ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Франция готовится стать новой Грецией

Экономическая ситуация во Франции продолжит ухудшаться. Безработица вырастет, а уровень жизни за 2012 год понизится. К такому заключению пришли специалисты Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО). В стране проявляются «греческие» симптомы, обещающие острый бюджетно-долговой кризис и депрессию в экономике. Затруднения Франции станут в текущем году важным фактором финансовой нестабильности в Европе.

Французская экономика ослабевает. Увеличивается безработица и государственный долг. «Франция все сильнее ощущает бюджетные трудности. Власти боятся потерять контроль над огромным долгом государства. Они усиливают курс «жесткой экономии» провоцируя дальнейшее ухудшения ситуации по греческому сценарию», - полагает Директор ИГСО Борис Кагарлицкий. В январе агентство Standard & Poor's понизило рейтинг Франции и присвоило ей негативный прогноз. «Ставка процента по государственным облигациям будет расти. Повышение пенсионного возраста с 60 до 62 лет, увеличение косвенных налогов, урезание социальных расходов и увольнения госслужащих положения отнюдь не спасут. В 2012 году экономическая ситуация во Франции ухудшится», - считает руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов. Проблемы Франции осложнят положение в еврозоне.

Франция — вторая по значению экономика Европейского Союза после Германии. В 2008-2009 годах страна пережила серьезный спад. В 2010 году началось оживление, прервавшееся в 2011 году. По данным Банка Франции, в IV квартале прошлого года рост ВВП оказался нулевым. Ранее статистическое бюро страны констатировало увеличение ВВП в III квартале на 0,3%, а во II квартале на 0,1%. Лишь в I квартале наблюдался ощутимый рост в 0,9%. По итогам ноября 2011 года рост промышленного производства в сравнении с тем же периодом 2010 года составил 2,2%. Об этом свидетельствует Национальное статистическое бюро Insee.

Согласно отчету Министерства труда, за 2011 год безработица во Франции выросла на 5,6%, достигнув в декабре 9,6%. Лишь за последний месяц минувшего года она поднялась на 1%. Предполагается, что в 2012 году рост безработицы продолжится. Многие люди потеряли надежду трудоустроиться: за год 1,61 млн человек не смогли найти постоянное место. Повышение уровня безработицы отражает ухудшение общей экономической ситуации и работает на развитие долгового кризиса. Правительство Франции в 2012 году рассчитывает уменьшить бюджетный дефицит до 4,5% ВВП с 5,7% ВВП в 2011 году. Согласно данным Европейского статистического агентства размер государственного долга Франции в 2011 году возрос до 1,688 трлн евро, что равнозначно 85% ВВП. До кризиса, в 2007 году он составлял лишь 1,21 трлн евро.


ТЕНДЕНЦИИ >> ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ

Как возможная война в Иране может отразиться на финансовых рынках

В последнее время информационный фон вокруг возможной войны с Ираном немного затих, однако на днях в СМИ была опубликована новость о том, что в Аравийское море вошла вторая авианосная ударная группа США. Авианосец Abraham Lincoln прибыл в район Персидского залива, где будет нести дежурство вместе с группой во главе с авианосцем Carl Vinson. Данное обстоятельство заставляет в очередной раз вернуться к военной теме.

Вероятность начала военных действий против Ирана вносит существенную долю в создание напряжения на Ближнем Востоке, и удерживает цены на нефть вблизи уровней докризисного 2008 года, 110-115 долларов за баррель марки Brent. Ожидаемое нарушение работы нефтяного рынка привело к тому, что стоимость топлива перестала коррелировать с показателями экономического роста и биржевыми индикаторами. Напомню, цены на промышленные металлы «просели» в среднем на 15% после начала шторма на финансовых рынках в августе вслед за ведущими мировыми индикаторами, в то время как «черное золото» не опускается ниже 100 долларов за баррель с февраля 2011 года.

Корреляция цен на нефть Brent и WTI с американским индексом Standard&Poor’s 500
*Корреляция цен на нефть Brent и WTI с американским индексом Standard&Poor’s 500

Предвоенная наценка на нефть объясняется существованием следующих опасений, которые могут привести не только к энергетическому кризису, но и к стагнации мировой экономики:

Во-первых, самое очевидное опасение участников торгов – дефицит нефти. Иран занимает 4 место в мире по объему добычи энергоресурса и поставляет около 2,4 миллионов баррелей на мировую арену ежедневно, что составляет 5% от общего потребления нефти. Для сравнения, Ливия до гражданской войны давала около 1,5 миллиона баррелей в день – 2% от мировых поставок. Разница ощутима, однако восполнить нехватку иранской нефти возможно. Только страны-экспортеры ОПЕК приняли решение в декабре 2011 года повысить квоты на добычу на 5 миллионов баррелей в сутки – до 30 миллионов. Однако главная опасность заключается в ответных действиях Ирана - перекрытии Ормузского пролива. Через канал транспортируется не только нефть, но и газ из стран Персидского залива (Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, Кувейта, ОАЭ и Катара). Компенсация 17 миллионов баррелей нефти в сутки будет невозможна в краткосрочном периоде. Мощности Саудовской Аравии уже на пределе, а возможности других стран не так велики. Таким образом, ОПЕК сможет восполнить лишь порядка 3-4 миллионов баррелей. Конечно, в ход пойдут стратегические резервы, которых в мире насчитывается чуть больше 4 миллиардов баррелей. По некоторым оценкам, их хватит на 3-4 месяца, за которые невозможно построить альтернативные каналы поставок.

Во-вторых, война в Иране грозит политической дестабилизацией в мире. Антииранская политика воюющих стран во главе с США натолкнется на острый протест со стороны основных потребителей иранского топлива (80% экспорта направляется в Азию), главным образом, Китая, Индии и Южной Кореи. Биполярность мира сделает затруднительным решение таких глобальных проблем , как европейский долговой кризис и замедление экономического роста.

В-третьих, военные действия в Иране приведут к «арабской весне», которая неизбежно распространится на другие ближневосточные государства. Эффект «заражения» мы уже наблюдали в 2011 году.

На мой взгляд, материализация указанных выше опасений приведет к следующим последствиям, которые ощутят на себе все мировые экономики.

1. Резкий скачок цен вследствие дефицита важнейшего производственного актива спровоцирует рост сырьевых издержек для компаний в странах нетто-импортёрах нефти. Стоит отметить, «бычий» нефтяной тренд, начатый в 2003 году после Иракской войны, привел к тому, что в настоящее время показатель отношения затрат к прибыли американских компаний находится на чрезвычайно высоком уровне. Так, если посмотреть на график соотношения американского индекса Standard&Poor’s и стоимости нефти WTI, то мы увидим, что с 2003 года цена нефти растет более быстрыми темпами, чем стоимость корпораций. В 2008 году при падении показателя к уровню 8,5 американские власти начали продажи сырья из госрезервов.

График отношения американского индекса Standard&Poor’s 500 к цене нефти WTI


*График отношения американского индекса Standard&Poor’s 500 к цене нефти WTI

Пересечение «порога приемлемости» (отмечен красной линией) приведет к рецессии в реальном секторе Америки, что неизбежно вызовет кризис глобальной экономики. Страны связаны друг с другом как никогда тесно и зависят от внешних факторов, как никогда раньше. В 2008 году мы это наблюдали: за несколько месяцев мировая торговля сократилась почти в два раза.

2. Станет невозможным дальнейшее стимулирование ведущих экономик с помощью вливания денежных средств. Ведь негативный эффект количественных смягчений состоит в повышении стоимости сырья. Таким образом, разорвать замкнутый круг получится лишь пройдя через экономические потрясения и отказавшись от существующей парадигмы спасения «утопающих» путем предоставления дешевой ликвидности. Биполярность мира будет лишь усиливать напряжение на валютном рынке, что вызовет продолжение «валютных» войн.

3. Антиправительственные арабские настроения могут перекинуться на развитые страны, в которых урезаются социальные расходы. Недовольство населения, с последующим классовым расслоением, сделает невозможным проведение столь необходимых реформ и уменьшение дефицитов бюджетов и госдолгов.

Очевидно, что указанные выше последствия приведут к обвалу мировых финансовых рынков. Бенефициаром, однако, станет долговой рынок Америки, рассматриваемый инвесторами как «тихая гавань» и не имеющий по объемам альтернативы. Весь долговой рынок Европы – около 3,3 триллионов евро, в то время как аналогичный показатель в США – свыше 13 триллионов. Инвесторы будут вкладывать средства в американские treasuries. Таким образом, военный конфликт поможет справиться с долгами ведущей экономике, которой за текущий финансовый год необходимо привлечь еще около 1,2 триллионов долларов только на рефинансирование старых обязательств.

Учитывая вышеназванные факторы, целесообразно иметь представление о вариантах вложения денежных средств в военный период. На наш взгляд, «Военный» портфель выглядит следующим образом:

1. Валюта.

На фоне бегства из рисковых активов в американские treasuries доллар будет укрепляться. В кризисный 2008 год, а также в проблемных мае-июне 2010 года евро против доллара торговался вблизи отметки 1,18-1,24. Учитывая плачевное состояние европейской валюты, в случае военного конфликта доллар, вероятно, опустится ниже уровня 1,20. При этом возможность проведения очередных раундов количественного смягчения будет ограничена в связи с опасениями дальнейшего разгона цен на сырье. Скорее всего, получат развитие «валютные» и информационные войны, которые будут играть против товарных валют.

2. Сырьевые рынки.

По мере разрастания энергетического кризиса цены на промышленные металлы пойдут вниз вслед за падением спроса, за исключением, конечно, нефти. Стоит напомнить, что именно после событий в Ираке в 2003 году началась эпоха высоких цен на нефть.

Цена на нефть Brent с момента начала войны в Ираке (серая вертикальная линия)
*Цена на нефть Brent с момента начала войны в Ираке (серая вертикальная линия)

3. Фондовый рынок

Отрасли, которые могут показать рост, несмотря на проблемы мировой экономики, связаны, прежде всего, с военно-промышленным сектором. В условиях милитаризации экономики можно ожидать подъема транспортного сектора, в первую очередь, авиастроительного и водного. Так, например, в настоящее время в структуре доходов крупнейших американских компаний в сфере ВПК Boeing, Northrop Grumman более 50% занимают доходы от оборонных подрядов. В случае развертывание военных действий их котировки могут взлететь на 20-30%.

Получит импульс к развитию и атомная промышленность, как важная составляющая в расстановке военных сил. Кроме того, взлет цен на нефть побудит стран-импортеров переходить на альтернативные источники энергии, такие, как например, биотопливный. Сырьем для биоэнергетической энергетики являются различные бытовые отходы и удобрения, для создания биотоплива используют аграрные культуры.

В заключение отмечу, что обострение ситуации в Иране может начаться уже в марте, когда в стране будут проходить парламентские выборы. Вполне возможно, США и Израиль используют волнения и протесты в ходе выборов, как повод для начала войны.

Елена Туржанская, аналитик ФГ "Калита-финанс"

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Зона евро: ужасный конец, или ужас без конца?

Автор: Чигрин Анатолий Дмитриевич

Кризис "зоны евро" набирает обороты. Проблемы возникают уже у крупнейших, и до того вполне себе успешных стран. Становится все более очевидным, что проблемы эти связаны не столько с конкретными странами, сколько с общей валютой как таковой.

Как развивались бы события в Греции, будь у нее старая добрая драхма? На фоне обострения долгового кризиса курс драхмы упал бы автоматически. Это означало бы автоматическое уменьшение (обесценение) завышенных госрасходов при сохранении их номинальной величины в драхмах. Внутренний спрос в национальной валюте в этом случае практически не страдает. Покупательная способность снижается только за счет удорожания импорта. Доходы сервисного, ориентированного на внутреннее потребление сектора в национальной валюте страдают значительно меньше. Обесцениваются они только с точки зрения мировых рынков, что и внутреннему производителю, и фискальным органам, в общем-то безразлично.

При этом все экспортные товары и услуги в мировых валютах либо дешевеют, с неизбежным повышением спроса на них, либо остаются на том же уровне, но резко растет их рентабельность. И то и другое означает рост конкурентоспособности, инвестиционной привлекательности и, как следствие - экономический рост - основу преодоления кризиса. Национальный доход автоматически перераспределяется в пользу экспортного сектора, налоговые поступления растут.

Что происходит в рамках единой валюты? Правительство вынуждено урезать госрасходы. Это означает увольнение одних, и сокращение зарплат другим. Эти меры редко вызывают восторг населения и укрепление поддержки правительства. Акции протеста как правило наносят значительный экономический ущерб и не способствуют росту экономики. Слабое правительство обычно склонно к популистским решениям в ущерб рациональным.

Но это наименьшие из потерь. Сокращение госрасходов в номинальном выражении означает сокращение внутреннего спроса и доходов сервисных отраслей. С неизбежным сокращением налоговых поступлений и обострением долгового кризиса. Производители экспортных товаров и услуг при таком сценарии как минимум ничего не выигрывают: соотношение цен на внутренние и импортные продукты остается прежним.

Разумеется, рано или поздно рынок все утрясет: безработица и снижение доходов понизят стоимость рабочей силы и издержки внутреннего производства. Снижение спроса позволит снизить цены на его продукцию и конкурентоспособность вырастет. И, может быть, возникнет экономический рост, который позволит преодолеть долговой кризис.

Но снижение номинальной цены на внутреннюю продукцию означает дефляцию, которая дурно влияет на экономическую активность вообще, и рост в частности. На какое время затянется состояние дефляции и, следовательно, депрессии - никто не скажет. Однако, независимо от того, получаем ситуацию стоматологических манипуляций через задний проход.

Надо признать, сокращение налоговых поступлений происходит и в том, и в другом случае. В первом за счет снижения стоимости национальной валюты, во втором - за счет сокращения налоговой базы. Но благоприятность экономических условий, инвестиционная привлекательность при этом меняется в противоположных направлениях. Не будь Греция в зоне евро, не было бы у нее кризиса.

Разумеется, все это касается не только Греции. Во всей мировой экономике описанный механизм валютных курсов служит автоматическим регулятором жизнеспособности экономик и государств. Не только по состоянию долгов. Долги - один из нескольких факторов, определяющих сотояние экономики. Не меньшую роль играют экономический рост, динамика производительности труда. В общем и целом, если экономика страны растет быстрее среднего, растет ее валютный курс. Если темпы роста низкие, валютный курс снижается.

Включение в единую валютную систему многих стран с разными темпами и потенциалом развития, означает отключение от автоматического рыночного регулирования, и переключение в "режим ручного управления". Примером такого управления может служить любое государство с достаточно дифференцированными по уровню развития или экономическим условиям провинциями. Средствами выравнивания положения могут служить как дифференциация налогового режима, так и различные дотации.

Пока "ручное управление" не действует, или недостаточно эффективно, условия в "системе" усредняются. В результате преимущества получают быстро растущие или беспроблемные с точки зрения долгов страны. А для отстающих условия ухудшаются, замедляя и без того скромный рост. В Европе не было даже попытки включения "ручного управления". Существующие механизмы перераспределения ЕЭС ориентируются на иные цели, и зависят от иных критериев. Поэтому для нее проблема не в Греции: выйдет Греция, проблемы будут с другой страной. Неизбежно.

Насколько сильным должно быть это "управление", насколько значительные средства должны перераспределяться для компенсации отставания - вопрос сложный, и однозначного ответа пока не имеющий. Отсутствуют объективные критерии масштабов вмешательства и индикаторы необходимости. Не есть ли это очередной пример "пагубной самонадеянности", когда люди в очередной раз решают, что их разум и воля позволят управлять экономикой эффективней, чем законы экономики? История учит тому, что ничему не учит?

Долговой кризис - отражение более общей проблемы бюджетной дисциплины. Общая валюта - это своеобразный общий котел, из которого каждый черпает индивидуально, а расплачиваются все солидарно (ответственность - коллективная). Соблазнов по этой причине достаточно. Стойкость к этим соблазнам зависит от национального менталитета и политических традиций, которые в разных странах сильно отличаются.

С этой точки зрения более жизнеспособными могут быть объединения стран с минимальными культурными и экономическими различиями. Это самая очевидная проблема, работа с которой начата довольно давно. Но критерий "близости", актуальный на первой стадии создания зоны евро, чем дальше, тем больше игнорировался. Хотя «близость» сама по себе противоположность интересов не снимает, только снижает остроту противоречий. Объективные противоречия рано или поздно дадут о себе знать.

Сторонники сохранения зоны евро утверждают, что последствия выхода даже отдельных небольших стран для экономики Европы будут иметь катастрофические последствия. Но здесь, похоже, тот случай, когда выбор находится между ужасным концом, и ужасом без конца. Стоят ли эти проблемы довольно незначительного выигрыша в издержках на обмен валюты?

Читайте также:

- Перспективы экономического роста России.

Чигрин Анатолий Дмитриевич
email: chigrin@yandex.ru www: chigrin.narod.ru

Прыг: 025 026 027 028 029 030 031 032 033 034 035
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100