ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Экономико-политическая ситуация в России в августе 2010 г.

Авторский коллектив Института экономики переходного периода (ИЭПП).

Российская экономика в августе: предварительные данные и основные тенденции - Политико-экономические новости августа 2010 г. - Инфляция и денежно-кредитная политика - Финансовые рынки - Реальный сектор экономики: факторы и тенденции - Российская промышленность в июле 2010 г. - Инвестиции в реальный сектор экономики - Факторы экономического роста в 2009 г. – I полугодии 2010 г. - Внешняя торговля - Государственный бюджет - Российский банковский сектор - Ипотека в РФ - Отдельные вопросы налогообложения прибыли организаций: ст. 282.1 Налогового кодекса РФ - Обзор заседания Правительства Российской Федерации в августе 2010 г. - Обзор экономического законодательства - Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за июль–август 2010 г. - Изменения в нормативной базе бюджетного процесса - Статистическое приложение.

СОДЕРЖАНИЕ:
  • Российская экономика в августе: предварительные данные и основные тенденции
  • Политико-экономические новости августа 2010 г. (С. Жаворонков)
  • Инфляция и денежно-кредитная политика (Н. Лукша)
  • Финансовые рынки (Н. Буркова, Е. Худько)
  • Реальный сектор экономики: факторы и тенденции (О. Изряднова)
  • Российская промышленность в июле 2010 г. (С. Цухло)
  • Инвестиции в реальный сектор экономики (О. Изряднова)
  • Факторы экономического роста в 2009 г. – I полугодии 2010 г. (Е. Астафьева)
  • Внешняя торговля (Н. Воловик, К. Резенкова)
  • Государственный бюджет (Е. Фомина)
  • Российский банковский сектор (С. Борисов)
  • Ипотека в РФ (Г. Задонский)
  • Отдельные вопросы налогообложения прибыли организаций: ст. 282.1 Налогового кодекса РФ (Т. Малинина)
  • Обзор заседания Правительства Российской Федерации в Августе 2010 г. (М. Голдин)
  • Обзор экономического законодательства (И. Толмачева)
  • Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за июль–август 2010 г. (Л. Анисимова)
  • Изменения в нормативной базе бюджетного процесса (М. Голдин)
  • Статистическое приложение

Российская экономика в августе: предварительные данные и основные тенденции

Социально-политический фон

Чрезвычайная жара и лесные пожары стали основной новостью августа. Помимо организации тушения пожаров и наказания виновных в недостаточной подготовленности к ним (в частности, главы Рослесхоза А.Савинова), правительство России объявило о ряде мер, направленных на борьбу с последствиями засухи. Так, премьер-министр Владимир Путин подписал постановление о введении временного запрета на экспорт зерновых с 15 августа по 31 декабря, распространяющийся на уже заключенные контракты (эта мера вызвала сомнения у экспертов с точки зрения ее экономической обоснованности и горячую поддержку экспортеров, объявляющих форс-мажор по менее выгодным контрактам). Российские власти также объявили, что будут активно использовать через ФАС инструменты контроля за ценами на сельскохозяйственную продукцию, вместе с тем министр экономического развития Э. Набиулина выступила против регулирования цен даже в тех случаях, когда их рост по отдельным позициям превышает 30%.

Среди прочих событий августа можно отметить вынесение на общественное обсуждение законопроекта «О полиции». Сама форма предварительной публикации проекта (в интернете) для общественного обсуждения, а также изменение названия органов внутренних дел придают либеральный дизайн инициативе президента Медведева. Вместе с тем содержание законопроекта оценивается экспертами преимущественно негативно: проект продолжает и усиливает линию на централизацию системы управления органами внутренних дел, что противоречит мировым тенденциям, и де-факто скорее усиливает бесконтрольность деятельности этих органов, расширяя их права без соответствующего расширения механизмов внешнего контроля (в частности, деятельность полиции выводится из-под прокурорского надзора). Публикация проекта сопровождалась перестановками в руководстве СКП при Прокуратуре и центральном апарате МВД, за которыми некоторые эксперты усматривают подготовку к созданию единого следственного органа.

Конфликт вокруг Химкинского леса вышел в августе на новый уровень. В него включилось федеральное руководство «Единой России», организовавшее слушания в поддержку реализуемого проекта, мэр Москвы Юрий Лужков, также выступающий за строительство дороги по территории лесопарка, и, наконец, президент Дмитрий Медведев, распорядившийся приостановить осуществление проекта. С другой стороны, защитники леса провели акцию протеста в центре Москвы с участием рок-музыкантов, вызвавшую значительный резонанс.

Наконец, в августе президентом Д. Медведевым был назначен новый губернатор Калининградской области. Таким образом, Г. Боосу не удалось удержать за собой губернаторское кресло после масштабных акций протеста, прошедших в регионе в начале года. Правда, на место губернатора был предложен Н. Цуканов, чья кандидатура в наибольшей степени удовлетворяет Г. Бооса и в наименьшей степени (из трех представленных кандидатов) поддерживалась местными элитами.

Социологические опросы (ФОМ) демонстрируют некоторое снижение «позитива» в оценке текущей и ожидаемой экономической динамики, достаточно, впрочем, характерное для последнего месяца лета. Вместе с тем эти опросы еще не отразили эффекта значительного роста цен на продовольствие в августе.

Макроэкономика и бюджет

Макроэкономическая ситуация в августе определялась сохранявшейся неопределенностью в перспективах восстановления мировой экономики и ставшими уже привычными колебаниями цен на нефть в диапазоне 71–82 доллара за баррель (ICE. Brent); этот коридор остается базовым для колебаний мировых цен на нефть с октября 2009 г. Достигнув на протяжении июля очередного локального максимума последних четырех месяцев (82,6 долл. за баррель) к 24 августа цены опустились до 72,21 долл. за баррель, а затем вернулись к уровню 75–77 долл. Традиционно следовали за ценами российские фондовые индексы: от максимумов последних месяцев, достигнутых в первые дни августа (1429 пунктов ММВБ, 1523,8 пунктов РТС), индексы снижались на 7–9%, а затем, следуя за динамикой нефтяных цен, отыграли заметную часть этого падения. Соответственно, доллар, снижавшийся на протяжении июля по отношению к рублю (с уровня 31,31 руб./ долл. до 29,80 руб./долл.), вновь начал расти и составил на 31 августа 30,66 руб./долл. Стоимость бивалютной карзины, снижавшаяся с уровня 34,70 в первых числах июля до 34,10 в первых числах августа, также на протяжении августа росла, достигнув в первые числа сентября уровня 34,55 руб.

Золотовалютные резервы ЦБ в августе продолжали расти и колебались в диапазоне 474–478 млрд долл., что демонстрирует их новый уровень и по сравнению с предыдущим (в мае – начале июля размер золотовалютных резервов колебался вокруг уровня 460 млрд долл.) составляет 79,5% от докризисного максимума.

Главным событием и главной неожиданностью августа стало значительное ускорение инфляции, которая по итогам месяца составила 0,6% вместо обычных для этого времени года близких к нулю значений. Причиной разгона инфляции стала засуха, которая наложилась на возросшие инфляционные ожидания. Так, например, на волне паники рост цен на зерно вызвал стремительный рост цен на молоко и мясо, в то время как обычный лаг между повышением цен на зерно и мясомолочную продукцию составляет 3–6 месяцев. Ближайшие месяцы покажут насколько существенна монетарная составляющая разгона инфляции (с начала года по июль денежная масса М2 увеличилась на 10,4%), однако эксперты и Минэкономразвития уже повысили годовые прогнозы роста цен (прогноз МЭР повышен с 6–7% до 7–8%, а комментарии представителей министерства свидетельствуют, что ожидаемая цифра располагается ближе к верхней границе этого коридора).

Еще одним изменением тренда предыдущих месяцев стало сокращение в июле сразу на 11,1% избыточных резервов коммерческих банков. Это произошло за счет снижения депозитов банков в ЦБ на 45%, что в свою очередь связано с сокращением валютных интервенций Банка России на фоне снижающихся цен на нефть.

Благоприятная коньюнктура сырьевых рынков сформировала позитивные тенденции в сфере государственных финансов. Объем доходов расширенного правительства превысил уровень аналогичного периода 2009 г. на 1,9 п.п. ВВП, в то же время расходы бюджета в относительном выражении сократились на 2,6 п.п. ВВП, при том что в абсолютном выражении рост расходов составил 711 млрд руб. Это стало возможным за счет значительного роста доходов от внешнеэкономической деятельности, поступлений по НДПИ и налогу на прибыль организаций. В целом можно отметить, что уровень налоговой нагрузки на экономику за 6 месяцев 2010 г. увеличился на 2,6 п.п. ВВП относительно того же периода 2009 г. (с 29,8% ВВП до 32,4% ВВП). В относительном выражении сокращение расходов произошло по всем основным направлениям, рост расходов наблюдался лишь по направлению «социальная политика» и составил 1,7% ВВП в относительном выражении и 37,5% в абсолютном (расходы увеличились на 739,6 млрд. руб.); наибольшему сокращению подверглась статья «национальная экономика» – на 2,1% ВВП в относительном выражении и 23,5% в абсолютном выражении (сокращение на 243,5 млрд. руб.)

В августе 2010 г. Казначейство России подвело предварительные итоги исполнения федерального бюджета за первое полугодие текущего года: доходы федерального бюджета за январь–июль 2010 г. составили 18,8% ВВП, что на 0,8 п.п. ВВП выше их значения за аналогичный период 2009 г., в то время как расходы федерального бюджета за 7 месяцев 2010 г. снизились на 1,2 п.п. ВВП относительно их уровня в тот же период предыдущего года. В результате за январь–июль федеральный бюджет исполнен с дефицитом в 2,2% ВВП против 4,2% ВВП в 2009 г. Однако, размер ненефтегазового дефицита, по предварительным данным, вырос на 0,2 п.п. ВВП относительно параметров прошлого года и составил 10,7% ВВП. Напомним, что его величина, по рекомендациям Всемирного банка, не должна превышать 5% ВВП. Ключевым источником финансирования дефицита федерального бюджета остается Резервный фонд. Его размер за 7 месяцев сократился на 605,3 млрд руб. до 1225,2 млрд руб., однако его полного использования до конца 2010 г. вследствие снижения ожидаемой величины дефицита бюджета не произойдет, и часть средств удастся направить на покрытие дефицита бюджета в 2011 г.

Реальный сектор

Предварительные июльские данные вновь демонстрируют неустойчивость тенденций к восстановлению экономики. Данные по росту экономики и промышленного производства оказываются в июле ниже ожиданий уже второй месяц подряд. После роста ВВП в I квартале 2010 г. на 2,9% и II квартале на 5,2% относительно соответствующего периода предыдущего года, в июле, по оценке Минэкономразвития, ВВП снизился на 0,3% по сравнению с июнем текущего года (с исключением сезонности). Таким образом по предварительным итогам семи месяцев 2010 г. прирост ВВП составил 3,8% против 4,0% в I полугодии к соответствующему периоду предыдущего года. В июле по сравнению с предыдущим месяцем рост промышленного производства в целом составил 1,0% при увеличении добычи полезных ископаемых на 2,9%, производства и распределения электроэнергии, газа и воды на 2,0% и падении обрабатывающего производства на 0,4%. Сокращение инвестиционного спроса наиболее заметно отразилось на динамике производства машин и оборудования (74,8% к июню 2010 г.) и производстве транспортных средств (92,2%).

Снижение спроса на труд со стороны промышленности, строительства и сельского хозяйства привело к возобновлению роста безработицы с 6,8% экономически активного населения в июне до 7,0% в июле. Численность безработных (по методологии МОТ) в июле составила 5,4 млн чел. и на 0,2 млн чел. превысила показатель июня 2010 г. Следует отметить, кроме того, что в июне-июле фиксировалось расширение практики неполной занятости.

Основными препятствиями более динамичному восстановлению экономики остаются неустойчивая динамика спроса и низкая инвестиционная активность.

Инвестиции в основной капитал за январь–июль 2010 г. увеличились на 1,3% при сужении инвестиционного спроса на 20,4% к соответствующему периоду предыдущего года. При этом динамика инвестиций на протяжении текущего года оставалась крайне неустойчивой, что свидетельствовало о сохранении влияния факторов, сформировавшихся в острой фазе кризиса конца 2008 – первой половины 2009 гг. Индекс деловой активности в строительстве в 2010 г. оставался в области отрицательных значений. Объем работ в строительстве за январь– июль 2010 г. составил 97,0% от соответствующего показателя 2009 г., ввод в действие жилой площади – 95,9%. Фактором, усилившим снижение инвестиционной активности в июле 2010 г., стало отвлечение ресурсов в связи со сложившейся неблагоприятной климатической обстановкой. В июле 2010 г. по сравнению с июнем текущего года сокращение инвестиций в основной капитал составило 10,7%, объема работ в строительстве – 2,8% и ввода в действие жилой площади – 39%.

Конъюнктурные опросы Института Гайдара демонстрируют неуверенность производителей относительно динамики спроса. Число оценок спроса как «нормального» и «ниже нормы» колеблется в последние месяцы вокруг точки равновесия – определенной тенденции в динамике спроса не прощупывается, что оказывает дестимулирующее влияние на промышленность. В августовских опросах возобладали негативные оценки и ожидания, причем оценки ожидаемого спроса ухудшаются второй месяц подряд. Оптимизм начала года, когда предприятия ожидали роста продаж темпами +11–13 п.п., практически сошел на нет. Эта проблема прослеживается также и в оценках запасов готовой продукции и планов по их пополнению. Второй месяц подряд предприятия сообщают об отсутствии на складах излишков запасов готовой продукции, при этом лишь 8% предприятий имеют намерения увеличивать запасы.

Наконец, опросы демонстрируют, что баланс оценок фактического выпуска продукции (заявившие о росте выпуска минус заявившие о снижении) в августе остался на уровне предыдущих месяцев (+15 пунктов). Однако баланс оценок ожидаемых темпов выпуска продукции снизился в августе по сравнению с июльскими оценками и находится на самом низком уровне с начала года. Это тем более примечательно, что августовские опросы демонстрируют дальнейший рост уверенности предприятий в доступности кредитов – в августе об их доступности заявляли 69% предприятий. Таким образом опросы свидетельствуют в пользу вывода, что не недостаток финансовых ресурсов, но именно неуверенность в динамике спроса остается главным препятствием роста производства.

* * *

В целом можно сказать, что стагнация деловой активности и всплеск инфляции стали двумя главными экономическими тенденциями конца лета 2010 г. Насколько долговременными они окажутся или, наоборот, насколько обусловлены они климатическими аномалиями, станет главным вопросом нынешней осени.

Полная версия обзора: файл pdf >>

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Долговые рынки европейских стран и оценка рисков для экономики РФ

НП "Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования".

Аналитический доклад "Перспективы развития проблемной ситуации на долговых рынках европейских стран и оценка рисков для экономики России"

Выдержки из доклада:

Оценка воздействия кризиса в зоне евро на экономику России

2.1. Основные направления воздействия (краткосрочный аспект)

Первое: воздействие на абченный курс ру6ля и импорт. Ослабление евро по отношению к доллару, при прочих равных условиях, ведет к укреплению евро по отношению к рублю.

Последнее обуславливается тем обстоятельством, что курсовая политика Банка России ориентирована на регулирование курса бивалютной корзины, включающей как евро (45 евроцентов), так и доллар (55 центов). Соответственно, для поддержания стоимости бивалютной корзины на неизменном уровне в условиях растущего курса доллара к евро Банк России должен ослаблятъ рубль по отношению к доллару и укреплять по отношению к евро.

Однако даже если Банк России ослабит регулирование курса, можно ожидать, что курсовая динамика рубля будет в большей степени следоватъ за динамикой доллара, чем за динамикой евро (иначе говоря, волатильностъ курса рубля по отношению к доллару будет существенно более слабой, чем по отношению к евро). Это связано с доминированием доллара на российском рыаке валютно-обменных операций.

Второе: воздействие на зкспортные цены. Масштабы среднесрочного воздействия сложившейся ситуации на мировые цены на нефть пока не поддаются точной оценке. Текущее влияние нельзя назвать сверхдраматичным: цены всего лишь снизились до нижней границы "коридора") 70-85 долл/барр., внутри котрого они держались большую частъ времени начиная с октября 2009 г.

О существенных рисках для российской экономики с точки зрения изменения конньюнктуры мирового рынка знергоносителей можно будет говорить лишь тогда, когда цены на нефтъ "пробьют" уровень 60 долл./барр. Это будет означать возврат стоимости нефти в более низкий диапазон значений, характерный для периода начала выхода из кризиса.

Последнее может привести к устойчивому изменению ожиданий всех групп субъектов, поведение которых и определяет зкономическую динамику - компаний, банков, предприятий, населения, инвесторов.

Полная версия обзора: файл pdf >>
Источник: ЦМАКП

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Текущие тенденции в мировой и российской экономике в 1 кв. 2010 г.

НП "Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования".
Квартальное обозрение - текущие тенденции №5, 1 квартал 2010 г.

Выпускающие редакторы: Н. Акиндинова и В. Миронов

Ежеквартальное обозрение текущих тенденций в мировой и российской экономике.

СОДЕРЖАНИЕ:
  • ОСНОВНОЕ
  • О МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ
  • - ВВП И ТОРГОВЛЯ
  • - НЕФТЬ
  • - ФИНАНСОВЫЕ РЫНКИ
  • ОБ ЭКОНОМИКЕ РОССИИ
  • - РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР
  • - ДЕНЬГИ, КУРС, ИНФЛЯЦИЯ
  • - БАНКИ
  • - НАСЕЛЕНИЕ
  • - ГОСФИНАНСЫ
  • - ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ И ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС
  • СВОДКА НАИБОЛЕЕ АКТУАЛЬНЫХ ТЕМ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА «НОВЫЙ КУРС»)

Выдержки из обозрения:

Что год идущий нам готовит?

В первом квартале 2010г. ситуация в российской экономике развивалась противоречиво.

С одной стороны, проявились позитивные тенденции:
- наблюдалось замедление инфляции,
- уровень запасов материальных оборотных средств приблизился или уже достиг1 докризисной нормы (в качестве которой можно рассматривать отношение запасов к объему продаж в 2004г.). Это повышает вероятность временного ускорения в ближайшее время роста выпуска,
- продолжилось увеличение физических объемов экспорта, а чистый отток капитала сменился в марте его притоком,
- инвестиции в основной капитал в марте 2010г. после многомесячного падения продемонстрировали рост со снятой сезонностью.

С другой стороны, проявились явные негативные тенденции:
- восстановительный рост ВВП, который наблюдался в третьем и четвертом квартале 2009г., резко замедлился,
- промышленность, по нашим предварительным оценкам2, перешла от роста к умеренному снижению выпуска,
- строительная отрасль заметно увеличила темпы спада,
- продолжилось снижение объемов выданных кредитов и рост просроченной задолженности.

Основные вызовы и риски

Автор: Валерий Миронов

С середины 2009 г. процентные ставки в России превышают инфляцию, то есть реальная процентная ставка стала положительной. Это затрудняет выход реального сектора из кризиса, так как российские производители не имеет опыта роста при положительном уровне процентных ставок по кредитам. Кроме того, текущий уровень ставок по кредитам, потерявших в силу высоких кредитных рисков в реальном секторе экономики, чувствительность к процентной политике Банка России, заметно превышает рентабельность большинства секторов экономики (за исключением добывающих отраслей и торговли в целом). При этом адаптация банков к низким ставкам затрудняется высокой стоимостью ранее привлеченных от населения ресурсов и невозможностью полноценно зарабатывать на выдаче кредитов или на валютном рынке. Это создает порочный круг: высокие ставки - низкая рентабельность – стагнация кредита – высокие ставки и т.д.

В связи с этим, даже при условии, что российской экономике удастся - на фоне объемных антикризисных мер в банковском секторе - избежать «второй волны» банковского кризиса, связанного с декапитализацией банковской системы из-за роста невозврата кредитов, нельзя исключать риска начала второй волны общеэкономического спада. Он может быть связан с длительным сжатием кредитования предприятий, переходом к самофинансированию оборотного капитала, снижением инвестиционных программ и началом второй волны экономии на издержках, связанной не со снижением численности занятых, как в 2009г., когда она упала на 10%, а с сокращением заработной платы.

Другого рода риски для российской экономики порождены не инерцией старого развития, а возможным недоучетом издержек, связанных с неизбежным изменением (в условиях стабильных цен на нефть и слабых капитальных потоков) внутренней экономической политики. При наличии устойчивой вертикали власти наиболее вероятным в предстоящие годы является не смешанный, как в последние годы, а более четко очерченный либерально-консервативный сценарий экономической политики (а не социально-инновационный или дирижистский). Он предполагает быстрый переход к свободному плаванию рубля и таргетированию инфляции в ее «мягком» варианте при сохранении некоторого контроля за динамикой валютного курса, снижение цен, минимизацию госрасходов и госзаймов (за счет снижения госинвестиций и стабилизации соц. расходов), формирование бюджетных резервов, отказ от повышения налогов.

При этом надо учитывать, что переход к использованию Резервного фонда для покрытия дефицита бюджета привел к «отключение» механизма стерилизации за счет бюджетных фондов. В связи с этим, в ближайшие годы Банк России не сможет проводить независимую политику и в случае резкого притока валюты ему не удастся помешать резкому укреплению рубля, а в случае обнуления счета текущих операций – девальвации рубля. Конечно, можно говорить, что негативное влияние укрепления рубля на экономический рост будет не столь драматичным из-за необходимости увеличивать инвестиции, расплачиваться по валютным долгам и ввозить импортные комплектующие, а девальвация при наличии значительных золотовалютных резервов будет контролируемой. Однако как показал нынешний кризис для того, чтобы в условиях крепкого и свободного рубля российская экономика быстро росла необходима новая экономическая политика, нацеленная на стабилизацию инфляции и рост иностранных инвестиций.

С одной стороны, новая политика должна быть основана на создании условий для таргетирования инфляции, то есть на развитии рынка внутреннего долга и инструментов хеджирования валютных рисков. С другой стороны, важно учитывать, что для крайне недоинвестированной российской экономики чрезвычайно важен нормально функционирующий финансовый сектор, который в годы, когда денежное предложение Центральным Банком формировалось преимущественно за счет покупки притока валюты, а не развития внутреннего кредита, оставался в инфантильном состоянии. Поэтому таргетирование инфляции видимо должно носить модифицированный характер, то есть в той или иной форме сочетаться с таргетированием кредита (на основе рыночных, а не директивных методов) и, возможно, валютного курса.

Необходима также большая лояльность по отношению к долгосрочным иностранным инвесторам, чье доверие подорвано коррупционными скандалами, слабостью правовой системы и углубляющейся хронической изношенностью инфраструктуры. В силу вынужденного сдерживания госинвестиций (в условиях в одночасье ставшего устойчиво дефицитным бюджета) тренда в направлении роста инвестиционной привлекательности избежать не удастся, однако поскольку при этом неизбежно вырастет вероятность либерализации условий поглощения российских компаний иностранцами, нельзя исключать активную оппозицию влиятельных внутренних сил формирующемуся новому курсу. Это может вызвать раскол внутри правящей элиты.

Кроме того, в случае пролонгации мирового кризиса, окончание которого в силу его уникального для мировой экономики характера, предсказать по-прежнему нельзя, российская экономика, в отличие от быстрого вхождения в рецессию, будет выходить из нее медленно. Это связано с тем, что рост внешнего спроса не достигнет предкризисных темпов, восстановление запасов начнется только после начала роста внутреннего спроса, а рост последнего будет ограничен необходимостью сокращения издержек в целях нивелирования возникшего перед кризисом разрыва между ростом заработной платы и производительности труда и возникшего в ходе кризиса разрыва между ставками по банковскому кредиту и уровнем рентабельности в экономике.

В этом случае, после восстановительного скачка темпы роста российской экономики замедлятся до «нормальных» для «охлажденной» экономики 3-4% в год, однако весьма низких для экономики с крайне изношенной материальной и слабой финансовой инфраструктурой. Лежащих на поверхности источников быстрого роста российской экономики после восстановительного скачка пока не просматривается, а для скорого восстановления высоких темпов экономической экспансии краткую паузу замедления необходимо использовать для энергичных структурных реформ, что требует креативных и скоординированных действий властей (МЭРа, Минфина, Банка России и Минпромторга). Если такого рода активность потерпит неудачу, то это будет означать достаточно высокий риск торможения реформ, нарастания внутренних дисбалансов и противоречий в экономической системе России.

Внешняя среда для российской экономики также меняется на глазах. На фоне сохранения бюджетных дефицитов, образовавшихся в ходе проведения контрциклической политики, большинство развитых экономик будут в ближайшие годы, по оценке МВФ, иметь первичный бюджетный баланс на уровне более низком, чем тот, который требуется для стабилизации уровня правительственного долга. Это относится не только к ряду стран со средним уровнем развития (Португалия, Греция, Испания), но и ко многим развитым странам, которым в связи с этим необходимо по окончанию кризиса жестко корректировать бюджетную политику, чтобы не столкнуться с чрезмерным ростом процентных расходов (Япония, Италия, США).

С одной стороны, это изменит валютные рынки, на которых курсы валют будут определяться не ожиданиями, а по большей части объективными макроэкономическими (прежде всего бюджетными) показателями, а с другой, отодвинет сроки перехода к внедрению новой парадигмы макроэкономического регулирования, анонсированной МВФ в начале 2010г. и основанной, в частности, на более активном использовании бюджетной политики.

Бюджетные проблемы, а также нетипичный характер нынешнего кризиса актуализирует угрозу следующей мировой рецессии в более ранние сроки, чем через обычные для традиционного цикла 7-10 лет. При этом, если риски предстоящих лет не будут учтены, российская экономика может оказаться не готова к новому кризису и вновь очутиться среди стран - лидеров по темпам падения экономики, как это уже произошло в 2009г.4 Времени остается мало, и поэтому переход к новому экономическому курсу будет осуществляться в форсированном режиме.

Полная версия обзора на сайте Центра развития: файл pdf >>

Прыг: 075 076 077 078 079 080 081 082 083 084 085
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100 110
Шарах: 100