СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Иностранные банки покидают Россию

Иностранные банки покидают Россию, объясняя это высокими рисками и неблагоприятным инвестиционным климатом. Эксперты считают, что те, кто не смог прижиться в России, допустили ряд стратегических ошибок и оказались не готовы к конкурентной борьбе в посткризисный период.

Иностранные финансовые организации покидают Россию. За последние 2-3 месяца такие международные монстры банковского и инвестбанковского бизнеса как Barclays, Swedbank, Rabobank, Santander и другие решили полностью или частично закрыть свой бизнес в нашей стране, и прежде всего его розничную составляющую.

При этом банкам не жаль отдавать дорогостоящие лицензии или же продавать свои «дочки» за незначительные суммы. Так, например, Barclays, вышел на российский рынок незадолго до кризиса в 2008 году, приобретя Экспобанк за 745 млн долларов (с рекордным коэффициентом к капиталу 4). Сейчас банк носит название "Барклайс банк". Покупатель на него пока не найден, но речь идет уже об оценке в 2-2,5 раза ниже, чем было при покупке. «Цена может опуститься до 333 млн долларов. В этом случае Barclays не вернет даже половины своих инвестиций», — отмечает начальник аналитического отдела Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Иностранцы объясняют свой уход разными причинами: сменой стратегии, ужесточением госрегулирования в России и снижением конкуренции из-за расширения Сбербанка и ВТБ, и даже опасением распространения ближневосточного конфликта на Россию. «Сегодня на Ближнем Востоке происходят массовые волнения — антиправительственные выступления вспыхнули в Тунисе, Египте и Бахрейне. Как и в этих странах, в России наблюдается большой разрыв в распределении материального благосостояния. Поэтому антиправительственные выступления «вероятны не только на Ближнем Востоке»», — объяснил председатель совета директоров Barclays Capital в России Ханс-Йорг Рудлофф. Он также заявил, что Москва никогда не сможет стать международным финансовым центром, прогнозы правительственных чиновников неадекватно оптимистичны, и бизнес в этой стране не самое выгодное предприятие.

«После долгих и тщательных размышлений мы приняли решение, что в ближайшие годы приоритетными рынками по расширению нашей банковской деятельности для нас будут Китай, Индия, Бразилия и США», — сообщила представитель Rabobank Манель Вриженоэк. Однако эксперты считают, что за подобными не слишком адекватными объяснениями стоят более глубокие экономические причины и провалами в стратегии экспансии на российский рынок.

До кризиса глобальные банки предоставляли «дочкам» сравнительно дешевое финансирование, что обеспечивало им конкурентные преимущества на российском рынке. Во время кризиса вопрос о финансировании дочерних структур для многих из них перестал быть приоритетным. Если в период с конца 2003-го по конец 2008 года доля нерезидентов выросла с 5,2% до 28,5%, то к началу 2011 года она сократилась до 24,6%.

Уход зарубежных игроков с российского рынка связан с мировым финансовым кризисом, считает гендиректор "Интерфакс-ЦЭА" Михаил Матовников. "Многих из них государства заставляют что-то продавать, чтобы вернуть деньги. А продавать начинаешь с того, что кровоточит", — говорит он.

В кризис активы дочек иностранных банков, которые объявили о выходе из России, значительно снизились. В 2010 году активы банка Santander снизились на 43%, до 4 млрд рублей, в том числе портфель кредитов физлицам уменьшился на 32%, до 3,5 млрд рублей. По словам главы "Барклайс банк" Николая Цехомского, выходить в прибыль по итогам 2009 и 2010 годов "дочке" помогала финансовая помощь материнской группы. В 2009 году она составила 4,3 млрд рублей, а в 2010 году — 496 млн рублей. Без учета этих вливаний, которые вносились в капитал в виде прибыли, убыток банка в 2009 году мог составить 3,8 млрд рублей, а в 2010 году — порядка 400 млн рублей. Чистый убыток Rabobank за 2010 год составил 54,6 млн рублей.

Некоторым зарубежным банкам, начавшим работу с физическими лицами перед кризисом, просто не удалось существенно нарастить объемы, что сделало их бизнес здесь нерентабельным. «Банку, чья доля на рынке розничного кредитования сегодня незначительна, дешевле свернуть это направление бизнеса, чем развивать», — поясняет зампред правления банка «Ренессанс Кредит» Олег Скворцов.

Другой причиной ухода стало нежелание иностранцев работать на малодоходном рынке. В 2004-2008 годах иностранные банки в России развивали розничное направление, когда экономика и доходы населения стремительно росли. Неплохой доход можно было получить практически каждому игроку рынка, даже тому, кто не разрабатывал специфических стратегий и не вкладывал больших инвестиций в развитие и инструменты повышения конкурентоспособности.

Еще одна причина неудачи, по мнению председателя правления банка «Хоум Кредит» Ивана Свитека, то, что управление розничным бизнесом в России осуществлялось головной организацией, а местным руководителям не были делегированы необходимые полномочия самостоятельно принимать важные стратегические решения. «А это очень важный момент, ведь российский рынок своеобразен. Он интересен, в него нужно погрузиться с головой, чтобы понять, как устроены основные процессы и, безусловно, на нем нельзя экономить. В частности, местная среда характеризуется низким уровнем проникновения банковских услуг среди населения, что требует от банков дополнительных затрат на продвижение. Уровень финансовой грамотности населения невысок, и это требует дополнительных бюджетов на просветительскую работу. Кроме того, нужно четко понимать, на какие сегменты «ставить» — ряд продуктов, на которые традиционно рассчитывали многие «иностранцы» (привилегированное обслуживание, ипотека, кредитование девелоперов), себя здесь не оправдали. В итоге головные офисы не стали увеличивать расходы на российские «дочки» из-за их недостаточной оценки внутренних операционных рисков», — отмечает Свитек.

При этом не все иностранцы разочаровались в России. Универсальные банки, занимающиеся кредитованием как корпоративного сектора, так и физлиц, свое присутствие тут не только не сворачивают, но и развивают. «Лучше всего пережили кризис те банки, которые продолжили работать в России и не потеряли позиций на рынке. В частности, справились с кризисом UniCredit, крупнейший иностранный банк в России, «Росбанк», Райффайзенбанк и Home Credit», — отметила замначальника аналитического отдела «Инвесткафе» Александра Лозовая.

"Юникредит Банк" и "Райффайзенбанк" входят в десятку крупнейших банков по объему активов и пока никуда из России не собираются. "Юникредит" даже, наоборот, назывался в числе потенциальных претендентов на покупку Банка Москвы и на участие в Почтовом банке.

Екатерина Шохина, Эксперт.ru

СТАТЬИ >> ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Американский лоббизм в России

Сергей Костяев, к.п.н., с.н.с. ИНИОН РАН, преп. ДА МИД РФ

10 марта в рамках 11-й ежегодной инвестиционной конференции Американской торговой палаты в России вице-президент США Джозеф Байден еще раз заявил о необходимости вступления России в ВТО, месяцем ранее то же сделал Барак Обама в Торговой палате США. Оба намерены работать с конгрессом, чтобы предоставить России статус нормального торгового партнера и окончательно отменить пресловутую поправку Джексона-Вэника, действие которой ежегодно приостанавливается специальными актами американского парламента.

До этого, 27 января, «Роснефть» и Exxon Mobil объявили о сделке на 1 млрд долларов, предмет которой — совместная добыча нефти в Черном море. Российская компания имеет права на добычу, американская — необходимые для этого технологии. Аналогичное соглашение «Роснефть» заключила и с Chevron 17 июня 2010 года. Эти сделки демонстрируют, какую эволюцию проделал американский лоббизм в России под действием частичной национализации отечественного нефтегазового сектора. Теперь американские нефтяные компании могут совершать крупные сделки с российскими контрагентами только при посредстве Кремля, в отличие от времен, когда можно было общаться напрямую.

Было время, когда преобладали прямые контакты с частными компаниями — по той простой причине, что большая часть нефтегазового сектора находилась в частной собственности (пока Кремль не приступил к реализации идеи энергетической сверхдержавы). Например, Exxon Mobil семь лет назад планировал покупку пакета акций ЮКОСа, основной актив которого — «Юганскнефтегаз» — сейчас принадлежит «Роснефть». Другие примеры сделок на российском нефтяном рынке, которые западные компании успели в свое время заключить «минуя Кремль»: Exxon Mobil c 2003 года добывает нефть в рамках проекта «Сахалин-1», объем инвестиций составил более 6 млрд долларов; концерн Conoco Phillips купил в 2004 году за 2 млрд долларов 7,6% акций «Лукойла» а после увеличил свою долю до 10%.

Политическая мимикрия

Возможно, Американская торговая палата в России (АТПР) ставит вступление РФ в ВТО в качестве приоритета своей деятельности, чтобы получить политическую поддержку Кремля. Подобной стратегией пользуется и израильское лобби в США. Например, с 11 сентября 2001 года Американо-Израильский комитет по общественным делам едва ли не основной своей задачей декларирует контроль за исполнением антитеррористического законодательства.

Важно подчеркнуть, что, с одной стороны, все американские нефтяные компании — активные члены АТПР, а с другой, торговля углеводородами не регулируется ВТО. То есть Chevron и Exxon Mobile не имеют непосредственной заинтересованности во вступлении нашей страны в ВТО. Однако членство в этой организации будет означать, что Россия бесповоротно встала в «мейнстрим» мирового экономического развития, и идея «чучхе» ей не грозит. Деловой климат станет более предсказуемым, появится дополнительный способ разрешения деловых конфликтов — «судебные» механизмы ВТО. Единственная сфера, где членство в ВТО может оказать прямое влияние на нефтяные компании, будь то американские или российские — это поставка труб для нефтепроводов. Однако в нашей стране нет рынка труб, все контракты заключаются напрямую в рамках отношений, выстроенных десятилетиями. Чужакам будет пробиться очень сложно.

9 декабря 2010 года Барак Обама на заседании президентского совета по экспорту заявил, что «Россия должна быть членом ВТО». По правилам ВТО все члены этой организации должны иметь статус страны с «постоянными нормальными торговыми отношениями». Россия имеет статус страны с «временными нормальными торговыми отношениями» из-за пресловутой поправки 1976 года Джексона-Вэника.

Чтобы ее отменить АТПР призывает своих членов: во-первых, подать сведения Ernst &Young для составления обзора успешности американских компаний в РФ, этот документ планируется направить в конгресс США. Во-вторых, включить свои вашингтонские представительства по отношениям с правительством в работу над согласованной стратегией продвижения идеи членства России в ВТО. В-третьих, участвовать во встречах с членами палаты представителей и сенаторами по проблеме предоставления России статуса страны с «постоянными нормальными торговыми отношениями».

Экспорт культуры лоббирования

Придя на российский рынок, американские компании привнесли и практикуемые на родине формы представительства интересов: отделы по отношениям с правительством; найм консалтинговых компаний, будь то фирмы юридические, лоббистские или по связям с общественностью; использование дипломатических структур в отстаивании интересов за рубежом, «зонтичные» структуры — торговые и промышленные палаты, деловые советы, объединения.

Среди американских юридических фирм, которые открыли московские отделения еще в 1994 году и предоставляют клиентам лоббистские услуги: Akin Gump Strauss Hauer & Feld (среди сотрудников — бывший посол США в РФ Р. Страус), эта компания сыграла ключевую роль в организации сделки по обмену активами между Conoco Phillips и “Лукойлом”; юридический гигант Hogan & Hartson. Крупнейшей американской лоббистской фирмой, работающей на рынке консалтинговых услуг России, является Cassidy & Associates, офис в Москве был открыт в 2003 году в связи с клиентом — РАО “ЕЭС России”. Поскольку важнейшим инструментом лоббирования является работа со СМИ, то важно отметить, что в 2007 году одно из лидирующих пиар агентств США Fleishman-Hillard вышло на российский консалтинговый рынок.

Здесь также стоит отметить важнейшую роль, которую играет Торговое представительство США в нашей стране. Из личных бесед с американскими дипломатами автору статьи стало известно, что сотни американских компаний обращаются в торгпредство в Москве для решения вопросов с российским правительством: модификация того или иного неблагоприятного ведомственного циркуляра, участие в тендере и т.п. Во многих случаях проблему удается решить. За отдельные категории услуг взимается плата, установленная конгрессом США. Подобная эффективность стала во многом возможной благодаря деятельности Российско-Американской президентской комиссии, все мы помним ее предшественника комиссию «Гор — Черномырдин». Сейчас уровень сотрудничества поднялся до глав государств. Как рассказывали американские дипломаты, ранее взаимодействие осуществлялось на уровне президентов, министров и их заместителей. Теперь межправительственные контакты между главами департаментов, управлений и даже отделов — рядовое явление.

АТПР продвигает в России интересы 853 своих членов в нашей стране, среди которых и ранее упоминавшиеся нефтяные компании, а также Akin Gump Strauss Hauer & Feld. Еще в 1991 году группа американских бизнесменов создала неформальную структуру — Американский деловой клуб. Через 2 года эта организация подала заявку в Торговую палату США об открытии на ее основе официального представительства в Москве. В 1994 году Л. Бенсен, тогда министр финансов, США, и У. Кристофер, госсекретарь США, открыли представительство Торговой Палаты США — АТПР. Миссией этой организации является создание благоприятного климата для бизнеса в РФ путем создания площадок для взаимодействия членов палаты, политиков и руководителей предприятий США и России.

Среди последних ее мероприятий были брифинги: 3 декабря 2010 года с президентом Татарстана Р.Миннихановым о возможностях для инвестирования в этой республике, 30 ноября 2010 года с участием депутата ГД РФ И.Пономарева о коммерциализации российских высоких технологий, 21 мая 2010 года с О.Артамоновым, директором департамента ФМС РФ по международным и общественным связям, о новых правилах выдачи виз высококвалифицированным работникам. Реформа российского законодательства о залоге и ипотеке также крайне важна для АТПР. Ряд американских банков, таких как Citibank, активно работают на нашем рынке и продвигают привычную им — американскую — систему нормативно-правового регулирования ипотечного кредитования. В октябре 2010 года подробный проект, разработанный фирмами White & Case и «Линия права», был направлен в Министерство экономического развития РФ.

В заключение следует сказать, что придя на российский рынок, американский бизнес принес с собой и современную корпоративную культуру управления, и эффективные методы продвижения интересов в органах государственной власти. Активно отстаивая свои коллективные интересы, американские бизнесмены и их организации демонстрируют несвойственную российским объединениям промышленников открытость работы: на сайте АТПР имеется достаточно полная информация о текущих целях лоббистской деятельности, реакции государственных лиц и достигнутых результатах. Остается надеяться, что российские контрагенты американских предпринимателей будут более активно использовать опыт своих коллег.

Источник: Эксперт.ru

СТАТЬИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Экономика и регистрационно-паспортная система

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований
Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Еще задолго до крушения феодализма, в Западной Европе передовые мыслители ставили вопрос о естественности личной свободы. В пику идеологам феодализма, критики старого порядка указывали: выбор ремесла, места проживания есть личное дело каждого, а свободным человека сотворила природа. Идеологи абсолютной монархии, напротив, утверждали, что все чем владеет человек, будь то права, либо собственность, даровано королем и может быть потребовано обратно по его воле.

Спор сторонников феодальной монархии и защитников «естественных человеческих прав» только казался исключительно теоретическим. На деле он отражал не просто различные принципы правовой организации общества, но и полярные принципы организации экономики, что являлось нормальным для средневекового хозяйства, совершенно не подходило для капиталистического ведения дел. Система феодальной Европы требовала жесткого контроля над работником при его зависимости от владельца земли. Развитие рыночных отношений диктовало обратное.

Торговые и промышленные компании, банкирские дома нуждались в гарантиях своей неприкосновенности перед лицом государственной бюрократии. Право короля отбирать все, что ему захочется, в любое угодное время, не подходило для ведения дел. Для роста капитала также требовалось право его свободного передвижения. Необходимым было устранение преград для сбыта товаров в любой части страны. Внутренние таможни считались одним из главных экономических зол старой эпохи.

Однако развитие производства требовало еще одной важной для рыночной экономики свободы — свободы перемещения рабочей силы. Без наличия у наемных работников права на беспрепятственную миграцию и возможности выбирать место проживания, создание новых предприятий было бы крайне проблематичным. Фактически для хозяйственного развития стран на основе товарного производства и свободного труда требовалось наличие всех трех экономических свобод: на перемещение капиталов, товаров и рабочей силы. Работник мог быть только лично свободным, самостоятельно принимающим важнейшие для его жизни решения. Это повышало его заинтересованность в результатах труда, делало возможным применение новой техники.

Первыми в этом направлении стали развиваться Великобритания, Нидерланды, Соединенные Штаты и Франция. К концу XVIII столетия именно эти зоны мировой экономики оказались передовыми. В дальнейшем другие государства шли по их следу. Без свободного сбыта и приобретения товаров внутри страны немыслим был национальный товарный рынок. Запреты для коммерсантов на ведение дел вне некой территории сковывали развитие предприятий, тормозили все экономическое развитие той или иной державы. Наличие преград для миграции работников лишало компании возможности расширять производство и торговлю. В результате рост общественного благосостояния замедлялся. Развитие национального рынка оказывалось искусственно сковано.

Решенные в XVI-XIX веках для Западной Европы и Северной Америки проблемы остаются во многом реальными для современной России. Истины «экономически необходимых» свобод давно считаются прописными. Однако в рамках российской реальности они далеко еще не реализованы. Действующий в стране институт регистрационного учета (прописки) и особых внутренних паспортов создает препятствие для миграции граждан со свободным выбором ими места проживания. Фактически в России в полной мере не существует третья (связанная с наемными работниками) из необходимых «экономических свобод».

Данная ситуация вполне соответствует структуре российской экономики, существовавшей в период 1993-1998 годов, но не является подходящей для хозяйственной системы сформировавшейся после рецессии 1998-1999 годов. Экономический рост 1999-2008 годов изменил характер российского национального хозяйства, сделав его более близким к Западной экономической модели. Время 1991-1998 годов оказалось настолько тяжелым для российской экономики, что, пережив кризис 1998-1999 годов, страна практически не заметила рецессии 2001 года. Первоначально предприятия оживающего национального хозяйства опирались в основном на местные возможности привлечения рабочей силы. Примерно к 2003 году обнаружилась ограниченность локальной модели получения трудовых ресурсов. Для инвестирующих в производство компаний (прежде всего европейских) стало ясно: опора лишь на региональные трудовые ресурсы неизбежно ведет к дефициту специалистов. Попытки привлечь кадры из других регионов упирались в действующие на российском рынке труда правовые нормы, препятствующие свободному движению работников.

Экономический подъем 1999-2008 годов происходил с очень низкого уровня, но он оказался быстрым и вскоре вывел Россию в число успешных экономик мира. Страна оказалась привлекательной для иностранных инвестиций. В 2007 году общий приток средств в экономику России по сравнению с другими странами BRIC (Бразилия, Россия, Индия и Китай) был самым значительным. В первой части 2008 года РФ также оставалась лидером, опережая Бразилию и следующую за ней Индию. Интерес инвесторов к России в значительной мере объяснялся быстро увеличивавшимся после кризиса 1998-1999 годов внутренним рынком страны. Некоторые компании, создавая промышленные предприятия в России, не спешили выходить с акциями на фондовый рынок, стараясь сохранить полный контроль над выгодным бизнесом.

На конец марта 2008 года накопленный иностранный капитал в экономике России составил 221 млрд. долларов. Эта сумма была на 45,9% больше, чем в 2007 году в этот же период года. Значительную часть ее составляли кредиты, охотно предоставлявшиеся российским компаниям в условиях быстрого роста экономики. Реализуя крупные инвестиционные проекты, российские компании стремились привлекать средства и посредством первичного выставления на торги собственных акций (IPO). В 2007 году российские компании привлекли 47,3 млрд. долларов инвестиций на внешних рынках акций и облигаций.

Рост экономики России поднимал долю страны в общемировом ВВП. В 2005 году доля России в мировом ВВП составляла 3,09%, ненамного опережая Италию (2,96%) и Бразилию (2,88%). В 2007 году она достигла 3,18%. По номинальному объему ВВП национальное хозяйство РФ стало к началу 2008 года десятым в мире. Рост ВВП России с 1999 по 2007 год составил 83%. Объем промышленного производства увеличился на 74%, продуктов сельского хозяйства — на 40%. Среди отраслей российской промышленности наиболее сильными оказывались: добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, целлюлозно-бумажное производство, металлургия и электроэнергетика.

В 2007 году в России было добыто 491,5 млн. тонн нефти и газового конденсата. Годовой рост добычи составил 2,2%. В 2006 году он также был равен 2,2%, в 2005 году — достигал 7,9%. Внешнеторговый оборот России вырос в 2007 году на 25,8% (до 552,2 млрд. долларов). Положительное сальдо достигло 152,8 млрд. долларов. Если экспортировала страна в основном сырье, то в импорте первое место занимали машины и оборудование — 35-36 %. В России быстро росло автомобилестроение, легкая промышленность. При этом на рынке все время недоставало автомобилей. На продукцию автомобилестроения ежегодно приходится более 10% ввоза. Создаваемые во всей стране автомобильные заводы долгое время не испытывали никаких затруднений со сбытом, получая на рынке высокую прибыль (см. Колташов В., Кагарлицкий Б., Романенко Ю., Герасимов И., Кризис глобальной экономики и Россия (Доклад Института глобализации и социальных движений), М., 2008.).

За годы экономического подъема страна сильно изменилась. В отличие от 1990-х годов, в России почти исчезла практика задержки заработной платы. Население массово забрасывало приусадебные участки. Загородные дачи все больше превращались из экономического подспорья в места отдыха людей. Заработная плата становилась основным источником существования большинства работоспособных граждан. Распространявшееся от Москвы к крупным городам и дальше экономическое оживление вовлекало в процесс производства и управления, а также сферу услуг миллионы людей. Снижалась безработица, работодатели стремились по максимуму использовать трудовые ресурсы предприятий.

Они не были заинтересованы в дополнительной занятости сотрудников, что было распространено в период 1991-1999 годов. Массе людей больше не требовалось терять время на выращивание овощей в огородах или вести мелкую торговлю. Они ориентировались на получение стабильного заработка в одном месте. Экономический рост обеспечивал занятость, изменяя вместе с тем все российское общество. Изменялась психология работников, формировались новые жизненные цели и потребности.

Произошла стабилизация социальной структуры общества. Сложились новые средние слои. В отличие от «среднего класса» 1991-1998 годов, они включали в себя гораздо более широкий набор профессионалов. Из «среднего класса» отчасти выпали мелкие предприниматели, массово разорявшиеся в период рецессии 1998-1999 годов. Понизился статус рядовых работников торговли [1]. Зато значительно увеличилась группа квалифицированных рабочих, выросла прослойка офисных служащих, занятых как в корпорациях, так и меньших компаниях. Более многочисленным стал слой управленцев. К 2008 году доходы представителей российского «среднего класса» стали приближаться к уровню ЕС. За время с 1999 по 2008 год они быстро росли, поднимаясь с очень низкого уровня. Постепенно, примерно с 2005 года, рост реального заработка замедлился в Москве. Одновременно развернулось быстрое увеличение заработной платы в регионах. В начале 2008 года, по наблюдению специалистов Института глобализации и социальных движений (ИГСО), доходы представителей регионального «среднего класса» отставали от заработков средних слоев столицы только на 25-35%. В 2001 году различие было намного больше. Доходы работавших в Москве специалистов были в 2-3 раза выше, чем у региональных профессионалов.

Важной чертой второй фазы экономического роста (примерно с 2004 года) стала растущая нехватка квалифицированных специалистов. Именно повышением спроса на ранее почти не востребованные кадры и объясняется рост зарплат. Экономика также нуждалась и в неквалифицированных работниках, спрос на них возрастал, удовлетворяясь преимущественно за счет иммиграции. Доходы малоквалифицированных рабочих оставались низкими. Они могли вдвое и втрое уступать западноевропейским. С проявлением нехватки квалифицированного персонала выяснилось, что его численность объективно ограничена, а ее увеличение требует специальных условий. Квалифицированные кадры нельзя было получить посредством привлечения дополнительного числа иммигрантов из отсталых азиатских регионов. Они могли быть получены почти исключительно в процессе воспроизводства рабочей силы, для которого существующий паспортно-регистрационный режим являлся серьезной помехой.

Зафиксированный с 2004 года рост оплаты труда (прежде всего в сегменте квалифицированных работников) не представляет собой временного явления. Несмотря на развернувшуюся в 2008 году глобальную экономическую дестабилизацию, отмеченная в 2004-2008 годах тенденция является долгоиграющей. Старые кадровые ресурсы экстенсивно исчерпаны.

Это означает, что в дальнейшем станет необходимым создание механизмов способствующих воспроизводству рабочей силы. Однако первичное значение имеет упразднение искусственных препятствий для воспроизводства рабочих. В условиях быстрого хозяйственного развития России 2000-х годов работодатели столкнулись с проблемой локального дефицита кадров. Особенно остро она встала для новых индустриальных предприятий, созданных при активном участии иностранного капитала. Уже в 2003 году обнаружилось: наличие необходимых той или иной компании специалистов на российском рынке труда еще не означает возможность их привлечения. Люди, обладавшие необходимой квалификацией, имелись в стране, но включение их в деятельность предприятия требовало смены ими места проживания. Именно это представляло основную проблему. Потенциальные кадры не могли быть свободно привлечены, поскольку смена места жительства означала для них серьезные бюрократические трудности, оборачивалась потерей значимых прав.

На новом месте специалисты-мигранты должны были по закону проходить забюрократизированную процедуру регистрации. При этом отсутствие у них собственного жилья являлось серьезной проблемой. Без собственной недвижимости практически нереально было получить регистрацию по месту жительства в другом регионе, что означало непредоставление человеку многочисленных социальных прав. Проблемой становилось буквально все: от приобретения автомобиля до устройства детей в школу. Получить положенную по закону бесплатную медицинскую помощь по общенациональному полису также было нельзя. Проблемой длительное время являлось взятие кредита в банке. В предоставлении займа могли отказать, сославшись на отсутствие местной регистрации (прописки), или назначить процент выше обычного. В результате мигрантами становились преимущественно молодые люди, которые, как правило, не имели собственного жилья. Они меняли место проживания, не проходя официальной процедуры регистрации, а в лучшем случае, покупая «подлинные» справки о законном пребывании в данном населенном пункте. Прежде всего, такая практика действовала в Москве — экономической столице страны, фактическое население которой приблизилось в 2008 году к 20 млн. человек. Региональные предприятия просто испытывали нехватку специалистов, набрать которых в других территориях России оказывалось непросто.

Рабочие-мигранты из других регионов не могли получить нормальный легальный статус, поскольку он не был автоматическим для граждан РФ на всей территории страны. Они избегали контактов с государственными органами (включая суды), не имели возможности создавать нормальные семьи и рожать детей. В таких условиях большинство работников рассматривало свое пребывание в другом городе как временное, несмотря на безуспешные попытки легализоваться для постоянного проживания.

Действующий в России порядок регистрационного учета в 2003-2004 годах оказался смягчен. Правительство пошло на создание правовых лазеек для граждан, позволив им жить и работать не по месту официальной регистрации. Однако проблемы связанные с привязкой многочисленных прав к месту постоянной регистрации сохранились. Невозможным оставалось поменять паспорт, получить ИНН или заграничный паспорт. Все эти вполне обычные действия порождали трудноразрешимые проблемы, связанные с особенностями российской паспортно-регистрационной системы. Обращения граждан, работавших вне регионов официальной регистрации, в органы государственной власти неизменно заканчивались одним и тем же – отсылкой в соответствующие органы по месту прописки. Работники-мигранты постоянно ощущали себя гражданами другого государства в собственной стране. В результате, наиболее экономически активная часть общества превращалась в дискриминированную часть граждан, которую настоятельно лишали возможности вести «нормальную жизнь». Вместо единого рынка труда в России существовало множество связанных локальных рынков. Перемещение наемных работников из одного такого рынка в другой не являлось противозаконным, однако влекло за собой социальные риски и многочисленные проблемы.

Экономическое развитие страны настоятельно требовало изменения этой ситуации. Она изменялась объективно: новое трудовое поколение вынуждено было строить самостоятельную жизнь, оно было морально подготовлено к поиску работы по принципу наибольшей выгодности. Миллионы россиян оставляли родные места и стремились найти себя в новых регионах. Материальные плюсы являлись определяющими. Однако экономические выигрыши от смены места жительства легко могли быть съедены бюрократическими проблемами.

Рынок труда в России нельзя назвать свободным. При этом он не является и управляемым государством, поскольку механизмы бюрократического распределения потоков рабочей силы практически не функционируют. Движение трудовых ресурсов является стихийным. Направление потоков рабочей силы определяется вполне рыночными законами. Люди стремятся мигрировать в те регионы, где их профессиональные качества могут обеспечить наибольший доход. Несвобода рынка выражается в наличии жестких внутренних барьеров, препятствующих движению наемных работников, и наличии норм, изменяющих правовое положение людей при смене места проживания. Паспортный и регистрационный режим в России выступает в виде внутренней преграды, искусственно разбивающей национальный рынок труда. Данный режим совершенно не соответствует задачам экономического развития страны, успешному привлечению инвестиций в реальный сектор, развитию предприятий практически во всех отраслях экономики. Бюрократическая привязка человека к месту формального проживания (система регистрационного учета) является причиной ряда хронических проблем в развитии российского национального хозяйства.

В результате действия паспортной и регистрационной системы в одних регионах страны скапливается избыток рабочих рук, в то время как другие — развивающиеся более динамично — испытывают их нехватку. Общее наличие нужных различным компаниям специалистов оборачивается невозможностью привлекать их в необходимых количествах. Это сдерживает развитие предприятий. Регистрационная и паспортная система также тормозит приток инвестиций в реальную экономику, поскольку наем и концентрация необходимой массы специалистов упирается в совершенно нерыночные преграды. Сложные регистрационные нормы снижают активность даже потенциально наиболее экономически подвижной части общества. В значительной мере в результате действия жестких регистрационных порядков люди не считают естественным делом смену области проживания, предпочитая оставаться на насиженных местах при минимальных заработках, но с действующими гражданскими правами. Это оборачивается большим региональным разбросом в оплате труда, а местами и высокой безработицей.

Проживание в населенном пункте отличном от места регистрации влечет за собой не только фактическую потерю в правах для граждан, оно оборачивается также дополнительной финансовой нагрузкой. В случае создания семьи (ни один из членов которой не является прописанным в данном месте) расходы еще более возрастают. Проживающие не по месту формальной регистрации граждане вынуждены полностью оплачивать медицинское обслуживание, поскольку выданные им по месту работы страховые полисы не действуют без прописки. Им также часто приходится нарушать закон, давая взятки чиновникам в ответ на вымогательства. Коррупционные статьи расходов являются достаточно большими. Они включают в себя: взятки милиционерам, проводящим проверки документов на улице (прежде всего в Москве); взятки участковым милиционерам, выслеживающим «незаконных лиц». Дорогостоящей является покупка подлинных и фальшивых документов: заграничных паспортов, свидетельств о регистрации по месту пребывания и всевозможных справок. Получение практически любой бумаги для российского гражданина, проживающего не по прописке, превращается в ее покупку.

Потеря времени на прохождение запутанных бюрократических процедур также является важным экономическим фактором. Она принуждает многих граждан (даже проживающих по месту прописки) идти на коррупционное решение проблем. Посредниками между людьми и бюрократическими институтами выступают разнообразные фирмы, связанные с чиновниками. Выигрыши многочисленных групп бюрократии от получения взяток, порожденных действием паспортно-регистрационной системы, невозможно оценить, они очень велики. Однако это выигрыши исключительно паразитических структур.

Выгоды от режима прописки коррумпированных сотрудников милиции и представителей иных властных ведомств лежат дополнительной нагрузкой как на гражданах, так и на экономических институтах общества. К любопытным последствиям это приводит в Москве. Если жители города, имеющие прописку, любят поворчать на тему отнимающих у них заработок иностранных иммигрантов, то мигранты-россияне, как правило, являющиеся квалифицированными работниками, высказывают свои претензии. Многие из них считают, что москвичи готовы работать за гроши и просто обваливают зарплаты на рынке. Причина подобных оценок в немалой степени состоит в искусственно созданной разнице в расходах. Имеющие прописку и собственное жилье люди пользуются своими правами российских граждан.

Их медицинские полисы признаются, детей принимают в школу и детский сад с меньшими проблемами. Милиция не пытается постоянно вымогать у них деньги, а получение документов не требует крупных затрат (иногда до нескольких тысяч евро). Воспроизводство рабочей силы, т.е. воспитание и обучение детей, обходится нелегальным гражданам значительно дороже, чем имеющим регистрацию. Все это суммарно становится нагрузкой для предприятий, которые объективно не могут обойтись в развитии без привлечения необходимых кадров. Рыночная экономика не способна полноценно развиваться при наличии норм, прикрепляющих человека к месту и принуждающих его нарушать законный порядок для элементарного изменения места работы. Результатом действия данных норм в России является затруднение для компаний набора персонала и увеличение затрат на его привлечение. Регистрационно-паспортная система приводит к удорожанию квалифицированных специалистов. При этом материальные выигрыши для работников в значительной мере съедаются издержками, связанными с действием регистрационных норм. Вопреки общепринятому представлению о миграции, как явлении, влекущем за собой падение заработной платы, наличие в России режима прописки вызывает повышение оплаты труда квалифицированных работников. Регистрационная дискриминация только усложняет набор специалистов, делая их услуги более дорогими.

Регистрационный и паспортный режим оказывает многообразное влияние на деятельность компаний, не сводимое только к издержкам найма. Порядок юридического прикрепления граждан к определенному месту способствует усилению текучки кадров в компаниях. В связи с ускорившейся в России с 2004 года инфляцией, проблема быстрой сменяемости персонала сделалась крайне важной для многих предприятий. Не имеющий регистрации по месту проживания работник испытывает большую нагрузку, связанную с социальными расходами, арендой жилья, коррупционными затратами на постоянно требующуюся «легализацию». Сокращение реального заработка быстрее приводит его к выводу о необходимости смены места работы. В результате компании теряют наиболее квалифицированный персонал. В период 2006-2008 годов в некоторых фирмах, согласно наблюдению специалистов ИГСО, ежемесячно могла меняться десятая часть сотрудников. Нередко люди увольнялись, едва только успев войти в курс дел. Частая смена персонала вызывала путаницу, перегрузки, сбои. В конечном итоге она не могла не повлечь за собой потери в прибыли [2].

Необходимо подчеркнуть, что вина за текучку кадров в немалой степени лежит на высшем менеджменте компаний, как правило, не стремившемся индексировать зарплаты. Потери предприятий от быстрой смены персонала маскировались до 2008 года высокой рентабельностью, обусловленной благоприятной конъюнктурой. Вследствие бесполезности медицинских полисов для незарегистрированных по фактическому месту проживания сотрудников, компании стремились предоставлять определенным группам работников социальные пакеты. Они представляли собой дополнительную медицинскую страховку (облегчавшую приобретение лекарств и получение медицинской помощи), возможность оплачиваемого работодателем отдыха, санаторно-курортного лечения. Социальный пакет мог предполагать оплату обучения, проезда до работы, часто — включал бесплатное питание сотрудников на работе, иногда — обеспечивал оплату проживания. Однако это не могло быть полноценным решением ни для работодателя, ни для персонала. Обслуживание в частных клиниках обеспечивало снятие лишь одной из проблем, порожденных регистрационным режимом. В то же время, социальные пакеты не могли компенсировать инфляционных потерь в зарплатах и существенно снизить кадровую текучку. Это означало, что возникавшие под ее воздействием проблемы с развитием предприятий оставались нерешенными.

В целом стратегическому развитию компаний мешали: проблемы с наймом персонала необходимого уровня, текучка кадров, дополнительные расходы на медицинское страхование части сотрудников, вызываемые, в первую очередь, стремлением сэкономить. Все эти проблемы были связаны с паспортной и регистрационной системой в стране. Действие в России порядка юридического прикрепления граждан к месту формального проживания вызывало также иные проблемы экономического характера. Проживающие не по месту прописки граждане, а также лишенные документов иммигранты, вследствие коррупционной нагрузки, почти полной отчужденности от национальной системы здравоохранения и социального страхования (включая пособия по безработице) ослаблялись как потребители товаров. Средства, которые могли быть ими расходованы на приобретение необходимых товаров и услуг, в большей мере уходили на оплату дорогой медицины и удовлетворение коррупционных аппетитов бюрократии. Это затрудняло отдых, получение медицинской помощи, лишало поддержки в случае потери заработка, что становилось преградой для повышения качества рабочей силы, в конечном итоге, мешало ее воспроизводству.

Регистрационно-паспортная система влияет на производственные отношения. Наиболее явным представляется ее воздействие на проблему мотивации сотрудников. Работники лишенные постоянной регистрации рассматривают свое проживание в том или ином регионе как временное, хотя de facto оно является постоянным. Это влияет на их отношение к работе: она не воспринимается многими как постоянная, избираемая на длительный срок. Также навязанный статус не проживающего, а находящегося в месте пребывания, со всей следующей ограниченностью в правах, отрицательно влияет на карьерные устремления многих работников. Раз проживание и работа носят лишь временный, обусловленный исключительно материальными потребностями характер, рост в иерархии предприятия легко может отойти на задний план. Все это оборачивается затруднениями в мотивации сотрудников, усложняет установку связи между ними и интересами компании. Регистрационная и паспортная система оказывает влияние на бюджетные расходы и поступления. Граждане, проживающие не по месту официальной регистрации, не видят смысла в налоговых отчислениях с заработка, поскольку лишены возможности нормально пользоваться своими правами. Они, как правило, равнодушно относятся к тому, что большая часть их заработной платы не облагается налогами, является серой. С другой стороны, государство расходует огромные средства на обеспечение функционирования сложной паспортнорегистрационной системы, содержит многочисленный неэффективный штат чиновников.

Однако жесткий регистрационный режим не обеспечивает достижение провозглашенных целей: получения информации о местах проживания граждан для выполнения ими своих обязанностей перед государством и облегчение расследования преступлений. Вместо этого паспортный и регистрационный режим в стране способствует росту коррупции в правоохранительных и иных органах, нанося серьезный вред экономическому развитию. Меняя место проживания, люди выпадают из поля зрения «своих» чиновников.

Несмотря на произошедшую почти повсеместно легализацию коммерческих предприятий, в России сохраняются структуры, не имеющие государственной регистрации и не платящие налоги. Их деятельность часто является противозаконной (например, публичные дома и магазины подпольной продажи алкоголя) или просто нелегальной (расклейка объявлений, торговля, оказание различных услуг, подпольные мастерские). Наиболее заметные из подобных предприятий могут иметь формально легальный статус, никак не согласовывающийся с их фактической деятельностью. Такие структуры нанимают людей без оглядки на их правовое положение и организуют свою деятельность с грубыми нарушениями трудовых норм.

На нелегальных производствах часто встречаются высокий травматизм (вообще не соблюдается техника безопасности), вредные и тяжелые условия труда. Продолжительность рабочего дня может превышать 12 часов, а работы нередко ведутся без выходных. Заработная плата часто задерживается, иногда — не выплачивается совсем или крайне редко, небольшими частями, имеют место избиения работников. Все это характерно и для вполне легальных предприятий, прибегающих к найму лиц, не имеющих законного статуса в России.

В описанных условиях трудятся в основном иммигранты из Средней Азии, Китая и других стран, находящиеся на территории РФ незаконно. В городах существуют целые теневые «биржи» труда, компании, содействующие найму нелегальных работников. Нередко они помогают людям найти работу за материальное вознаграждение.

В не лучшем положении, чем нелегальные иммигранты, находятся люди, не имеющие паспортов или располагающие только старыми советскими паспортами, выданными на территории РСФСР и других республик СССР. Не имея собственного жилья, а с ним и места постоянной регистрации, они не могут получить новые паспорта и остаются на нелегальном положении. Не имеющие паспортов или располагающие советскими паспортами люди лишены возможности легального трудоустройства. Их положение отличается от положения нелегальных мигрантов только невозможностью депортации на родину (доказать наличие российского или иностранного гражданства для владельцев советских паспортов часто не представляется возможным). Эти люди также, как и другие категории работников, лишены социальной и правовой защиты. Легализация для них возможна, главным образом, благодаря дорогостоящей покупке российских паспортов (чаще всего с региональной пропиской) в многочисленных юридических фирмах, сотрудничающих с чиновниками, ведающими регистрацией граждан и выдачей паспортов. Получить российское гражданство законным путем (пройдя через сложные бюрократические процедуры) без необходимых бумаг (старого паспорта, свидетельства о рождении и т.д.), наличия разрешения на временное проживание как доказательства проживания в России более пяти лет практически нереально.

Институт прописки не вписывается в новую социально-экономическую структуру российского общества. Рыночные отношения являются господствующими, однако потенциал свободного рынка труда еще далеко не использован. Экономика нуждается в устранении бюрократических помех для передвижения рабочей силы, что является одним из важнейших условий, способствующих созданию новых предприятий, росту капиталовложений и расширению деятельности отечественных и зарубежных компаний. Устранение существующего регистрационного и паспортного порядка повысило бы потребительскую активность населения, явившись стимулом для улучшения ситуации с воспроизводством и повышением качества рабочей силы. Выйдя из регистрационного подполья, многие граждане-мигранты могли бы более полно реализовать свои профессиональные качества, применить и восполнить знания.

В случае отказа от преобразований, уже ставшие хроническими проблемы на рынке труда в условиях экономического роста сделаются еще более острыми. Компании продолжат испытывать возрастающие трудности с набором персонала и нести совершенно излишние издержки, что будет негативно отражаться на рентабельности. Экономика не сможет развиваться с максимальной динамикой, рост потребления останется меньше возможного. Это станет тормозом для увеличения производства. Квалифицированные работники будут продолжать уезжать за рубеж, где они смогут лучше себя реализовать и обустроить быт, несмотря на меньший заработок. Существующий в России паспортно-регистрационный порядок противоречит потребностям рынка. Он неминуемо должен быть устранен. Без нормального рынка труда развитие товарного рынка и роста институтов экономики не может продолжаться успешно.

Дальнейшее хозяйственное развитие России требует качественных перемен: отказа от внутренних паспортов с заменой их удостоверениями личности, отмены действующих норм регистрации, ликвидации ограничения прав граждан территорией проживания. Заменяющее современный паспорт удостоверение личности должно стать документом, подтверждающим только личность гражданина, без указания семейного положения, адреса регистрации и прочей приписной информации: региона выдачи документа, территории постановки на военный учет. Удостоверение личности, в отличие от паспорта, - не разрешение на перемещение и проживание, не путевое свидетельство, а удостоверяющий личность гражданина документ.

Меняя место проживания вместе с местом работы, человек не должен терять время на бюрократические процедуры. Регистрация должна стать быстрой и уведомительной, без внесения в документы отметок о месте проживания. Пребывание в любой части страны должно являться свободным, без какого бы то ни было разрешения властей. Процедура выдачи загранпаспорта должна быть существенно упрощена, сводясь к выдаче документа по требованию гражданина без всякого бюрократизма и освидетельствования. Различные сборы при уведомлении о перемене места жительства или получении документа также стоит упразднить. Необходимым является распространение действия прав граждан на всю территорию страны, а не только на место прописки. Разумным является также упрощение процедуры получения российского гражданства для иностранных мигрантов. Это способствует их социализации, а для наиболее грамотных станет возможностью подняться на более высокую квалификационную ступень. Одновременно упрощенная легализация иностранных мигрантов привяжет их к национальному рынку как потребителей. Важно также облегчить получение российского гражданства лицам без гражданства (не располагающим никакими документами) или имеющим старые советские паспорта.

В результате подобных преобразований в России завершилось бы создание единого рынка труда. Возникло бы целостное правовое пространство для граждан. Это облегчило бы жизнь граждан, повысив их заинтересованность в экономической миграции. Для национального хозяйства описанные меры дали бы больше рабочих рук, во многом избавив работодателей от затратных поисков необходимых профессионалов. Все это положительно сказалось бы на потребительском рынке и повысило бы инвестиционную активность в стране.

См. также:
- Исторический обзор регистрационной и паспортной системы


Сноски:
[1] Колташов В.Г., «Средний класс» в России: материальное положение, сущность, сознание». Аналитический журнал «Левая политика» №1 2007, С. 46-53.
[2] Российские компании не держатся за персонал. Информация. Электронная страница Института глобализации и социальных движений (ИГСО), 8 июля 2008 года: http://igso.ru/news.php?readmore=94
Источник: Книга "Паспортно-регистрационная система Российской Федерации. Анализ эффективности" /Под ред. Б. Л. Панича, Е. В. Ринн. — С.-Пб., 2009. — 240 с. ISBN 978-5-98240-055-0

Прыг: 069 070 071 072 073 074 075 076 077 078 079
Шарах: 100





Свевременная и грамотная помощь адвоката по уголовному делу или любому другому никогда не помешает. На сайте shemetov.ru вы сможет получить консультации по налоговым вопросам, административным и корпоративным вопросам, уголовным делам и многое другое.