домом (именно загородным домом, а не просто крышей над головой); потребность лакомиться пирожными и сластями (а не просто утоление голода). Жажда денег — искусственная потребность, которая олицетворяет все остальные искусственные потребности — быть стройной и красивой, а не просто здоровой и сильной; быть влиятельным и вызывать восхищение, а не просто иметь хорошую работу; потребность глубокомысленно общаться, а не просто приятно проводить время.

Все это — искусственные потребности, и символическая жажда денег олицетворяет непреодолимое желание их удовлетворения. Для приобретения всех этих вещей мы предлагаем взамен свои тела, свое время, свою любовь и свое душевное спокойствие.

В жизни многих людей деньги оказываются главной разменной монетой любви. Когда мы кого-то любим, то стараемся что-то от него получить и в то же время что-то ему дать. Эта двойственность цели и придает проблемам любви такую сложность. Деньги влияют и на наш характер, делая нас либо эгоистами, либо альтруистами. Но если можно любить и в то же время быть любимым, то, когда речь идет о деньгах, нам часто приходится выбирать между эгоизмом и альтруизмом.

Для каждого из нас деньги составляют особый внутренний мир, скрытую жизнь, которая может никак не проявляться внешне. Внутри каждого из нас, возможно, сидит тайный скупец или филантроп. Мы терзаемся от мучительного чувства вины или от неутоленных желаний. Счастье и горе — часть тайного смысла денег. Каждый относится к деньгам по-своему, и для многих из нас это отношение определяет характер всех остальных наших взаимоотношений. Мы видели, что тайный смысл денег может преломляться в различных измерениях и имеет широкий диапазон проявлений, вплоть до самых крайних. Например, деньгами можно воспользоваться, чтобы выразить свою враждебность или любовь, чтобы помогать людям или эксплуатировать их. От того, что именно мы хотим выразить посредством денег, и зависит характер наших взаимоотношений с окружающими.

Однако в отношениях между людьми не бывает ни черного, ни белого: где присутствует любовь, там всегда есть и ненависть, а власть часто неразрывно связана с зависимостью. Стоит только открыто и недвусмысленно высказать какое-то мнение, как тут же приходит на ум противоположная интерпретация, которая кажется столь же правдоподобной. Возможно, что, если мы хотим иметь и деньги, и любовь, следует проявлять особую терпимость к подобной двойственности.

Мы хотим предложить краткий обзор нескольких основополагающих правил, которые, по нашему мнению, всякий должен понять и принять, чтобы разумно использовать деньги в семье.

Правило первое: подлинной причиной денежных конфликтов часто оказываются вовсе не деньги. Если в вашей семье происходит конфликт из-за денег, попробуйте посмотреть на дело пристальней. Не пытаетесь ли вы управлять своей супругой (или супругом) или своими детьми? Не пытаются ли они управлять вами? Не допущена ли какая-нибудь несправедливость? Не пытается ли кто-нибудь купить за деньги любовь? Иногда люди ссорятся из-за денег, чтобы избежать ссор, возникающих из-за каких-то более болезненных проблем. Разрешить финансовый конфликт вы сможете только после того, как поймете, в чем его подлинная суть.

Правило второе: подлинной причиной конфликтов, возникающих в семье по различным поводам, часто оказываются деньги. Если в вашей семье происходит какой-то конфликт, возможно, на самом деле в основе его лежат деньги. Случается, что неудачный брак или проблемы с детьми, на первый взгляд, связаны с проблемами любви, зависимости или взаимного общения, хотя подлинная причина конфликта — деньги.

Правило третье: деньги могут стать и средством сдерживания, и средством вознаграждения. Без колебаний используйте их при всяком удобном случае для решения возникающих проблем. Возможность получить материальную выгоду или угроза денежных потерь — сильные стимулы, способные заставить человека измениться.

Правило четвертое: не существует идеального способа использования денег. Тайный смысл денег настолько многолик, что для разных людей они олицетворяют разные вещи, и их значение изменяется со временем. Полностью избежать недоразумений и конфликтов в семье из-за денег невозможно.

Правило пятое: деньги могут сделать вас несчастным. Когда люди путают деньги с любовью, это может дорого им обойтись. Не требуйте денег, когда вам нужна любовь, и не расплачивайтесь деньгами, когда нужно расплачиваться любовью.

Правило шестое: быть взрослым — это значит отдавать. Все мы рано или поздно превращаемся из того, кто получает, в того, кто отдает. Если подобного превращения с вами не произойдет, у вас возникнут сложности в супружеской жизни и с детьми. Положитесь на собственную силу и влияние и дайте проявиться вашей щедрости.

Правило седьмое: давать — это значит создавать потребности. Следите за тем, какие потребности вы создаете у своих детей.

Правило восьмое: давая, чтобы потом отобрать, вы порождаете обиду и злобу. Когда вы что-то даете своим детям, а потом, в наказание, отбираете то, что дали, у них возникает обида, которая может сохраниться на всю жизнь и сделает их неудачниками.

Правило девятое: гибкость улучшает отношения. Жесткая позиция в денежных делах — "ты должен" — портит отношения между людьми. Признайте, что у других могут быть свои представления относительно денег, и вам станет легче жить.

Правило десятое: попытки перевоспитать супруга (или супругу) обычно оказываются тщетными. Скупец всегда останется скупцом, транжира — транжирой, и часто случается так, что они оказываются супругами. Ваш супруг (или супруга) ведет себя определенным образом потому, что вы сами ведете себя определенным противоположным образом. Если вы хотите изменить другого, сначала изменитесь сами.

Правило одиннадцатое: недоверие отпугивает. Тот, кто, вступая во второй брак, приносит с собой подозрительность и недоверие, порожденные первым браком, создает в новой семье атмосферу отчужденности.

Правило двенадцатое: деньги сами по себе неспособны придать вам самоуважения. Важно, как вы используете деньги во взаимоотношениях с другими — именно это заставляет вас любить или презирать самих себя.

Правило тринадцатое: нет ничего плохого в том, что деньги приносят радость. Когда супруги счастливы друг с другом, им часто доставляет удовольствие вместе тратить деньги. То же самое относится и к расходам на детей, которые приносят вам радость. Но чтобы деньги оставляли радость, нужно проявлять инициативу. Учитесь наслаждаться тем, что у вас есть, не испытывая чрезмерной боязни этого лишиться.

Правило четырнадцатое: всегда внушают любовь те, кто любит других больше, чем деньги. Если вы хотите быть счастливым, старайтесь, чтобы другие всегда были для вас важнее, чем деньги.

Правило пятнадцатое: трудно устоять перед человеком, который умеет по-настоящему слушать. Ищите скрытые смыслы и подспудные конфликты. Если вы дадите членам своей семьи возможность высказаться начистоту и не будете выносить поспешных суждений, то сможете обнаружить и ликвидировать самые разнообразные трения и обиды, возникающие из-за денег.

Чтобы принимать мудрые решения, касающиеся роли денег в ваших взаимоотношениях с окружающими, вы должны иметь мужество ставить под сомнение свои тайные убеждения и расчеты, которые, возможно, на протяжении многих лет сужали ваш кругозор и ограничивали ваши возможности. Мы по опыту знаем, что, следуя этим правилам, вы получите большую свободу и возможность использовать деньги так, чтобы сделать ваши отношения с близкими источником удовлетворения и радости.

Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Государственная поддержка микрофинансирования: принципы и перспективы

Автор: Михаил Мамута, президент НАУМИР

Государственная поддержка микрофинансирования: принципы и перспективы. Взгляд со стороны рынка

Обсуждая вопросы государственной поддержки микрофинансирования, следует, прежде всего, разделить ее на две важные составляющие: поддержка путем создания стимулирующего законодательства (регулирования) и бюджетная поддержка. Первая носит более общий и фундаментальный характер, обеспечивая благоприятные условия для развития рынка в целом. Вторая может помочь быстрому развитию необходимых рыночных механизмов или поддержать тех, кому существующие на рынке ресурсы сегодня недоступны. Однако, любая господдержка может принести системную пользу, только если она отвечает долгосрочным интересам развития рынка, выдержана в единой логике и имеет четкие и понятные индикаторы измерения эффективности.

В этой связи, говоря о существующих сегодня механизмах государственной поддержки микрофинансирования и формируя предложения по их дальнейшему развитию, следует, прежде всего, определить, какой нам видится долгосрочная стратегия микрофинансирования в России.

Принимая во внимание существующую ситуацию на рынке финансово – кредитных услуг, выражающуюся в общей недостаточности ресурсов для финансового обеспечения развития малого бизнеса и борьбы с бедностью, наиболее целесообразным для нашей страны представляется организация двухуровневой системы микрокредитования, включающей в себя на верхнем уровне банки, а на нижнем – небанковские микрофинансовые институты.

Крупнейшие розничные банки, имеющие развитые филиальные сети – в первую очередь, Сберегательный Банк РФ, ВТБ24, Россельхозбанк, планируемый к созданию «Почта-банк» могут сыграть важную роль в быстром увеличении объема микрокредитования.

Согласно мировой практике, для организации программы микрокредитования в банке может быть использовано три подхода:

1. прямого банковского микрокредитования;
2. выделения микрокредитной программы в специально созданную банком дочернюю структуру;
3. «оптового» кредитования банками существующих микрофинансовых организаций.

Первый путь сегодня довольно активно внедряется многими банками, но он имеет ряд ограничений. Во-первых, в его рамках нельзя организовать кредитование предпринимателей, которые живут в небольших городах вне зоны покрытия банковских отделений. Во–вторых, рассматривая нишу микрокредитования в диапазоне от нескольких тысяч до одного миллиона рублей, легко увидеть тяготение банков к верхнему пределу этой суммы, что приводит к среднему размеру микрокредита в банковском секторе около 500 тыс. рублей. Однако, микрокредиты по своей идеологии обязаны достигать и более мелких, социально незащищенных заемщиков, так как им они необходимы даже больше, чем микропредприятиям, уже вставшим на ноги.

Таким образом, аутсорсинг программы на специальную дочернюю микрофинансовую структуру банка позволяет достичь ряда преимуществ:

- реализовать специальный подход к оценке кредитоспособности микропредприятий, что удешевит микрозаймы при сохранении достаточного высокого уровня рентабельности программы;
- создать филиальную сеть МФО, расширяющую филиальную сеть банка, за счет проникновения в районные центры и небольшие населенные пункты.

Это эффективно, поскольку создание отделений МФО существенно дешевле, чем сопоставимых банковских отделений. Осуществление третьего подхода - кредитования банками успешных небанковских микрофинансовых институтов, совершенно необходимо, поскольку даже дочерние МФО крупнейших банков не смогут полностью обеспечить потребности микробизнеса, а также потребителей, проживающих в небольших населенных пунктах.

Так, например, филиальная сеть крупнейшего банка – Сбербанка России включает в себя около 21 тысячи точек обслуживания, в то время как в России насчитывается более 140 000 малых населенных пунктов с числом жителей от 100 человек и выше, в которых социально – экономическая обстановка, как правило, наиболее сложная. Как следствие, основными финансовыми учреждениями в малых населенных пунктах часто могут являться исключительно небанковские микрофинансовые институты.

Исходя из проведенного нами анализа рынка спроса и предложения, для удовлетворения текущих финансовых потребностей в микрокредитах субъектов предпринимательства на территории страны требуется примерно 200 миллиардов рублей (это позволит кредитовать ежегодно 1 000 000 субъектов микробизнеса при средней сумме микрокредита в 200 000 рублей). Для кредитования начинающих предпринимателей (start – up) из числа безработных и других незащищенных социальных групп населения, понадобится до 30 миллиардов рублей в год, что обеспечит финансированием еще 200 000 начинающих предпринимателей. Понятно, что обеспечить такие потребности, да еще в условиях заметных территориальных диспропорций, может только сильная и диверсифицированная система микрофинансирования, включающая в себя различные финансовые институты.

Какими же могут быть составляющие небанковского микрофинансового рынка? В мире известно несколько основных форм организации микрофинансовой деятельности. Появившись в секторе некоммерческих организаций, она постепенно распространилась на кооперативную финансовую систему, коммерческий сектор и банки. При этом, максимальной эффективности микрофинансовых программ можно достичь в случае опоры на несколько несвязанных видов МФИ. Почему? Рассмотрим на примере.

Так, один из главных видов МФИ - кредитный кооператив – это членская организация, основой функционирования которой являются сбережения населения (членов кооператива) и коллективное самоуправление. Модель замечательная, однако, при всей своей эффективности, она является непривлекательной для частных инвесторов, поскольку не позволяет им управлять вложенными инвестициями пропорционально их объему. Для последних более разумной является форма коммерческой микрофинансовой организации (хозяйственного общества). В то же время, для выполнения ряда специальных задач, связанных с закрытием «провалов рынка», то есть предоставлением финансирования наиболее рисковым категориям заемщиков, не отвечающих требованиям и возможностям частных организаций, могут организовываться специальные НКО, созданные в том числе при участии государства (например, фонды поддержки малого предпринимательства).

Таким образом, описав структуру рынка, которую мы считаем оптимальной для России, можно теперь перейти к обсуждению основных параметров его государственной поддержки.


Совершенствование нормативно–правового регулирования микрофинансовой деятельности и методов финансового надзора

Для обеспечения устойчивого долгосрочного развития рынка, снижения рисков и притока частных и институциональных инвестиций в сектор микрофинансирования, необходимо обеспечить скорейшее приятие закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Закон определит параметры микрофинансовой деятельности, виды организаций для включения в государственный реестр МФО, их права и обязанности, а также даст возможность разработать особые налоговые режимы для МФО и реализовать иные меры поддержки со стороны государства, повышающих привлекательность микрофинансирования для частных инвесторов, государственных и благотворительных программ. С другой стороны, законом планируется установить требования по защите прав потребителей микрофинансовых услуг, в том числе и норму о раскрытии МФО информации об эффективной процентной ставки по микрозайму.

Международный опыт показывает важность регулирования микрофинансовой деятельности обособленно от классической кредитной деятельности, в том числе с учетом особенностей формирования резервов на возможные потери по микрозаймам. Так, например, широко известный в мире Грамин–банк (Бангладеш) в рамках действующего регулирования формирует резервы на возможные потери по ссудам только по одному критерию – качеству обслуживания долга.

Обобщая существующий опыт, можно сделать вывод, что для финансовой устойчивости и самоокупаемости микрофинансовых программ с достижением больших показателей территориального проникновения и охвата, снижение издержек, связанных с регулированием и надзором, является одним из основных факторов успеха. Выдача микрокредитов и работа в небольших населенных пунктах сама по себе является достаточно затратной. Высокие издержки надзора могут сделать ее полностью нерентабельной. Таким образом, мы приходим здесь к одному из фундаментальных вопросов регулирования микрофинансовой деятельности: как обеспечить приемлемый баланс между необходимостью контроля рисков и снижением издержек надзора?

Для ответа на него важно понимать, что внешний надзор имеет своей целью не предотвращение кредитного риска как такового, а предотвращение его возможных негативных последствий – в первую очередь, риска утраты привлеченных средств физических лиц в ходе активных операций финансовой организации .

Это означает, в частности, следующий практический вывод: если МФИ не привлекает средства неограниченного круга физических лиц, необходимость в пруденциальном надзоре за его деятельностью отсутствует, достаточно мониторинга результатов. По мере роста возможностей МФИ по привлечению средств сторонних физических лиц и количества допустимых активных операций по их использованию, должны пропорционально увеличиваться и требования надзора. В зависимости от масштаба рынка и уровня рисков, контроль над их соблюдением со стороны государства может быть как прямым, так и делегированным, через саморегулируемые организации участников рынка.


Вторая составляющая – меры бюджетной поддержки микрофинансирования и их эволюционное развитие

Начиная с 2009 года, Минэкономразвития РФ выделяет ресурсы на развитие микрофинансирования, как одного из антикризисных приоритетов поддержки малого предпринимательства. Это большое достижение. Так, в прошлом году на капитализацию региональных фондов микрофинансирования было выделено около 2 миллиардов рублей, что позволило организовать их работу более чем в 40 регионах РФ. В этом году планируется довести объем ресурсов таких фондов до 5-6 млрд. рублей, а количество регионов – не менее, чем до 60.

Говоря о следующих мерах, необходимых для обеспечения устойчивого развития рынка, можно прийти к выводу о целесообразности реализации специальной программы, направленной на системное развитие всего микрофинансового сектора. Если есть программы поддержки банковского сектора, которому в достаточно больших объемах предоставляются различные бюджетные ресурсы, то почему бы не быть аналогичным программам развития сектора микрофинансирования? Это бы означало, с одной стороны, признание самостоятельной ценности и значимости институтов микрофинансирования, с другой – реальную поддержку тех высоких ожиданий, которые связываются с возможностями этого социально ориентированного сегмента финансово – кредитного рынка.

Параметры такой программы еще только предстоит обсудить, но очевидно, что ее мероприятия должны быть направлены в первую очередь на развитие инфраструктуры рынка, необходимость формирования которой следует из федерального законодательства (имея в виду, например, СРО кредитных кооперативов, общества взаимного страхования, кооперативы 2го уровня, аудиторскую, учебную, рейтинговую инфраструктуру).

Примечания:

1. Мы пренебрегаем здесь таким риском, ка 1. к угроза, создаваемые возможным дефолтом микрофинансовых институтов для стабильности всей финансово–кредитной системы, поскольку их совокупный вес по отношению к универсальным банкам не превышает 3-7% даже в странах с сильно развитыми микрофинансовыми программами, глубоким уровнем территориального проникновения и клиентского охвата.
2. В данном случае – не участвующих в управлении МФИ.
3. Следует отметить, что именно такая модель регулирования была реализована в законе «О кредитной кооперации», разработанном Минэкономразвития РФ совместно с Минфином, НАУМИР и отраслевыми ассоциациями кредитных кооперативов, и вступившим в силу 4 августа 2009 года. Тот же принцип положен в основу надзорных норм законопроекта «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».
Прыг: 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110
Шарах: 100