ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Россия неизбежно захочет самоутвердиться

Доминик Ливен
Заведующий кафедрой всемирной истории в Лондонской школе экономики и автор книги "Россия против Наполеона" (Russia against Napoleon).

Никто не сомневался, что любовная связь между Россией и Западом, возникшая во времена перестройки, закончится разрывом. Крах империи - это всегда грустно. В масштабах Великобритании крах Советского Союза был бы равносилен распаду Британской Империи в 30-е гг., когда большинство англичан относилось к ней положительно и считало ее частью естественного миропорядка. При этом крушение Британской Империи должно было совпасть по времени с отделением Шотландии (Украина) и Уэльса (Белоруссия), разрушительным экономическим кризисом и свержением конституционной монархии и парламентской политической системы (советское партийное государство).

В данном контексте попытки России упрочить свое положение на международной арене и сохранить пост-имперскую сферу влияния не вызывают удивления. Также вполне естественно, что после преодоления сложностей 90-х гг. эти попытки усилились. Не только ближнее зарубежье, но и большая часть стран Центральной и Восточной Европы боится чрезмерной зависимости от российских нефти и газа. Когда Грузия раздразнила медведя, выяснилось, что Москва не против и вполне способна на масштабные военные операции за пределами своих границ.

Но наибольшую опасность международной стабильности всегда представляли российско-украинские отношения, особенно если учесть большой размер и нестабильность Украины, численность русского меньшинства и значение Крыма и Черноморского флота для России. Поэтому апрельская сделка по продлению сроков аренды базы для российского флота в Севастополе в обмен на снижение цен на энергоносители - одна из самых приятных новостей, полученных от бывшей советской республики за последнее время. Выступая с осуждением российского неоимпериализма, каким бы обоснованным оно ни было, следует помнить, что такое поведение свойственно всем бывшим империям. После 1945 года Британия тоже всеми силами стремилась сохранить максимум влияния на сужающемся имперском пространстве, используя для этого как международное законодательство (попытки удержать Суэцкий канал), так и права человека (война против движения "мау-мау" в Кении). Ко всему прочему, пережить крах империи на суше сложнее, чем отказаться от заморских колоний. У Британии была империя, а Россия сама ею являлась: отказаться от собственности проще, чем сохранить свою идентичность. Поэтому Лондону проще спокойно смотреть на события в Азии или на Ближнем Востоке, чем Москве не вмешиваться в беспорядки на Кавказе. Наиболее похожие эпизоды в истории Британии и Франции, связанные с распадом империи, - это проблемы с Ирландией и Алжиром: в обоих случаях отступление империи было крайне болезненным.

Однако, России удалось сохранить жемчужину своей имперской короны - Сибирь. Учитывая природные богатства региона, малую численность населения и мощь китайского соседа, вопрос безопасности Сибири, безусловно, должен вызывать у Москвы опасения. Но в то же время Сибирь открывает массу возможностей и соблазнов. В условиях мирового сокращения энергоресурсов, сибирские углеводороды являются для России не только рычагом международного влияния, но и средством, которое Москва, безусловно, будет использовать для самоутверждения. Порадуемся, что Россия склоняется к энергетическому противостоянию, а не военному давлению и территориальным захватам. В то же время наличие у России таких возможностей лишает ее шанса стать полноценным участником глобальной либерально-капиталистической экономической системы. При виде сложностей, с которыми сталкивается сейчас вторая эпоха глобализации, невольно вспоминается эпоха доминирования Британии, которая была "ранена" в 1914-18 гг., а в 1939-45 гг. - практически полностью уничтожена. Если сравнивать современный Китай с имперской Германией, перспективы мировой стабильности кажутся не такими радужными. В 1913 году 44% российской торговли приходилось на долю Германии, и две империи были заинтересованы во взаимном процветании. Но несмотря на это в 1914 году развязали войну. Сегодня Россия серьезно заинтересована в стабильности существующего мирового порядка и еще больше - в том, чтобы не попасть под обстрел, если этот порядок пошатнется. Но сейчас она еще меньше властна над геополитическими и экономическими факторами, решающими ее судьбу, чем в первой половине XX века. Вряд ли история переубедит российских лидеров в том, что глобальные экономические связи, не говоря уже о демократии, - это гарантия стабильности и мира. Скорее всего, печальный опыт лишь подтвердит точку зрения, что в отличие от 1914 и 1939 гг., когда можно было рассчитывать на победу в войне, сегодня такой исход невозможен, потому что в мире есть ядерное оружие.

Источник: Forexpf.Ru

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Евро выйдет из битвы победителем

Идеология и культурные вопросы могут сыграть решающее значение в битве за евро. Долгие месяцы могучая армия противников наступает на крепость европейской валюты с криками: "Она неэффективна!". Эта армия быстра и единодушна в отличие от медлительных и разобщенных защитников крепости. Тысячи осаждающих горячо верят в свою идею, исключительная простота которой делает ее еще убедительнее. Их доводы просты: Еврозона - это не политический союз и никогда им не станет, потому что европейцы сами этого не хотят, не желая поступаться своей независимостью. Следовательно, крепость обречена на поражение, а ее упрямое сопротивление лишь дает хитрым торговцам возможность для наживы.

Кредо защитников звучит так же решительно и просто: "Валюта эффективна!". Долгие годы главы европейских государств и председатели центральных банков твердили, что валюта без государства - это важная находка, которая сможет существовать вечно. Она чудесным образом устранит все монетарные и торговые трения, позволив национальному государству остаться полным хозяином своей жизни. Маастрихтский договор от 1992 года стал последним кирпичиком в едином европейском здании. Больше никого не нужно лишать суверенитета. Европейский Союз может обойтись без традиционных налогово-бюджетных, финансовых и монетарных инструментов, о которых говорится в каждом учебнике.

Два лагеря соперников сходятся в одном: национальное государство должно сохранить полный суверенитет внутри своих границ. Оба считают, что международные отношения и дальше будут основываться на двух аксиомах: международном единстве и внешней независимости, которые описаны в модели Вестфальского договора 1648 года. Для одних укрепление невозможно. Другие считают, что оно необязательно. Однако оба лагеря не видят, что мир поменялся, - больше нельзя объединять в одних руках всю политическую власть. Вместо этого власть распределяется по вертикальной шкале, начиная от муниципальных и государственных властей и заканчивая континентальными и глобальными органами. Противники не учитывают, что история - это динамический процесс, основанный на противоречиях.

Грянул кризис, и армия пошла в наступление. Ее батальоны объединены в глобальную сеть, работающую круглосуточно. Она преследует цели, указанные тремя рейтинговыми агентствами. Ее боевой дух поддерживает непоколебимая вера в то, они, представители рынка, знают лучше других, что нужно делать. Но они не понимают, что в наши дни ход истории подразумевает поиск - по большей части неконтролируемый, зачастую болезненный, но неотвратимый - формулы оптимального распределения власти среди постоянно растущего числа человеческих групп, объединенных общими интересами, а не племенным родством. Оптимальность можно измерить по простому критерию: соответствием между правительственными действиями и его благом для общества, будь то создание городского парка, соблюдение справедливости в стране или изменения климата на планете. В этом свете евро - это лишь эпизод (хоть и очень важный) в создании пост-вестфальского миропорядка.

В этой битве крепость кажется победителем, потому что она оставила в стороне сомнения, предвзятость и разногласия. Но в чем-то она потеряла. Она заблуждалась в своем убеждении, что евро и полный национальный суверенитет несовместимы. Нападающие видели несовместимость, но ошибочно считали, что основная проблема в евро, а не в Вестфальской догме. Они возобновят свои атаки. Безусловно, исход будет зависеть от относительной силы противников, но также от благородства преследуемой ими цели. Армия имеет внушительные размеры, но она неправильно определила свою задачу: нельзя возвращаться к старому миропорядку с гибкими обменными курсами, когда каждая страна ошибочно полагает, что может изолироваться от соседей, добивается роста за счет конкурентной девальвации и при каждом удобном случае отказываться расплачиваться по долгам. Это лишь приведет к экономическим бедствиям, конфликтам и поставит под угрозу глобальную безопасность. Крепость преследует благие цели (спасение Европейского валютного союза), но ее излюбленное кредо все еще мешает ей провести все необходимые реформы. В этой битве на кон поставлена идеология всемогущего национального государства.

Томмазо Падоа-Скьоппа

Автор статьи - президент Notre Europe и председатель компании Promontory Financial Group в Европе. Ранее занимал пост министра финансов Италии и входил в состав управляющего совета ЕЦБ.

По материалам The Financial Times (Источник: Forexpf.Ru)


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Модернизация России обойдется в 800 млрд рублей

Проекты по модернизации, предложенные президентом РФ Дмитрием Медведевым, обойдутся в 800 млрд рублей, пишет газета «Ведомости».

В ближайшие три года планируется реализовать 38 проектов в космической, энергетической, медицинской, компьютерной и ядерной сферах, а также построить инновационный центр в Сколково. Сотрудники экспертного управления администрации президента свели в одну таблицу все эти проекты. Документ оказался в распоряжении «Ведомостей».

По данным таблицы, в этом году на модернизацию необходимо потратить 187,39 млрд рублей, в следующем — 381,56 млрд рублей, а в 2012 году — 229,9 млрд рублей. Однако из описания проектов следует, что финансироваться они будут, в основном, из внебюджетных источников, отмечает издание. Сотрудник администрации президента пояснил газете, что эти источники — различные гранты и кредиты.

Что касается бюджетного финансирования, Минфин пока ориентируется на меньшие суммы, чем обозначены в сводной таблице проектов, рассказал «Ведомостям» министр финансов Алексей Кудрин. В 2010 году на модернизацию из бюджета Минфин планирует выделить 29,15 млрд рублей, в 2011 году — 53,4 млрд рублей. и 74,1 млрд рублей в 2012 году. Однако и эти суммы пока что не утверждены, отметил министр.

Самым дорогим проектом является модернизация энергоснабжения, пишут «Ведомости». На повсеместную установку счетчиков может уйти более половины от всего финансирования — 407,26 млрд рублей. На втором месте по затратам — проект перехода на энергосберегающие лампочки, он в ближайшие три года потребует 124,88 млрд рублей. Третье место занял проект из раздела «Стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение», который предполагает автоматизацию информационных потоков при получении социальных услуг. На него предполагается потратить 69,53 млрд рублей, из которых 38,55 млрд рублей должны поступить из федерального бюджета. Следует отметить, что большая часть финансирования первых двух проектов будет осуществляться из внебюджетных источников.

Президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий Ольга Ускова заявила изданию, что почти триллион на инновационные проекты — «нормальная сумма», сопоставимая с уровнем затрат на модернизацию, который отмечался в Японии и Корее. Однако она отмечает, что главной проблемой этих проектов является их разобщенность, при которой сильно снижается уровень целевой эффективности.

www.bfm.ru

Прыг: 085 086 087 088 089 090 091 092 093 094 095
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100 110
Шарах: 100