ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

ЦБ не справляется с темпами инфляции

Сдерживать рост цен Банку России приходится в непростой экономической ситуации.

Во-первых, в 2010 г. темп инфляции оказался выше прогнозов правительства из-за роста цен на услуги и продовольственные товары. На этот год прогнозы пока не пересматривались (6-7% в год), но уже за первый месяц 2011 г. уровень цен вырос на 2,4% (см. таблицу).

Таблица: Темпы инфляции в России

 

2010 г.

Январь 2011 г.

Январь 2010 г.

к дек. 2010 г.

к янв. 2010 г.

к дек. 2009 г.

к янв. 2009 г.

Все товары и услуги

8,8%

2,4%

9,6%

1,6%

8,0%

Все товары

9,0%

1,8%

10,1%

0,8%

7,6%

Продовольственные товары

12,9%

2,6%

14,2%

1,4%

6,1%

Непродовольственные товары

5,0%

0,9%

5,7%

0,2%

9,1%

Услуги

8,0%

4,1%

8,2%

3,9%

9,1%

Источник: Росстат

Правительство пытается бороться с ростом цен на продовольствие с помощью механизмов биржевого и прямого распределения, однако первый неэффективен из-за текущей конъюнктуры сырьевых рынков, а второй - из-за коррупции.

Во-вторых, проблемой являются инфляционные риски дефицитного бюджета (около 4% от ВВП), покрывать который в 2011 г. планируется в основном за счет внутреннего долга. Хотя недавно цены на нефть достигли порога бездефицитности бюджета (текущая цена Urals около 103 долл.), такая внешняя конъюнктура способствует накоплению официальных резервов, приводящему к инфляции.

В-третьих, высокие темпы роста денежной базы (около 27% за 2010 г.) и продолжительный внешний лаг монетарной политики не дают повода для замедления роста цен в этом году.

С февраля ЦБР повысил нормы обязательного резервирования, но для борьбы с ростом цен Банк России не исключает также изменения процентных ставок. На наш взгляд, пересмотр нормы резервирования неэффективен, потому что на депозитных счетах кредитных организаций в ЦБ по состоянию на начало февраля находится намного больше средств (761 млрд руб.), чем необходимо для покрытия новых резервных требований, которые выше всего на 0,5-1,0% (около 100 млрд руб.). При таком "перекидывании" резервных средств из категории избыточных в обязательные значительного сокращения денежной массы не произойдет, да и изменение денежной базы действует постепенно в течение периода, определяемого ликвидностью банковской системы. Снижение избыточных резервов, однако, уменьшит объемы ликвидности, доступной для размещения на межбанке и повысит ставки МБК (сейчас около 3%). Если ЦБ повысит ставки по своим каналам ликвидности, то ставки МБК вырастут еще больше. Мы думаем, что эффективность этого шага недостаточна, поскольку, во-первых, на данный момент средние ставки по кредитам для бизнеса (13%) и потребителей (19%) превышают ставку рефинансирования (7.75%) с "запасом"; во-вторых, возможное замедление инфляции из-за изменений условий кредитования вряд ли сравнится с эффектом, оказываемым ростом денежной массы на уровень цен.

По нашему мнению, "плавный" отказ от валютных интервенций и недостаточно жесткая позиция по отношению к инфляции не позволяют ЦБР эффективно бороться с ростом цен. Даже если бы нефть не "давила" на валютный рынок, ожидания по росту цен на 2011 г. все же стоило бы повысить до фактических темпов за 2010 г.


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Экономико-политическая ситуация в России в январе 2011 г.

Авторский коллектив Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара
Оглавление выпуска:
Российская экономика в январе 2010 г.: предварительные данные и основные тенденции
Политико-экономические итоги января 2011 г. (С.Жаворонков)
Инфляция и денежно-кредитная политика (Н.Лукша)
Финансовые рынки (Н.Буркова, Е.Худько)
Реальный сектор экономики: факторы и тенденции (О.Изряднова)
Российская промышленность в декабре 2010 г. (С.Цухло)
Внешняя торговля (Н.Воловик, К.Харина)
Государственный бюджет (Е.Фомина)
Российский банковский сектор (С.Борисов)
Ипотека в РФ (Г.Задонский)
О концепции устойчивого развития сельских территорий (Р.Янбых)
Инновационная Россия – 2020: станут ли наука и инновации эффективными (И.Дежина)
Роль соглашений о свободной торговле во внешнеэкономической политике России на современном этапе (А.Пахомов, К.Мурадов)
Новый поворот приватизационной политики (Ю.Симачев)
Опыт ЕС по оказанию взаимной помощи по взысканию налоговых требований (Е.Великова)
Международная налоговая конкуренция – фактор развития инновационной деятельности (А.Левашенко)
Информация пенсионного фонда РФ (И.Толмачева)
Обзор заседаний правительства Российской Федерации в январе 2011 г. (М.Голдин)
Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за декабрь 2010 г. – январь 2011 г. (Л.Анисимова)
Изменения в нормативной базе бюджетного процесса (М.Голдин)

Выдержка из обзора:

Социально-политический фон: бизнес под государственной крышей

Основными событиями, определившими социально-политический фон января 2011 г., стали крупный теракт в аэропорту «Домодедово», объявление о сделке BP с «Роснефтью», посещение представительной делегацией российских правительственных чиновников Давосского форума, проходившее на фоне реакции западного мира на второй приговор Михаилу Ходорковскому, а также поручение Владимира Путина приступить к разработке новой программы действий правительства.

Теракт в Домодедово – второй крупный теракт в Москве за последние 10 месяцев, унесший 36 жизней и состоявшийся на особо охраняемом транспортном объекте, – со всей остротой ставит вопрос об эффективности работы спецслужб и правоохранительных органов. Между тем президент Медведев постарался вывести из-под огня критики руководство МВД и ФСБ, возложив значительную часть вины за теракт на сотрудников аэропорта. Это вызвало подозрение, что теракт будет использован в целях передела собственности, в частности – для реализации плана объединения московских аэропортов в рамках единой компании.

Сделка по обмену акциями BP с «Роснефтью» стала крупным имиджевым успехом российской государственной нефтяной компании, находящейся под угрозой исков со стороны бывших владельцев и инвесторов «ЮКОСа». Вместе с тем сделка является явно недостаточным шагом в контексте реализации целей «Роснефти» по превращению в глобальную энергетическую компанию; фактический экономический эффект сделки выглядит ограниченным, а совместные планы освоения шельфа пока недостаточно определенными. На российской части Давосского форума почти безраздельно солировала делегация высокопоставленных российских чиновников, что само по себе демонстрировало вектор политэкономического развития России: роль государства в российской экономике и бизнесе мыслится как лидирующая и решающая. Вместо планов улучшения инвестиционного климата фактически был анонсирован курс на эксклюзивную защиту инвестиций, осуществляемых под патронажем госструктур. Президент Медведев заявил о скором создании суверенного фонда, через который иностранные компании смогут инвестировать в российскую экономику (прежде всего – в объекты инфраструктуры) на паритетных началах с государством.

Наконец, в январе премьер-министр Владимир Путин поручил подготовить новую программу действий правительства на среднесрочную перспективу. Этим он, прежде всего, подчеркнул свою роль как человека, реально вырабатывающего и контролирующего стратегию развития страны, и косвенно подтвердил предположения о своем твердом намерении вернуться в Кремль. Несмотря на то что выработка программы поручена экономическим центрам с либеральной репутацией (АНХ и ГУВШЭ), очевидно, что их мандат будет достаточно ограниченным и вряд ли распространится на решение наиболее острых институциональных проблем в сфере правопорядка, судебной системы и борьбы с коррупцией.

Макроэкономика и финансы: на нефтяных крыльях

В январе цены на нефть вновь выросли и впервые после кризиса превысили отметку 100 долл. за баррель (последний раз цены на нефть были на таком уровне в феврале 2008 г.). Таким образом, рост цен продолжается на протяжении 6 месяцев подряд и составил по сравнению с летними ценами около 30%. Это обстоятельство определило основные тенденции макроэкономической динамики в конце 2010 и начале 2011 гг.: улучшение сальдо торгового баланса, стабилизацию динамики международных резервов и укрепление рубля.

После августовского провала сальдо торгового баланса в конце года стабильно превышало отметку 10 млрд долл. После стагнации в ноябре, в декабре рост импорта, по предварительным данным ФТС (по странам дальнего зарубежья), вновь ускорился до 11% по отношению к предыдущему месяцу. Однако рост цен на нефть компенсирует это ускорение. Резервы Центробанка в январе – впервые со второй половины октября 2010 г. – перестали сокращаться. На 21 января они составили 482 млрд против 476 млрд на 24 декабря. Напомним, с третьей недели октября до 24 декабря резервы снизились на 27,6 млрд (5,5%); на протяжении всего этого периода в России фиксировался интенсивный отток капитала, который по итогам года превысил 38 млрд долл. Причем, три четверти этого оттока пришлось на сентябрь – декабрь 2010 г.

В декабре 2010 г. реальный эффективный курс рубля вырос на 3,7%. По итогам 2010 г. укрепление рубля в реальном выражении к корзине валют достигло 7,1% по сравнению с ослаблением в 2009 г. на 3,9%. В январе эта тенденция продолжилась. Стоимость бивалютной корзины в январе продолжила снижаться: на 25 января она составила 34,67 руб. (–0,7% по сравнению с концом декабря).

Как и предполагалось, тенденция к ускорению инфляции перекинулась на новый год. Однако темпы инфляции в январе – 102,4% – превысили даже пессимистические прогнозы Минэкономразвития (2,1–2,3%). Наибольшие вклад в рост цен внесли сезонные факторы – повышение тарифов на водоснабжение и отопление, обычное для начала года, а также рост цен на плодоовощную продукцию. Свой вклад в скачок цен также внесло повышение акцизов на бензин с 1 января 2011 г. В результате, официальный прогноз годовой инфляции на 2011 г. 6–7% перестал играть какую бы то ни было роль. Инфляционные риски будут сохраняться высокими в течение первого полугодия 2011 г.

На этом фоне Банк России все же оставил на прежнем уровне процентные ставки по операциям предоставления ликвидности, но увеличил ставки по депозитам, а также нормативы обязательных резервов. Вместе с тем такое ужесточение денежно-кредитной политики является недостаточным для замедления инфляции, которая, по нашим оценкам, в 2011 г. вполне может оказаться больше, чем в 2010 г. Пока Банк России делает выбор в пользу целей стимулирования экономики, однако если темпы роста цен и в феврале останутся достаточно высокими, ему придется корректировать свою политику.

В декабре избыточные резервы коммерческих банков значительно увеличились: по итогам месяца они достигли 2216,8 млрд руб., что в 1,4 раза выше аналогичного показателя ноября. Рост резервов был вызван, в первую очередь, более чем четырехкратным увеличением депозитов банков в Банке России, а также более чем полуторакратным ростом средств банков на корсчетах в ЦБ. Такая динамика объясняется сезонным ростом бюджетных расходов в конце года.

Реальный сектор

31 января Росстат опубликовал оценку роста ВВП по итогам 2010 г., которая составила 4%. Такая оценка указывает на значительное ускорение темпов роста экономики в конце 2010 г. Если основываться на предыдущих квартальных данных роста экономики (I квартал – 3,1% к тому же периоду 2009 года, II квартал – 5,2%, III квартал – 2,7%), то рост экономики в IV квартале должен составить не менее 5% к IV кварталу предыдущего года. Более того, экономика должна была расти по отношению к предыдущему кварталу темпами, значительно превышающими темпы характерные для всего восстановительного периода (с III квартала 2009 г.).

Это выглядит удивительным, если учесть, что, по данным Росстата, темпы роста в основных отраслях в IV квартале были заметно ниже, чем в наиболее удачном II квартале. Так, объем промышленного производства вырос в IV квартале на 6,5%, в то время как во II квартале – на 10,9%, добыча выросла на 2% в IV квартале против 4,8% во II квартале, обрабатывающие производства на 9,9% против 16,3%, грузооборот транспорта на 2,4% против 13%. Товарооборот торговли также демонстрировал замедление темпов роста в IV квартале (4,1% против 5,3% во II квартале и 5,9% в III квартале). Среди безусловно положительных тенденций конца года следует отметить значительное ускорение темпов роста инвестиций в основной капитал (до 12,8% в IV квартале против 7,2% в предыдущем и отрицательных темпов роста в начале года), а также рост объема работ в строительстве на 5,6%. Таким образом, можно говорить о том, что строительство – последняя сфера, в которой экономика вышла из рецессии и демонстрирует положительные (и ускоряющиеся) темпы роста два квартала подряд. Вместе с тем, инвестиции и строительство обычно запаздывают в своей динамике по отношению к другим сферам экономики.

Еще одной тревожной тенденцией 2010 г. стало фактическое восстановление доли импорта в товарных ресурсах розничной торговли. В 2007–2008 гг. эта доля составляла 47%, в 2009 г., на фоне кризиса, сократилась до уровня 39–41%, но уже в III квартале 2010 г. достигла докризисного значения. Это свидетельствует о том, что ресурс восстановления внутреннего спроса, способного оказывать существенное влияние на рост внутреннего производства, близок к исчерпанию.

Индекс предпринимательской уверенности Росстата демонстрировал в январе 2011 г. положительную динамику, которую, впрочем, сам Росстат оценивает как сезонную (обычный для января рост оптимизма производителей). Конъюнктурные опросы Института Гайдара показывают сохранение ситуации, характерной для последних месяцев: относительная удовлетворенность настоящим и значительная неуверенность в будущем. Очищенные от сезонности темпы роста спроса в декабре демонстрировали рост, при этом удовлетворенность спросом сохранилась на прежнем уровне. Очищенные от сезонности данные о динамике фактического выпуска демонстрируют выход показателя на очередной кризисный максимум.

На этом фоне предприятия отказываются от планов сокращения персонала. Однако более тонкий прогнозный индикатор демонстрирует сохраняющийся пессимизм в оценке будущего. Негативный баланс ответов относительно запасов готовой продукции показывает, что предприятия определенно не хотят пополнять свои склады готовой продукции в расчёте на новых покупателей и предпочитают иметь там произведенной продукции гораздо меньше обычного для данного месяца объема.

Опросы свидетельствуют, что предприятия, перешедшие к тактике повышения цен на продукцию в последние месяцы прошлого года, пока не намерены от нее отказываться. Промышленность планирует значительный рост цен в первые месяцы нового года даже, вероятно, в ущерб объемам сбыта. Но увеличение налогового бремени не оставляет, похоже, предприятиям другого выхода. Такого резкого пересмотра ценовых планов не было в российской промышленности с сентября 1998 г.


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Борьба за рост и место в новом мировом порядке

Накопленные резервы и улучшение внешней конъюнктуры помогли России пережить кризисные времена. Однако на пути возобновления роста есть риски, связанные как с ценами на энергоресурсы, так и с новыми конкурентами, в первую очередь, Китаем, отмечает руководитель направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики Сергей Дробышевский.

Он выступил с докладом на завершении Гайдаровских чтений, проходивших в октябре-декабре 2010 года в Институте экономической политики им. Е. Гайдара.

Кризис поставил несколько важных вопросов, касающихся проблем финансового сектора и развития как российской, так и глобальной экономик, отметил С. Дробышевский. Это, прежде всего, очевидная необходимость новой архитектуры мировых финансов и новой глобальной макроэкономической политики. Процессы выработки решений по этим направлениям начались. Меняются правила игры в мировой экономике, растет осознание необходимости координации макроэкономической политики между правительствами и национальными банками. Увеличивается роль развивающихся экономик, о чем свидетельствуют решения G-20 и перераспределение полномочий в управлении Международным валютным фондом. Эти процессы могут стать определяющими как для развития российской финансовой системы в целом, так и для банковского сектора страны.

Новые правила игры: одинаковы ли они для всех?

Первый блок вопросов — регулирование финансовой системы, новые правила игры для финансовых институтов, как на национальном, так и наднациональном уровнях. Изменения в сфере надзора за банками и банковскими учреждениями можно разделить на две части: первая — изменение набора финансовых инструментов и надзор за их использованием со стороны потенциальных органов; вторая — введение новых требований к банковскому сектору в связи с системой «Базель-3».

Требования нового «Базеля», как заметил докладчик, необходимы и применимы к финансовой системе развитых стран. А для России, как и для других развивающихся государств, они оказываются зачастую не более жесткими, чем действующие положения. В связи с этим для России актуально ещё одно направление изменений на национальном уровне — «очистка» финансовой системы от мелких банков и учреждений, которые формально имеют банковскую лицензию, но на практике деятельность, соответствующую обозначенной в лицензии, не ведут. Эти меры необходимы, причем без оглядки на прямо противоположные усилия, например, в США. Там иные задачи, связанные с ликвидацией, наоборот, слишком крупных финансовых структур, на поддержание жизнеспособности которых, как показал кризис, приходится тратить слишком много средств госбюджета.

Вторым вопросом Дробышевский считает «валютные войны». Он согласился с мнением Алексея Улюкаева о российском Центральном банке как организации мирной и подобных «войнах» не участвующей.

Теория не помеха

Третьим важным вопросом Дробышевский назвал координацию макроэкономической политики, цель которой — достижение глобальной экономической стабильности. Главную роль в этом он отвел долговой политике. Россия, по его мнению, прошла через кризис без существенного увеличения государственного долга и бюджетного дефицита. Помогли в этом и наличие резервных фондов, и достаточно благоприятная динамика внешнеэкономической конъюнктуры. В какой-то мере реальная российская политика оказалась проведенной вопреки положениям экономической теории, во всяком случае, в ее кейнсианском варианте, рекомендующем государству накапливать долги в периоды низкой фазы экономического фазы экономического цикла, и накапливать профицит и выплачивать долги в высокой фазе экономического цикла.

Для стабилизации российского бюджета смены фаз экономического цикла пока не играют особой роли. Зато государственные финансы страны остро реагируют на цикличность цен на нефть. Именно они сегодня играют ведущую роль. Между тем цены на нефть отличаются высокой волатильностью и низкой предсказуемостью. И это означает, что даже в фазе кризиса Россия не может наращивать свои долговые обязательства по приемлемым для нее ценам. Они, в нынешней конструкции бюджета страны, всегда будут увязаны с динамикой цен на нефть. Если цены на нефть низки, то доходы бюджета также низки, а возможности заимствований — как на внешнем, так и на внутреннем рынке — ограничены, резюмировал докладчик.

Сложные прогнозы

Говоря о прогнозах развития российской и мировой экономик, Сергей Дробышевский отметил, что Россия рискует оказаться в «ловушке неопределенности». Прежде всего, сохраняется неопределенность относительно стабильности общемирового роста. Страна может опираться на благоприятные для ее экономики и бюджета прогнозы уровней цен на нефть и металлы, но доверять таким данным сегодня, как подчеркнул докладчик, является крайне рискованным. Картина поведения соответствующих мировых рынков усложнена сегодня неопределенностью положения резервных валют. В связи с этим одним из видом резервных активов представляется сырье, в том числе нефть и металлы. Риски снижения цен велики и потому, что в случае шоков в американской экономике цены на ресурсы, номинированные в долларах, могут повести себя непредсказуемым образом.

На этом проблемы России не заканчиваются. Удручает и явное охлаждение интереса иностранных инвесторов к российскому внутреннему рынку — и к прямым инвестициям, и к портфельным или финансовым. Сегодня российский рынок капиталов, в отличие от ситуации 2005-2008 годов, уступает по привлекательности рынкам таких стран, как Китай, Индия и Бразилия.

Из этой ситуации необходимо сделать выводы. Они таковы: не теряют своей актуальности вопросы сохранения сбалансированности бюджета, вместе с тем, как экономическая, так и бюджетная политика, равно как и политика Центрального банка должны быть ориентированы еще и на поиск рецептов борьбы с возможными новыми внешними шоками. Оптимизма в этой сложной ситуации добавляет, как отметил Сергей Дробышевский, возможный выход мировой экономики на траекторию медленного и сбалансированного роста. Который, по его мнению, может создать гораздо более благоприятные условия для развития российской экономики, чем в период с начала 2000 годов и до начала кризиса.

Анна Владимирова-Крюкова, Opec.ru

Прыг: 055 056 057 058 059 060 061 062 063 064 065
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100