СТАТЬИ >> ЭЛЕКТРОННЫЙ БИЗНЕС

Капитал – неведимка

Кризис перепроизводства и перенакопления может вызвать необратимые последствия не только в реальных, но и в «виртуальных» секторах экономики. Крупные интернет-компании серьезно переоценены и не обеспечены материальными активами, которые помогут им удержаться на плаву в случае экономических неурядиц.

После кризиса доткомов, случившегося в 2000 году, отношение инвесторов к высокотехнологичным стартапам и предлагаемым ими услугам сильно изменилось. Фактически в последнее время такие стартапы причисляют к «венчурным», высокорискованным проектам, и от них никто не ждет бешеной отдачи в первые годы.

В середине «нулевых», с распространением технологий web 2.0, интерес к новым проектам был высок, но с наступлением кризиса поток денежных вливаний в стартапы иссяк. Сегодняшние инвесторы если и готовы вкладывать в развитие нового и многообещающего сервиса свои средства, то, как правило, речь идет о скромных суммах $ 10−100 тысяч. Главный бонус – можно стать совладельцем вполне успешного бизнеса в случае его успеха, однако чаще всего успех и сверхдоходы так и остаются фантазиями, отображенными в бизнес-плане. «У венчурных стартапов два “инвестора”: дураки и друзья», – говорит директор по корпоративным финансам, партнер фирмы «Грант Торнтон» Иван Сапронов.

Ситуация кардинально меняется, стоит проекту набрать обороты – появляется огромное количество желающих выделить деньги на развитие и получить контроль пусть даже над небольшой долей компании. Самый яркий пример в этой области в последние годы – социальная сеть Facebook. Февральское объявление о том, что компания намерена провести IPO в 2012 году, привлекло такое внимания к событию, какого у интернет-компаний не было с тех пор, как на IPO в 2004 году выходил Google.

На сегодняшний день капитализация Facebook оценивается экспертами примерно в $ 100 млрд. Первоначальный объем размещения, указанный в документах, – $ 5 млрд. Вероятнее всего эта сумма будет пересмотрена в большую сторону, однако даже $ 5 млрд – это крупнейшее размещение в истории интернет-компаний.

Через каких-то десять лет в мире массового потребительского Интернета будет существовать около 25 компаний с капитализацией свыше $ 25 млрд, прогнозирует Юрий Мильнер, совладелец Mail.ru и основатель DST Global, которой принадлежит 10% Facebook. Такое мнение он высказал на Давосском экономическом форуме в январе, добавив, что никакого «пузыря» в этом сегменте нет – соответственно, и лопнуть он не может.

Перспективы неясные

Несмотря на то что Facebook существует много лет, не является стартапом, а его инвесторы утверждают, что никакого «пузыря» не существует, фактически речь идет о процессе, идентичном происходившему в конце 90-х, перед тем как случился «кризис доткомов»: закачке огромных денежных средств в компанию, не обеспеченную материальными активами.

Если во времена зарождения Интернета речь шла о новых сервисах и технологиях, то фактически единственный актив Facebook – виртуальные «юзеры». Такая компания не может стоить как весь Boeing или как треть «Газпрома». При той капитализации, на которую рассчитывает Facebook после IPO, один пользователь будет оценен в $ 80−120 – это, по оценкам интернет-менеджеров, не соответствует текущим рекламным реалиям. В год прибыль Facebook составляет около $ 1 млрд, 85% этих средств компания зарабатывает на рекламе.

Эксперты выражают сдержанное мнение относительно перспектив Facebook на фондовом рынке. «На данном этапе соцсети зарабатывают денег гораздо меньше, чем поисковики или интернет-магазины, – говорит руководитель отдела продвижения в социальных медиа корпорации РБС Ирина Черкасова. – Facebook – это просто большая база людей. Прибыль черпать не из чего, к тому же не стоит забывать, что предел роста соцсетей почти достигнут и интерес людей к соцсетям как к источнику “человеческого общения” угасает».

Если IPO Facebook пройдет удачно, то инвесторы, которые приобрели свою долю ранее, смогут очень неплохо выиграть, выйдя в кэш на пике ралли – ведь ажиотаж покупок однозначно будет. А «настоящие» инвесторы, особенно в перспективе двух-трех лет, вряд ли окажутся в выигрыше – по крайней мере, в сегодняшних реалиях нет примеров, когда не обеспеченные материальными активами компании могли бы серьезно увеличить свою стоимость. «Хороший пример – купонные сервисы, – говорит Ирина Черкасова. – Сколько стоил Groupon до выхода на IPO и сколько он стоит сейчас? Виртуальные, ничем не обеспеченные деньги сыграли злую шутку, когда купонные сервисы, не отладив систему возвратов, не проработав сервис, стали массово окучивать клиентов. К чему это привело? Люди перестают покупать купоны, заранее зная, что их обманут. Сейчас Groupon пытается завлечь пользователей эксклюзивными подписками за $ 29.99 год, отжимая из своей базы последнее».

Источник: World Economic Journal, №4, апрель 2012.


СТАТЬИ >> МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ

«Деньги порождают деньги – это фетишистская иллюзия»

Для того чтобы пережить любой кризис с минимальными потрясениями, стоит понимать его первопричины. Французский экономист и профессор Университета Пари-Норд 13, автор нескольких книг и основатель социалистического журнала «Красная площадь» Франсуа ШЕНЕ считает, что в условиях экономического кризиса, накрывающего «второй волной» Европу, а вслед за ней и остальной мир, самое время перечитать Маркса и его последователей.

В чем лично вы видите причины финансового кризиса, который начался в 2007 году?

Кризис, который сегодня переживает мировой рынок – экономический, а не просто финансовый. Это кризис перенакопления капитала и перепроизводства. В так называемых «индустриальных» странах эти два явления сконцентрированы в определенных сферах – автомобильной отрасли, в сфере недвижимости и строительства. Но если рассматривать мировую экономику как единое целое, то краеугольным камнем перепроизводства в настоящий момент является Дальневосточный регион. Если говорить конкретнее, то это Индия и КНР, где перепроизводство затрагивает широкий спектр отраслей.

Чем опасно для западных стран перепроизводство в азиатском регионе?

В развитых странах из-за кризиса темпы промышленного производства падали в конце 2008-го и в 2009 году. В то же время в КНР происходили ровно обратные процессы. Таким образом, начиная с 2008 года западные страны фактически разрушали неприбыльные средства производства, а взамен велась гонка за создание производственных мощностей в КНР. Многие европейские государства в настоящий момент пытаются выплатить внешние долги независимо от того, какие экономические и социальные убытки это принесет. Одно из самых опасных последствий – рост привлекательности Китая как нового поля для инвестиций со стороны мировых корпораций и, как следствие, деиндустриализация западных стран.

Что вы имеете в виду, когда говорите о перенакоплении капитала?

Период накопления начался очень давно, примерно с 1942 года в США и с 1948 года в Европе и Японии. По сути, этот длинный цикл накопления капитала ничем не прерывался: в США с тех пор было два кризиса, небольшой в 1952 году и чуть более значительный в 1973−1975 годах. За это время был накоплен колоссальный объем «фиктивного» капитала – этот термин Карл Маркс использовал для того, чтобы показать разные значения слова «капитал» с разных точек зрения, к примеру со стороны финансовых инвесторов, домохозяйств со сбережениями или производств. Маркс подчеркивал разницу между реальным накоплением, то есть инвестированием в средства производства, и накоплением доли фондового рынка. «Настоящий», то есть сосредоточенный в средствах производства капитал не может иметь двух жизней: с одной стороны, как рыночная стоимость ценных бумаг, а с другой – как реальный капитал, инвестированный в производство. То же самое, например, относится и к государственным заимствованиям – капитал, сосредоточенный в государственных бондах, Маркс называет «фиктивным» и «иллюзорным».

И что происходит, когда объем «фиктивного» капитала достигает критической отметки?

Сегодня финансовые институты в беспрецедентном масштабе диктуют государственную политику западных стран. Власть финансового капитала сосредоточена в очень влиятельных социополитических институтах и коренится в фетишистской иллюзии (поддерживаемой финансовыми организациями), что деньги порождают деньги. В определенный момент эта иллюзия наталкивается на суровую реальность, что сегодня и происходит. Бенефициары финансовой прибыли, в особенности в Европе, в последнее время все яснее осознают два важных момента. Первый – выплата процентов и дивидендов зависит от успешного завершения полного цикла накопления (деньги-капитал-производство-капитал-деньги). Второй – в условиях олигополистической конкуренции, которая превалирует в мировой экономике, контролировать инвестиции, влияющие на создание добавочной стоимости и самой по себе продукции, должны в большей степени государства и производители, нежели финансовые организации.

Как те процессы, о которых вы говорите, влияют на людей?

Вся существующая на сегодняшний день финансовая система приводит, а на самом деле даже толкает простых людей к тому, чтобы они усвоили – деньги делаются из денег. Финансовый фетишизм пустил корни в большей части западного общества. Люди ошибочно уверены, что от денег, от продуктивности этих денег, зависит благосостояние.

Относительная стабильность и прибыльность финансовой системы позволяют не осознавать этот капитал как «фиктивный». Другая важная грань общественного сознания – дома больше не воспринимаются как жилье, это теперь «актив», «капитал». Людям внушается мысль о том, что фиктивные процессы формирования и увеличения капитала – это то, из чего на самом деле состоит рынок. Следствие этого – ситуация в Еврозоне, когда президенты и премьер-министры считают в принципе возможным призвать граждан повиноваться предписаниям «рынка» и вовремя выплачивать госдолг вне зависимости от того, какие траты на коллективном и индивидуальном уровне это будет означать.

Каков ваш прогноз на краткосрочную перспективу?

После периода слабого восстановления, который имел место с конца 2009-го по третий квартал 2011 года, мы видим, что американская и европейские экономики снова в крайне неуверенном состоянии. На самом деле неважно, какими будут экономические показатели 2012 и 2013 годов. Есть несколько очевидных вещей, о которых мы сейчас можем говорить в отношении краткосрочной перспективы. Во-первых, экономический рост в развитых странах будет слабым, многие европейские страны входят в период рецессии. Во-вторых, развивающимся странам придется искать новые возможности для экономического роста в пределах развивающегося мира. И, наконец, развитым экономикам нужно будет любыми способами увеличивать внутренний спрос, реформировать сферы образования и здравоохранения и пересмотреть трудовое законодательство для снятия социального напряжения.

Источник: World Economic Journal, №4, апрель 2012.


СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Общество и право

Только постоянные столкновения человеческих интересов, направленных на одновременное достижение заведомо несовместимых между собой целей, еще в глубокой древности вызвали необходимость правового регулирования общественных отношений. Возможно, что тогда уже возникли первые ошибочные представления о праве как наиболее действенном и эффективном инструменте совершенствования человеческой самоорганизации.

В результате этих, не вполне обоснованных представлений возникло и получило достаточно широкое распространение убеждения в том, что одновременно с созданием некоего идеального или абсолютного права качество общественно-экономических отношений будет доведено до законченного совершенства. В том или ином виде эти, ни на чем не основанные верования, наряду с различными древними суевериями и предрассудками сохранились до настоящего времени.

Очевидно, что право складывается из множества правовых ограничений, каждое из которых делит свою область общественных отношений на две части. В одной из них, которую назовем правовой, существует полная правовая определенность отношений, исключающая возможность какой-либо деятельности. В другой части, которую назовем внеправовой, существует полная правовая неопределенность отношений в виде неограниченной свободы действий.

Разделяет различные части каждой области непрерывный скачкообразный переход от полной правовой неопределенности отношений к их полной правовой определенности и наоборот. Оказывается, что существуют всего лишь две степени правовой определенности общественных отношений: ноль и единица.

Совокупность всех общественных отношений представляет собой достаточно сложное образование, поставить которому в соответствие внеправовое пространство в целом не представляется возможным. Для упрощения этой задачи следует рассматривать каждую область общественных отношений в отдельности, а в случае необходимости – и ее отдельные составные части. Продолжая, по мере надобности, продвигаться в этом направлении, мы дойдем до некоторых, элементарных областей общественных отношений, каждой из которых будет намного проще поставить в соответствие свое элементарное внеправовое пространство.

Очевидно, что совокупность всех элементарных внеправовых пространств будет представлять собой общее внеправовое пространство.

Очевидно, что совокупность всех правовых ограничений, относящихся к некоторой элементарной области общественных отношений, образует принадлежащее ей единственное элементарное внеправовое пространство. Что касается его пределов, то они должны определяться исходя из необходимости достижения их оптимальных значений. Очевидно, что если все правовые ограничения, относящиеся к некоторой элементарной области общественных отношений, являются оптимальными, то они образуют оптимальное элементарное внеправовое пространство.

Очевидно, что если все элементарные внеправовые пространства являются оптимальными, то они образуют общее оптимальное внеправовое пространство.

Задача в том и заключается, чтобы правильно определить оптимальные значения всех правовых ограничений и получить тем самым наиболее точные положения образуемых ими непрерывных скачкообразных переходов, каждый из которых должен быть либо замкнутым, либо простираться в обе стороны в бесконечность. Только таким можно представить себе пресловутое идеальное или абсолютное право, то есть, не допускающим никаких разночтений в случае возникновения необходимости дать правовую оценку чьей-либо деятельности. Однако многочисленные изобретатели в области права все еще намереваются усовершенствовать общественную и экономическую организацию с помощью юридического крючкотворства.

Одни из них усердно сооружают идеальное или абсолютное правовое государство, которым может быть только лишь такая чудовищная химера как идеальная или абсолютная тоталитарная диктатура, в наибольшей мере ограничивающая внеправовое пространство наибольшим количеством правовых ограничений. Государство, предоставляющее человеку наиболее широкую свободу деятельности, должно быть наименее правовым, образуя наименьшим количеством правовых ограничений наиболее обширное внеправовое пространство.

Следующая разновидность изобретателей в области права настойчиво стремится сочинить идеальные или абсолютные законы, предоставляющие человеку всевозможные права и свободы. Между тем, происходящее из «Уложения о наказаниях», право в принципе не может предоставлять никаких свобод, так как именно и только без каких-либо правовых ограничений человек будет наиболее свободным, осуществляя свою деятельность в безграничном внеправовом пространстве, прибавить к которому что-нибудь еще не будет никакой возможности. Только для того, чтобы неограниченная свобода не обернулась полномасштабным неуправляемым самопроизвольным процессом в общественных и экономических отношениях, необходимы достаточные правовые ограничения и ничего более.

Ни в одной области общественных отношений, ни одно правовое ограничение не может предоставить никаких прав и свобод человеку, имеющему одну только возможность осуществлять свою деятельность в сложившемся внеправовом пространстве. Право не в состоянии совершенствовать общественную и экономическую организацию. Оно только лишь изменяет пределы внеправового пространства.

Образование оптимальными правовыми ограничениями оптимального внеправового пространства вовсе не означает того, что образована некая оптимальная общественно-экономическая организация. Любое, даже наиболее положительное изменение человеческой организации всегда будет противозаконным. Право само не подлежит совершенствованию по причине невозможности совершенствования любого отдельно взятого правового ограничения, которое можно только устранить: либо частично, либо полностью.

То есть, каждый шаг человека к свободе происходил не в связи с праздным сочинением многочисленных свободообильных и многоправных конституций, биллей и хартий. Только последовательные устранения избыточных правовых ограничений, каждое из которых (устранение) было обусловлено предшествовавшим переходом к более качественной общественной и экономической организации, постепенно раздвигали пределы внеправового пространства.

Получается, однако, что возможен еще один случай идеального правового регулирования общественных отношений, которым может быть абсолютное отсутствие правовых ограничений. Понятно, что этот случай будет всего лишь следствием перехода к идеальной общественной и экономической организации, которая, рассматриваемая в качестве конечной цели общественного развития, едва ли будет достижимой, а рассматриваемая в качестве направления процесса совершенствования общества, будет единственно приемлемой. Вот и приехали! Оказывается, чтобы более правильно жить, действительно, надобно жить по понятиям, а не – по законам.

Таким образом, дальнейшее совершенствование человеческой самоорганизации является самостоятельной, не зависящей от правового регулирования общественных и экономических отношений, задачей.

Авторская колонка Валентина Мач


Прыг: 029 030 031 032 033 034 035 036 037 038 039
Шарах: 100