ТЕНДЕНЦИИ >> ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ

Спасайся, кто может...

(Sic transit gloria mundi)
Так проходит слава мира

После того, как в начале 70-х годов мировая валютная система окончательно отказалась от золотого обеспечения, т.е. стало невозможным по первому же требованию обменять денежные единицы (в частности, доллары) на соответствующее количество золота, деньги фактически превратились в бутафорию. С этого момента любые дензнаки, эмитируемые Центральными Банками, имеют какую-то ценность лишь до того момента, пока есть вера в экономическую надежность и ответственность государства, которое выпускает эти деньги. И вот в последние несколько лет с этой самой «верой» возникли серьезные проблемы.

В попытке выйти из кризиса большинство государств, в т.ч. в лице монетарных властей, активно прибегали к программам эмиссионного стимулирования – вкачивали в финансовую систему ничем необеспеченные («свеженапечатанные») деньги. Конечно, больше всего в этом деле преуспели США, которые общими усилиями ФРС (аналог ЦБ) и Минфина с конца 2008 года влили в собственную экономику около 5 трлн. долларов (за счет государственных программ поддержки и огромных бюджетных дефицитов, а также непосредственной эмиссии долларов со стороны ФРС для скупки госдолга). В подобных условиях, когда экономика сокращается (падает объем производимых товаров и услуг) и одновременно растет количество денег в экономике (пока только в финансовой системе, но через кредитные механизмы скоро они могут вылиться и в другие сектора) говорить об устойчивости курса доллара и доверии к этой валюте не приходится. После отмены привязки доллара к золоту и ввода плавающих курсов принято было считать, что денежные единицы должны быть обеспечены производимыми в стране товарами и услугами, т.е. валюта конкретного государства должна быть подкреплена ВВП страны, а рост денег в экономике должен быть обусловлен ростом Валового Продукта. Когда же денежная масса не соответствует товарной (т.е. увеличение денег в экономике не подкреплено ростом ВВП), государство сталкивается с проблемой инфляции (обесцениванием валюты). Подобное справедливо для любой страны, кроме… правильно, США. У американцев есть одно большое преимущество, позволяющее (пока!) проводить им весьма безрассудную денежно-кредитную и налогово-бюджетную политику. И преимущество это заключается в долларе, точнее, в его статусе в качестве мировой резервной валюты.

Давайте посмотрим на график объема дефицита бюджета США и динамику ВВП за последние годы. Как мы видим, до 2007 года, несмотря на необходимость печатать деньги из-за дефицита бюджета, ситуация была стабильна, поскольку рост ВВП компенсировал новую эмиссию долларов, вызванную дырой в казне. Но с началом кризиса ситуация резко изменилась: темпы роста ВВП не «покрывают» даже половины бюджетной эмиссии. В итоге, в данном случае вполне обоснованно можно говорить о «необеспеченных» долларах.

Спасайся кто может

Теперь вернемся к вопросу инфляции. Теоретически, нынешняя ситуация в США должна была бы привести к повсеместному росту цен в этой стране. Но поскольку доллар в современной финансовой системе является основной резервной валютой, некой общей мерой стоимости и главной расчетной единицей в мировой торговле, инфляция, которая должна была возникнуть в США, просто «размазалась» по всему миру. Мы имеем дело с термином «экспорт инфляции». Поскольку в долларах торгуется большинство биржевых товаров, свое недоверие и опасения по поводу курса доллара участники глобального рынка выражают через переоценку стоимости основных биржевых товаров (удорожание различных сырьевых активов, агрокультур и т.п.) и уход в финансовые инструменты других стран (в первую очередь, развивающихся). В итоге рост цен на сырье и аналогичные товары приводит к инфляции во всем мире. При этом в развивающихся государствах ситуация усугубляется еще и тем, что в попытке сдержать свои национальные валюты от резкого укрепления, местные ЦБ начинают проводить интервенции, т.е. эмитировать национальную валюту для скупки пришедших в страну «необеспеченных» долларов, таким образом еще больше разгоняя инфляцию. Вот так статус основной резервной валюты позволяет Соединенным Штатам безответственно эксплуатировать печатный станок, перекидывая негативные последствия на весь остальной мир.

Безусловно, подобное монопольное положение США и доллара никак не может устраивать многих членов мирового сообщества, которые в последние два года заметно активизировались в поисках альтернативы американской валюте. В качестве новых резервных денег многие эксперты предлагают использовать расчетные единицы, эмитируемые (безналичным образом) Международным валютным фондом и известные как Специальные Права Заимствования (SDR).

Только вот проблема в том, что SDR в том виде, в котором они существуют, т.е. как некая синтетическая корзина на основе четырех валют, где доминирующий вес (44%) имеет все тот же доллар США, вряд ли что-то могут кардинально изменить (влияние США на мировую финансовую систему по-прежнему будет крайне велико). К тому же, Специальные права заимствования, если их рассматривать просто как мультивалютную корзину, не могут, очевидно, иметь более радужных перспектив, чем «лучшая» из валют в этой структуре. Конечно, сама идея «корзины» хороша тем, что защищает от волатильности рынка Forex и является хорошим средством хеджирования валютных и страновых рисков, но не более того. В существующих условиях SDR не смогут решить многих макроэкономических проблем, в частности, защитить от глобальной инфляции. В конце концов, как и в случае с тем же долларом, евро или любой другой современной валютой, опять встаёт вопрос обеспечения - не получится ли так, что одни зеленые «фантики» мы меняем на другие. Ну и в конце концов, есть масса технических сложностей, и в первую очередь - кто и как будет эмитировать новую наднациональную резервную валюту. На фоне подобных вопросов перспективы SDR весьма туманны, но это совсем не означает, что сторонники данной идеи откажутся от её реализации, вопрос лишь в сроках и форме исполнения.

Стоит отметить, что SDR и аналогичные предложения по созданию наднациональных валют, как правило, исходят сверху в рамках международных организаций (МВФ) или различных саммитов (G20, BRIC и т.п.). Между тем, процесс поиска замены доллару более масштабный, чем может показаться на первый взгляд, и идет он с двух сторон, не только сверху (со стороны «сильных мира сего»), но и снизу (от обычных людей), причем последнее направление развивается более активно. Так отдельно взятые группы лиц в различных странах, недовольные нынешней валютной системой, создают собственные альтернативные деньги. Территориальные и муниципальные образования в разных частях света (Западной Европе, Азии, Америке) вводят собственные локальные денежные единицы - LETS (Local Exchange Trading System), которые наравне с официальными дензнаками циркулируют в рамках отдельного города, поселка или округа. При этом, что удивительно, активно такие сообщества возникают и в самих США. Например, в городе Итака, штат Нью-Йорк, существует хорошо развитая крупная локальная валютная система, участники которой расплачиваются трудоднями - точнее, «трудочасами». Эти деньги здесь так и называются – «hour» (от англ. – час). Фактически, речь идет о «валюте», которая обеспечена определенным трудом в единицу времени. При этом география и размеры LETS в тех же США начинают заметно расширяться. Так, в некоторых штатах (Южная Каролина и Вирджиния) местными властями всерьез рассматривается идея создания собственных региональных валют (на уровне штата), привязанных к золоту и серебру. Таким образом, появляющаяся в последнее время информация свидетельствует о том, что сомневаются в перспективах доллара не только китайцы, французы или немцы, недовольство проводимой валютной политикой в США высказывают и рядовые американцы. И хотя вряд ли идея «локальных обеспеченных валют» получит какое-то массовое развитие (по крайней мере, сейчас), «первый звонок» для доллара уже прозвучал.

В завершение хотелось бы немного вспомнить историю. В свое время и динарии с сестерциями Римской Империи, и фунт Британской Империи выполняли роль резервной валюты - в них шла торговля в цивилизованном мире, держали долги. Где теперь эти валюты и эти империи? Одна просто исчезла с карты мира, вместе с некогда резервной валютой, вторая «сжалась» до размеров острова и занимает в мировом ВВП около 3%, а доля фунта в международных резервах не превышает 4%. Представляется, что подобная судьба рано или поздно ждет и доллар США, при этом безрассудные действия американских властей лишь приближают этот закономерный конец…

Алексей Вязовский, ФГ "Калита-финанс"

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

ЦБ не справляется с темпами инфляции

Сдерживать рост цен Банку России приходится в непростой экономической ситуации.

Во-первых, в 2010 г. темп инфляции оказался выше прогнозов правительства из-за роста цен на услуги и продовольственные товары. На этот год прогнозы пока не пересматривались (6-7% в год), но уже за первый месяц 2011 г. уровень цен вырос на 2,4% (см. таблицу).

Таблица: Темпы инфляции в России

 

2010 г.

Январь 2011 г.

Январь 2010 г.

к дек. 2010 г.

к янв. 2010 г.

к дек. 2009 г.

к янв. 2009 г.

Все товары и услуги

8,8%

2,4%

9,6%

1,6%

8,0%

Все товары

9,0%

1,8%

10,1%

0,8%

7,6%

Продовольственные товары

12,9%

2,6%

14,2%

1,4%

6,1%

Непродовольственные товары

5,0%

0,9%

5,7%

0,2%

9,1%

Услуги

8,0%

4,1%

8,2%

3,9%

9,1%

Источник: Росстат

Правительство пытается бороться с ростом цен на продовольствие с помощью механизмов биржевого и прямого распределения, однако первый неэффективен из-за текущей конъюнктуры сырьевых рынков, а второй - из-за коррупции.

Во-вторых, проблемой являются инфляционные риски дефицитного бюджета (около 4% от ВВП), покрывать который в 2011 г. планируется в основном за счет внутреннего долга. Хотя недавно цены на нефть достигли порога бездефицитности бюджета (текущая цена Urals около 103 долл.), такая внешняя конъюнктура способствует накоплению официальных резервов, приводящему к инфляции.

В-третьих, высокие темпы роста денежной базы (около 27% за 2010 г.) и продолжительный внешний лаг монетарной политики не дают повода для замедления роста цен в этом году.

С февраля ЦБР повысил нормы обязательного резервирования, но для борьбы с ростом цен Банк России не исключает также изменения процентных ставок. На наш взгляд, пересмотр нормы резервирования неэффективен, потому что на депозитных счетах кредитных организаций в ЦБ по состоянию на начало февраля находится намного больше средств (761 млрд руб.), чем необходимо для покрытия новых резервных требований, которые выше всего на 0,5-1,0% (около 100 млрд руб.). При таком "перекидывании" резервных средств из категории избыточных в обязательные значительного сокращения денежной массы не произойдет, да и изменение денежной базы действует постепенно в течение периода, определяемого ликвидностью банковской системы. Снижение избыточных резервов, однако, уменьшит объемы ликвидности, доступной для размещения на межбанке и повысит ставки МБК (сейчас около 3%). Если ЦБ повысит ставки по своим каналам ликвидности, то ставки МБК вырастут еще больше. Мы думаем, что эффективность этого шага недостаточна, поскольку, во-первых, на данный момент средние ставки по кредитам для бизнеса (13%) и потребителей (19%) превышают ставку рефинансирования (7.75%) с "запасом"; во-вторых, возможное замедление инфляции из-за изменений условий кредитования вряд ли сравнится с эффектом, оказываемым ростом денежной массы на уровень цен.

По нашему мнению, "плавный" отказ от валютных интервенций и недостаточно жесткая позиция по отношению к инфляции не позволяют ЦБР эффективно бороться с ростом цен. Даже если бы нефть не "давила" на валютный рынок, ожидания по росту цен на 2011 г. все же стоило бы повысить до фактических темпов за 2010 г.


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Экономико-политическая ситуация в России в январе 2011 г.

Авторский коллектив Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара
Оглавление выпуска:
Российская экономика в январе 2010 г.: предварительные данные и основные тенденции
Политико-экономические итоги января 2011 г. (С.Жаворонков)
Инфляция и денежно-кредитная политика (Н.Лукша)
Финансовые рынки (Н.Буркова, Е.Худько)
Реальный сектор экономики: факторы и тенденции (О.Изряднова)
Российская промышленность в декабре 2010 г. (С.Цухло)
Внешняя торговля (Н.Воловик, К.Харина)
Государственный бюджет (Е.Фомина)
Российский банковский сектор (С.Борисов)
Ипотека в РФ (Г.Задонский)
О концепции устойчивого развития сельских территорий (Р.Янбых)
Инновационная Россия – 2020: станут ли наука и инновации эффективными (И.Дежина)
Роль соглашений о свободной торговле во внешнеэкономической политике России на современном этапе (А.Пахомов, К.Мурадов)
Новый поворот приватизационной политики (Ю.Симачев)
Опыт ЕС по оказанию взаимной помощи по взысканию налоговых требований (Е.Великова)
Международная налоговая конкуренция – фактор развития инновационной деятельности (А.Левашенко)
Информация пенсионного фонда РФ (И.Толмачева)
Обзор заседаний правительства Российской Федерации в январе 2011 г. (М.Голдин)
Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за декабрь 2010 г. – январь 2011 г. (Л.Анисимова)
Изменения в нормативной базе бюджетного процесса (М.Голдин)

Выдержка из обзора:

Социально-политический фон: бизнес под государственной крышей

Основными событиями, определившими социально-политический фон января 2011 г., стали крупный теракт в аэропорту «Домодедово», объявление о сделке BP с «Роснефтью», посещение представительной делегацией российских правительственных чиновников Давосского форума, проходившее на фоне реакции западного мира на второй приговор Михаилу Ходорковскому, а также поручение Владимира Путина приступить к разработке новой программы действий правительства.

Теракт в Домодедово – второй крупный теракт в Москве за последние 10 месяцев, унесший 36 жизней и состоявшийся на особо охраняемом транспортном объекте, – со всей остротой ставит вопрос об эффективности работы спецслужб и правоохранительных органов. Между тем президент Медведев постарался вывести из-под огня критики руководство МВД и ФСБ, возложив значительную часть вины за теракт на сотрудников аэропорта. Это вызвало подозрение, что теракт будет использован в целях передела собственности, в частности – для реализации плана объединения московских аэропортов в рамках единой компании.

Сделка по обмену акциями BP с «Роснефтью» стала крупным имиджевым успехом российской государственной нефтяной компании, находящейся под угрозой исков со стороны бывших владельцев и инвесторов «ЮКОСа». Вместе с тем сделка является явно недостаточным шагом в контексте реализации целей «Роснефти» по превращению в глобальную энергетическую компанию; фактический экономический эффект сделки выглядит ограниченным, а совместные планы освоения шельфа пока недостаточно определенными. На российской части Давосского форума почти безраздельно солировала делегация высокопоставленных российских чиновников, что само по себе демонстрировало вектор политэкономического развития России: роль государства в российской экономике и бизнесе мыслится как лидирующая и решающая. Вместо планов улучшения инвестиционного климата фактически был анонсирован курс на эксклюзивную защиту инвестиций, осуществляемых под патронажем госструктур. Президент Медведев заявил о скором создании суверенного фонда, через который иностранные компании смогут инвестировать в российскую экономику (прежде всего – в объекты инфраструктуры) на паритетных началах с государством.

Наконец, в январе премьер-министр Владимир Путин поручил подготовить новую программу действий правительства на среднесрочную перспективу. Этим он, прежде всего, подчеркнул свою роль как человека, реально вырабатывающего и контролирующего стратегию развития страны, и косвенно подтвердил предположения о своем твердом намерении вернуться в Кремль. Несмотря на то что выработка программы поручена экономическим центрам с либеральной репутацией (АНХ и ГУВШЭ), очевидно, что их мандат будет достаточно ограниченным и вряд ли распространится на решение наиболее острых институциональных проблем в сфере правопорядка, судебной системы и борьбы с коррупцией.

Макроэкономика и финансы: на нефтяных крыльях

В январе цены на нефть вновь выросли и впервые после кризиса превысили отметку 100 долл. за баррель (последний раз цены на нефть были на таком уровне в феврале 2008 г.). Таким образом, рост цен продолжается на протяжении 6 месяцев подряд и составил по сравнению с летними ценами около 30%. Это обстоятельство определило основные тенденции макроэкономической динамики в конце 2010 и начале 2011 гг.: улучшение сальдо торгового баланса, стабилизацию динамики международных резервов и укрепление рубля.

После августовского провала сальдо торгового баланса в конце года стабильно превышало отметку 10 млрд долл. После стагнации в ноябре, в декабре рост импорта, по предварительным данным ФТС (по странам дальнего зарубежья), вновь ускорился до 11% по отношению к предыдущему месяцу. Однако рост цен на нефть компенсирует это ускорение. Резервы Центробанка в январе – впервые со второй половины октября 2010 г. – перестали сокращаться. На 21 января они составили 482 млрд против 476 млрд на 24 декабря. Напомним, с третьей недели октября до 24 декабря резервы снизились на 27,6 млрд (5,5%); на протяжении всего этого периода в России фиксировался интенсивный отток капитала, который по итогам года превысил 38 млрд долл. Причем, три четверти этого оттока пришлось на сентябрь – декабрь 2010 г.

В декабре 2010 г. реальный эффективный курс рубля вырос на 3,7%. По итогам 2010 г. укрепление рубля в реальном выражении к корзине валют достигло 7,1% по сравнению с ослаблением в 2009 г. на 3,9%. В январе эта тенденция продолжилась. Стоимость бивалютной корзины в январе продолжила снижаться: на 25 января она составила 34,67 руб. (–0,7% по сравнению с концом декабря).

Как и предполагалось, тенденция к ускорению инфляции перекинулась на новый год. Однако темпы инфляции в январе – 102,4% – превысили даже пессимистические прогнозы Минэкономразвития (2,1–2,3%). Наибольшие вклад в рост цен внесли сезонные факторы – повышение тарифов на водоснабжение и отопление, обычное для начала года, а также рост цен на плодоовощную продукцию. Свой вклад в скачок цен также внесло повышение акцизов на бензин с 1 января 2011 г. В результате, официальный прогноз годовой инфляции на 2011 г. 6–7% перестал играть какую бы то ни было роль. Инфляционные риски будут сохраняться высокими в течение первого полугодия 2011 г.

На этом фоне Банк России все же оставил на прежнем уровне процентные ставки по операциям предоставления ликвидности, но увеличил ставки по депозитам, а также нормативы обязательных резервов. Вместе с тем такое ужесточение денежно-кредитной политики является недостаточным для замедления инфляции, которая, по нашим оценкам, в 2011 г. вполне может оказаться больше, чем в 2010 г. Пока Банк России делает выбор в пользу целей стимулирования экономики, однако если темпы роста цен и в феврале останутся достаточно высокими, ему придется корректировать свою политику.

В декабре избыточные резервы коммерческих банков значительно увеличились: по итогам месяца они достигли 2216,8 млрд руб., что в 1,4 раза выше аналогичного показателя ноября. Рост резервов был вызван, в первую очередь, более чем четырехкратным увеличением депозитов банков в Банке России, а также более чем полуторакратным ростом средств банков на корсчетах в ЦБ. Такая динамика объясняется сезонным ростом бюджетных расходов в конце года.

Реальный сектор

31 января Росстат опубликовал оценку роста ВВП по итогам 2010 г., которая составила 4%. Такая оценка указывает на значительное ускорение темпов роста экономики в конце 2010 г. Если основываться на предыдущих квартальных данных роста экономики (I квартал – 3,1% к тому же периоду 2009 года, II квартал – 5,2%, III квартал – 2,7%), то рост экономики в IV квартале должен составить не менее 5% к IV кварталу предыдущего года. Более того, экономика должна была расти по отношению к предыдущему кварталу темпами, значительно превышающими темпы характерные для всего восстановительного периода (с III квартала 2009 г.).

Это выглядит удивительным, если учесть, что, по данным Росстата, темпы роста в основных отраслях в IV квартале были заметно ниже, чем в наиболее удачном II квартале. Так, объем промышленного производства вырос в IV квартале на 6,5%, в то время как во II квартале – на 10,9%, добыча выросла на 2% в IV квартале против 4,8% во II квартале, обрабатывающие производства на 9,9% против 16,3%, грузооборот транспорта на 2,4% против 13%. Товарооборот торговли также демонстрировал замедление темпов роста в IV квартале (4,1% против 5,3% во II квартале и 5,9% в III квартале). Среди безусловно положительных тенденций конца года следует отметить значительное ускорение темпов роста инвестиций в основной капитал (до 12,8% в IV квартале против 7,2% в предыдущем и отрицательных темпов роста в начале года), а также рост объема работ в строительстве на 5,6%. Таким образом, можно говорить о том, что строительство – последняя сфера, в которой экономика вышла из рецессии и демонстрирует положительные (и ускоряющиеся) темпы роста два квартала подряд. Вместе с тем, инвестиции и строительство обычно запаздывают в своей динамике по отношению к другим сферам экономики.

Еще одной тревожной тенденцией 2010 г. стало фактическое восстановление доли импорта в товарных ресурсах розничной торговли. В 2007–2008 гг. эта доля составляла 47%, в 2009 г., на фоне кризиса, сократилась до уровня 39–41%, но уже в III квартале 2010 г. достигла докризисного значения. Это свидетельствует о том, что ресурс восстановления внутреннего спроса, способного оказывать существенное влияние на рост внутреннего производства, близок к исчерпанию.

Индекс предпринимательской уверенности Росстата демонстрировал в январе 2011 г. положительную динамику, которую, впрочем, сам Росстат оценивает как сезонную (обычный для января рост оптимизма производителей). Конъюнктурные опросы Института Гайдара показывают сохранение ситуации, характерной для последних месяцев: относительная удовлетворенность настоящим и значительная неуверенность в будущем. Очищенные от сезонности темпы роста спроса в декабре демонстрировали рост, при этом удовлетворенность спросом сохранилась на прежнем уровне. Очищенные от сезонности данные о динамике фактического выпуска демонстрируют выход показателя на очередной кризисный максимум.

На этом фоне предприятия отказываются от планов сокращения персонала. Однако более тонкий прогнозный индикатор демонстрирует сохраняющийся пессимизм в оценке будущего. Негативный баланс ответов относительно запасов готовой продукции показывает, что предприятия определенно не хотят пополнять свои склады готовой продукции в расчёте на новых покупателей и предпочитают иметь там произведенной продукции гораздо меньше обычного для данного месяца объема.

Опросы свидетельствуют, что предприятия, перешедшие к тактике повышения цен на продукцию в последние месяцы прошлого года, пока не намерены от нее отказываться. Промышленность планирует значительный рост цен в первые месяцы нового года даже, вероятно, в ущерб объемам сбыта. Но увеличение налогового бремени не оставляет, похоже, предприятиям другого выхода. Такого резкого пересмотра ценовых планов не было в российской промышленности с сентября 1998 г.


Прыг: 055 056 057 058 059 060 061 062 063 064 065
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100