СТАТЬИ >> ЭКОНОМИКА ПРЕДПРИЯТИЯ

Снижение затрат: основные правила

Спроектировать и построить автомобиль или летательный аппарат невозможно без знания основных законов физики. Трудно стать хорошим врачом без знания базовых постулатов биологии и химии. Также и в нашем с Вами общем деле: прежде чем «объявлять войну» затратам, следует ознакомиться со следующими ключевыми правилами «ведения боевых действий».

Правило 1.: Затраты надо не снижать, ими надо управлять.

Во-первых, если свести затраты к «0», то исчезнет и сам бизнес.

Во-вторых, как ни парадоксально, но в чем мы далее убедимся, иногда полезно увеличить затраты.

Иными словами, не надо стремиться во чтобы то ни стало «убить затраты». Надо суметь сделать их «послушными».

Правило 2.: Управлять затратами надо так, чтобы:

  • или на единицу затрат получать максимальный результат
  • или для получения определенного результата нести минимальные затраты

Иными словами, надо стремиться к тому, чтобы значение дроби
«Полученный результат/Понесенные для достижения этого результата затраты»
было максимальным.

Это правило — «Правило эффективности» — было сформулировано немцем Гуттенбергом вскоре после Второй мировой войны.

Правило 3.: Всякое наше действие или бездействие приводит к возникновению затрат, хотя мы можем это и не замечать.

Иными словами, любое наше действие (бездействие!!) или принятое решение не останется «безнаказанным» со стороны затрат.

У этого правила есть и обратная сторона: снижение затрат тоже не всегда можно увидеть.

Правило 4.: Не будьте романтиками-максималистами.

Достигнутый в борьбе затратами результат иногда может показаться Вам предельно скромным. Не считайте себя проигравшим.

В спорте ничья порой бывает дороже победы. Так же и в нашем деле: удержал затраты на приемлемом уровне — считай, снизил их.

Будьте готовы к тому, что «звездных матчей» будет не очень много.

Правило 5.: Не брезгуйте «мелочами».

Не бойтесь прослыть занудой, заставляя своих сотрудников экономить офисную бумагу или рабочие рукавицы.

Во-первых, иногда за «мелочами» прячутся миллионы.

Во-вторых, «мелочи» хороши тем, что, очень часто, с ними можно относительно просто и быстро разобраться.

В-третьих, привыкнув экономить на «мелочах» Ваши сотрудники начнут аккуратнее относиться и к остальным, масштабным затратам.

Помните, что в борьбе с затратами побеждают параноики.

Правило 6.: Для того, чтобы снизить затраты, всегда (!!) надо понести дополнительные затраты.

Как говорится, ни одно доброе дело не обходится безнаказанно. Чтобы снизить затраты, необходимо предпринять какие-то усилия, какие-то действия. Но, как мы уже выяснили ранее, всякое наше действие неизменно приводит к возникновению затрат.

Иными словами, будьте готовы к тому, что для снижения затрат сначала придется понести затраты.

Правило 7.: Часто полезно понести затраты, чтобы не «нарваться» на куда большие затраты.

Речь идет о «страховых» затратах — в широком смысле этого слова.

Мы несем затраты на охрану и тем самым страхуем себя от возможных убытков вследствие воровства.

Мы несем затраты на обеспечение качества, чтобы уберечь себя от непроизводительных потерь вследствие брака и рекламаций заказчиков.

Мы несем затраты на страхование имущества, чтобы при наступлении страхового случая не остаться у «разбитого корыта».

Правило 8.: Каждое утро — жизнь «с чистого листа».

Борьба с затратами — это «гонка без финиша»: сегодня удалось снизить затраты, завтра они опять начали расти, так что можно все начинать с начала.

Иными словами, борьба с затратами не должна носить характер проекта с четкой датой начала и с четкой датой окончания. Борьба с затратами — это постоянная, ежедневная, планомерная, почти «рутинная» работа.

Правило 9.: «Тотальная мобилизация» должна сочетаться с персонификацией.

В орбиту борьбы с затратами должны быть вовлечены все сотрудники компании. Но при этом каждый отвечает за свой участок.

Иными словами, на нашей «войне» не может быть «дезертиров». И у каждого «мобилизованного» — своя боевая задача.

Правило 10.: Лучшие друзья борца с затратами — бумага, карандаш, калькулятор и ... недоверие.

Не полагайтесь на память. Любая подмеченная Вами неэффективность и любая мелькнувшая у Вас в голове идея по устранению этой неэффективности должны быть «взяты на карандаш».

Не полагайтесь на интуицию. Любая неэффективность, равно как и способы ее устранения, должны быть обсчитаны.

Не верьте на слово. Не верьте своим сотрудникам, если они не подкрепляют свои слова фактами и цифрами. Но даже факты и цифры надо проверять.

Мы уже говорили, что в борьбе с затратами побеждают параноики. Станьте параноиком, который все фиксирует, все пересчитывает и все перепроверяет.


СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Ликвидный денежный поток

Автор: Владимир Владимирович Бoчapoв, доктор экономических наук, профессор Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский университет экономики и финансов» (CПбГУЭФ).

Ликвидный денежный поток является одним из параметров, который характеризует финансовую устойчивость предприятия. Он показывает изменение в чистой кредитной позиции предприятия в течение определенного периода (месяца, квартала). Метод ликвидного денежного потока позволяет оперативно рассчитать денежный поток на предприятии и может быть использован для экспресс-диагностики финансового состояния предприятия.

Чистая кредитная позиция — это разница между суммой кредитов, полученных предприятием, и величиной денежных средств. Ликвидный денежный поток тесно связан с понятием финансового левериджа (рычага), характеризующего предел, до которого деятельность предприятия может быть улучшена за счет кредитов банка.

Эффект финансового левериджа (ЭФЛ) вычисляют по формуле:

ЭФЛ= (1 - СНП) * (РА - СПср) * (ЗК / СК),

где СНП — ставка налога на прибыль, доли единицы;

(1 - СНП) — налоговый корректор;

РА — рентабельность активов, %;

СПср — средняя расчетная процентная ставка за кредит, %;

ЗК — заемный капитал по пассиву баланса;

СК — собственный капитал (капитал и резервы);

ЗК/СК — коэффициент задолженности (финансовой зависимости).

При положительном значении ЭФЛ предприятие имеет прибавку к рентабельности собственного капитала (при условии (РА > СП)). При отрицательном значении ЭФЛ (РА < СП) — вычет из рентабельности собственного капитала, т. е. полученный банковский кредит использован неэффективно.

Следовательно, финансовый леверидж — объективный фактор, возникающий с появлением заемных средств в пассиве баланса, позволяющий получить дополнительную чистую прибыль на собственный капитал.

Кроме прямого и косвенного методов определения величины денежных средств существует так называемый метод ликвидного денежного потока (ЛДП), позволяющий оперативно рассчитать денежный поток на предприятии. Он может быть использован для экспресс-диагностики финансового состояния предприятия. Ликвидный денежный поток (или изменение чистой кредитной позиции) является показателем дефицитного или избыточного сальдо денежных средств, возникающего в случае полного покрытия всех долговых обязательств по заемным средствам. Алгоритм для расчета ликвидного денежного потока представлен ниже:

ЛДП = (ДК1 + КК1 - ДС1) - (ДК0 + КК0 - ДС0),

где ДК1 и ДК0 — долгосрочные кредиты и займы на конец и начало расчетного периода;КК1 и КК0 — краткосрочные кредиты и займы на конец и начало расчетного периода;ДС1 и ДС0 — денежные средства на конец и начало расчетного периода.

Пример

ДК1 = 17 500 тыс. руб.; ДК0 = 22 750 тыс. руб.; КК1 = 29 064 тыс. руб.; КК0 = 24 164 тыс. руб.; ДС1 = 5 320 тыс. руб.; ДС0 = 4 830 тыс. руб.

ЛДП = (17500 + 29064 - 5320) - (22750 + 24164 - 4830) = -840 тыс. руб.

В данном примере предприятие имеет дефицитное сальдо денежного потока на конец месяца в 840 тыс. руб.

По Главной книге можно составить динамические ряды показателей на конец каждого месяца и сделать вывод об уровне его платежеспособности. Указанные расчеты можно делать и по общей массе кредитов, займов и денежных средств, которые поступили в течение расчетного периода.

Отличие показателей ликвидного денежного потока от других параметров ликвидности (абсолютной, текущей и общей) состоит в том, что коэффициенты ликвидности отражают способность предприятия погашать свои обязательства внешним кредиторам.

Ликвидный денежный поток характеризует абсолютную величину денежных средств, получаемых от обычных видов деятельности предприятия (текущей и инвестиционной), поэтому является более внутренним, выражающим эффективность его работы. Он важен также и для потенциальных инвесторов.

Ликвидный денежный поток не получил широкого распространения в практике работы российских банков, за исключением отдельных, прибегающих к нему при оценке кредитоспособности своих клиентов, т. к. ликвидный денежный поток характеризует их платежеспособность.

Выводы

Более эффективное управление денежными потоками приводит к повышению степени финансовой гибкости, что выражается в следующем:

  1. улучшении оперативного управления денежным оборотом с позиции сбалансированности поступления и расходования денежных средств;
  2. расчете объема продаж и оптимизации затрат за счет больших возможностей маневрирования денежными средствами;
  3. улучшении маневрирования заемными средствами;
  4. снижении расходов на процентные платежи по долговым обязательствам;
  5. повышении ликвидности баланса предприятия;
  6. возможности высвобождения денежных средств для инвестирования в более доходные объекты («зоны роста») при относительно невысоких расходах на обслуживание долга;
  7. реальной возможности получения кредитов для инвестиций от потенциальных зарубежных партнеров.
Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

«Вторая волна» возвращается

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Проблема неустойчивости рынков, проявившаяся в 2008-2009 годах, сменилась проблемой государственных долгов и падающего спроса. В центре мирового внимания Западная Европа, где восстановление потерь банков от кризиса привело к перегрузке национальных бюджетов. Греция и Португалия - лишь первые вестники общеевропейского кризиса государственных финансов. Но сам он - только отражение никуда не исчезнувших проблем в экономике.

«Вторая волна» вновь маячит на горизонте. Внезапно произошедшее в начале мая падение цены углеводородов на 10 долларов за баррель не вызвано публикацией некой статистики. Ситуация в мировой экономике остается ясной давно: все игроки понимают спекулятивный характер бума на сырьевых и фондовых рынках. Эти рынки проигнорировали катастрофу в Японии и оставили без внимания произошедшее во второй половине 2010 года падение уровня жизни на планете. Даже первые арабские революции не остановили роста, хотя были «перезрелым» - политическим сигналом, говорящим о том, что экономика в старом виде не работает так, как это изображают государственные чиновники и либеральные эксперты.

Восстановление глобального хозяйства «после кризиса 2008 года» остается не более чем искусственной стабилизацией. «Вторая волна», рыночное падение аналогичное случившемуся во второй половине 2008 года - начале 2009 года, угрожает мировой экономике постоянно. Эта угроза то отодвигается мерами финансовых властей, то возвращается снова. Но иных вариантов нет: не существует такой возможности хода экономического развития, при котором нового рыночного удара можно было бы избежать. «Вторая волна» появилась на горизонте весной 2010 года, когда падение рынков не породило краха спекуляций. Оно стало паузой в их развитии. Последовавший за весенней заминкой ценовой рост был уже неотделим от развернувшихся с лета спекуляций продовольствием.

Дорожающее продовольствие знаменовало приход новой фазы мирового кризиса. Колоссальная долларовая эмиссия и концентрация денежных средств в руках крупнейших банков, наконец, привели к ценовым последствиям на потребительском рынке. Вместо инвестирования в производство банки направили капиталы на спекуляции. По мере того, как реальные доходы трудящихся планеты сокращались, продовольствие становилось все более интересным товаром. При этом после коррекции рынков весной 2010 года игрокам стало понятно, что если нефть и металлы могут подешеветь по причине сокращения потребления, то продовольствие все равно будет востребованным.

Неурожай 2010 года оказался благодетелем спекулянтов. Получаемую от правительств помощь они смогли надежно разместить на рынке продуктов экономичного класса, круп, растительного масла и картофеля. Последовавшая затем встревоженная реакция правительств на «наблюдаемый рост цен» была не более чем фарсом. Правительства сделали все возможное, чтобы сделать реальностью высокую потребительскую инфляцию. Они были и остаются виновниками происходящего. Власти Евросоюза недавно «обеспокоившиеся ростом инфляции» не менее циничны, чем чиновники Соединенных Штатов, арабских стран, Китая или России.

Удорожание продуктов питания является таким же результатом борьбы с кризисом в экономике по неолиберальным рецептам, как и накопление государственных долгов. Вдвойне цинично то, что власти всюду пытаются возложить на трудящиеся классы обязанность оплачивать казенные долги, сделанные для субсидирования частных корпораций.

Параллельно с долговым кризисом в 2011 году набирает силу кризис финансовой накачки частного сектора. Рост цен на продукты питания оказался источником политической нестабильности. Даже там, где нет пока народных волнений и революций, у правительств появляется всё больше нерешенных проблем. Но как вести борьбу со спекуляциями, если это лишает выгоды тех, ради кого проводится вся государственная политика? В России невиданный дефицит бензина вынудил премьер-министра признать факт сговора корпораций. В Европейском Союзе ускорение инфляции обернулось смехотворными выводами о том, что для борьбы с ценами может понадобиться поднять ставку рефинансирования - это самое «страшное» оружие, какое есть у неолибералов против инфляции. Сталкиваясь с системным кризисом своей антикризисной политики, правительства нигде не осмеливаются признать, что для изменения ситуации необходимо нечто большее, нежели частные меры.

Итог нескольких лет неолиберальной борьбы с кризисом состоит в провале избранной политики «оздоровления экономики». Антикризисные меры, как и предсказывали в Институте глобализации и социальных движений, не только провалились, но стратегически усугубили ситуацию, запутали её, добавили к старым противоречиям новые и переложили груз финансового кризиса (и будущих дефолтов) с плеч банкиров на плечи налогоплательщиков. Кризис возвращается, и он возвращается не из прошлого, как ранее побежденное зло. Он возвращается из тени, где был укрыт от многих глаз демагогическими речами политиков и словоблудием экспертов.

«Вторая волна», о которой так мало хотели думать либеральные борцы с кризисом, вновь встает на горизонте. Несмотря на начинающуюся уже панику, юг Европы, скорее всего, финансово устоит в 2011 году. Но надолго ли? Ведь ни одна проблема не будет решена, они будут лишь накапливаться. И что случится с другими странами? В каком положении окажутся десятки экономик периферии? Как развернутся события в России? Даже если майское падение цен на нефтяном рынке останется лишь временной коррекцией, рынок «дешевого» продовольствия застрахован от падения. А это значит, что людям придется или платить больше или есть меньше. Вернее, им предстоит и то, и другое сразу. Обнищание населения планеты делает спекуляции зерном выгодным делом, превращая крупных рыночных игроков в силу непосредственно заинтересованную неурожае, голоде и других народных бедствиях.

Нестабильность в мировой экономике отныне подпитывается политикой жесткой экономии, повсюду проводимой за счет наемных работников. Падение уровня жизни трудящихся происходит на всех континентах. Растущие цены на продовольствие и все менее справляющиеся с долгами правительства порождают всеобщую нервозность. В России под влиянием проблем вызванных кризисом распался тандем Путина и Медведева. Бюрократия раскалывается на осторожных чиновников-практиков и радикально настроенных либералов, уверенных, что старые рецепты не срабатывают только из-за мягкости и непоследовательности власти. Зато общественное мнение все больше проникается пониманием того, что борьба с кризисом оказалась в тупике. К тому же ресурсы, необходимые для продолжения нынешнего курса - на исходе. И в России, и в Мире. Арабский Восток показал, что кое-где их уже не осталось совсем.

Кризис вошел в фазу непредсказуемых последствий, провалов, крахов и катастроф, порождаемых ни чем иным, как самой же антикризисной политикой, проводимой по неолиберальным рецептам. Сейчас уже не важно произойдет ли обвал в ближайшие полтора-два месяца или рынки временно устоят перед соблазном покатиться вниз со спекулятивных вершин. В любом случае повторить стабилизации, достигнутую в 2009-2010 годах не удастся. Оптимистические прогнозы восстановления мирового хозяйства в очередной раз оказались ложью. Кризис уже победил экономистов. Очередь за политиками.

Колонка Василия Колташова, опубликовано также в Rabkor.ru


Прыг: 062 063 064 065 066 067 068 069 070 071 072
Шарах: 100