ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Реализация сценария развала зоны евро

Елена Туржанская, аналитик ФГ Калита-Финанс

Во вторник стало известно, что правительство Греции готовится к проведению референдума по отказу от евро и возвращению к национальной валюте. Как ни стараются европейские власти спасти утопающую в долгах страну, фундаментальные дисбалансы экономики не исправляются, дефицит бюджета находится вблизи целевых уровней, а безработица достигает пиковых значений (16,6%).

Для выплаты владельцам государственных бумаг процентных платежей Греции необходимо получить очередной транш средств. Для этого правительству требуется провести мероприятия, направленные на выполнение плана жесткой экономии: дальнейшие сокращения бюджетников, урезание окладов госслужащих, сокращение расходов на здравоохранение и др. Как сообщают афинские источники, на заседании министров финансов стран еврозоны государство получило от ЕС и МВФ список из пятнадцати мер, необходимых для выплаты ему очередного взноса.

Весной прошлого года мы писали о возможных сценариях развала еврозоны. Похоже, кризис развивается по наихудшему сценарию. Аутсайдеров начинают «выдавливать», диктуя неподъемные условия.

К чему приведет исключение одной страны из еврозоны? Во-первых, внимание сразу переключится на остальные периферийные страны из группы PIIGS, в которых ситуация развивается по аналогичному сценарию: растут долги и дефицит бюджетов, падает ВВП. Атака со стороны кредиторов и населения не заставит себя долго ждать.

Реализация сценария развала зоны евро

В случае выхода Греции из зоны евро, следующая в списке – Италия. Доходности облигаций, которые и в настоящий момент находятся у рекордных уровней (даже с учетом помощи от Европейского центрального банка), взлетят еще выше. Обслуживание долгов ляжет непосильным грузом на бюджет страны. Кстати, уже сегодня мы сможем увидеть атаку на суверенные бумаги Италии - на новости о понижении международным рейтинговым агентством Standard & Poor's кредитного рейтинга страны на одну ступень — с «A+» до «А» с «негативным» прогнозом. Однако исключить Италию будет уже не так просто - ее доля в ВВП Евросоюза – 12,6% (Греции – чуть более 2%), а доля долгов – почти четверть. Тяжелейший кризис в стране отразится на всех без исключения государствах Европы.

Безусловно, пострадает не только греческая драхма (которую придется девальвировать для решения внутренних проблем). При реализации негативного сценария евро резко упадет и окажется под давлением спекулянтов. ЕЦБ бросится спасать региональную валюту, неизбежно придется поднять ставки. Данный шаг еще сильнее ударит по экономикам еврозоны. Резкие колебания валюты, в совокупности с дорогими деньгами, могут парализовать работу внутренних производителей. В итоге экономическая активность в европейском регионе может быть подорвана на несколько лет.

Основным же бенефициаром станет Америка. Массовое бегство капитала из Европы перенаправит огромные потоки средств в Соединенные Штаты, в первую очередь, на американский долговой рынок. Таким образом, вопрос о финансировании огромного государственного долга будет снят с «повестки дня».


ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Мировая экономика: Путь в пропасть

Алексей Вязовский, Елена Туржанская, аналитик ФГ Калита-Финанс

В настоящее время аналитики ищут пути выхода из сложившейся кризисной ситуации с долгами периферийных стран еврозоны. Все большую популярность приобретает мнение, согласно которому высокая инфляция (на уровне 7-12 процентов годовых) может решить фундаментальные проблемы развитых стран. Разогнать инфляцию до указанного выше уровня экономисты предлагаются путем масштабной эмиссии со стороны Европейского центрального банка. Аргументы заключаются в следующем:

1. При инфляции в 8-10 процентов в год и близких к нулю процентных ставках сбережение выглядит иррациональным. Самоограничение потребителей сменяется ажиотажным спросом, а компании получают мотив брать кредиты, чтобы его удовлетворять.

2. Инфляция обесценивает долги государств и их компаний перед внешними инвесторами и облегчает обслуживание долга.

3. Снижение валютного курса стимулирует экспорт и открывает новые рынки.

4. Запуск инфляции приводит к повышению стоимости недвижимости и производственных активов, что придает дополнительную цену залогам, под которые выданы многие из ныне составляющих основу банковских активов кредитов. Однако, с нашей точки зрения, «раскручивание» инфляции вызовет резко отрицательные последствия.

1. Во-первых, инфляцию легко разогнать, но трудно удержать под контролем. Первоначальный рост цен в 7-12% может повлечь за собой трехзначные цифры. Примеров «сползания» стран в гиперинфляцию множество, в Европе, в том числе. В некоторых странах еврозоны из 208 лет, начиная с 1800 года, 31 год уровень инфляции составлял более 40%. В среднем по Европе данный показатель равен 9 годам. При этом в большинстве случаев высокая инфляция была вызвана желанием властей минимизировать государственные долги путем обесценения денег и стимулировать внутреннее потребление населения. 40%-ная инфляция - далеко не предел, широкомасштабная эмиссия может привести к галлопирующему росту цен.

Например, в 1989 году Аргентина переживала острейший кризис. В то время огромный бюджетный дефицит покрывался за счет эмиссии денег. В результате произошло обесценение национальной денежной единицы, что, в свою очередь, привело к инфляции более 3000%. Имеющие на руках ничего не стоящую валюту, жители Буэнос-Айреса не могли на нее приобретать товары и бросились грабить супермаркеты. Рост дефицита стал активно финансироваться кредитами МВФ, правительство привязало аргентинский песо к доллару, и, казалось бы, инфляция была укрощена. Однако в начале 21 века она вновь напомнила о себе, так как фундаментальные дисбалансы не были устранены. Как и 12 лет назад, рост цен ускорился, толпы вновь начали громить супермаркеты, в результате чего страна объявила дефолт. Монетизация долга повлекла за собой неконтролируемый повсеместный рост цен, приведший к тому, что над страной на десятилетие нависла угроза возобновления инфляции, что, в конечном счете, и произошло.

Приведенный пример наглядно иллюстрирует, что дефицит бюджета не устраняется путем обесценения денег. Это явление получило название эффект Танзи-Оливера. Любое повышение темпа инфляции в течение налогового периода обесценивает налоговые поступления. Чтобы хотя бы частично решить эту проблему, правительство прибегает к повышению частоты уплачиваемых налогов.

Налогоплательщики же, в свою очередь, затягивают сроки внесения налоговых платежей в госбюджет или пытаются найти способы и вовсе избежать их. Кстати, «вакханалии» взаимозачетов мы могли наблюдать повсеместно в России 90-х годов. Более низкие налоговые поступления еще больше увеличивают дефицит бюджета. Как результат, растет государственный долг, обесценение денег подрывает конкурентоспособность национальных фирм, поощряет ввоз товаров из-за границы.

Таким образом, ажиотажный спрос, который должен стимулировать производство по мнениям экономистов, будет выражен скорее в форме «набегов» на супермаркеты. Здесь уместно будет вспомнить о недавних беспорядках в Лондоне. Напомним, инфляция в стране достигла к настоящему времени 4,4%. Социальное недовольство переросло в социальный бунт и грабежи.

Кроме того, существует риск «заражения» других стран. Несмотря на то что в результате инфляции обесценение активов будет происходить в зоне евро, процесс не останется внутри Европы. В эпоху тесных экономических связей страны имеют тенденцию к экспорту инфляции через рынок товаров.

Ярким примером является Китай, который импортирует инфляцию из Америки. Несмотря на все усилия правительства (увеличение процентных ставок, резервных требований к банкам и др.) рост цен не удается укротить: он достигла уже 6,5% в годовом исчислении.

Европа же является крупнейшим мировым экспортером, доля которого в мировой торговле составляет порядка 40%. Раскручивание инфляции в еврозоне ударит по всему миру, и в большей степени, по развивающимся странам, являющимися импортерами ее продукции, в том числе, по России.

2. Помимо экономических отрицательных последствий монетизации долгов государств, есть и другие, пожалуй, самые важные и опасные – социальные. Давно известен факт: инфляцию платят бедные. Проблема в том, что в их расходах наибольшую долю составляют траты на товары первой необходимости. Таким образом, в первую очередь, будет страдать малообеспеченное население. В их умах прочно засядет вопрос: «Почему мы должны отвечать за долги государства и богатых банков?!». То социальное напряжение, которое мы сейчас наблюдаем в Еврозоне вследствие увеличения пенсионного возраста, урезания зарплат и увольнений – только «цветочки». «Ягодки» мы увидим тогда, когда разрыв между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения достигает критической отметки. Социолог Питирим Сорокин показал, что если доходы 20 процентов самых богатых в 15 раз и более превышают доходы 20 процентов самых бедных, то быстро растет риск социальных конфликтов. Инфляция как раз увеличивает этот разрыв. Откуда взяться «ажиотажному спросу» и росту экономики, когда в странах будут нарастать общественные недовольства?

3. Эксперты, высказывающиеся «за» разгон инфляции, аргументируют следующим образом: «снижение курса национальной валюты в результате печатания денег будет стимулировать экспорт и открывать новые рынки». Данное утверждение правильно в теории. Однако на практике активная монетизация госдолга и агрессиваня денежно-кредитная политика вызовут повсеместную утрату доверия к деньгам. Стоит отметить, что мы уже сейчас наблюдаем эти процессы. Ускорение темпов инфляции как результат вливания средств в экономику в настоящее время привело к обесценению денег и бегству инвесторов в другие активы. Так, цены на золото ставят все новые рекорды (рост в 38,6% с начала 2011 года), серебро торгуется вблизи исторических максимумов.

Однако ни один актив не может в силу своих свойств выполнять все функции, которые выполняют деньги. Идея создания частных, муниципальных, корпоративных денег набирает силы. К слову, еще Ф. Хайек в своем труде «Частные деньги» 1975 года обосновывал вред обществу со стороны монополии государства на эмиссию национальной валюты и предлагал денационализировать деньги. После кризиса в 2009 году в США и начала программ количественного смягчения вновь активизировались системы альтернативных денег. Например, в ряде городов Америки муниципалитеты начали печатать собственную валюту. В отдельных государствах, особенно в Шотландии и Северной Ирландии, государство лицензирует частные банки для выпуска собственных бумажных денег.

Однако это путь к крушению мировой торговли, крест на глобализации и процессах интеграции, к которым запад шел последние 50 лет. Ведь данные процессы возможны только при существовании единого эквивалента.

Понимая это, ведущие экономисты все чаще говорят о вводе в обращение новой мировой расчетной единицы, прав заимствования МВФ (SDR), способной выполнять роль глобальной резервной валюты. Однако здесь возникает непреодолимое противоречие: «Права заимствования» МВФ по своей сути являются корзиной из свободно конвертируемых валют, но они не лучше любой из валют корзины в отдельности. Более того, в каждый конкретный момент времени они хуже, чем лучшая с точки зрения ликвидности валюта из этой корзины, потому что «права заимствования» обладают некой усредненной ликвидностью.

Таким образом, «открытие новых рынков» вряд ли произойдет, вместо этого усилятся дезинтеграционные процессы (которые мы можем наблюдать в еврозоне уже сейчас), а мировая торговля «впадет в кому».

4. По мнению аналитиков, «запуск инфляции приведет к повышению стоимости недвижимости и производственных активов, что придаст дополнительную цену залогам, под которые выданы многие из ныне составляющих основу банковских активов кредитов».

Данного эффекта не произошло ни в 2010-2011 года после ипотечного кризиса в США, распространившегося на все страны, и маловероятно, что произойдет в будущем. Перезапуск государственного ипотечного механизма обошелся правительству США в 1 триллион долларов, однако положительного результата не наблюдается: рынок недвижимости по-прежнему в «застое». В эпоху высокой инфляции, когда выигрывают заёмщики, а страдают кредиторы, банки и вовсе свернут ипотечные программы. Подводя итог всему вышесказанному, мы считаем, что апологеты высокой инфляции не до конца осознают последствия вышеописанного процесса. Реализуя вышеописанные идеи, мировая экономика погрузится в затяжную рецессию и социальные революции.


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Экономико-политическая ситуация в России в августе 2011 г.

Авторский коллектив Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара
В этом номере:
Российская экономика в августе: предварительные данные и основные тенденции
Политико-экономические итоги августа 2011 г. (С.Жаворонков)
Инфляция и денежно-кредитная политика (Н.Лукша)
Финансовые рынки (Н.Буркова, Е.Худько)
Реальный сектор экономики: факторы и тенденции (О.Изряднова)
Инвестиции в реальный сектор экономики (О.Изряднова)
Внешняя торговля (Н.Воловик, К.Харина)
Государственный бюджет (Е.Фомина)
Российский банковский сектор (С.Борисов)
Ипотека в РФ (Г.Задонский)
Факторы экономического роста в 2010 г. – I полугодии 2011 г. (Е.Астафьева)
Обзор экономического законодательства (И.Толмачева)
Обзор заседаний правительства Российской Федерации в августе 2011 г. (М.Голдин)
Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за июль-август 2011 г. (Л.Анисимова)
Изменения в нормативной базе бюджетного процесса (М.Голдин)

Выдержка из обзора:

Общественно-политический фон августа оказался достаточно спокойным, хотя и более «деловым», нежели обычно. Наиболее заметным событием стало назначение губернатором Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко. На прежнем посту – полпреда в Центральном федеральном округе – Полтавченко практически ничем себя не проявил в публичной сфере, оставаясь одним из самых незаметных полпредов. На посту главы Петербурга он, по всей видимости, призван не столько играть самостоятельную роль, сколько быть проводником решений первых лиц. «Полуподпольные» выборы Валентины Матвиенко депутатом сразу двух муниципальных образований Санкт-Петербурга (необходимые для обеспечения ее избрания спикером Совета Федерации) прошли в атмосфере скандала.

В целом, на старте выборного сезона отношение населения к действующей власти и оценки положения дел продолжают планомерно ухудшаться – эта тенденция определенно проявляет себя с начала 2011 г. Так, баланс оценок положения дел в стране («страна идет в правильном направлении / движется по неверному пути», опрос «Левада-центра»), колебавшиеся с января вокруг нулевой отметки в диапазоне +3…-3 пункта, в августе достигли значения – -8 пунктов. Таких значений индикатор не достигал с 2005 г. – 14 пунктов достиг баланс тех, кто верит, что правительство сумеет добиться улучшение положения дел (опрос «Левада-центра»), что также является отрицательным рекордом за последние пять лет. Продолжали ухудшаться рейтинги президента и премьер-министра. Так, в опросе ФОМ число респондентов, доверяющих Владимиру Путину, в августе составило 49%, в 2008–2009 гг. этот показатель составлял 69–70%, в 2010 г. – 64%, в начале 2011 г. – 57–58%, последний раз значения ниже 50% фиксировались в начале 2006 г. Таким образом, управляемые выборы 2011–2012 гг. будут проходить на фоне нарастающей усталости населения от правящей группы и снижающейся легитимности ее лидера, что может сделать их еще более обременительными для государственных финансов, нежели это предполагалось сначала.

Макроэкономическая ситуация в августе определялась тремя основными факторами – потрясениями на мировых финансовых рынках, связанными с понижением кредитного рейтинга США, сезонным фактором, а также – политическим фактором приближающихся выборов.

Одним из самых заметных событий в макроэкономической сфере в августе стала дефляция, составившая 0,2%, в результате годовая инфляция снизилась до 8,2%, а накопленная инфляция с начала года составила 4,7%. Основной вклад в этот результат внесла сезонная дефляция плодоовощной продукции, при этом стоит отметить, что продовольственные товары без плодоовощной продукции подорожали на 0,3%. Также надо обратить внимание на подорожание на 0,5% непродовольственных товаров (что выше значения августа 2010 г.) и базовый индекс потребительских цен, который составил в августе 2011 г. 0,4%. Это означает, что со второй половины сентября инфляция несколько ускорится.

Тем не менее в среднесрочной перспективе монетарное давление на инфляцию будет снижаться. Темп прироста денежной массы М2 продолжает замедляться: за январь–июль он составил 4,2%, в то время как за аналогичный период 2010 г. этот показатель составлял 11,8%. Это явление следует рассматривать преимущественно в политическом контексте: инфляция является одним из самых сильных раздражителей, влияющих на социальное самочувствие населения. Уже обычным для российской политико-экономической системы стало сознательное сжатие денежной массы в преддверии выборов, что ведет к замедлению инфляции. При этом плоды предвыборной щедрости, которую власти будут демонстрировать в ходе кампании накануне голосования, будут собраны уже после выборов. Такому сценарию развития событий будет способствовать и повышения тарифов естественных монополий в два этапа (такой вариант сейчас обсуждается): с нового года тарифы будут подняты не слишком значительно, но следующее их повышение произойдет весной или в середине 2012 г. Таким образом, возвращение Банка России к проведению долгосрочной политики в области монетарного регулирования возможно не ранее второй половины следующего года.

В связи с потрясениями на мировых финансовых рынках после понижения кредитного рейтинга США агентством Standard&Poor`s, вызвавшими, в том числе снижение цен на нефть, в начале августа рубль ослабел по отношению к доллару (с отметки 27,52 руб./долл. на 02 августа до 29,41 руб./долл. на 10 августа). В результате, Банк России во второй половине месяца вернулся к практике покупки валюты (чистая покупка по итогам месяца составила 260 млн долл. против 3,5 млрд долл. в июле), сдерживая укрепление рубля в связи ростом нефтяных цен; в итоге, на 31 августа стоимость доллара составила 28,85 руб.

Обрушились в связи с событиями начала августа и фондовые индексы: индекс ММВБ снизился с уровня 1725 пунктов на 1 августа до 1431 пункта 10 августа. При этом, несмотря на то что цены на нефть к концу месяца почти достигли уровня начала августа, фондовые индексы восстановились лишь частично: если на дне падения индекс потерял 17% к значению на начало месяца, то к концу месяца он составил лишь 90% от первоначального значения (1546 пунктов).

По предварительным данным, в августе был зафиксирован нулевой отток капитала; близким к нулю оказалось и сальдо июньского притока и июльского оттока капитала. Экономические власти ожидают незначительного притока капитала в последние месяцы года. Таким образом, длившийся четыре квартала подряд цикл оттока капитала, по всей видимости, закончился. Чистый отток капитала за эти четыре квартала составил 53,5 млрд долл. В целом, за 2008 – первую половину 2011 г. чистый оттока капитала из России составил 255 млрд долл., что вдвое превышает размер чистого притока частного капитала в 2006–2007 гг. (123 млрд).

Ситуация в реальном секторе летом 2011 г. определяется стагнацией спроса и низкой инвестиционной активностью предприятий в начале года. Российская экономика демонстрирует признаки замедления роста по сравнению с прошлым годом. Индекс выпуска товаров и услуг по базовым видам экономической деятельности за январь-июль 2011 г. составил 104,2% против 106,5% в аналогичный период предыдущего года. Ухудшились и показатели II квартала по сравнению с I: индекс физического объема ВВП в I квартале составил 105,0% к тому же периоду 2010 г., а во II квартале – 103,4%.

Особенностью лета 2011 г. стало уменьшение вклада промышленности в экономическую динамику. В целом по промышленности рост производства в июле 2011 г. относительно предыдущего месяца составил 0,4%, при этом в обрабатывающем производстве зафиксировано снижение выпуска на 1,9%. Замедление темпов роста в обрабатывающей промышленности фиксировалось по всем видам экономической деятельности, кроме производства машин, оборудования, производства прочих неметаллических минеральных продуктов, на динамику развития которых наиболее существенное влияние оказывает низкая база 2009–2010 гг. По итогам января-июля 2011 г. темпы промышленного производства замедлились до 105,3% против 109,6% в аналогичный период предыдущего года, такое соотношение в сокращении темпов роста характерно как для добывающей, так и для обрабатывающей промышленности. К июлю в целом стабилизировалась как динамика реальных доходов населения (доходы по итогам января – июля составили 99% от уровня аналогичного периода предыдущего года), так и инвестиций, прирост которых по итогам января-июля – 3,6%.

Несмотря на это, на наш взгляд, значительного оживления экономической жизни во второй половине года ждать не следует. Связано это не столько с мнимой неопределенностью исхода выборов, сколько с упоминавшимся уже политическим решением экономических властей по сдерживанию инфляции в предвыборный период. Ограничение денежного предложения будет негативно сказываться на экономической активности предприятий: экономический рост будет принесет в жертву социальной стабильности.

Полная версия обзора и статистическое приложение: файл pdf (zip 1,8mb) >>

Прыг: 035 036 037 038 039 040 041 042 043 044 045
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100 110
Шарах: 100