ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Зона евро: ужасный конец, или ужас без конца?

Автор: Чигрин Анатолий Дмитриевич

Кризис "зоны евро" набирает обороты. Проблемы возникают уже у крупнейших, и до того вполне себе успешных стран. Становится все более очевидным, что проблемы эти связаны не столько с конкретными странами, сколько с общей валютой как таковой.

Как развивались бы события в Греции, будь у нее старая добрая драхма? На фоне обострения долгового кризиса курс драхмы упал бы автоматически. Это означало бы автоматическое уменьшение (обесценение) завышенных госрасходов при сохранении их номинальной величины в драхмах. Внутренний спрос в национальной валюте в этом случае практически не страдает. Покупательная способность снижается только за счет удорожания импорта. Доходы сервисного, ориентированного на внутреннее потребление сектора в национальной валюте страдают значительно меньше. Обесцениваются они только с точки зрения мировых рынков, что и внутреннему производителю, и фискальным органам, в общем-то безразлично.

При этом все экспортные товары и услуги в мировых валютах либо дешевеют, с неизбежным повышением спроса на них, либо остаются на том же уровне, но резко растет их рентабельность. И то и другое означает рост конкурентоспособности, инвестиционной привлекательности и, как следствие - экономический рост - основу преодоления кризиса. Национальный доход автоматически перераспределяется в пользу экспортного сектора, налоговые поступления растут.

Что происходит в рамках единой валюты? Правительство вынуждено урезать госрасходы. Это означает увольнение одних, и сокращение зарплат другим. Эти меры редко вызывают восторг населения и укрепление поддержки правительства. Акции протеста как правило наносят значительный экономический ущерб и не способствуют росту экономики. Слабое правительство обычно склонно к популистским решениям в ущерб рациональным.

Но это наименьшие из потерь. Сокращение госрасходов в номинальном выражении означает сокращение внутреннего спроса и доходов сервисных отраслей. С неизбежным сокращением налоговых поступлений и обострением долгового кризиса. Производители экспортных товаров и услуг при таком сценарии как минимум ничего не выигрывают: соотношение цен на внутренние и импортные продукты остается прежним.

Разумеется, рано или поздно рынок все утрясет: безработица и снижение доходов понизят стоимость рабочей силы и издержки внутреннего производства. Снижение спроса позволит снизить цены на его продукцию и конкурентоспособность вырастет. И, может быть, возникнет экономический рост, который позволит преодолеть долговой кризис.

Но снижение номинальной цены на внутреннюю продукцию означает дефляцию, которая дурно влияет на экономическую активность вообще, и рост в частности. На какое время затянется состояние дефляции и, следовательно, депрессии - никто не скажет. Однако, независимо от того, получаем ситуацию стоматологических манипуляций через задний проход.

Надо признать, сокращение налоговых поступлений происходит и в том, и в другом случае. В первом за счет снижения стоимости национальной валюты, во втором - за счет сокращения налоговой базы. Но благоприятность экономических условий, инвестиционная привлекательность при этом меняется в противоположных направлениях. Не будь Греция в зоне евро, не было бы у нее кризиса.

Разумеется, все это касается не только Греции. Во всей мировой экономике описанный механизм валютных курсов служит автоматическим регулятором жизнеспособности экономик и государств. Не только по состоянию долгов. Долги - один из нескольких факторов, определяющих сотояние экономики. Не меньшую роль играют экономический рост, динамика производительности труда. В общем и целом, если экономика страны растет быстрее среднего, растет ее валютный курс. Если темпы роста низкие, валютный курс снижается.

Включение в единую валютную систему многих стран с разными темпами и потенциалом развития, означает отключение от автоматического рыночного регулирования, и переключение в "режим ручного управления". Примером такого управления может служить любое государство с достаточно дифференцированными по уровню развития или экономическим условиям провинциями. Средствами выравнивания положения могут служить как дифференциация налогового режима, так и различные дотации.

Пока "ручное управление" не действует, или недостаточно эффективно, условия в "системе" усредняются. В результате преимущества получают быстро растущие или беспроблемные с точки зрения долгов страны. А для отстающих условия ухудшаются, замедляя и без того скромный рост. В Европе не было даже попытки включения "ручного управления". Существующие механизмы перераспределения ЕЭС ориентируются на иные цели, и зависят от иных критериев. Поэтому для нее проблема не в Греции: выйдет Греция, проблемы будут с другой страной. Неизбежно.

Насколько сильным должно быть это "управление", насколько значительные средства должны перераспределяться для компенсации отставания - вопрос сложный, и однозначного ответа пока не имеющий. Отсутствуют объективные критерии масштабов вмешательства и индикаторы необходимости. Не есть ли это очередной пример "пагубной самонадеянности", когда люди в очередной раз решают, что их разум и воля позволят управлять экономикой эффективней, чем законы экономики? История учит тому, что ничему не учит?

Долговой кризис - отражение более общей проблемы бюджетной дисциплины. Общая валюта - это своеобразный общий котел, из которого каждый черпает индивидуально, а расплачиваются все солидарно (ответственность - коллективная). Соблазнов по этой причине достаточно. Стойкость к этим соблазнам зависит от национального менталитета и политических традиций, которые в разных странах сильно отличаются.

С этой точки зрения более жизнеспособными могут быть объединения стран с минимальными культурными и экономическими различиями. Это самая очевидная проблема, работа с которой начата довольно давно. Но критерий "близости", актуальный на первой стадии создания зоны евро, чем дальше, тем больше игнорировался. Хотя «близость» сама по себе противоположность интересов не снимает, только снижает остроту противоречий. Объективные противоречия рано или поздно дадут о себе знать.

Сторонники сохранения зоны евро утверждают, что последствия выхода даже отдельных небольших стран для экономики Европы будут иметь катастрофические последствия. Но здесь, похоже, тот случай, когда выбор находится между ужасным концом, и ужасом без конца. Стоят ли эти проблемы довольно незначительного выигрыша в издержках на обмен валюты?

Читайте также:

- Перспективы экономического роста России.

Чигрин Анатолий Дмитриевич
email: chigrin@yandex.ru www: chigrin.narod.ru




Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100

Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: