СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Новый взгляд на экономическую теорию

Автор: Игорь Коляда

Способность общения нам дана чтобы облегчить обмен информацией и улучшить нашу жизнь.

Слова являются связующими звеньями этого процесса. Каждое слово имеет свой конкретный смысл и есть носитель информации. Только правильная комбинация этих звеньев общения обеспечивает достоверность информации.

Комбинации слов мы называем словосочетаниями и даже перестановка местами может изменить смысл информации.

Так рождается ложь.

И каждая последующая неправильная перестановка или подмена, как снежный ком, обрастает другими неправильными комбинациями.

Маленькая ложь, даже во благо, порождает большую ложь.

Это приводит к размножению ошибок и искажению нашего мировоззрения, и постепенно изменяет алгоритм нашей жизни.

И вот мы подошли к точке, когда на первый взгляд мы всё делаем правильно, но почему-то бедные - беднеют быстрее, богатые - богатеют быстрее, не государство работает для людей, а люди для государства.

Государственная служба - не почётная обязанность, а кормушка и способ увеличения личного благосостояния.

Перепроизводство товаров и рост богатства одних стран привёл другие к нищете и превращению в сырьевые придатки.

Число детей, умирающих в этих странах от голода, растёт пропорционально числу вооружений, произведённых в других.

Можно долго продолжать это перечисление, но цель этой статьи не бросать громогласные обвинения, а выявить ошибки и предложить пути выхода из сложившейся ситуации.

Чем раньше мы поставим диагноз и примем меры, тем быстрее наступит выздоровление.

Фундаментальные ошибки и неправильное толкование экономической теории привели нас к ситуации, в которой мы находимся.

На одну из этих ошибок я хочу обратить внимание в первую очередь.

Экономическая теория пытается всеми силами уравновесить спрос и предложение, но всё

Как- то однобоко.

Давайте рассмотрим эти понятия поближе.

Что объединяет понятия спрос и предложение?Обоим присуща связь с вопросом «сколько?».Но если что-то объединяет, значит существует что-то что разъединяет.

Разница в том, что спрос с вопросом «сколько?» объединяет функция—«продать», а предложение с вопросом «сколько?» объединяет функция—«произвести».

Но функции «продать» и «произвести» присущи только одному элементу—это ПРОИЗВОДСТВО.

Следуя логике кто-то должен его уравновесить, и он есть—это ПОТРЕБИТЕЛЬ.

Этого объекта тоже интересует вопрос «сколько?», вот только в функциях противоположных функциям производителя.

Это функции «купить» и «потребить».

И тогда схема кругооборота примет другой смысл.

Новый взгляд на экономическую теорию

Не однобокость ли понимания принципа равновесия привела нас к настоящей реальности?

Мы, люди, должны управлять производством, а не оно нами.

Мы, люди, потребители должны определять сколько сможем потребить.

Мы, люди, должны принимать решения производить или нет, а не наша алчность .

Может быть наконец-то мы поймем что мы являемся в одном лице производителем и потребителем, что когда мы работаем –мы становимся производителями, когда мы покупаем—становимся потребителями.

Может быть наконец-то мы задумаемся, что качество нашей работы нужно не какому- то там потребителю, а нашему отцу, матери, брату, другу, мне, тебе и каждому.

Может наконец поймём, что труд не есть удел отверженных фортуной, а способ достижения благ.

(Не борьба ли этих противоречий внутри нас есть началом раздвоения личности и последующих болезней психики?)

Изменение этого алгоритма начнёт приносить положительные результаты только с последующими изменениями.

Все последующие процессы и взаимосвязи можно также определить исходя из этой схемы.

Вопрос только в том, захотим ли мы этих изменений.

Следующим шагом должна стать выработка чёткой терминологии.

Экономика тесно связана с математикой.И как математика не приемлет размытых значений, неточностей.

Чем больше размытостей, неточностей, тем меньше достоверность информации.

Чем меньше достоверность—тем ошибочней прогноз.

Например, если мы говорим «бюджет», то это значит совокупность доходов и расходов запланированных на определённый период времени.При этом совокупность не является суммой.

Совокупность определяет принадлежность двух или нескольких понятий к той или иной общности, а слово сумма обозначает результат действия—сложения.

Для определения принадлежности бюджета мы должны добавлять—государства, фирмы, семьи.

Введение в оборот новых понятий должно быть согласовано со всеми субъектами и произвольное появление таких понятий, как «налоговый бюджет», «расходный бюджет» должно быть исключено.

Объясню.Понятие «налог» является одной из составных понятия «бюджет».Согласно правилам языка, когда мы переводим выражение «бюджет государства» в выражение «государственный бюджет», мы совершаем равноценное действие, потому что и слово «бюджет», и слово «государство» являются выразителями целого.

А так как понятие «налог» является составной понятия «бюджет», то выражение «налоговый бюджет» искажает и уменьшает смысл понятия «бюджет» и ведёт к потере причинно-следственной связи.

Кстати, это есть механизм так называемого процесса глобализации.Он заключается в том, что целое мы разбиваем на мелкие составные, а потом по отдельности – глобализируем.При этом теряем причинно-следственную связь, комплексное видение и контроль над происходящим.

(Не появились ли транснациональные корпорации, бюджет которых во много раз превосходит бюджеты государств и которые диктуют условия этим государствам, подрывая тем самым авторитет власти в глазах населения?)

Но вернёмся к ошибкам.

Мной были пересмотрены такие учебники:

1. «Экономика» В.П.Бардовский, О.В.Руданова, Е.М.Самородова, 2011 год.

2. «Экономическая теория» Н.И.Базылева, С.П.Гурко, 2005 год.

3. «Макроэкономика» Т.А.Агапова, С.Ф.Серёгина, 2004 год.

4. «Основы экономической теории» С.И.Иванов, 2004 год

Все они несут идентичную ошибку—это уравнение функции потребления.Но объяснения профессора Иванова позволили мне её уловить.

Он начал с того, что представил доход выражением Q=C+S, где: Q --доход, C - потребление, S - сбережения.

Далее он идет к формуле приращивания дохода ΔQ=ΔC+ΔS , где: ΔQ --приращиваниe дохода, ΔC - приращивание потребления, ΔS - приращивание сбережений.

Предельная склоность к потреблению «с» выводится по формуле c = Новый взгляд на экономическую теорию .Но насколько мне известно—это операция получения коэффициэнта.

КОЭФФИЦИЕНТ УКАЗЫВАЕТ НА ПРОПОРЦИОНАЛЬНОСТЬ РОСТА ДВУХ ВЕЛИЧИН И ЕСТЬ ВЕЛИЧИНА ПОСТОЯННАЯ.

ДЛЯ ДВУХ НЕПРОПОРЦИОНАЛЬНО ИЗМЕНЯЮЩИХСЯ ВЕЛИЧИН НАХОЖДЕНИЕ КОЭФФИЦИЕНТА-- НЕВОЗМОЖНО.

ТО ЕСТЬ КАКОЙ- ТО УМНИК ЗАВЕДОМО ЗАЛОЖИЛ В РАССЧЁТЫ СКОЛЬКО Я ДОЛЖЕН ПОТРАТИТЬ, А НЕ СКОЛЬКО Я ХОЧУ, ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ЕГО ПРОИЗВОДСТВО ПРОЦВЕТАЛО.

В итоге мы получили УРАВНЕНИЕ ФУНКЦИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ.

C = Ca + с × Q,

Где C --потребление, Ca --автономное потребление, с—коэффициент предельного потребления, Q --доход.

Эта формула порождает конфликт интересов внутри нас самих, потому что не каждый потребитель может стать предпринимателем .

(все исследования о том, что только 1% человечества обладает предпринимательскими способностями—бред, вы поставьте людей в одинаковые условия и задайте одинаковые правила, тогда вы увидите кто из этого процента останется и сколько появится новых, а тогда делайте выводы).

НЕ МЫ , ПОТРЕБИТЕЛИ , РАСПОРЯЖАЕМСЯ СВОИМ ДОХОДОМ ПО НАШЕМУ УСМОТРЕНИЮ, А ПРОИЗВОДИТЕЛЬ, ЗАЛОЖНИКАМИ КОТОРОГО МЫ ЯВЛЯЕМСЯ.

А где же уравнение функции сбережения?

С помощью чего мы добъёмся равновесия?

ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ РАВНОВЕСИЯ С ТЕМ ЖЕ КОФФИЦИЕНТОМ ДОЛЖЕН РАСТИ ДОХОД.

(Не это ли есть причина роста разрыва между богатыми и бедными?)

ЭЛЕМЕНТАРНОЕ ПРАВИЛО МАТЕМАТИКИ ГЛАСИТ:

ЧТОБЫ РАВЕНСТВО НЕ ПЕРЕШЛО В НЕРАВЕНСТВО , ОПЕРАЦИИ ПРОИЗВЕДЁННЫЕ С ОДНИМ ЧЛЕНОМ --ДОЛЖНЫ БЫТЬ ПРОИЗВЕДЕНЫ СО ВСЕМИ ОСТАЛЬНЫМИ.

НЕ ПОЭТОМУ ЛИ ДОХОД РАСТЁТ, НО ТОЛЬКО У СОБСТВЕННИКОВ -ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ В ВИДЕ ПРИБЫЛЕЙ, НО НЕ У ТЕХ, КОМУ ОНИ ПЛАТЯТ ЗАРПЛАТУ.

Я думаю только этого уже достаточно чтобы считать все последующие умозаключения и выводы—сомнительными и ошибочными.

Не есть ли эта ошибка следствием процесса, механизм которого я назвал чуть раньше глобализацией?

Этой ошибкой мы запрограмировали потребление и его рост без нашего на то согласия.

ФОРМУЛЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В РАССЧЁТАХ ДОЛЖНЫ БЫТЬ УНИВЕРСАЛЬНЫ И ОТРАЖАТЬ ВЗАИМОСВЯЗИ СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, А НЕ ИХ ЖЕЛАНИЯ.

СОГЛАСНО СХЕМЕ В НАЧАЛЕ СТАТЬИ, ЭТА ОПЕРАЦИЯ МОЖЕТ БЫТЬ ОПЕРАЦИЕЙ СТИМУЛИРОВАНИЯ ПРОИЗВОДСТВА И ПРОГРЕССА, КОТОРАЯ ПОКАЗЫВАЕТ КАК МОЖЕТ ВЫРАСТИ ПОТРЕБЛЕНИЕ И ИНВЕСТИЦИИ С УВЕЛИЧЕНИЕМ ДОХОДА.А ПОЛУЧЕННЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ—ЯВЛЯТЬСЯ ЗАДАННЫМ КОЭФФИЦИЭНТОМ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА.

ТО ЕСТЬ ЭЛЕМЕНТОМ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ, А НЕ УПРАВЛЕНИЯ ЭКОНОМИКОЙ.

На мой взгляд формула C = Ca + с × Q является формулой АЛЧНОСТИ, и добиться равновесия опираясь только на эту формулу—НЕВОЗМОЖНО!!!

ФОРМУЛА РАВНОВЕСИЯ ЕСТЬ Q=C+S (1)

Не из этой ли формулы должны происходить все последующие умозаключения и выводы?

ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ МОЖНО КОНТРОЛИРОВАТЬ ИСХОДЯ ИЗ ЭТОЙ ФОРМУЛЫ ПРАВИЛЬНО ОПРЕДЕЛИВ ВЗАИМОСВЯЗЬ ПРОЦЕССОВ И СОБЛЮДАЯ ПРАВИЛА МАТЕМАТИКИ.

Чтобы узнать как взаимодействуют между собой эти понятия и добиваться равновесия, нужно всего лишь правильно преобразовать это выражение.

Если мы допустим что Q =1, то уравнение Q=C+S примет вид Q×1=(C+S)×1 , при этом сохранится равенство.

В результате этого преобразования мы получим формулу

1=(C+S)÷Q (2)

которая указывает на обратную пропорциональность, и так как Q =1--на зависимость потребления и сбережения от дохода, то есть чем больше доход—тем выше возможность и желание потребления и инвестиций.

(Не это ли есть механизм стимулирования труда и увеличения его производительности).

Нужно только добавить, что все полученные значения будут выражены в процентном отношении к целому.

Далее, мы должны выяснить как между собой взаимодействуют потребление и сбережение.Для этого в формуле должны остаться только потребление и сбережение.Из формулы (1) мы знаем что Q=C+S и Q =1 и получаем формулу

C+S= C+S÷ C+S,

Далее путём преобразований получаем две формулы S=1÷ C (3) и C=1÷ S(4), которые указывают что при неизменном доходе эти величины могут влиять друг на друга в обратной зависимости , то есть—если больше потребление, значит меньше сбережения и наоборот.

Далее, подставляя попеременно формулы (3) и (4) в формулу (1) , мы получим формулы:

Q=1÷ C+ C (5) и Q=1÷ S+ S (6),

Которые сответственно будут указывать как изменения одной или другой величины будут влиять друг на друга.

И так далее и далее.

НЕ ЭТИ ЛИ ФОРМУЛЫ СНИЗЯТ ПОГРЕШНОСТИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ?

Математические формулы есть алгоритм изображающий и записывающий наши действия в жизни, и чтение их зависит от правильного установления взаимосвязи.

Кстати, « формула алчности» трансформировала уравнение

ПРОИЗВОДСТВО+УСЛУГИ=ДЕНЕЖНЫЙ ЭКВИВАЛЕНТ

В неравенство

ПРОИЗВОДСТВО ≤ УСЛУГИ ≤ ДЕНЕЖНЫЙ ЭКВИВАЛЕНТ

Привела к неслыханному росту финансового сектора экономики, появлению финансовых пирамид, обвалу экономик и кризисам, к концентрации капиталов в руках меньшей части человечества.

Сверхприбыли, получаемые в финансовом секторе превратили его в казино.

(Не этим ли объясняется нежелание частных инвесторов влаживать деньги в малорентабельные производства, что в свою очередь возложило ещё одну нагрузку на плечи госбюджетов и власти в виде проблем занятости.)

Этот перекос в свою очередь ведёт к безконтрольности инфляции.

Ещё одной характерной ошибкой всех учебников есть нарушение правил и принципов построения графиков, которая также ведёт к искажению процесов и ошибочному толкованию основ экономической теории.

Следующим изменением должно быть обозначение видов собственности и границ их взаимо действия.

На мой взгляд может существовать два вида собственности—государственная и частная.

Государственная должна включать собственность центральных органов власти и собственность органов на местах.

Частная должна включать собственность физических лиц и коллективов физических лиц.

Смешение государственной и частной собственности НЕДОПУСТИМО из-за разницы мотивов возникновения этих собственностей.

Объясню эту часть подробнее.

Государство есть форма общественного строя и создаётся для защиты интересов общества в определённых границах пространства.

Мотив создания государства предполагает отказ от части личной выгоды в пользу государства.Поэтому преобладание личной выгоды в служении государству противоречит самому смыслу государства и подрывает авторитет власти.

(не потому ли с каждым днём нарастает социальная напряжённость в обществе, не потому ли мы наблюдаем рост преступности в среде «обиженных фортуной» и представителей нижних эшелонов власти).

Чем меньше точек сростания и смешения, тем меньше возможность коррупции и хищений.

Кстати, самым действенным способом борьбы с коррупцией есть запрет на занятие какой-либо должности(даже дворника) оплачиваемой из бюджета людьми, запятнавшими себя в коррупции и хищениях.

Взаимодействие этих видов собственности должно осуществляться путём платежей, но не смешением.

В свою очередь, частной собственности присуще и допустимо преобладание личной выгоды—это подталкивает к предпринимательской деятельности.

Хотелось бы сказать о духе предпринимательства.Дух предпринимательства определяет не цель—извлечение прибыли, а мотив.Этот мотив , в свою очередь, определяет пути к достижению цели, которых может быть как минимум два.

Путь первый—использование существующей нормативной базы и труда.

Путь второй—придумывание схем и поиск лазеек в существующей нормативной базе.

То, какой путь мы выберем, будет определять степень уважения в обществе и к обществу в целом.

Этот выбор будет определять нашу сущность—есть мы люди, коллектив, нация, или человеки, банда, стадо и соответственно условия нашего существования.

Почему, предприниматели обобравшие народ в период приватизации и теперь благотворительными акциями пытаются его вернуть, но не могут?

Возражающим—отвечу.

Не путайте уважение с подхалимством, пресмыкательством, если бы было наоборот, то количество насильственных смертей в их среде было бы меньше.

И ещё об одном шаге на пути выхода из кризиса.

Государственные бюджеты стран составляются с дефицитом.

Дефицит есть результат выполнения государственного бюджета и есть ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ разница между доходами и расходами.

Я понимаю, что при планировании невозможно предусмотреть все до единого риски недопоступлений налогов (что напрямую зависит от эффективности налоговой службы и сбалансированности налогового законодательства), и ещё труднее предусмотреть расходные риски(например связанные с природными катаклизмами).

Но закладывать в рассчёты изначально отрицательный результат и стремиться к его достижению в надежде что он принесёт положительный—это как минимум глупо.

Причин дефицита бюджета я вижу три:

1.Долгосрочные инвестиции.

2.Ошибки управления, искажение отчётности.

3.Хищения, коррупция.

Не буду их вскрывать, чтобы не уйти от темы.

Если слаживать отрицательные результаты—мы не получим положительных.Именно этим объясняется увеличение долгов государств, даже демонстрирующих рост.

2007 2008 2009 2010 2011 2012;  
-3% -4% -6% -2% -4% -1% = -20% -госдолг.

Это механизм роста долга.

Но если мы перейдём на бюджеты с излишком, это позволит прекратить падение и начать выход из долговой ямы.

2013 2014 2015 2016 2017  
+2% +3% +4% +5% +6% =20%

Данные не имеют отношения к конкретному государству, а просто показывают механизм выхода из кризиса.

Выявить и исправить легче ошибку системы, чем систему ошибок .

Если движение человечества объясняется как движение по спирали, то нынешнее положение я бы обозначил как штопор в авиации. Проблема в том, что он имеет критическую точку и выход из него после её прохождения — невозможен.

Даже только признав и осознав свои ошибки, мы изменим общий алгоритм нашей жизни и от нашего действия или бездействия этот алгоритм будет меняться в лучшую или худшую сторону.

Выбор за нами!

СТАТЬИ >> МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ

Что такое валютная война

Автор: Абдалов Ингилаб.

Распад Бреттон-Вудской системы сделал манипуляцию курсом собственной валюты, привязанной ранее к золоту, одним из доступных и приоритетных инструментов национальных банков. В последующем, подобный метод искусственной девальвации национальных валют между несколькими странами старающимися обесценить свою валюту относительно других, в интересах собственной экономики, получил название валютной войны (currency war). Несмотря на относительно давнюю историю, валютная война является редким явлением. Первая конкурентная девальвация (competitive devaluation) между странами носившая глобальный характер произошла в годы Великой депрессии. Отмена золотого стандарта в 1971 году сделала искусственную девальвацию заманчивой и перманентной возможностью, но редким явлением. С новой силой валютная война разгорелась в последние годы прошлого десятилетия.

Главными целями девальвации национальной валюты является повышение экспорта и снижение безработицы. При обесценении местной валюты импорт становится более дорогим и, следовательно, уменьшается, что и создает конкурентные преимущества для местных производителей, стимулирует рост национальной промышленности и способствует созданию новых рабочих мест. Паритет покупательной способности (purchasing power parity), ППС, главное понятие в определении курса валют. Для вычисления паритета покупательной способности двух валют определяется цена одного товара в странах эмитентах и соотношение этих цен, выраженное в разных валютах, является определителем курса обмена одной валюты на другую. Тем не менее, с помощью разных инструментов центральные банки могут влиять на курс национальной валюты, снижая или повышая ее реальную стоимость.

Центральный банк может осуществить валютную интервенцию (currency intervention) в целях снижения или повышения стоимости национальной валюты, ее девальвации и ревальвации и воздействовать на валютный рынок. Например, продавая иностранную валюту из собственных резервов, ЦБ покупает национальную валюту уменьшая этим количество последней и увеличивая массу первой, чем и способствует укреплению своей и ослаблению иностранной валюты. С помощью обратного механизма, покупки иностранной валюты ЦБ увеличивает массу национальной валюты и уменьшает количество иностранной в экономике и способствует обесценению первой, то есть ее девальвации. Это основной механизм влияния на курс национальной валюты, с помощью которого ЦБ, в условиях валютной войны, может препятствовать ослаблении или же усилении его валюты. Данный механизм можно охарактеризовать как часть валютного протекционизма (currency protectionism).

В условиях кризиса при низкой процентной ставке наиболее известным способом стимуляции экономического роста и девальвации местной валюты является политика количественного смягчения (quantitative easing, QE). Покупая финансовые активы банков и прочих финансовых институтов центральный банк вливает деньги в экономику увеличивая их массу. Это приводит к росту потребления, вследствие чего стимулируется рост экономики, снижается безработица и девальвируется валюта, снижение цены на которой приводит и к росту экспорта.

После отмены «золотого стандарта» эмиссия денег центральными банками не представляют особой трудности. В 1990 году общая стоимость валют в обращении превышала один триллион долларов США, в 2002 она достигла 2 триллионов, а в 2008 году, всего через 6 лет, общее предложение денег составила 4 триллионов долларов. И как видно из данной статистики вливание денег в экономику один из главнейших инструментов валютной войны.

Политику количественного смягчения главным образом проводят развитые страны, где и так низкая процентная ставка не позволяет ее дальнейшего снижения (процентные ставки ЦБ ведущих развитых стран: Федрезерв 0.25%, ЕЦБ 0,75%, Банк Англии 0.5%, Банк Японии 0,1%). В развивающихся странах высокие процентные ставки позволяют центральному банку действовать более гибко (процентные ставки ЦБ ведущих развивающихся стран: ЦБ Китая 6%, Индии 8%, ЦБ Бразилии 6.75%, ЦБ России 8.25%). С помощью процентных ставок национальный банк может влиять на курс собственной валюты, на уровень инфляции и на массу денег в экономике. Низкая процентная ставка позволяет коммерческим банкам занимать больше денег у ЦБ и выдать их частным лицам под низкие проценты. Помимо стимуляции экономического роста этот инструмент способствует притоку этих денег посредством инвесторов в развивающиеся рынки, что приводит к ревальвации местных валют, а это равноценно собственной девальвации. Низкие процентные ставки один из главных методов развитых стран в валютной войне против развивающихся.

Помимо указанных выше механизмов в валютных войнах государства используют контроль за движением капитала, осуществляет операции на открытом рынке и т.д.

Девальвация национальной валюты может иметь и риски. В первую очередь государство, искусственно девальвирующее собственную валюту, встретит те же действия со стороны других государств. Это может привести к глобальной валютной войне, определенные признаки которой мы можем наблюдать сейчас. Помимо этого девальвация местной валюты может привести к инфляции, если центральный банк при проведении валютной интервенции продаст национальную валюту, снизить процентную ставку или же влет в экономику денег больше требуемого. При девальвации национальной валюты снижается покупательная способность граждан, и их сбережения в данной валюте обесцениваются. Но инфляция может увеличить номинальные поступления денег в государственную казну, также государство, чей долг выражен в национальной валюте, выигрывает при его погашении.

Недавний мировой финансовый кризис стал началом для новой валютной войны, которая может перерасти в глобальную. Главными противниками в современной валютной войне являются крупнейшие экономики мира: США и Китай, с совокупным объемом ВВП более 20 трлн. американских долларов, равным 1/3 от мирового. Искусственно девальвированный юань делает импорт в Китай дорогим, а экспорт из Китая дешевым, что и превращает Китай в крупнейшего экспортера в мире. Наиболее от этой политики страдают Соединенные Штаты, которые являются крупнейшим торговым партнером Китая, с отрицательным сальдо торговли, принявший регулярный характер, и составившим в 2011 году 295 млрд. долларов. В 2010 году юань был обесценен по отношению к доллару на 30-40 %. Согласно МВФ это число составляло 27%. Помимо огромного торгового дефицита США страдают также от вывоза производства и утечки рабочих мест в Китай. Против подобной политики Китая выступают не только Соединенные Штаты, но и большинство развитых стран.

Главными механизмами развитых стран являются низкие процентные ставки ЦБ и проводимая, в частности США, политика количественного смягчения. Низкие процентные ставки способствуют притоку большого количества иностранной валюты на развивающиеся рынки, что в значительной степени приводит к удорожанию местной валюты. А ответные действия центрального банка по покупке иностранной валюты повышают риск инфляции.

После финансового кризиса начавшегося в 2007 году наиболее активно политику количественно смягчения использовали Федрезерв, ЕЦБ и Банк Англии. Хотя в первую очередь это было направлено на стимуляцию экономического роста оно также значительно обесценивало данные валюты и особенно доллар что не мог не вызвать критики Китая и других развивающихся стран, в частности Бразилии, Индонезии. К третьему кварталу 2010 Федрезерв приобрел казначейские, ипотечные ценные бумаги и банковские долги на сумму свыше 2 трлн. долларов. В дальнейшем Федрезерв провел второй раунд количественного смягчения. К 2012 году Банк Англии влил в экономику подобным образом более 370 млрд. фунтов. ЕЦБ и Банк Японии также приобрели ценные бумаги на миллиарды долларов влив их в экономику. Значительная часть этих денег попадая на развивающиеся рынки укрепляют местную валюту.

Искусственная девальвация национальной валюты стимулирует экономический рост и снижает безработицу и исходя из этого МВФ в 80-х годах прошлого века рекомендовал развивающимся странам обесценивать свои валюты. И когда слабая валюта из развивающихся стран, в частности юань, причиняет вред экономике развитых, в частности США, ответные меры последних приводят к валютным войнам. Валютная война, или же соревновательная девальвация, как ее называют на западе, вероятно, останется одним из главных инструментов экономического роста и внешней политики государств, особенно развивающихся, и в дальнейшем. Классическая война теряет рентабельность в современную постиндустриальную эпоху и может иметь пагубные последствия для человечества и по этой причине ее сменяют валютные, торговые и кибервойны.

СТАТЬИ >> ЭЛЕКТРОННЫЙ БИЗНЕС

Капитал – неведимка

Кризис перепроизводства и перенакопления может вызвать необратимые последствия не только в реальных, но и в «виртуальных» секторах экономики. Крупные интернет-компании серьезно переоценены и не обеспечены материальными активами, которые помогут им удержаться на плаву в случае экономических неурядиц.

После кризиса доткомов, случившегося в 2000 году, отношение инвесторов к высокотехнологичным стартапам и предлагаемым ими услугам сильно изменилось. Фактически в последнее время такие стартапы причисляют к «венчурным», высокорискованным проектам, и от них никто не ждет бешеной отдачи в первые годы.

В середине «нулевых», с распространением технологий web 2.0, интерес к новым проектам был высок, но с наступлением кризиса поток денежных вливаний в стартапы иссяк. Сегодняшние инвесторы если и готовы вкладывать в развитие нового и многообещающего сервиса свои средства, то, как правило, речь идет о скромных суммах $ 10−100 тысяч. Главный бонус – можно стать совладельцем вполне успешного бизнеса в случае его успеха, однако чаще всего успех и сверхдоходы так и остаются фантазиями, отображенными в бизнес-плане. «У венчурных стартапов два “инвестора”: дураки и друзья», – говорит директор по корпоративным финансам, партнер фирмы «Грант Торнтон» Иван Сапронов.

Ситуация кардинально меняется, стоит проекту набрать обороты – появляется огромное количество желающих выделить деньги на развитие и получить контроль пусть даже над небольшой долей компании. Самый яркий пример в этой области в последние годы – социальная сеть Facebook. Февральское объявление о том, что компания намерена провести IPO в 2012 году, привлекло такое внимания к событию, какого у интернет-компаний не было с тех пор, как на IPO в 2004 году выходил Google.

На сегодняшний день капитализация Facebook оценивается экспертами примерно в $ 100 млрд. Первоначальный объем размещения, указанный в документах, – $ 5 млрд. Вероятнее всего эта сумма будет пересмотрена в большую сторону, однако даже $ 5 млрд – это крупнейшее размещение в истории интернет-компаний.

Через каких-то десять лет в мире массового потребительского Интернета будет существовать около 25 компаний с капитализацией свыше $ 25 млрд, прогнозирует Юрий Мильнер, совладелец Mail.ru и основатель DST Global, которой принадлежит 10% Facebook. Такое мнение он высказал на Давосском экономическом форуме в январе, добавив, что никакого «пузыря» в этом сегменте нет – соответственно, и лопнуть он не может.

Перспективы неясные

Несмотря на то что Facebook существует много лет, не является стартапом, а его инвесторы утверждают, что никакого «пузыря» не существует, фактически речь идет о процессе, идентичном происходившему в конце 90-х, перед тем как случился «кризис доткомов»: закачке огромных денежных средств в компанию, не обеспеченную материальными активами.

Если во времена зарождения Интернета речь шла о новых сервисах и технологиях, то фактически единственный актив Facebook – виртуальные «юзеры». Такая компания не может стоить как весь Boeing или как треть «Газпрома». При той капитализации, на которую рассчитывает Facebook после IPO, один пользователь будет оценен в $ 80−120 – это, по оценкам интернет-менеджеров, не соответствует текущим рекламным реалиям. В год прибыль Facebook составляет около $ 1 млрд, 85% этих средств компания зарабатывает на рекламе.

Эксперты выражают сдержанное мнение относительно перспектив Facebook на фондовом рынке. «На данном этапе соцсети зарабатывают денег гораздо меньше, чем поисковики или интернет-магазины, – говорит руководитель отдела продвижения в социальных медиа корпорации РБС Ирина Черкасова. – Facebook – это просто большая база людей. Прибыль черпать не из чего, к тому же не стоит забывать, что предел роста соцсетей почти достигнут и интерес людей к соцсетям как к источнику “человеческого общения” угасает».

Если IPO Facebook пройдет удачно, то инвесторы, которые приобрели свою долю ранее, смогут очень неплохо выиграть, выйдя в кэш на пике ралли – ведь ажиотаж покупок однозначно будет. А «настоящие» инвесторы, особенно в перспективе двух-трех лет, вряд ли окажутся в выигрыше – по крайней мере, в сегодняшних реалиях нет примеров, когда не обеспеченные материальными активами компании могли бы серьезно увеличить свою стоимость. «Хороший пример – купонные сервисы, – говорит Ирина Черкасова. – Сколько стоил Groupon до выхода на IPO и сколько он стоит сейчас? Виртуальные, ничем не обеспеченные деньги сыграли злую шутку, когда купонные сервисы, не отладив систему возвратов, не проработав сервис, стали массово окучивать клиентов. К чему это привело? Люди перестают покупать купоны, заранее зная, что их обманут. Сейчас Groupon пытается завлечь пользователей эксклюзивными подписками за $ 29.99 год, отжимая из своей базы последнее».

Источник: World Economic Journal, №4, апрель 2012.

Прыг: 026 027 028 029 030 031 032 033 034 035 036
Шарах: 100