ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Крушение европейской мечты

Когда в конце прошлого года был окончательно принят Лиссабонский договор, некоторые европейские лидеры позволили себе помечтать о новом миропорядке, в котором Европейский Союз наконец-то признают мировой сверхдержавой, стоящей в одном ряду с США и Китаем.

В последние недели Европа действительно привлекает всеобщее внимание, но совсем по другой причине. Вместо того чтобы восхищаться динамичностью и мощью ЕС, все страны мира с интересом и ужасом наблюдают за разворачивающимся в Европе экономическом кризисе. Наблюдать из Вашингтона или Пекина за попытками спасти евро - это все равно, что увидеть автокатастрофу на другой стороне улицы. Неприятно быть свидетелем подобного события, но при этом еще и страшно, что тебя заденет летящими осколками.

У наблюдателей в Америке и Азии есть все основания опасаться распространения кризиса банковского сектора и суверенного долга по всей Европе. Даже длительный период низкого спроса в ЕС, - все страны которого образуют крупнейшую экономику в мире, - может помешать восстановлению мировой экономики. Естественно, международное внимание в первую очередь приковано к европейским странам, переживающим кризис. Но имеются и более широкие, хоть и менее очевидные, политические последствия. Каждый может посмеяться над потугами властей в Брюсселе. Очевидно одно - ЕС борется за нечто действительно важное на мировой арене. Европа символизирует не мощь в привычном ее понимании, а силу идеи - европейской мечты. Единая Европа - это маяк надежды для сторонников глобализации и тесного сотрудничества между государствами, а также для тех, кто выступает за становление международного правопорядка.

Если после 60 лет упорного стремления к интеграции эксперимент провалится, европейские идеи потерпят тяжкое поражение, уступив место противоположным концепциям: главенству власти над законом, превосходству национального государства и авторитаризму. В число сторонников европейской мечты входят не только малоизвестные профессоры из американских гуманитарных колледжей, но и многие другие. Мечта пленяет премьер-министра Японии и президента США. Незадолго до вступления в должность премьер-министр Японии Юкио Хатояма выступал за создание паназиатской валюты по модели евро и считал защитников Европейского Союза своими вдохновителями. Президент США Барак Обама более сдержан в выражении своего восхищения европейской моделью. Большая мощь и ограничения американской политики ставят жесткие рамки, за которые он не может выйти, следуя примеру Европы. Тем не менее, администрация Обамы проводит более близкую к "европейской" внутреннюю и внешнюю политику, чем администрация Буша. Европа приветствовала реформу системы здравоохранения Обамы. По сравнению с зачастую откровенно презрительным отношением администрации Буша к политическим инициативам, проводимым "евроидами" (так иронически называл европейцев Джон Болтон, посол президента Буша в ЕС), администрация Обамы настроена гораздо дружелюбнее.

В данный момент отделом планирования политики в Министерстве иностранных дел, - в былые времена возглавляемом такими гениями, как Джордж Кеннан и Фрэнсис Фукуяма - руководит Анна-Мария Слотер, специалист по вопросам международного права, которая утверждает, что внешняя политика администрации Обамы основана на убеждении, что США больше не способны решить в одиночку основные мировые проблемы, такие как климатические изменения и распространение ядерного оружия. Необходимо международное сотрудничество. Аргументы такого рода приходится часто слышать от Брюсселя, а вот во времена Буша они не пользовались особой популярностью.

Однако европейский экономический кризис сильно усложнил жизнь американцам и азиатам, которые приводили Европу в пример всему миру. На прошлой неделе я встретился с сотрудником японской компании, который громко засмеялся, услышав, что премьер-министр Японии когда-то равнялся на Европу как на образец. В США консерваторы решили использовать европейский бюджетный кризис в своих интересах, утверждая, что предполагаемый переход Обамы к "социализму" европейского типа обанкротит Америку. Пока сторонники ЕС отбивают нападки, евроскептики набирают силу. Глава Центра европейских реформ Чарльз Грант, ярый сторонник ЕС, рассказывает, что был сильно поражен растущим презрением к Европе в Дели, Пекине и Вашингтоне. "Они считают, что ЕС обречен на постоянный экономический и демографический спад, поэтому наши попытки набрать мощь вызывают усмешку", - жалуется он.

Несколько лет назад американский писатель Джереми Рифкин опубликовал книгу под названием "Европейская мечта", которая наделала в Брюсселе много шума. В ней г-н Рифкин, который также написал - и возможно неслучайно - книгу "Конец работе", утверждает, что Европа - это модель будущего. "Американский дух слабеет, но в это время рождается новая европейская мечта. Эта мечта куда больше подходит для дальнейшего пути развития человечества, который должен выработать у нас глобальное самосознание, соответствующее растущей взаимозависимости мира." - пишет он. Читая эти строки, я даже не знаю, плакать мне или смеяться.

Гидеон Рахман /По материалам The Financial Times


ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

На вторую волну мирового кризиса у G20 нет ни сил, ни денег

Для стабилизации мировой экономики после краха Lehman Brothers потребовалось 5 трлн долл. и невиданное ранее сотрудничество всех государств "большой двадцатки". Тогда власти ведущих мировых стран взяли на баланс не один крупный банк, а многие компании были вынуждены пожертвовать частью своих активов, чтобы получить помощь от государства.

Еще недавно казалось, что мировая экономика встала на путь восстановления, и резкое падение мировых фондовых и валютных рынков мы увидим еще не скоро. Однако затишье оказалось обманчивым. Все больше экспертов сходятся во мнении, что европейский долговой кризис – не что иное, как вторая волна мирового финансового кризиса, и найти выход из этой второй волны будет крайне непросто, передает Reuters.

Отсутствие политической воли

Неуклюжий ответ европейских властей на греческий долговой кризис в очередной раз продемонстрировал все несовершенство мировой финансовой системы и политические разногласия внутри объединенной Европы, которые могут очень дорого ей обойтись. Сейчас лидерам крупнейших государств Евросоюза необходимо убедить инвесторов, что у них есть четкий план по выходу из кризиса. В противном случае в очень непростом положении может оказаться весь мир. "Европа пытается решить проблему долгов при помощи новых долгов", - говорит президент Оксфордского института экономической политики Доменико Ломбарди.

Чтобы разобраться с долговым кризисом, Европе требуются деньги и сильные политики. Ни того, ни другого в Европе сейчас нет. После коллапса американского гиганта Lehman Brothers успокоить мировые финансовые рынки смогли лишь совместные усилия стран "большой двадцатки", которые предоставили более 5 трлн долл. в виде госгарантий и кредитов. Европа попыталась решить свой кризис аналогичным способом, договорившись о создании общеевропейского антикризисного фонда размером почти 1 трлн долл. Однако этот план не убедил мировые рынки.

Инфляция или дефолт

Рагхурам Раджам, занимавший ранее пост главного экономиста Международного валютного фонда, полагает, что Европе недостает "политической воли". Мировые инвесторы пока не верят, что европейские государства смогут воплотить в жизнь свои амбициозные планы по сокращению "дыр" в бюджете. При этом у стран, так и не сумевших сократить расходы и повысить налоги, останется лишь два выхода – инфляция или дефолт. Однако учитывая текущий уровень потребительских цен в Европе, и вариант с инфляцией нельзя рассматривать всерьез. В итоге остается лишь один выход – объявление дефолта по долгам.

"Кому-то все равно придется за это платить. Либо бремя кризиса возложат на налогоплательщиков, либо эту ношу придется нести кредиторам", - полагает Р.Раджам, который недавно опубликовал книгу, посвященную глобальному экономическому кризису. "Однако ни одна из этих опций не выглядит удовлетворительной", - добавляет эксперт.

Долги объединенной Европы

В настоящий момент доля европейских долгов в мировой экономике составляет лишь 4%. Несмотря на это, проблемы Греции, Ирландии, Португалии и Испании могут дорого обойтись мировой финансовой системе. Частично это связано с тем, что дефолт хотя бы одной из этих стран может спровоцировать новый виток кредитного кризиса.

По оценкам бывшего чиновника американского Минфина Эдвина Трумэна, задолженность Евросоюза перед американскими банками оценивается примерно в 1,5 трлн долл. Возможно, именно поэтому глава Министерства финансов США Тимоти Гайтнер принял решение обсудить на этой неделе с главами Британии и Германии способы решения долговых проблем ЕС.

Э.Трумэн полагает, что американский министр финансов потребует от европейских государств как можно быстрее задействовать антикризисный фонд и при этом постараться провести сокращение бюджетных дефицитов не во вред своим экономикам. "Мировая экономика просто не восстановится до конца без хотя бы частичного восстановления экономики европейского региона", - подчеркивает Эдвин Трумэн.

Возможности ЕЦБ

В свою очередь стратег BMO Capital Markets Эндрю Буш считает, что европейские законодатели воспользовались далеко не всеми возможностями для выхода из кризиса. Например, Европейский Центробанк в отличие от других западных регуляторов удерживает учетную ставку на уровне 1%, тогда как в США, Японии и Великобритании ставка рефинансирования близка к нулю.

Кроме того, ЕЦБ мог бы более активно покупать гособлигации европейских государств, полагает эксперт. На данный момент европейский регулятор не выкупает их, а просто обменивает на бумаги с более высоким рейтингом. При этом Э.Буш добавляет, что "лидеры ЕЦБ зациклились на уровне инфляции и не обращают внимания на идущие ко дну европейские экономики".

В конечном итоге европейские власти все же признают, что сейчас все зависит от их политической воли. "Восстановление мировой экономики будет во многом зависеть от уверенности инвесторов, а эта уверенность зависит от состояния наших финансов. Если мы хотим решить проблемы Европы, нам необходимо разобраться с нашими долгами", - отмечал ранее министр финансов Швеции Андерс Борг. Однако одного осознания недостаточно, нужен еще план, которого, похоже, пока нет, приходят к неутешительному выводу эксперты.

Rbc.ru


ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Рубини нащупал в Греции новый этап мирового кризиса

Известный экономист Нуриэль Рубини когда-то предсказал, что пузырь на финансовом рынке лопнет, так и произошло. Что дальше? Сегодня Рубини утверждает, что кризис еще не закончился, что это только следующий этап. Он также считает, что Греция будет лишь первым звеном в цепи стран, балансирующих на грани краха.

Накануне Нового года Нуриэлю Рубини пришлось выбирать между двумя приглашениями на праздничную вечеринку, пишет The Daily Telegraph. Первую устраивал владелец футбольного клуба «Челси», российский миллиардер Роман Абрамович, вторую — сын ливийского лидера Ганнибал Каддафи. К подобным приглашениям можно относиться по-разному, но они очень хорошо показывают, насколько знаменит и влиятелен профессор Нью-йоркского университета. Экономика — «мрачная наука»? Не верьте. Судя по всему, это не такое суровое дело, каким когда-то было, пишет The Daily Telegraph, публикуя интервью с известным экономистом.

Для посещения редакции The Daily Telegraph Рубини выделил в своем графике время между совещанием с главой Банка Англии Мервином Кингом (Mervyn King) и выступлением в Лондонской школе экономики (LSE). Рубини признал, что регулярно обсуждает экономические вопросы с регуляторами денежно-кредитной политики.

Всего три года назад Рубини, известный под прозвищем Dr Doom (Доктор Апокалипсис), был объектом насмешек в экономическом сообществе. Тогда он прогнозировал крах на американском рынке недвижимости, финансовый кризис и частичный обвал банковского сектора. Сегодня, как советник правительств и центробанков и любимец СМИ, он очень хорошо знает силу правоты.

Сейчас Рубини представляет свою новую книгу в соавторстве со Стивеном Мимом (Stephen Mihm) «Crisis Economics: A Crash Course in the Future of Finance», экспресс-курс по финансовому кризису и пособие по мерам, которые помогут предотвратить его повторение.

«Кризис еще не закончился, это только следующий этап. И здесь мы переходим от проблемы частного долга к проблеме госдолга, — говорит Рубини. — Мы перенесли часть убытков на общество, проведя программы экстренной помощи финансовым институтам и финансового стимулирования, чтобы не допустить превращения великой рецессии в великую депрессию. Но рост госдолга не обходится даром, всегда приходится платить».

В то время как лидеры еврозоны предаются панике, а рынки падают, Рубини полагает, что Греция будет лишь первым звеном в цепи стран, балансирующих на грани.

«Мы должны обеспокоиться по поводу платежеспособности правительств. То, что происходит сейчас в Греции, это только вершина айсберга в проблеме растущего госдолга в еврозоне, в Великобритании, в Японии и США», — считает Рубини. Он утверждает, что предвидел это еще в 2006 году.

«Я писал о странах PIGS [Португалия, Италия, Греция и Испания] за девять месяцев до того, как о них стали писать остальные, перспективы валютного союза меня беспокоили еще в 2006 году, — говорит он. — На Всемирном экономическом форуме один из чиновников был возмущен моим заявлением, что валютный союз может развалиться».

Рубини полагает, что нынешние проблемы вынудят Грецию реструктурировать долг, а в более долгосрочном периоде они открывают перспективу распада союза и потенциального выхода Греции, Испании и Португалии.

Может ли валютный блок пережить такой удар? «В принципе можно себе представить мир, в котором еврозону будет составлять лишь ядро действительно сильных экономических систем, объединенных вокруг Германии, — говорит он. — Но процесс, который приведет к выходу из этого механизма одной или нескольких стран, будет столь разрушительным, что евро в качестве ведущей резервной валюты понесет очень серьезный урон».

Как и многие экономисты, Рубини не делает абсолютных предсказаний. Речь идет о том, что могло бы произойти при самых негативных сценариях. При этом он утверждает, что их вероятность только растет при нынешнем политическом руководстве, в том числе, британском консервативно-либеральном коалиционном правительстве. «Меня беспокоит «подвешенный» парламент в Великобритании. Когда в стране слабое, раздробленное или многопартийное правительство, бюджетный дефицит, как правило, более высокий. В такой ситуации труднее провести необходимые трудные меры».

Рубини считает, что объявленного сокращения расходов на 6 млрд фунтов недостаточно. При этом он не считает, что ситуация в Великобритании хуже, чем в других странах.

«В США нет двухпартийной политики, поддерживаемой демократами и республиканцами, в Германии Меркель [по итогам голосования в земле Северный Рейн-Вестфалия в мае] потеряла большинство в высшем законодательном органе страны — бундесрате, в Японии — слабое и неэффективное правительство, в Греции — гражданские беспорядки и забастовки, — говорит Рубини. — Дело в том, что этим странам необходимо пойти на серьезные жертвы, но правительства слабые и раздробленные. И именно политическая напряженность вызывает опасения на рынках. Точка зрения такова: объявить можно о чем угодно, но посмотрим, сможете ли вы это выполнить». И это главная сложность, стоящая перед политическими лидерами.

«Если вы намерены провести меры экономии в условиях экономического роста, это одно, но когда усугубляется рецессия, политически их обосновать и реализовать труднее. И для повышения производительности и восстановления конкурентоспособности еврозоне необходима не только бюджетная консолидация, но и структурная реформа», — приводит The Daily Telegraph слова Рубини.

Прогноз по Великобритании, во всяком случае, менее тревожный. Благодаря наличию собственной валюты у Великобритании есть больше рычагов воздействия: возможности монетарного «количественного» смягчения означают, что вряд ли будет рассматриваться вопрос дефолта. Но с этим связаны свои трудности, пишет The Daily Telegraph.

«В конечном итоге инфляция вырастет, и это будет разрушать реальную стоимость госдолга, — говорит Рубини. — При таком сценарии курс фунта стерлингов резко снизится, возможно даже беспорядочное падение, и это может пойти во вред экономике, финансовым рынкам и статусу фунта как резервной валюты».

Источник: БФМ

Прыг: 083 084 085 086 087 088 089 090 091 092 093
Шарах: 100