СТАТЬИ >> ЛИЧНЫЕ ФИНАНСЫ

Финансовая безопасность бизнеса и семьи через траст

Любой преуспевающий человек ищет способы, как финансово защитить и обезопасить себя, свой бизнес и свою семью, обеспечить себе и близким достойное будущее. Старается выбрать самый удобный и надежный механизм, который помогал бы в сохранении и преумножении капитала. Одним из таких инструментов является семейный траст, давно и успешно использующийся во многих странах мира.

С помощью семейного траста можно не только инвестировать в будущее своей семьи, но также можно сберегать и приумножать средства своего бизнеса, оптимизировать налоги и даже создать базу для последующей иммиграции во множество развитых стран с возможностью приобрести там вид на жительство. История трастов насчитывает столетия, однако до сих пор они не вышли из моды, и пользуются огромным спросом среди самых богатых людей западного и европейского сообщества. Так, в странах английской системы права (Великобритания, США, Австралия, Новая Зеландия и других) в трастах того или иного вида находится до 90% личного капитала.

Гарантированное доверие

Что же это за инструмент и почему о нем почти ничего не известно в России? Дело в том, что траст является старинным институтом англосаксонской системы права. Но так как Россия принадлежит к континентальной системе права, которое иначе определяет право собственности, то институт траста в его «чистом» виде не знаком россиянам. Однако, россияне, как и жители любых других стран не английской системы права могут абсолютно полноценно использовать этот инструмент. Каким образом это можно сделать, мы коснемся ниже. Пока давайте разберемся, как траст работает, и какие преимущества дает.

Итак, в России, в соответствии с внутренней юрисдикцией, право собственности включает в себя владение, пользование и распоряжение имуществом. А в трастовом законодательстве английской системы эти правомочия как бы «расщеплены» между тремя лицами (Сеттлором, Трасти и Бенефициаром), и имущество в полной мере не принадлежит никому из них.

Сеттлор (Settlor) – это создатель, учредитель траста, владелец некоей собственности, имущества (недвижимость, движимость, денежные средства и т.д.). Трасти – это доверенные лица, которым Сеттлор вверяет свое имущество (все или его часть), и которые обязаны держать это имущество для выгоды Бенефициаров (Beneficiary) - одного или более физических и/или юридических лиц. Бенефициаров, как правило, указывает сам Сеттлор. То есть доходы от траста, а также имущество по прекращении траста, переходят в собственность Бенефициаров.

Наиболее близок к трасту российский договор доверительного управления (гл. 53 Гражданского кодекса РФ). Однако при доверительном управлении имущество остается в собственности того же лица, в то время как при договоре о создании траста имущество переходит в собственность траста. В то же время траст не является и юридическим лицом. Можно сказать, что траст - это самостоятельный собственник, неразрывно связанный с его создателем (учредителем траста) и выгодоприобретателями. В связи с этим траст дает следующие преимущества: гарантированная защита от посягательств кредиторов, защита от рисков потери имущества, банкротства и так далее. Некоторые юристы даже считают траст лучшим достижением англосаксонской системы права, которое стремятся перенять в том или ином виде многие страны континентальной Европы.

Траст создается и регулируется договором о его создании (Trust deed) и общими нормами трастового права каждой страны, которая принимает такую правовую структуру. Он имеет свой собственный банковский счет, и оперируется как юридическое лицо. Но при этом как юридическое лицо не регистрируется.

Деньги под защитой

Давайте разберем работу траста на примере. Допустим, у Вас есть один миллион долларов, который с одной стороны хотелось бы сохранить для своей семьи и детей, но в то же время, который необходим Вам для бизнеса. Тогда Вы создаете траст и вносите свои деньги на счет траста. Вы - Сеттлор. Теперь Вам нужен управляющий (Трасти) или несколько управляющих. В качестве Трасти Вы можете выбрать юриста или бухгалтера, и/или можете назначить в качестве управляющего самого себя. Договор об учреждении траста устанавливает полномочия Трасти. Ответственность Трасти может быть застрахована. Трасти также может нести персональную ответственность за определенные негативные последствия, вытекающие из его действий по управлению трастом. Например, если он не осуществлял должных инвестиций для увеличения трастового фонда, то это влечет ответственность в пределах разницы, составляющей эту упущенную выгоду.

Таким образом, Вы получаете легальную возможность контролировать свои деньги, однако по букве закона деньги эти принадлежат трасту, а не Вам. Следовательно, если кто-либо (например, бывший супруг/супруга или кредитор) предъявляет Вам иск, деньги остаются в сохранности, так как они не являются Вашей собственностью. Собственность траста защищена еще больше, если учрежден секретный (тайный) траст, который не раскрывает имена учредителя траста (Сеттлора) и выгодоприобретателей (Бенефициаров).

В качестве бенефициаров - тех, в пользу которого осуществляются все выплаты и доходы от траста, а также кому переходит собственность траста при окончании срока создания траста - Вы можете указать кого угодно (детей или внуков, в том числе и еще нерожденных, любимую собаку и даже самого себя).

Так как траст выполняет все функции юридического лица, Вы можете указать, чтобы поступления средств из траста направлялись Вам или инвестировались в Ваш бизнес, или указать, чтобы траст вкладывал средства в акции других компаний или другие финансовые активы, или купил какую-либо недвижимость.

Тайное богатство

Теперь давайте по пунктам рассмотрим преимущества трастов.

Сокрытие доходов.

С помощью траста можно здорово экономить или скрывать свои доходы. Приобретение или перевод всего значимого имущества на имя траста позволяет заявить об отсутствии или недостаточном наличии собственных активов и претендовать, например, на использование меньшей ставки налогов или даже на получение помощи от государства.

Налоговое планирование.

Выплаты из траста в пользу нескольких лиц позволяют решить вопрос с ранжированными ставками на доходы (нежели когда имущество принадлежит одному лицу с его единоличным доходом, облагаемым по более высокой ставке). Также передача имущества через траст освобождает бенефициаров от уплаты налога на наследование, который существует практически во всех странах.

Защита имущества.

Многие бизнесмены создают семейный траст для обособления в него активов, не связанных с ведением бизнеса, и для защиты от притязаний кредиторов. Также защита распространяется на экс-супругов, экс-супругов Бенефициаров и так далее по семейному древу.

Кроме того, обособление имущества в траст до заключения брака позволяет в дальнейшем избежать раздела данного имущества как совместного.

Также с помощью траста можно защитить имущество от растраты в силу возраста тех же Бенефициаров, склонности к, так сказать, мотовству и тому подобное. Или когда родители опасаются, что дети не смогут должным образом распоряжаться семейными активами и сохранить их. В таких случаях траст защитит финансовое будущее семьи путем включения в траст условия о выплате только ежегодной стипендии, в то время как сама собственность траста может стать собственностью детей только по достижении ими определенного возраста, или вступления в брак, или окончания университета и т.д. И даже когда собственность траста переходит в собственность детей, природа возникновения права собственности и его безвозмездность дает основания исключить данное имущество из совместной собственности супругов, и исключает притязания супруга (или партнера), если сын или дочь Сеттлора впоследствии будет разводиться.

Конфиденциальность.

С помощью траста можно оказывать материальную поддержку другим лицам максимально конфиденциально. Это бывает необходимо, когда нежелательно, чтобы окружающие знали о такой поддержке, либо когда лицо, в пользу которого идут выплаты, не знало об их источнике (например, дети, от которых скрывается факт отцовства). Ведь посторонним лицам невозможно выяснить, кто стоит за трастом, имена его учредителя или бенефициаров. Также трасты используются для исключения детей своего супруга от предыдущего брака от получения своего имущества.

Избежание споров при наследстве.

Как известно, бывает, что в ряде случаев завещание можно оспорить или потребовать выдела доли лицу, которое в завещании не указано. Передача имущества через траст практически напрямую только «желательным» выгодоприобретателям решает этот вопрос. Также траст позволит избежать споров между наследниками Сеттлора и избавит их от уплаты налога на наследство.

Как использовать траст в России

Как уже говорилось выше, трасты не могут существовать в России в силу другого подхода к определению права собственности. Поэтому тем, кто хочет воспользоваться описанными выше преимуществами траста, нужно будет открыть его в другой стране, например, в Англии, Австралии или Новой Зеландии. Законодательство этих стран не содержит никаких ограничений на создание траста иностранцами.

Выбирая страну для создания траста, нужно учитывать их налоговое законодательство. К примеру, в Англии и Австралии существует Capital Gains tax - налог на рост имущества в цене. Также в Англии в ряде случаев траст должен уплачивать налог на имущество, которое передается в него Сеттлором. В целом же трастовое законодательство Англии достаточно сложное, имеется множество как разновидностей трастов, так и порождаемых ими налоговых нюансов. В этом плане, пожалуй, самым простым трастовым и налоговым законодательством может похвастаться Новая Зеландия. Там всего пара основных налогов, одинаковые в большинстве случаев налоговые ставки, и самый важный плюс - доход траста из зарубежного источника не облагается налогом. В сочетании с достаточно низким курсом новозеландского доллара, хорошими ставками на банковские вклады и одним из самых стабильных политических строев в мире траст в этой стране будет не только средством сбережения, но и хорошим инвестиционным механизмом. Инвесторы Японии и других стран Тихоокеанского региона даже называют Новую Зеландию «Швейцарией» Пасифики.

Лучше, чем оффшор

Траст не является разновидностью оффшорной компании и, следовательно, создатель траста может быть спокоен за свою репутацию и застрахован от подозрительного внимания к его трасту инвесторов, кредиторов, банков и спецслужб. В принципе, траст во многом отличается от оффшорной компании. Во-первых, трастовое законодательство более стабильно, чем налоговое, и не меняется столетиями. Находящиеся в трасте средства учредителя (если, конечно, траст грамотно оформлен) не доступны ни для каких кредиторов даже в судебном порядке. Создателя траста, как мы уже упоминали, можно «скрыть», так как траст, в отличие от юридического лица, не регистрируется.

Поэтому создание траста - это абсолютно легальная процедура, которая ни у кого не вызовет подозрения. Особенно, если создавать траст в Новой Зеландии. Благодаря подписанию международной конвенции о противодействии отмыванию доходов Новая Зеландия не значится ни в одном «черном списке» стран. Новая Зеландия не является классической оффшорной страной, имеет отличную финансовую репутацию и не имеет характерных для оффшорных зон налоговых льгот. Отсутствие налога для нерезидентских трастов – практически единственное исключение. А наличие соглашения с Россией об избежании двойного налогообложения позволяет еще больше снизить налоговые издержки, и не облагать налогом выплаты в пользу Бенефициаров-россиян. И ещё. Аккумулирование достаточных средств в трасте позволит использовать его в дальнейшем как «трамплин» для эмиграции или просто получения вида на жительство в стране Британского содружества.

Классический вариант использования трастов в Новой Зеландии нерезидентами в пользу ребенка

- Создание траста в пользу ребенка
- Покупка дома на траст (в том числе и с получением кредита в новозеландском банке)
- Сдача дома в аренду с направлением платежей на погашение кредита или просто в доход траста
- Постоянный рост цены недвижимости и платы за ее аренду и увеличение дохода траста
- Ребенок достигает возраста поступления в университет, поступает в новозеландский ВУЗ, имеет собственное жилье и прекрасную возможность эмиграции.

Евгений Орлов,
Equity Law Barristers

СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Трудовая теория стоимости К. Маркса. Заблуждение или истина?

Трудовая теория стоимости Маркса (Marx K.) уже более 100 лет находится на периферии экономической мысли. Являясь последователем Риккардо (Ricardo D.), который, как считают многие, на самом деле никогда не придерживался трудовой теории стоимости (его теорию, часто, называют 93% теорией трудовой стоимости), Маркс утверждал, что стоимость продукта целиком определяется количеством вложенного труда.

Наличие в процессе производства капитала никого смущать не должно: он представляет собой оплаченный труд по созданию орудий труда, оборудования, сооружений, и последнее соображение не вызывает сомнений. При таком подходе прибыль капиталистов и предпринимателей может быть получена только путем эксплуатации, другими словами, присвоением части труда. Маркс подвергался жестокой критике еще при жизни, наиболее удачным примером которой являются труды Бом-Баверка (Bohm-Bawerk E. V.), на которых остановимся позже. Но другие теории, включая современные, страдают такими же недостатками. Прибыль трактуется, как оплата специфического фактора производства «предпринимательский талант» и представляет собой награду за эффективное использование ресурсов. Предпринимательская деятельность сопряжена с чрезвычайно высоким риском и ничто не гарантирует получение достойного вознаграждения. Все это не вызывает возражений. Но все теории имеют один скрытый дефект. Парадокс заключается в следующем: если зарплата составляет лишь часть конечной стоимости продукта (пусть даже 93% от стоимости), то каким образом оказывается, что все конечные продукты куплены. Зарплаты всех работников явно недостаточно, чтобы выкупить все продукты и услуги. Если предположить, что вся прибыль тоже направляется на покупку произведенного продукта, то где здесь место сбережениям и инвестициям, которые мы наблюдаем в реальном мире. Сбережения должны осуществляться из имеющихся в распоряжении работников средств, а их явно недостаточно. Как разрешить существующий парадокс?


I. Недостатки теории Маркса

Совершенно очевидно, что в закрытой экономической системе в каждый момент времени должно выполняться равенство:

pQ = wL (1)

где p – цена произведенного продукта, Q – количество продукта, w – стоимость труда (зарплата), L – количество работающих людей. В этом случае весь продукт будет выкуплен, а вся зарплата израсходована. С другой стороны, для отдельного предприятия производственная функция будет выглядеть, как:

pq = wl + rk (2)

где r – цена капитала, k – количество капитала. Стоимость капитала представляет собой зарплаты работников, производящих капитальные блага и уравнение 1 для всей экономики будет выполняться. Но где же в таком случае прибыль, инвестиции и сбережения? А их в теории Маркса и не может быть, потому что Маркс, неосознанно для самого себя, описывает систему простого воспроизводства, где экономический рост, прибыли и ставка процента отсутствуют. Это повторяющийся каждый день процесс, где используются одни и те же технологии, количества ресурсов и труда. Такая стационарная система не требует наличия капиталистов и предпринимателей, им негде проявить свои таланты, их услуги не востребованы. Как следует из уравнения 2, чтобы увеличить количество применяемого капитала, необходимо сократить количество занятых работников в основном производстве. В результате производство немедленно снизится и предприятие начнет терпеть убытки. Выхода из создавшейся ситуации в рамках простого воспроизводства нет, поэтому теория Маркса применима только для случая стационарной экономики. Эксплуатация в таких условиях представляется весьма сомнительной. Гипотетически, руководитель или капиталист может присвоить часть созидательного труда, увеличив свой доход и уменьшив зарплаты. Но рабочим, в условиях абсолютной определенности, когда технологии не изменяются и остаются таковыми достаточно долго, ничего не стоит на свою зарплату создать новое производство, и выплачивать более скромное вознаграждение руководителю, если он все же необходим. Эта перспектива совершенно реальна, поскольку суммарная зарплата рабочих равна стоимости конечного продукта, а, следовательно, и стоимости всего производства.

Теперь остановимся кратко на вопросе: «Почему в состоянии стационарной экономики и отсутствия экономического роста прибыли производителей равны нулю?» (более подробно смотри статьи «Прибыль, инфляция и экономический рост», «Crisis forever? Некоторые проблемы современной экономической теории»). Единственным способом потратить прибыль в закрытой экономике является покупка дополнительных ресурсов или дополнительного конечного продукта. Других способов нет. Если прибыль размещается на депозитах в банках, то заемщики будут использовать эти средства на покупку все тех же ресурсов и продуктов. Если прибыль прячется в сундуке или под матрасом, то для экономики этот случай предельно прост: произойдет сокращение денежной массы, что приведет к снижению инфляции. Последующий возврат денег в экономику вызовет рост инфляции. Но равенство суммарной прибыли и экономического роста в системе сохраниться. Прибыль или, другими словами, дополнительные средства предприятия должны быть потрачены на дополнительно выпущенный продукт или ресурсы. Изменение ВВП экономики должно равняться суммарной прибыли всех производителей. Если по какой либо причине это равенство не выполняется, то посредством инфляции или дефляции экономика быстро исправит эту ситуацию и равенство будет выполняться. Следует заметить, если экономический рост отсутствует и суммарная прибыль производителей равна нулю, то ставка процента также устремляется к нулю. Зачем брать кредит, если в результате инвестиций ты сможешь только возместить свои затраты? Прибыль отсутствует и проценты по кредиту платить нечем. Именно в такой ситуации стационарной экономики, которую мы в реальной жизни именуем экономическим кризисом, применима, с определенными оговорками, дополнениями и изменениями, трудовая теория Маркса.


II. Догадки Бом-Баверка

Более 120 лет назад Bohm-Bawerk, критикуя теорию эксплуатации и прибавочной стоимости Маркса, приводит чрезвычайно удачный пример. Примечательно, что пример касается растущей экономики, где существуют прибыли и процент. Именно в этом случае Маркс наиболее уязвим.

Главной ошибкой Маркса Bohm-Bawerk считает то, что он не делает отличие между сегодняшним товаром и товаром, который появится в будущем, между сегодняшними и будущими деньгами. Даже, если прибавочная стоимость производится исключительно трудом, она появляется на свет только спустя некоторое время. Где же тут эксплуатация, если рабочие в настоящий момент получают всю нынешнюю стоимость продукции, которая будет произведена в будущем. Физически одинаковые товары, произведенные в разное время, не являются идентичными, поскольку существует процент. Допустим, рабочий затрачивает пять лет на то, чтобы изготовить паровую турбину, которая оценивается в $5500. Не вызывает возражения тот факт, что за свой пятилетний труд работник должен получить все $5500. Но когда должна состояться эта выплата? Очевидно, что спустя пять лет. Работник не может получить оплату до тех пор, пока турбина не изготовлена и не продана. Но он не может ждать так долго, ему необходимы средства для существования. По завершении первого года, он требует компенсацию за свой труд. Вопрос состоит в том, насколько большой должна быть выплата за первый год в сравнении с ценой готовой турбины. Может ли она равняться $1100, поскольку рабочий выполнил пятую часть работы? Bohm-Bawerk отвечает: «Нет». Турбина не будет готова еще целых четыре года. Наш рабочий получит не полную стоимость пятой части турбины, а меньше этого. Приняв господствующий в то время уровень процента за 5%, Bohm-Bawerk заключает: рабочий в конце первого года должен получить около $1000. В своей аргументации против теории эксплуататорского процента Bohm-Bawerk использовал норму процента для дисконтирования стоимости будущих товаров. Если учесть, что в закрытой экономике существует равенство между экономическим ростом, прибылями и процентом, то становится очевидным, что номинальный ВВП ежегодно вырастает на 5%, а прибыли производителей в среднем составляют 5% от ВВП. Допустим, производительность труда и выпуск потребительских товаров за год увеличились на 5%. Вся прибыль уйдет на увеличение выплат рабочим. Выплаты должны увеличиться не меньше, чем на 5%, потому что весь дополнительный выпуск потребительских товаров должен быть куплен. Уравнение 1 должно выполняться в каждый момент времени. Очевидно, что процент представляет собой величину, на которую увеличиваются доходы рабочих и выручка собственников производства, поэтому именно такое вознаграждение требуется за отказ от текущего потребления и сегодняшних инвестиций. Никакой эксплуатации не наблюдается, рабочие получают полную стоимость труда в начале производственного цикла, предприниматели и собственники производства получают прибыль в конце, если эффективно используют ресурсы и увеличивают производство. Волки сыты и овцы целы.

Остается прояснить лишь один вопрос: «Каким образом в растущей экономике одновременно выполняется уравнение 1, устанавливающее равенство между зарплатами и стоимостью конечных продуктов, а также существуют прибыли, сбережения и инвестиции?» Объяснение этого парадокса по-прежнему представляется совершенно невозможным. Вся зарплата должна быть потрачена на приобретение произведенной продукции. Если не все денежные средства направить на покупку товаров, то автоматически снизятся зарплаты, потому что выручка предприятия упадет на величину сберегаемой части зарплат. Уравнение 1 будет выполняться всегда. Разгадка парадокса кроется в факторе времени, который можно было не учитывать в стационарной экономике, а в растущей экономике этого делать уже нельзя.


III. Разгадка парадокса

Рассмотрим некий воображаемый производственный процесс. Легко заметить, что денежное вознаграждение за труд осуществляется в начале этого процесса, а реализация произведенной продукции в конце. Рабочий получает зарплату, которая в точности соответствует его предельному продукту или, другими словами, его производительности в данный момент времени. Что произойдет дальше: вырастет производство и предприниматель получит прибыль или останется на прежнем уровне и прибыли не будет, наемного работника, по большому счету, волновать не должно. Это задача предпринимателя-руководителя. Если производство осуществляется эффективно, то выпуск продукции увеличится и в конце производственного процесса образуется прибыль. Эта прибыль, безусловно, по праву принадлежит предпринимателю. Предприниматель должен каким-либо образом использовать эту прибыль и, при этом, уравнение 1 должно выполняться. У предпринимателя, собственника производства или, отдадим должное Марксу, капиталиста есть две возможности: направить прибыль на расширение производства и увеличение капитала или увеличить зарплаты наемных работников. В первом случае, инвестиции и увеличение капитала вызовут рост занятости и зарплат в секторе, производящем капитальные блага и уравнение 1 не потеряет свою силу. Во втором случае, рост зарплат позволит работникам немедленно повысить свое потребление или сохранить потребление на прежнем уровне и осуществить сбережение. О, чудо то тут то - там в динамичной и растущей экономике возникают инвестиции, прибыли и сбережения, которые в стационарной экономике были, просто, невозможны! Не следует пугаться, сбережения, ни в коем случае, не нарушат уравнение 1. Сбережения будут использованы другими предпринимателями, получившими их в виде банковских кредитов, на расширение производства и покупку капитальных благ. Размер инвестиций будет в точности равняться увеличению денежного размера вознаграждения работников, занятых в производстве инвестиционных товаров и ресурсов. Равенство между стоимостью произведенных конечных благ и стоимостью рабочей силы сохраниться.

Заметим, что из всего сказанного следует один очень интересный вывод. Как следует из уравнения 2, рост производства отдельного предприятия равен сумме прироста инвестиций и увеличения зарплат:

d(pq) = d(wl) + d(rk) (3)

Пусть, в результате внедрения инноваций на предприятии производительность труда увеличится на величину d(wl). На такую же величину увеличится выпуск, а прибыль будет в точности равна d(wl). На следующем этапе вся прибыль будет инвестирована в увеличение капитала. Следовательно, будет выполняться равенство:

d(wl) = d(rk)

В конце производственного цикла, учитывая сказанное, будем иметь:

2 d(wl) = d(wl) + d(rk)

Конечное потребление превысит первоначальные инвестиции ровно в два раза. Другими словами, доля потребления по отношению к ВВП страны, который определяется для любой закрытой экономики, как сумма потребления и инвестиций, будет составлять 2/3. Это замечательно согласуется с хорошо известными данными. Постоянство доли потребления по отношению к ВВП, вызвало в свое время целый ряд исследований и попыток обнаружения неких общих постоянных зависимостей и законов, объясняющих этот факт. Производственная функция Кобба-Дугласа, названная в честь своих создателей, представляет собой попытку эмпирически вывести некий закон, объясняющий постоянство долей потребления и капитала (или инвестиций) по отношению к ВВП. Эта функция была представлена в следующем виде:

P = bLk C1-k

где P – общее экономическое производство, L – затраты на труд, C – капитальные затраты, b и k – некие константы. Показатели степеней k и 1-k представляют собой соответственно доли труда и капитала в некоторой экономической системе, описываемой функцией Коба- Дугласа. Множество эмпирических исследований, включая обширные исследования одного из создателей знаменитой функции, были посвящены нахождению констант b и k. Многие исследователи склонялись к тому, чтобы закрепить за k значение 0,75. Доля капитала 1-k, в таком случае, будет составлять 0,25. С целью подтвердить свои догадки Douglas P. H. вместе с соратниками проделал титаническую работу, собрав и обработав обширнейшие данные по экономикам США, Австралии, Новой Зеландии, Южной Африки и Канады за период с 1889 по 1927 г.г. Результаты были представлены в статье «Существуют ли законы производства?», которая была опубликована в «American Economic Review» в 1948г. Предметом исследования стала обрабатывающая промышленность указанных стран, поскольку только для нее имелись необходимые и заслуживающие доверия данные. Значение k для США находилось в пределах 0,60 – 0,81. Учитывая наличие ошибок и недостоверных данных, автор предположил, что наиболее вероятное значение k для обрабатывающей промышленности США в указанный период составляет 0,61 – 0,65. Это должно нас радовать, поскольку полученная нами доля потребления по отношению к ВВП находится очень близко (2/3 = 0,66…). Для Австралии k находится в пределах 0,60 – 0,65, а 1- k близка к 0,37. Этот результат тоже обнадеживает, потому что наша оценка 1- k = 1/3 = 0,33…


IV. Заключение

Какой вывод следует из всего вышесказанного? Ошибочна или нет трудовая теория стоимости Маркса? Если выбросить из нее всякое упоминание об эксплуатации, то она достаточно точно описывает теорию стоимости в стационарной экономике, где прибыли, процент, инвестиции, сбережения отсутствуют. Это состояние мы именуем экономическим кризисом. В период экономического роста теория Маркса требует определенных дополнений и пояснений, раскрывающих суть таких понятий как прибыль, рост, инвестиции и сбережения. Но общая стоимость произведенных продуктов в точности равна стоимости рабочей силы. Труд получает вознаграждение, которое в точности равно его предельному продукту или его производительности. Присвоение части производительного труда представляется, практически, неразрешимой задачей. Поэтому деятельность всякого рода профсоюзных объединений должна преследовать какую угодно цель, но только не увеличение оплаты труда. Преследуя подобные цели, мы добьемся роста безработицы и ненужного перераспределения ресурсов между различными секторами экономики.

Хочется отметить, что К. Маркс внес большой вклад в экономическую науку и остается одним из самых читаемых авторов в мире, исключая только некогда самую читаемую страну. Его экономическая интерпретация развития человеческого общества заслуживает самой высокой оценки. Но, как это часто бывает, самая сомнительная часть его достижений оставила самый глубокий след в истории и продолжает будоражить некоторые умы.

СТАТЬИ >> БУХУЧЕТ, АУДИТ

Реализация имущества банками: порядок определения налоговой базы по НДС

Автор: С.В. Фоевцов, налоговый эксперт.

Статья опубликована в журнале «Вопросы налогообложения кредитных организаций» № 6, 2010.

Негативное воздействие мирового финансового кризиса также сказывается на финансовой способности организаций по осуществлению возврата заемных денежных средств, представленных им кредитными организациями.

Одной из форм прекращения обязательств по возврату денежных средств, получившей широкое распространение в последнее время, является заключение с кредитной организацией соглашения об отступном. Согласно соглашению об отступном обязательство по возврату денежных средств, полученных заемщиком у банка- кредитора по соглашению сторон, может быть прекращено представлением взамен исполнения банку-кредитору отступного (например, имущества).

Возможность прекращения обязательств по кредитным договорам таким способом предусмотрена ст. 409 ГК РФ. Размер, сроки и порядок предоставления имущества в качестве отступного устанавливаются сторонами сделки. Эти условия прописываются в соглашении об отступном.

В основном имущество, переданное банкам-кредиторам в рамках соглашения об отступном, не используется банками в своей производственной деятельности, а реализуется ими.

Однако при реализации указанного имущества во многих случаях банки (из-за применения «специального» налогового режима по НДС) не знают, как правильно исчислять суммы НДС, связанные с такой реализацией.

В настоящей статье рассмотрим проблему исчисления банками, применяющими п. 5 ст. 170 НК РФ, суммы НДС, связанной с реализацией собственного имущества.


Общие положения исчисления НДС

Порядок налогообложения НДС операций по реализации товаров (выполнению работ, оказанию услуг) предусмотрен гл. 21 «Налог на добавленную стоимость» НК РФ.

На основании п. 1 ст. 154 НК РФ налоговая база по НДС при реализации налогоплательщиком товаров (работ, услуг) определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в соответствии со ст. 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них НДС.

При этом ст. 154 НК РФ предусмотрен иной порядок определения налоговой базы по НДС при реализации имущества в зависимости от порядка учета данного имущества на балансе налогоплательщика. Так, на основании п. 3 указанной статьи при реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного НДС, налоговая база определяется как разница между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений ст. 40 НК РФ, с учетом НДС, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).

Пример.

Организацией было приобретено имущество общей стоимостью 118,00 руб. (в том числе НДС 18,00 руб.). Указанное имущество было учтено организацией на балансе с учетом «входного» НДС (т.е. без отдельного выделения НДС). Затем организация реализовала данное имущество по цене 150,00 руб. (в том числе НДС). В данном случае на основании п. 3 ст. 154 НК РФ налоговая база по НДС будет определяться как разница между ценой реализации имущества (с учетом НДС) и стоимостью его приобретения (с учетом НДС), то есть налоговая база по НДС составит сумму в размере 32,00 руб. (150,00 – 118,00).

При применении налогоплательщиком порядка формирования налоговой базы по НДС на основании п. 3 ст. 154 НК РФ сумма НДС, подлежащая перечислению в бюджет, определяется расчетным методом, при этом налоговая ставка по НДС в рассматриваемом случае определяется как процентное отношение налоговой ставки (10 или 18%) к налоговой базе, принятой за 100% и увеличенной на соответствующий размер налоговой ставки.

Таким образом сумма НДС, подлежащая перечислению в бюджет в связи с реализацией имущества по цене 150,00 руб. (в том числе НДС), составила сумму в размере 4,88 руб. (32,00 руб. х 18% / 118%).

Данный подход определения налоговой базы по НДС и суммы НДС, подлежащего перечислению в бюджет, является экономически оправданным с точки зрения размеров поступлений денежных средств в бюджет.

Указанная экономическая обоснованность объясняется тем, что в случае, когда покупатель имущества ранее учел сумму «входного» НДС в стоимости данного имущества и не предъявил уплаченную сумму НДС к возврату (возмещению), то при реализации данного имущества налогоплательщик «доплачивает» сумму НДС с размера «прироста стоимости товара».

Рассмотрим объем поступлений денежных средств в бюджет в зависимости от использования налогоплательщиком порядка определения налоговой базы в соответствии с п. 1 и 3 ст. 154 НК РФ.

Если налогоплательщик использует порядок определения налоговой базы в соответствии с п. 1 ст. 154 НК РФ, то сумма НДС, подлежащая перечислению в бюджет, должна рассчитываться следующим образом.

При приобретении имущества налогоплательщиком по стоимости 118,00 руб. (в том числе НДС 18,00 руб.), налогоплательщик на основании положений ст. 171 НК РФ имеет право предъявить уплаченный «входной» НДС к вычету.

При дальнейшей реализации указанного имущества налогоплательщик не имеет права воспользоваться порядком определения налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ и определяет налоговую базу в соответствии с п. 1 указанной статьи.

При реализации имущества налогоплательщиком по цене 150,00 руб. (в том числе НДС 22,88 руб.) продавец обязан перечислить в бюджет полученную сумму НДС в размере 22,88 руб.

Учитывая, что налогоплательщик обязан перечислить в бюджет сумму НДС в размере 22,88 руб. и имеет право предъявить к вычету (возмещению) сумму НДС в размере 18,00 руб., итоговая сумма НДС, подлежащая перечислению в бюджет, составит 4,88 руб.

Сравнивая результаты использования налогоплательщиками двух методов определения налоговой базы по НДС (в соответствии с п. 1 и 3 ст. 154), подтверждается экономическая оправданность применения указанных методов в части, касающейся размеров поступающих в бюджет денежных средств в виде НДС.


Особенности учета НДС банками

Необходимо отметить, что порядок учета НДС может также зависеть от «типа» налогоплательщика, осуществляющего операции, подлежащие налогообложению НДС.

На основании п. 5 ст. 170 НК РФ банки, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы НДС, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). При этом вся сумма НДС, полученная ими по операциям, подлежащим налогообложению, подлежит уплате в бюджет.

Данный порядок предполагает, в частности, отсутствие у банков, применяющих указанный порядок учета суммы НДС (полученного и уплаченного), возможности вычесть (возместить) сумму «входного» НДС на основании ст. 170 НК РФ, тем самым уменьшив перечисляемую в бюджет сумму полученного НДС.

Необходимо отметить, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, подлежащую перечислению в бюджет, в частности, на суммы НДС, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, если (п. 2 ст. 171 НК РФ):

– указанные товары (работы, услугу), а также имущественные права приобретаются для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС (за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ);

– товары (работы, услуги) приобретаются для их дальнейшей перепродажи.

Учитывая, что большинство операций, осуществляемых банками в повседневной деятельности, не подлежат налогообложению НДС (подп. 3 п. 3 ст. 149 НК РФ), то суммы, которые могут быть предъявлены банками к вычету (возмещению), представляют собой незначительные величины.

Поэтому каждый банк, принимая решение относительно возможности использования п. 5 ст. 170 НК РФ в целях учета НДС, должен сделать анализ экономического эффекта от применения налоговых вычетов по НДС по сравнению с возможными трудозатратами, которые необходимо приложить банками для соблюдения всех процедур, необходимых для применения налоговых вычетов по НДС.

В основном большинство банков делают выбор в пользу применения в своей деятельности порядка учета НДС, установленного положением п. 5 ст. 170 НК РФ, так как экономический эффект от применения налоговых вычетов является незначительным по сравнению с необходимыми трудозатратами. Кроме того, применение положения п. 5 ст. 170 НК РФ способствует снижению риска оспаривания налоговыми органами правомерности применения налоговых вычетов.


Наличие права банков применять п. 3 ст. 154 НК РФ

Во многих случаях налогоплательщики-банки, применяющие порядок отнесения сумм НДС на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг), установленный п. 5 ст. 170 НК РФ, сталкиваются с вопросом о возможности применения порядка определения налоговой базы по НДС при реализации имущества в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ.

Как уже упоминалось ранее, на основании п. 3 ст. 154 НК РФ при реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного НДС, налоговая база определяется как разница между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений ст. 40 НК РФ, с учетом НДС, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).

Необходимо пояснить, что порядок определения налоговой базы, установленный данным пунктом, может быть использован, если приобретенное имущество подлежит учету по стоимости с учетом уплаченного НДС.

Случаи, когда налогоплательщикам необходимо учитывать сумму «входного» НДС в стоимости приобретенных товаров (работ, услуг), приведены в п. 2 ст. 170 НК РФ. В случае осуществления налогоплательщиками следующих действий сумма «входного» НДС должна учитываться в стоимости товаров (работ, услуг), если:

– товары (работы, услуги) приобретены для использования в операциях, не облагаемых НДС (подп. 1) (письмо Минфина России от 13.04.2009 № 03-03-06/1/236);

– товары (работы, услуги) используются для операций, местом реализации которых не признается территория Российской Федерации (подп. 2) (письмо Минфина России от 01.10.2009 № 03-07-08/195);

– товары (работы, услуги) приобретаются лицом, не являющимся налогоплательщиком НДС либо освобождено от исполнения обязанностей налогоплательщика по исчислению и уплате НДС (подп. 3) (письмо Минфина России от 03.09.2009 № 03-11-06/3/227);

– товары (работы, услуги), имущественные права используются для операций, которые не признаются реализацией в соответствии с п. 2 ст. 146 НК РФ, если иное не установлено гл. 21 НК РФ (подп. 4).

Банки, применяющие порядок учета НДС в соответствии с п. 5 ст. 170 НК РФ, сталкиваются с вопросом наличия права выбора способа учета НДС как в стоимости приобретенного имущества (п. 2 ст. 170 НК РФ), так и единовременно в составе расходов организации.

Возможность одновременного применения банками к различным активам двух вариантов учета НДС – по п. 5 ст. 170 НК РФ (не включать НДС в стоимость имущества, а сразу относить на расходы) и по п. 2 ст. 170 НК РФ (включать НДС в первоначальную стоимость имущества при принятии его к учету) – предполагает наличие разных способов определения налоговой базы по НДС при реализации имущества, соответственно, в порядке п. 1 ст. 154 НК РФ, то есть на основании стоимости реализуемого имущества, исходя из рыночных цен, либо в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ – в виде разницы между ценой реализуемого имущества и его стоимостью.

Для установления правомерности применения указанного выше порядка проанализируем мнения государственных органов и арбитражную практику по данному вопросу.


Мнение Минфина России

Ранее Минфин России (письмо от 31.05.2007 № 03-07-05/30) высказывал мнение, что на основании п. 5 ст. 170 НК РФ банки имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы НДС, уплаченные поставщикам по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, приобретаемым для основной производственной деятельности банков. Поэтому в отношении имущества, не используемого в банковской деятельности, суммы НДС учитываются в стоимости такого имущества.

Одновременно Минфин сделал вывод, что при реализации банком имущества, не используемого в банковской деятельности, налоговую базу по НДС следует определять в порядке, установленном п. 3 ст. 154 НК РФ. Аналогичный порядок исчисления НДС применяется при реализации имущества, полученного банком в качестве отступного в счет погашения кредита.

Однако, начиная с 2008 г., Минфин изменил свою позицию, приведенную выше, на абсолютно противоположную (см. письма от 08.02.2010 № 03-07-05/04, от 21.09.2009 № 03-07-05/47, от 17.09.2009 № 03-07-05/45, от 14.09.2009 № 03-07-05/42, от 01.04.2008 № 03-07-05/16 и др.) и указал, что банкам, применяющим порядок исчисления НДС в соответствии с п. 5 ст. 170 НК РФ, определять налоговую базу при реализации имущества в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ не следует.

При этом, по мнению Минфина, банки, применяющие для целей исчисления НДС норму п. 5 ст. 170 НК РФ, суммы НДС по приобретенному имуществу, как используемому для осуществления производственной деятельности, так и предназначенному для перепродажи, в стоимости имущества не учитывают, а включают в затраты при исчислении налога на прибыль организаций.

Указанные письма вызывают ряд вопросов со стороны налогоплательщиков.

Например, в какую дату необходимо отнести сумму «входного» НДС на затраты, так как фактически имущество не введено в эксплуатацию? Будет ли уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль отнесенная на затраты сумма «входного» НДС, если имущество в эксплуатацию не введено и не используется в производственной деятельности?


Арбитражная практика [*]

Арбитражная практика складывается в пользу налогоплательщиков. В частности, в определение ВАС РФ от 06.11.2008 № 14389/08 по делу № А76-23428/2007-42-84 был рассмотрен вопрос о правомерности применения страховой организацией, использующей п. 5 ст. 170 НК РФ, порядка определения налоговой базы по НДС в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ при реализации имущества, ранее учтенного на балансе, с учетом НДС. ВАС РФ поддержал в указанном определении правомерность позиции страховой организации по следующим основаниям.

Справочно: в решении данного вопроса суд первой инстанции, апелляционный суд и ФАС Уральского округа также поддержали позицию страховой организации.

Как указали суды, в соответствии с подп. 7 п. 3 ст. 149 НК РФ освобождаются от обложения НДС на территории Российской Федерации операции по оказанию услуг по страхованию, сострахованию и перестрахованию страховыми организациями.

Согласно подп. 3 п. 2 ст. 170 НК РФ суммы НДС, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, лицами, не являющимися плательщиками НДС в соответствии с гл. 21 НК РФ либо освобожденными от исполнения обязанности по его исчислению и уплате, относятся на затраты по производству и реализации товаров (работ, услуг).

В силу п. 5 ст. 170 НК РФ банки, страховые организации, негосударственные пенсионные фонды имеют право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы НДС, уплаченные поставщикам по приобретаемым товарам (работам, услугам). При этом вся сумма НДС, полученная ими по операциям, подлежащим налогообложению, подлежит уплате в бюджет.

П. 3 ст. 154 НК РФ установлено, что при реализации имущества, подлежащего учету по стоимости с учетом уплаченного НДС, налоговая база определяется как разница между ценой реализуемого имущества, определяемой с учетом положений ст. 40 НК РФ, с учетом НДС, акцизов (для подакцизных товаров), и стоимостью реализуемого имущества (остаточной стоимостью с учетом переоценок).

Учитывая, что первоначальная стоимость реализованного имущества была отражена страховой организацией на балансе с учетом НДС, страховая организация не включила в состав расходов, учитываемых при налогообложении налогом на прибыль, сумму «входного» НДС, суды сделали вывод о правомерности применения страховой организации порядка определения налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ.

В Постановление ФАС Поволжского округа от 12.10.2006 по делу № А65-3733/2006-СА2-41 суд указал, что поскольку доказательств применения страховой организации п. 5 ст. 170 НК РФ не имеется (не доказан факт отнесения на расходы суммы «входного» НДС), то организация правомерно воспользовалась порядком, установленным п. 3 ст. 154 НК РФ.

ФАС Центрального округа (Постановление от 22.12.2009 по делу № А36-955/2009) также был рассмотрен вопрос о правомерности определения банком налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ при реализации имущества, полученного по соглашению об отступном. ФАС Центрального округа принял сторону налогоплательщика-банка при решении рассматриваемого спорного вопроса, обосновав свое решение следующими выводами.

В соответствии с подп. 3 п. 3 ст. 149 НК РФ банковские операции не подлежат налогообложению.

Проанализировав ст. 149, 143, 146, 154, 170 НК РФ, ФАС Центрального округа пришел к выводу, что Налоговым кодексом, по общему правилу, организациям предоставлено право выбора способа учета «входного» НДС: принимать к вычету (возмещению) в случаях, предусмотренных ст. 171, 172, 176 НК РФ, или учитывать в стоимости приобретенных товаров (работ, услуг), имущественных прав (п. 2 ст. 170 НК РФ), или относить на затраты, которые уменьшают налогооблагаемую прибыль (в частности, для банков – п. 5 ст. 170 НК РФ).

Как указал суд, предоставленное банкам п. 5 ст. 170 НК РФ право включать в затраты, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций, суммы НДС, уплаченные поставщикам по приобретаемому имуществу, вытекает из того обстоятельства, что большая часть приобретаемого банками имущества используется ими для операций, не подлежащих налогообложению; операции, подлежащие налогообложению (не освобожденные от налогообложения) составляют для банков незначительную часть.

При этом системное толкование ст. 170 НК РФ в совокупности с применением принципа толкования неустранимых неясностей налогового законодательства в пользу налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК РФ), по мнению суда, не исключает возможность одновременного применения банком к различным активам (в частности, финансовым и нефинансовым) двух вариантов учета НДС: по п. 5 ст. 170 НК РФ (не включать НДС в стоимость имущества, а сразу относить на расходы) и по п. 2 ст. 170 НК РФ (включать НДС в первоначальную стоимость имущества при принятии его к учету). При этом в случае реализации имущества налоговая база должна определяться, соответственно, в порядке п. 1 ст. 154 НК РФ, то есть на основании стоимости реализуемого имущества, исходя из рыночных цен, либо в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ – в виде разницы между ценой реализуемого имущества и его стоимостью.

Одновременно гл. 21 НК РФ не установлен механизм включения в состав затрат уплаченного НДС согласно п. 5 ст. 170 НК РФ (единовременно или через амортизационные отчисления), а норма, установленная данным пунктом, является правом, а не обязанностью налогоплательщика, поэтому применение указанного порядка подлежит закреплению в учетной политике организации.

Учитывая, что банк не включил в затраты сумму «входного» НДС при постановке на балансовый учет реализованного имущества, в данном случае банк правомерно не применял для целей исчисления НДС нормы п. 5 ст. 170 НК РФ, а учитывал в стоимости имущества суммы НДС.

Также гл. 21 НК РФ не содержит императивных норм, определяющих особый порядок учета в целях налогообложения основных средств и иных материальных ценностей у кредитных организаций, а допускает наличие имущества, учтенного вместе с НДС (п. 3 ст. 154 НК РФ), и не требует выделения НДС из стоимости приобретенного имущества, предоставляя право организациям определять порядок налогового учета НДС в учетной политике.

На основании изложенного суд сделал вывод о правомерности включения банком суммы НДС в стоимость имущества на основании п. 2 ст. 170 НК РФ, и, соответственно, использование банком порядка определения налоговой базы в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ также является правомерным (см. также определение ВАС РФ от 26.01.2007 № 296/07 по делу № А40-13686/05-115-8; Постановление ФАС Центрального округа от 21.03.2008 по делу № А62-2821/2007).

В Постановлении ФАС Московского округа от 28.05.2010 № КА-А40/5229-10-П по делу № А40-46466/08-90-173 суд также поддержал сторону налогоплательщика, при этом указав на то, что недоимка по НДС могла возникнуть только в том случае, если бы банк отнес на расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль, сумму уплаченного НДС по приобретенному имуществу. Тогда в соответствии с п. 5 ст. 170 НК РФ вся сумма НДС, исчисленная исходя из стоимости реализованного имущества, подлежала бы уплате в бюджет.

По мнению автора, налогоплательщикам, применяющим порядок учета сумм НДС на основании п. 5 ст. 170 НК РФ, при решении вопроса относительно применения п. 3 ст. 154 НК РФ при реализации имущества (например, полученного по соглашению об отступном) необходимо определить правомерность учета стоимости реализуемого имущества без выделения и отнесения на затраты суммы НДС в соответствии с п. 2 ст. 170 НК РФ.

Учитывая мнение Минфина, приведенного выше, при принятии налогоплательщиками решения определять налоговую базу по НДС в соответствии с п. 3 ст. 154 НК РФ налогоплательщикам необходимо заранее быть готовым к оспариванию данного порядка налоговыми органами, хотя вероятность подтверждения правомерности действия налогоплательщиков в суде также достаточна велика (учитывая текущую арбитражную практику).


[*] Здесь анализируется арбитражная практика как в отношении банков, применяющих п. 5 ст. 170 НК РФ, так и в отношении страховых организаций, применяющих п. 5 ст. 170 НК РФ.

Прыг: 064 065 066 067 068 069 070 071 072 073 074
Шарах: 100