СТАТЬИ >> НАЛОГИ, ЗАКОНЫ, ПРАВО

Налоги - вертикальный мир

Налоговая реформа начала 2000-х сократила базу местных бюджетов. Новый тяжелый удар по ним нанес глобальный кризис. Призывы регионов к совершенствованию системы межбюджетных отношений противоречат принципу «вертикали власти», поэтому они пока нереализуемы, — в этом уверен редактор отдела экономики журнала «Эксперт» Максим Рубченко.

Кризис нанес тяжелый удар по региональным бюджетам: в 2009 году резко сократились бюджетные доходы примерно четверти субъектов Российской Федерации, причем сильнее всего пострадали бюджеты наиболее развитых регионов — тех, в которых была максимальной доля налога на прибыль. При этом в слаборазвитых субъектах Федерации доходы бюджетов даже выросли, причем существенно: в Чеченской республике и в Чукотском АО — в 1,6–1,7 раза, на Камчатке — в 1,4 раза, в республике Адыгея и на Сахалине — в 1,3 раза. Очевидная и единственная причина такого роста - перераспределительная политика федерального центра: трансферты регионам в прошлом году увеличились в полтора раза по сравнению с 2008 г. Причем распределение в основном осуществлялось в «ручном режиме» — примерно три четверти всех трансфертов регионам распределялись по усмотрению федеральных чиновников в абсолютно непрозрачном режиме.

Неудивительно, что как только острота кризиса несколько ослабла, дав возможность вернуться к спокойному анализу ситуации, в регионах начались разговоры о несовершенстве нынешней системы межбюджетных отношений и необходимости ее радикально поменять. Речь прежде всего идет об изменении системы зачисления налоговых платежей в бюджеты различных уровней.

Сейчас уже можно говорить о твердом консенсусе среди подавляющего большинства субъектов Федерации по двум вопросам. Первый — это необходимость передачи поступления налога на доходы физических лиц (НДФЛ) на местный уровень, причем уплату этого налога необходимо перенести с места работы на место жительства. Тогда каждый налогоплательщик будет видеть, на что идут его налоговые платежи, например, на строительство больниц, школ, детских садов, благоустройство территорий, и так далее. Активнее всего за эту новацию выступают представители регионов, который соседствуют с крупными промышленными центрами, что понятно: многие граждане ездят на работу в соседний, более благополучный, регион и там же остаются их платежи по НДФЛ. В результате богатые регионы становятся богаче, а бедные — беднее, и межбюджетные диспропорции нарастают с каждым годом.

Второе принципиальное изменение в налогово-бюджетной политике, за которое выступают регионы — передача им поступлений от налога на добавленную стоимость. Впрочем, поскольку понятно, что НДС может быть только федеральным налогом из-за сильной привязки к внешнеторговым операциям (имеется ввиду возврат НДС экспортерам и обложение этим налогом импорта), то конкретные предложения сводятся к замене федерального НДС региональным налогом с продаж.

Взамен региональные и местные власти признают за федеральным центром безусловное право на ресурсные налоги и таможенные платежи, а также готовы уступить ему все поступления налога на прибыль, поскольку прибыль предприятий в наибольшей степени зависит именно от решений, принимаемых федеральными органами власти.

Эти инициативы выглядят логичными, оправданными, а в свете кризисных реалий — и вполне актуальными. Тем не менее, федеральные власти четко и недвусмысленно заявляют, что никаких кардинальных реформ в налоговой системе в обозримой перспективе проводить не собираются. Мало того, первый вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин заявляет, что в связи с тяжелой бюджетной ситуацией в ближайшие годы возможно даже увеличение налогового бремени (и это помимо неизбежного уже повышения ставок обязательных отчислений во внебюджетные фонды).

Абсолютно необъяснимое с точки зрение экономики нежелание федеральных чиновников пересматривать нынешнюю систему межбюджетных отношений находит свое объяснение в другой сфере — политической. Суть в том, что нынешняя налогово-бюджетная система идеально подходит для вертикальной структуры власти: действующая сегодня структура распределения доходов между бюджетами разных уровней обеспечивает наибольший приток денег в федеральный бюджет, меньший — в региональные и совсем уже символический — в бюджеты муниципальных образований. Таким образом, федеральная власть получает мощнейший финансовый рычаг влияния на губернаторов, а от глав регионов, в свою очередь, полностью зависит судьба муниципальных бюджетов.

Передача НДФЛ на места, а НДС (в виде налога с продаж) — регионам, полностью переворачивает всю систему власти в стране: степень финансовой самостоятельности муниципалитетов и регионов резко возрастет, а возможности федерального центра, соответственно, сократятся. Причем это сокращения коснется как влияния на нижестоящие уровни власти, так и реализации финансовоемких проектов, обеспечивающих федеральным чиновникам возможности откатов и «вознаграждений». Понятно, что по доброй воле никто в правительстве или Госдуме на такое не пойдет, так что шансы на налогово-бюджетную революцию равны нулю.

Проблема, однако, в том, что недостатки нынешней налогово-бюджетной политики абсолютно объективны, и фундаментальнейший из них — незаметность для налогоплательщика связи между уплаченными налогами и полученными от государства благами. Не все ясно даже с целевыми налогами. Взять тот же транспортный налог — его повышение обосновывается очевидной необходимостью ремонта дорог. Однако параллельно создается госкорпорация «Автодор», которой даруется право взимать плату за проезд по любым федеральным дорогам. И опять с той же целью — собрать деньги на ремонт дорог. То есть с автолюбителя будет взиматься два платежа на одни и те же цели, хотя понятно, что тот предпочел бы ограничиться одним.

Не все однозначно и с повышением пенсионных отчислений. С тем, что многие пенсионеры влачат нищенское существование и нуждаются в дополнительной поддержке, никто не спорит. Однако сами пенсионеры в связи с регулярным повышением пенсий особого ликования не испытывают. Потому что практически все эти повышения «съедается» увеличением платежей за квартплату и коммунальные услуги. Таким образом, государство уже который не год не столько повышает благосостояние пенсионеров, сколько набивает карманы коммунальщиков. Не случайно в течение прошлого года в числе самых прибыльных компаний числились электрогенерирующие, а наименьший спад производства и скорейшее его восстановление зафиксировано в производстве и распределении электроэнергии, газа, и воды.

Что же касается использования государством средств, полученных по нецелевым налогам — НДС, НДФЛ, налог на прибыль, то здесь остается только строить предположения, опираясь на различные подсказки. Например, в СМИ регулярно появляются сообщения, что возврат НДС экспортерам из-за обилия мошенников — «лже-экспортеров», практически равен поступлению этого налога в бюджет. А из федерального бюджета на этот год можно узнать, что финансирование «скорой помощи» сократится на 20%, до 432,5 млн. рублей, — а это всего лишь вдвое больше суммы, которую Минфин готов выделить «на финансовое обеспечение деятельности автономной некоммерческой организации "Исполнительная дирекция XXVII Всемирной летней универсиады 2013 года в г. Казани" в сумме 217,1 млн рублей».

Реакция налогоплательщиков на такое использование их денег вполне естественна: по данным Росстата доля «теневой экономики» в стране за прошлый год выросла с 16% до 20% ВВП, и все аналитики сходятся в том, что после увеличения размера отчислений во внебюджетные фонды темпы роста «серой экономики» резко возрастут. Предсказуема и реакция властей на эту тенденцию - ужесточение «налогового террора» практически неизбежно. Единственным итогом такого развития события может стать только деградация налоговой базы, которая в конце концов все-таки заставит власть пойти на реформы межбюджетных отношений. К сожалению, есть сильное подозрение, что чиновники согласятся поступиться своими принципами лишь тогда, когда негативные процессы в экономике станут уже необратимыми.

Максим Рубченко, Opec.ru




Шарах: 100

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются: