СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

США: циклы Жюгляра и смена президентов во втор. пол. XX - нач. XXI вв.

Автор: Смирнов Александр Сергеевич, старший преподаватель, эксперт по инвестициям.

1. Существуют ли циклы Жюгляра в экономике США? Подмена Митчеллом циклов Жюгляра «деловыми циклами».

Глубокий экономический кризис и депрессия, охватившие мировое хозяйство в 2008-2012 гг., в очередной раз подтвердили факт перманентной неустойчивости рыночной экономики. Кризисы и спады разной глубины и продолжительности за последние 200 лет имманентно присущи рыночному хозяйству. Очень четко этот факт определил профессор Сергей Губанов в статье «Цикличность – форма кризисности».[1] Действительно, именно кризисы, завершающие циклы, представляют собой некий прерыв постепенности, пограничное состояние рыночной экономики, что мы и наблюдаем сегодня, начиная с 2008 г.

Неудивительно, что уже в XIX - нач. ХХ в. кризисы и циклы привлекали большое внимание крупнейших экономистов. Однако, преимущественно это были экономисты из Франции, Германии и России. Так, крупнейшими исследователями циклов можно назвать Жюгляра, Маркса, Туган-Барановского, Шпитгофа, Лескюра. Как следствие, сегодня периодические циклы в 7-11 лет чаще всего называют циклами Жюгляра. Хотя это не вполне точно.

Парадоксально, но экономисты циклических лидеров: Англии и США, где циклы Жюгляра проявились ранее всего и ярче всего, фактически, ими интересовались почти исключительно как явлениями эмпирическими или разовыми. Разгадка такого парадокса состояла в том, что экономисты Англии и США оказались тесно связаны с бизнесом и государственным экономическим управлением, что и делало их экономические воззрения чрезмерно эмпирическими.

Правда, это произошло не сразу, а в период зрелости индустриальной эпохи. Адам Смит и Давид Рикардо были вполне на высоте экономической теории. Однако, начиная с Джона Стьюарта Милля и, особенно с А. Маршалла и с монетаризма И. Фишера, экономическая мысль Англии и США перешла на позиции экономического эмпиризма. Поразительно, но даже в разгар Великой депрессии в 1933 г., когда число безработных в США достигло 15 млн., а американские банки фактически, все стали банкротами, И. Фишер, один из главных экономических советников президента Рузвельта, отрицал периодичность и закономерность циклов.

Неудивительно, что именно начиная с 20-30 г. теория циклов была подменена статистикой конъюнктуры. Ключевую роль в этом процессе сыграла работа Митчелла «Экономические циклы» (1927 г.). В ней автор прямо отверг теорию периодических циклов Жюгляра, заменяя ее статистическими и фактически, случайными, 3-4 летними циклами. Этим, с одной стороны, экономическая наука переходила к изучению и решению конкретных вопросов хозяйственной жизни. Но с другой, целый ряд важнейших экономических проблем, исследованных экономистами XIX- нач. XX вв., фактически, были отброшены.

Более того, даже понятие «кризис» Митчелл отверг, введя нейтральное понятие - «рецессия». «… исследователи-статистики, которые ставят себе в заслугу, что они всегда следуют указаниям своих данных, отвергли этот термин … Они назвали переход от расцвета к депрессии – рецессией. Вследствие этого циклы, которые они отмечают, в среднем короче циклов, установленных в трудах о кризисах: они считают типичными циклы не в 7-8 лет, а в 3-4 года».[2]

Заметим, что сегодня, в нач. XXI в. глобальная конъюнктура имеет почти математически точную цикличность Жюгляра в 8-9 лет!! Ниже показаны даты циклов постиндустриальной эпохи: 1975-1982 гг., 1983-1991 гг., 1992-2001 гг., 2002-2009 гг.

Более того, как мы увидим ниже, даже смена президентов США почти точно совпадает с циклами Жюгляра последних 50-60 лет!!

Недостатки чисто статистического подход были очевидны уже в 20-е гг., когда формировалась школа Митчелла. Так, действительно глубокие периодические кризисы: послевоенный 1920-1921 гг. и самый разрушительный в истории кризис 1929-1932 гг. приравнивались к пролонгированному спаду 1923-1924 гг. и спаду 1926-1927 гг. В результате, важнейшие достижения качественного анализа приносились в жертву простой статистической констатации колебаний конъюнктуры. И когда началась «Великая депрессия» школе Митчелла для объяснения причин экономического краха предложить было нечего. И неудивительно, если даже само понятие «кризис» Митчеллом было отвергнуто и подменено «рецессией». Тогда как в действительности американская экономика переживала даже не кризис, а самый настоящий упадок, причем, целое десятилетие, так как после небольшого оживления в сер. 30-х гг. в 1938-1939 гг. кризис вернулся.

Одновременно школа Митчелла, фактически, отрицала и существование длинных циклов конъюнктуры. В результате, в исследованиях американских и английских экономистов полностью исчезла проблематика периодических циклов Жюгляра как фундаментального явления индустриальной экономики.

Правда, «Великая депрессия» вынудила всех западных экономистов заниматься проблемой цикличности. Но даже в предельно экстремальных условиях 30-х гг. ХХ, высшим результатом англо-американской экономической мысли стала теория Кейнса (1936 г.). Даже Г. Хаберер, который, выполняя задание Лиги Наций, обобщил все имевшиеся теории «делового цикла» 20-30-х гг.,[3] в конечном итоге перешел на позиции кейнсианской теории. Но ее основной задачей была разработка такого хозяйственного регулирования экономикой, которое позволило бы максимально уменьшить циклические колебания. «Эффективное средство борьбы с экономическими циклами нужно искать не в устранении бумов и установлении хронической полудепрессии, а в том, чтобы устранить кризисы и постоянно поддерживать состояние квазибума».[4]

Другими словами, Кейнс был далек от понимания цикличности как динамики и смены циклов Жюгляра. Т.е., далек от теории циклов. Как известно, именно в это время Й. Шумпетер пытался создать эскиз единой теории циклов на основе инновационной концепции и больших циклов Н. Кондратьева. Но, сделать это достаточно убедительно он не смог. Ведь в основе теории больших циклов конъюнктуры Н. Кондратьева лежала ошибочная гипотеза его научного наставника Туган-Барановского.[5] Да и правительства, как и подавляющее большинством экономистов, стремились найти меры для устранения или хотя бы смягчения именно «деловых циклов».

Правда, в экономической истории США для подмены исследований циклов Жюгляра «деловыми циклами» были и объективные причины. Например, в XIX в. только цикл 1849-1857 г. проявился более менее определенно. Более ранние циклы 1816-1826 гг., 1827-1837 гг., 1838-1848 гг. из-за неразвитости индустриального сектора экономики, были выражены достаточно слабо. Кроме того, даже эта слабо выраженная цикличность имела как бы обратное проявление. Дело в том, что в пер. пол. XIX в. США играли роль сырьевого придатка по отношению к индустриальной Англии. А потому циклические кризисы отражались в экономике США на несколько лет позднее. Так, индустриальный кризис 1837-1838 гг. в США с полной силой проявился только к 1842 г.

Более того, и после 1857 г. циклы в США не стали синхронными с циклами в Англии, так как уже в 1861 г. началась Гражданская война Севера и Юга, которая не только нарушила возникшую цикличность, но и подорвала финансовую систему США выпуском большой массы бумажных денег – гринбеков. Однако, не смотря на это, после кризиса 1873 г., циклы Жюгляра в экономике США на протяжении 1874-1903 гг. вполне просматривались. Так, можно выделить цикл 1874-1883 гг., цикл 1884-1893 гг. и цикл 1894-1903 гг. Почти те же годы периодических кризисов называли виднейшие исследователи циклов Жюгляра: сам Жюгляр, Туган-Барановский, Лескюр, Бунятян и др.

Т. о., циклы Жюгляра в экономике США в конце XIX в. вполне прослеживались, хотя и не совпадали точно с циклами Германии и Франции. Но различия были всего в год, а с Францией даже были полные совпадали. Исключение составляют лишь цикл 1894-1903 гг. и цикл 1904-1907 гг. Правда, в 1900 г. в США наметился спад, но он был преодолен и подъем продолжался. Здесь мы наблюдаем яркий факт явления «перехлестывания», когда цикл продлился на 2-3 года за счет сменявшего его цикла. Потрясающим подтверждением факта наличия «перехлестывания» является то, что цикл оказался хотя и небывало коротким: 1904-1907 гг., но, тем не менее, предельно типичным! Биржевой крах 1907 г., сильнейшим образом потряс не только финансовую систему США, но и всю американскую экономику. Именно после этого краха деловые и правящие круги США в 1913 г. создали ФРС.

Заметим, что особую сложность представлял анализ цикличности в годы 2-х мировых войн. Он, фактически, не был проведен до сих пор. Важнейший вопрос: как экономическая цикличность перерастает в военную цикличность и как протекает обратный процесс. Заметим, что экономические противоречия были важнейшей причиной возникновения мировых войн. Причем именно через цикличность эти противоречия перерастали в военные столкновения. И Первая мировая и Вторая мировая войны возникли в момент завершения циклов инноваций и начала циклов сдвига в 1914 г. и в 1939 г. Соответственно, сухая статистика мало что может дать для объяснения этих фактов.

Так, США в 30-е гг. производили 200-300 самолетов в год, в 1942-1944 гг. по 40-50 тыс. в год. Рост производства почти в 200 раз! И так почти со всеми видами военной техники. А в 1945-1947 гг. из-за конверсии огромный спад производства. В том числе и спад в динамике ВВП. Но означает ли это, что мы должны за период 1939-1948 гг. выделять несколько циклов? С точки зрения чисто формальной, статистической, точки зрения голых цифр – должны. Но с точки зрения исследования всей действительности – нет. Потому что цикличность свойственна не только индустриальной экономике, но и индустриальной политике. И в цикле 1939-1948 г. господствующей была не экономическая, а политическая доминанта цикличности.

Потому экономический вход в войну и выход из нее (конверсия), с точки зрения теории циклов, нужно рассматривать как единый цикл сдвига 1939-1948 гг. То же справедливо и для Первой мировой войны, протекавшей в цикле сдвига 1914-1921 гг. Другими словами, события Первой мировой и Второй мировой войны протекали в одном периодическом цикле Жюгляра.

Отсюда ясно, что исследование цикличности как чисто экономического (статистического) явления или как чисто политического явления (Гаттеи и др.) не дает настоящего объяснения индустриальной цикличности. Только синтетический подход, в котором учитываются как экономические, так и политические факторы,

Но и после Второй мировой войны в некоторых циклах ощущалось сильное влияние политического фактора. Так, в цикле 1949-1958 гг. большое влияние на экономическую конъюнктуру оказала война в Корее 1950-1953 гг. Достаточно сказать, что в годы войны доля ВВП США, расходуемая на военные нужды превысила 15%. Для сравнения: в годы рейганомики, когда создавалась СОИ, военные расходы составляли лишь 6%, а в 2000-е не более 3-4%. Естественно, что высокие военные затраты вели к деформации цикла Жюгляра. Окончание войны в Кореи и конверсия вызвали в 1954 г. экономический спад. Но считать его отдельным циклом нет никаких причин. Процессы развертывания цикла продолжались, и в 1955-1957 гг. экономика США вошла в фазу подъема. А в 1958 г. наступил экономический периодический кризис без всякой войны.

Схожие события происходили в следующем цикле, который в США войной во Вьетнаме был пролонгирован до 1970 гг. Заметим, что цикл 1959-1970 гг. был типичным циклом инноваций. В США наблюдался бурный экономический рост, внедрялись базисные и улучшающие инновации. Но в 1965 г. администрация Джонсона резко усилила военное вмешательство во Вьетнаме. Военные расходы снова подскочили, превысив 9% ВВП. Это вызвало искусственный инвестиционный подъем. В результате, цикл, который должен был завершиться в 1967-1968 гг., завершился в 1970 г. При этом, все ровно в 1967 г. экономика США ощутила спад. Особенно в отраслях, работающих на потребительский рынок из-за снижения личного потребления именно в 1967-1968 гг., когда и должен был закончиться цикл инноваций, если бы не резкий рост военных расходов.

Заметим, что, не смотря на военный подогрев конъюнктуры, демократы проиграли выборы 1968 г. Это еще одно свидетельство корреляции внутренней политики и циклов Жюгляра. К тому же, следующий цикл 1970-1975 гг. оказался очень коротким, так как цикл 1959-1970 гг. был пролонгирован огромными расходами на войну во Вьетнаме. Уместно подчеркнуть, что в Европе, в частности, в ФРГ, не затронутой военными затратами, цикл закончился именно в 1967 г. Другие ведущие страны западной Европы, например, Англия, также испытали спад в 1967 г.

Т. о., не смотря на глубокие политические потрясения в ХХ в., мы можем вполне определенно выявить циклы Жюгляра в экономике США как циклического лидера этой эпохи. Со времени, когда политические потрясения стали ослабевать: с сер. 70-х гг., циклы Жюгляра проявились со всей очевидностью. Причем уже не только в экономике США, а и во всей глобальной экономике. Динамика мирового ВВП, по данным Мирового банка, совершенно однозначно об этом свидетельствует.

Динамика мирового ВВП

В данной таблице совершенно однозначно выделяются циклы 1975-1982 гг., 1983-1991 гг., 1992-2001 гг. и 2001-2009 г. Причем эти же циклы в экономике США почти в точности повторяют динамику циклов мировой экономики.

2. Воздействие циклов Жюгляра на политическую принадлежность американских президентов

Как мы видели, экономические циклы весьма жестко связаны с политическими событиями. Естественно предположить, что циклическое развитие сильно воздействует и на политические процессы в США. Правда, в XIX в., когда источником индустриальных циклов была Англия, циклическое развитие США имело асинхронный характер. Циклический спад в Англии, а позже в Европе, происходил раньше, а в США с некоторой задержкой. Даже цикл сдвига самого конца XIX в.завершился в Европе в 1900 г., тогда как в США только в 1903 г.

Но после Второй мировой войны, когда центр глобальной рыночной экономики окончательно переместился в США, циклические и политические процессы обнаружили явные тенденции к сближению. Уже приход к власти республиканца Эйзенхауэра в 1952 г. обозначил это сближение. Его правление пришлось на большую часть цикла 1949-1958 гг. Но особенно явственно совпадение циклов Жюгляра и периодов смены правления республиканцев и демократов началось с 1960 гг.

Как известно, в этот год президентом стал демократ Кеннеди, а у власти демократы находились до 1968 г., что почти совпало с завершением цикла 1958-1967 гг. Победившие на выборах 1968 г. республиканцы также оставались у власти 2 срока до 1976 г., что также почти совпало с циклом 1968-1975 гг.

Лишь цикл 1975-1982 гг. относительно в большей степени не совпал со сменой партий у власти. Президентство демократа Картера пришлось на 1976-1980 гг. Но, цикл 1975-1982 гг. был началом постиндустриальной трансформации. Это был непродолжительный цикл. Более того, он как бы делился на части. В 1975-1979 гг. происходил быстрый рост старых индустриальных отраслей, но затем производство в них начало резко снижаться, и во второй половине цикла в 1979-1982 гг. происходил стремительный рост уже постиндустриальных отраслей.

Так что это был переломный цикл, что отразилось в смене демократов республиканской администрацией Рейгана в 1980 г. Т. о., демократы пробыли у власти лишь один президентский срок. Зато республиканцы пробыли у власти 3 срока с 1980 по 1992 гг. Последняя дата почти совпадет с завершением цикла инноваций 1983-1991 гг. Также почти совпадает нахождение у власти демократа Клинтона в 1992-2000 г. со следующим циклом 1993-2001 гг.

Наконец, республиканец Буш-младший находился у власти почти точно на протяжении цикла 2002-2009 гг.

Т. о., смена у власти партий и циклов с 1960 г. проходили так:

1952-1960 гг. республиканцы 1949-1958 гг.

1960-1968 гг. - демократы, 1959-1967 гг.

1968-1976 гг. - республиканцы, 1968-1975 гг.

1976-1980 гг. - демократы, 1975-1982 гг.

1980-1992 гг. - республиканцы, 1983-1992 гг.

1992-2000 гг. - демократы, 1993-2001 гг.

2000-2008 гг. - республиканцы, 2002-2009 гг.

2008-20...?гг. - демократы, 2010-около 2017 гг.

Возможно, кому-то совпадение смены партий у власти и циклов Жюгляра покажется не достаточно точным и убедительным. Поэтому для сравнения можем взять смену партий у власти во втор. пол. XIX - нач. XX и сер. XX в. Так, после гражданской войны республиканцы во втор. пол. XIX в. находились у власти несколько десятилетий подряд! Наоборот, демократы с началом Великой депрессии и Второй мировой войны, находились 5 сроков подряд с 1932 по 1952 гг. И только после прихода к власти республиканца Эйзенхауэра начинается правильная смена партий у власти, близко совпадающая со сменой циклов.

Какова причина явного сближения экономических и политических процессов в США? Одну из них мы уже назвали. Это глобальное лидерство, что означает определяющее влияние американской экономики на постиндустриальную циклическую эволюцию. Другая - отсутствие крупнейших политических столкновений, вроде гражданской или Второй мировой войн. А также крупных экономических потрясений, вроде Великой депрессии. Третью причину можно видеть в изменении характера коротких циклов во втор. пол. XX в. и нач. XXI в. Кризисы и депрессии стали менее глубокими и продолжительными. Важную роль сыграли информационные технологии, позволившие быстрее реагировать на изменения рыночной конъюнктуры и уменьшение товарных остатков.

Вместе с тем, последний короткий цикл 2002-2009 гг. с небывалым ростом цен на нефть и биржевым крахом осени 2008 г., может означать ослабление тесной зависимости политических и экономических процессов в США. Например, новый американский президент Барак Абама может пробыть у власти не большую часть нового цикла, а только 4 года, как и Картер в конце 70-х гг. Тем более, что цикл 2010-около 2017 гг. во многом будет переломным в эволюции постиндустриального общества. К тому же, перед Абамой стоит сложнейшая политическая задача: начать внешнеполитическое отступление, т.е., сворачивание некоторых наиболее одиозных проявлений американского глобализма. А, как известно, отступающий всегда подвергается жестокой критике, даже если отступление единственный выход.

3. Причины двойного срыва в цикле роста 1975-1982 гг. и начало постиндустриальной эпохи

Уделим некоторое внимание циклу 1975-1982 гг., что бы более детально уяснить причинную зависимость экономических и политических. Тем более, что уже много писалось и говорилось о двойном спаде 1980 г. и 1982 г. как модели для современного цикла 2009-около 2017 гг.

В этом цикле большое значение имел кредитно-финансовый фактор и соответственно, рост цен. В частности, огромное влияние на течение цикла 1975-1982 гг. оказали распад Бреттон-Вудской кредитно--финансовой системы и скачок цен на нефть в 1973 г. Даже после циклического кризиса 1974 г. подъем цен не остановился. Так, если тонна нефти в 1972 г. предлагалась за 25-30 дол., то в 1979 г. ОПЕК поднял цены до 250-300 дол. Соответственно, произошел скачек цен и на другие товары. В ответ на действия ОПЕК президент США Картер провозгласил лозунг: «Бушель зерна за баррель нефти». Соответственно, западные компании резко подняли цены на оборудование для нефтедобычи.

Неудивительно, что в 70-е гг. начались широкомасштабные поиски альтернативных нефти энергоресурсов, результаты которых важны и сегодня, когда цены на нефть в 2008 г. достигли нового максимума.

Не особенно интересен двойной срыв в цикле 1975-1982 гг. Деловая активность резко снизилась на рубеже 1980-1981 гг., а затем в 1982 г. произошел циклический спад. Проанализировав статистические данные рубежа 70-80 гг. можно вполне найти причину.

Экономические потрясения 1973-1974 гг. частично были преодолены уже во втор. пол. 70-х гг. Причем происходил рост производства в традиционных индустриальных отраслях. В США с 1975 по 1977 гг. производство автомобилей выросло с 9 до 15 млн., росло автомобилестроение Японии, ФРГ, Франции. Стабилизировалось производство стали.

Но это были последние годы, когда традиционные индустриальные отрасли определяли темпы экономического развития в ведущих странах глобального рыночного проекта, и прежде всего, в США. За три последние года этого же цикла роста (1975-1982 гг.) с 1979 г. по 1982 г. производство стали в США уменьшилось почти в 2 раза: со 124 млн. т до 66 млн. т.! Подобное падение было лишь в годы «Великой депрессии». Следует подчеркнуть, что и в следующем цикле 1983-1991 гг. производство стали уже не поднималось выше 90 млн. т. Очень значительным было в США и падение производства чугуна. Схожие процессы наблюдались в экономике ФРГ и Японии.

В тоже время, к сер. 70-х гг. уже были созданы вычислительные системы 4-го поколения, ставшие технологической и информационной основой начала преобразования индустриальной экономики в постиндустриальную.

Именно с сер. 70-х гг. начинает быстро возрастать производство персональных компьютеров. Если в США в 1968 г. они были произведены на сумму 4,2 млрд. дол., то в 1978 г. на сумму 16,6 млрд. дол., а в 1981 г. уже на сумму 30 млрд. дол. Среднегодовые темпы прироста с 1972 по 1982 гг. составляли почти 19%. Быстро развивалось роботостроение, в 1974 г. был создан первый коммерчески доступный робот Т3, управляемый миникомпьютером. Эти два направления в развитии постиндустриального производства оказались тесно взаимосвязаны. Развитие робототехники невозможно без компьютеризации, а в производстве электронных компонентов широко применяются роботы. Со втор. пол. 70-х гг. до нач. 80-х в 10 раз возросло число моделей роботов, предлагавшихся к продаже, сумма которой возросла с 30 млн. дол. в 1980 г. до 190 млн. дол. в 1982 г.

Еще стремительнее развивалась на рубеже 70-80 гг. биотехнология, еще одна важная постиндустриальная отрасль. Только в Японии к сер. 80-х гг. производство микробиологической продукции составило огромную сумму – 50 млрд. дол.

Следовательно, когда индустриальные отрасли переживали спад и застой, постиндустриальные производства начинают стремительно развиваться. Цикл роста 1975-1982 гг. стал первым циклом постиндустриальной эпохи, в которую вступил глобальный рыночный проект. Но это не означало разового и одновременного уничтожения всей индустриальной структуры производства и выстраивания на ее месте новой постиндустриальной. В действительности, происходили глубинные отраслевые сдвиги, и редуцированные индустриальные отрасли органически соединялись с новейшими.

Отсюда понятно, почему при переходе к постиндустриальной эпохе сохранилось циклическое развитие рыночного глобального проекта. Гибкость новых отраслей не могла компенсировать резкие спады конъюнктуры, вызванные структурным сжатием старых индустриальных отраслей. Кроме того, в условиях начавшегося соединения в рамках глобального рыночного проекта его ведущих центров и бывшей колониальной и полуколониальной периферии Азии, Латинской Америки и Африки, часть индустриального производства не исчезала полностью, а переносилась в эту периферию. В результате, индустриальный сектор мирового рыночного хозяйства сохранялся едва ли не в том же объеме.

Нетрудно понять, что причиной двойного срыва в цикле роста 1975-1982 гг. были глубокие технологические сдвиги, развернувшиеся позднее в цикле инноваций 1983-1991 гг. Это был типичный упреждающий спад, и одновременно пример перехлестывания цикличности, когда инновационные кластеры начали развертываться еще в цикле 1975-1982 гг.

Переломным экономическим и технологическим процессам рубежа 70-80 гг. соответствовали и политические изменения. Победа республиканца Рейгана на выборах 1980 г. была отражением потребностей в изменении экономической политики американского государства. Как известно, она в последствие получила наименование рейгономики. Однако,

См. также другие публикации Александра Смирнова в авторской колонке.



[1] Губанов С. Цикличность – форма кризисности. Экономист, 1999 г., №1.

[2] Митчелл У. Экономические циклы. М.-Л., 1930 г., с. 465.

[3] См. Хаберер Г. Процветание и депрессия. Челябинск, 2008 г.

[4] Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1999 г., с. 297.

[5] См. Смирнов А. Еще раз о мифе кондратьевских волн. Экономист. 2012 г., №4.




Шарах: 100

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются:







Техосмотр для осаго 2017 цена

Поможем оперативно! Помощь в прохождении техосмотра для ОСАГО! Звоните

картадляосаго.рф

Подушки услада

Сплав - аппараты на воздушной подушке

asoniyaok.ru

Рулонный газон купить

Преимущества газона

vipgazon.ru