ТЕНДЕНЦИИ >> РАЗНОЕ

Объявлены лауреаты Нобелевской премии по экономике

Лауреатами Нобелевской премии по экономике за 2010г. стали Питер Даймонд (США), Дэйл Мортенсен (США) и Кристофер Писсаридес (Кипр). Об этом говорится в опубликованном сегодня сообщении Нобелевского комитета. Трио ученых разделит между собой денежное вознаграждение в размере 10 млн шведских крон (1,5 млн долл. США). Премия присуждена за "анализ рынков с "шероховатостями" поиска".

В пресс-релизе Нобелевского комитета говорится, что лауреаты в своих исследованиях развили теорию, способную дать ответы на фундаментальные вопросы рынка труда – в частности, почему множество людей остаются безработными несмотря на то, что в экономике появляются все новые и новые рабочие места.

Ученые попытались выяснить, каким образом экономическая политика может повлиять на безработицу. При этом теория П.Даймонда, Д.Мортенсена и К.Писсаридеса применима к анализу не только рынка труда, но и других рынков.

"Многие рынки характеризуются тем, что покупатели и продавцы не всегда могут вступить во взаимодействие немедленно. Это касается, например, работодателей, которые подбирают себе сотрудников, и работников, которые ищут работу. Поскольку этот процесс требует времени и ресурсов, на рынке создаются "трения", "шероховатости" (frictions)", – поясняется в заявлении Нобелевского комитета.

Рынки с такими характеристиками не могут удовлетворить спрос со стороны всех покупателей, аналогичным образом часть продавцов не в состоянии реализовать свое предложение настолько, насколько они бы этого хотели. В одно и то же время на рынке труда существуют свободные вакансии и безработные.

Трое лауреатов 2010г. сформулировали теоретическую модель для анализа таких "рынков поиска". П.Даймонд (работает в Массачусетском технологическом институте, США) исследовал теоретические основания этих рынков, тогда как Д.Мортенсен (Северо-Западный университет, США) и К.Писсаридес (Лондонская школа экономики, Великобритания) расширили эту теорию и применили ее к анализу рынка труда. Их модель помогает, в том числе, понять, каким образом государственное регулирование и экономическая политика влияют на безработицу, свободные рабочие места и заработные платы.

Нобелевский комитет отмечает, что концепция П.Даймонда, Д.Мортенсена и К.Писсаридеса работает не только применительно к рынку труда, но и к другим рынкам (в частности, рынку недвижимости), что делает эту теорию универсальной и актуальной.

Имена П.Даймонда и Д.Мортенсена фигурировали в списках наиболее вероятных претендентов на Нобелевскую премию по экономике за 2010г.

Напомним, в 2009г. Нобелевскую премию по экономике получили двое американских ученых – Элинор Остром и Оливер Уильямсон – за исследования в области экономической организации. При этом Э.Остром стала первой женщиной, получившей эту престижную награду.

Премия по экономике не упоминалась в оригинальном завещании Альфреда Нобеля и была учреждена в 1968г. В остальном она ничем не отличается от других Нобелевских премий. Лауреат получает денежное вознаграждение в размере 10 млн шведских крон (около 1,5 млн долл.). Объявлением лауреата по экономике завершается сезон присуждения Нобелевских премий.

Справка:

- Peter A. Diamond, US citizen. Born 1940 in New York City, NY, USA. Ph.D. 1963, Institute Professor and Professor of Economics, all at Massachusetts Institute of Technology (MIT), Cambridge, MA, USA.
http://econ-www.mit.edu/faculty/pdiamond

- Dale T. Mortensen, US citizen. Born 1939 in Enterprise, OR, USA. Ph.D. 1967 from Carnegie Mellon University, Pittsburgh, PA, USA. Ida C. Cook Professor of Economics at Northwestern University, Evanston, IL, USA.
http://faculty.wcas.northwestern.edu/~dtmort

- Christopher A. Pissarides, British and Cypriot citizen. Born 1948 in Nicosia, Cyprus. Ph.D. 1973, Professor of Economics and Norman Sosnow Chair in Economics, all at London School of Economics and Political Science, UK.
http://personal.lse.ac.uk/pissarid

RBC.ru

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА США

Ветер перемен для американской торговли

Ричард Бернер

Сначала дул встречный ветер, теперь он сменился на попутный. Наше утверждение, что устойчивый мировой рост окажет поддержку (чистому) экспорту США и, следовательно, производству (ВВП), в течение этого года пока что не подтвердилось. Более того, во втором квартале произошло совершенно обратное, поскольку увеличение импорта (и чистого экспорта) сократило ВВП на 3.4%. Безусловно, главным виновником был признан неустойчивый рост импорта, а не умеренное снижение экспорта. Однако поступающие данные также указали на замедление мирового роста, что предвещает неприятную ситуацию для роста экспорта США.

Отражением таких беспокойств стал индекс экспортных заказов в августовском отчете ISM. Несмотря на то, что показатель по-прежнему демонстрирует положительные 55.5, это самое низкое значение за 2010 год. Заказы на капитальные товары в необоронном секторе, а также отгрузки резко сократились за три месяца до июля: с 6.2% до 2.8% годовой ставки, что указывает на снижение иностранных поставок капитальных товаров, а также на внутренние капиталовложения. Мы считаем такое ослабление временным явлением или, преимущественно, внутренним явлением и ожидаем изменения ситуации в торговле в лучшую сторону. Более того, сокращение дефицита торгового баланса на 7 миллиардов долларов сигнализирует о том, что эти перемены уже близко. Также мы полагаем, что сюрпризы с обеих чаш весов приведут к сокращению дефицита торгового баланса и, соответственно, увеличению роста в США. Согласно нашей точке зрения, по-прежнему устойчивый рост внутреннего спроса будет стимулировать более чем пропорциональное увеличение экспорта, в то время как стремительное сокращение спроса и запасов в США резко снизит долю импорта. Такая комбинация должна частично влиять на разворот ветров, которые создавали препятствия первую половину года, и содействовать хорошему вкладу чистого экспорта в рост США во втором квартале.

Экспорт: Еще одна попытка мирового ускорения. Безусловно, такие изменения не могут произойти исключительно за счет экспорта, поскольку 16-18% роста реального экспорта товаров в США за последний год отчетливо указывают на неустойчивость. В конечном счете, мировой рост замедлился на фоне ослабления экономики Китая и других азиатских стран, поскольку монетарные ограничения Китая регулировали внутренний спрос. Однако получается, что азиатские экономики начинают вновь ускорять темпы, поскольку власти либо отложили ужесточение политики (в Индии, Корее или Малайзии), либо прекратили тормозить процессы, как в случае с Китаем, что усиливает внутренний спрос и производство. Такая модель понижает нашу точку зрения, что даже, несмотря на замедление мирового роста с 4.7% в этом году до 4.1% в 2011 году, рост экспорта США скорее всего опередит его. В этом смысле стоит обратить внимание на три ключевых фактора: 1) изменения в структуре экспорта США по отношению к быстрее растущим экономикам развивающихся рынков и Канады; 2) глобальное увеличение капитальных расходов; и 3) засуха и запрет России на экспорт, что увеличит экспорт в сельском хозяйстве.

1. Изменения в региональной структуре. Доля экспорта товаров и услуг США в страны Азии, за исключением Китая, значительно увеличилась за последнее десятилетие, отчасти благодаря более быстрому росту в этих странах. Несмотря на глобальную рецессию, доля экспорта товаров США в другие страны, за исключением Европы или Японии, увеличилась с 69% от общей доли до 73% за последние пять лет, в то время как доля экспорта услуг в эти страны также выросла на 4% до 46% за такой же период.

Кроме того, продолжающееся снижение реально действующего курса доллара предоставило американским экспортерам преимущество в конкурентной борьбе на этих рынках. Судя по значениям индекса ФРС взвешенного по торговле реального валютного курса относительно валют стран-торговых партнеров, доллар снизился на 19% по сравнению с максимумом 2003 года. В то же время, укрепление местных валют в быстрорастущих странах положительно изменило условия торговли, увеличив реальные доходы и стимулировав спрос и рост импорта.

2. Глобальное увеличение капитальных расходов? Стоит отметить, что глобальная перебалансировка в таком виде, каком ее представляем мы, предполагает потенциал для значительного роста капитальных расходов, в том числе и в инфраструктуре, не только в экономиках развивающихся рынках, но и в развитых странах. Как любит говорить наш коллега Йоахим Фелс, существует масса нереализованных резервных возможностей, но все они находятся не в том месте и не в тех секторах. Таким образом, у нашего сценария есть три возможных развития. Первый, восстановление экономики США, ориентированное на экспорт, может потребовать нового роста в производящих отраслях, включая малый и новый бизнес. Второй, часть данных инвестиций, скорее всего, будут иметь вид прямых иностранных инвестиций в США. Мировые инвесторы, вероятно, начнут обращаться к стратегическим корпоративным американским активам, а не государственному долгу. Третий, есть проверенный временем механизм "акселератор": мировые компании сократили устаревшую и не такую производительную мощность, и валовые инвестиции начинают увеличиваться для поддержания уставного капитала. Кроме того, они заменяют его более продуктивными капиталовложениями. Эти факторы должны принести пользу американским производителям товаров, выходящим на мировые рынки. В качестве доказательства, капитальные расходы во втором квартале в Корее и других азиатских экономиках возросли на 20-30% по сравнению с первым кварталом. Так, в августе Китай и Корея увеличили импорт американской техники и оборудования.

3. Засуха в России, скорее всего, способствует росту экспорта продукции сельского хозяйства США. Американские экспортеры сельскохозяйственных продуктов, очевидно, заполнят большую часть пустоты, образовавшейся в результате засухи в России и Евросоюзе. Ситуация повторяет скачок цен на продукты питания в 2008 году. В результате тяжелого положения в России и запрета от 15 августа на экспорт пшеницы и зерна глобальный продовольственный баланс поставок зерна резко сократился. Министерство сельского хозяйства США сообщило на этой неделе, что сокращение мирового урожая зерна негативно сказывается на поставках и запасах пшеницы и другого кормового зерна. На всеобщем фоне роста спроса на пшеницу и кормовое зерно плохой новостью является тот факт, что цены на продукты питания могут значительно вырасти в дальнейшем. Однако снижение поставок спровоцирует резкий рост экспорта, что, безусловно, хорошая новость для американских фермеров, например: Министерство сельского хозяйства США прогнозирует увеличение экспорта пшеницы США на 1.4 миллиона тонн, экспорта кукурузы - на 1.3 миллиона тонн, сорго обыкновенного - на 10 миллионов бушелей.

Эмпирические доказательства в двух формах. Статистические показатели иллюстрируют эти пункты. Мы оценили параметры простых взаимосвязей, чтобы объяснить рост экспорта США как функции роста неамериканского ВВП, а также изменения реального валютного курса и импорта за исключением нефти (последняя переменная показывает влияние круговой торговли на экспорт). Важно отметить, что предполагаемая гибкость реального экспорта только в отношении неамериканского ВВП составляет приблизительно 2 - допуская равенство других показателей, 5% рост в других странах приведет к 10% росту экспорта в США. Гибкость экспорта в отношении реального эффективного валютного курса подразумевает, что 5% ослабление взвешенного по торговле доллара за последние 30 месяцев добавит еще 3.5% к росту экспорта. Такие подсчеты полностью совпадают с нашим прогнозом, что реальный экспорт товаров в США вырастет на 10% за следующие четыре квартала, заканчивая вторым кварталом 2011 года.

Импорт: мы полагаем, что значительный спад внутреннего спроса в США, скорее всего, спровоцирует еще более резкое сокращение импорта. Это произойдет потому, что импорт значительно опережал внутренний спрос, и недавний скачок в большой степени догнал предыдущие уровни проникновения импорта или его доли. При сокращении окончательного внутреннего спроса к годовой ставке 1.5% во втором квартале, импорт в дальнейшем будет расти так же медленно, или, возможно, еще медленнее, чем внутренний спрос, и дополнительные снижения в течение месяца не будут вызывать удивление. Более того, изменения в структуре спроса, за исключением товаров длительного пользования, а также снижение затрат на оборудование, скорее всего, приведет к снижению значительного импорта крупногабаритных электробытовых товаров. Эмпирические доказательства только поддерживают такой прогноз. Простые отношения, объясняющие рост реального импорта за исключением бензина, зависят от роста потребления и капиталовложений в промышленность, колебаний товарно-материальных запасов (которые исчезнут через два квартала), роста экспорта (для управления круговой торговлей) и реального эффективного валютного курса. Гибкость импорта в отношении компонентов внутреннего окончательного спроса составляет 1.1 и предполагает, что умеренный рост спроса будет ассоциироваться с одинаково умеренным ростом импорта. Данная модель также предполагает, что снижение на 2.2% реального взвешенного по торговле курса доллара в течение последних 12 месяцев сократит приблизительно на 2% рост импорта товаров, за исключением нефти.

Торговля и товарно-материальные запасы. Колебания товарно-материальных запасов спровоцировали еще более резкие колебания импорта и увеличили дефицит торгового баланса. Так же, как и резкое снижение импорта смягчило последствия сокращения производства во время рецессии, добавив практически 6% к объему производства во втором квартале 2009 года, рост импорта оказал негативное влияние на восстановление внутреннего производства в этом году. Частично этому росту способствовали китайские экспортеры, ускорившие отгрузки, чтобы покрыть отмену возврата налогов на экспорт в июле на сотни товаров, в том числе, сталь, удобрения, стекло, резину и лекарства. Этот китайский экспорт, отгруженный в США, вероятно, осел в товарно-материальных запасах Штатов. В качестве доказательства, оптовые товарно-материальные запасы в июле увеличились на 1.3%. Прежде чем размещать новые заказы, дистрибьюторы, скорее всего, сначала постараются избавиться от этой массы запасов. Поскольку предоставление кредитного плеча (или увеличение) между импортом и товарно-материальными запасами возможно в двух направлениях, мы считаем, что временное замедление накопления товарно-материальных запасов спровоцирует сокращение импорта. Поскольку импорт все еще не соответствует фундаментальным показателям, мы ожидаем еще большего ослабления в ближайшее время.

Forexpf.ru по материалам Morgan Stanley

ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Столкновение государственных интересов в условиях нового мирового кризиса

Филип Стивенс

В основе всех разговоров о том, насколько опасным окажется мир, лежит простой вопрос. Какое место отведут крупные державы, старые и новые, собственным государственным интересам в общем понимании коллективной безопасности? Ответ нам неизвестен, но нынешний курс совсем не обнадеживает. Можно представить себе любую возможную модель международной системы. Некоторые склоняются к балансу сил конца 19 века; другие надеются на соглашение, подписанное великими державами на Венском конгрессе.

В Азии речь идет о "массовом движении", в рамках которого небольшие страны ищут защиты у крупных держав, а также о "хеджировании" - соглашениях, составленных в виде страховых полисов на случай обмана. Ясно одно. Биполярность холодной войны уступает место чему-то более беспорядочному. Независимо от формы и сложности любых новых договоренностей, стабильность будет зависеть от их влияния в условиях конкуренции и сотрудничества. Несмотря на возможную абстрактность данных понятий, на самом деле все это часть страшной реальности. Последующие несколько лет определят судьбу соглашения о нераспространении ядерного оружия. Если, а это вполне возможно, замыслы таких стран, как Северная Корея и Иран, ознаменуют окончание эры ядерного самоограничения, мир внезапно станет куда более опасным.

Недавно в Женеве я выслушал последовательные выступления Генри Киссинджера и Джеймса Штейнберга на ежегодной конференции в Международном институте стратегических исследований. Г-н Киссинджер - корифей республиканской реальной политики. Г-н Штейнберг, заместитель госсекретаря, играет важную роль в формировании внешней политики в демократической администрации Барака Обамы. Что меня поразило, так это сходство анализа наших перспектив. Оба рассматривают распространение ядерного оружия как действительно опасную смену правил игры. Г-н Штейнберг начал с того, что США превосходят другие державы, но не имеют достаточной власти. В ближайшее время США не собираются отказываться от мирового превосходства и играют важную роль в новых системах безопасности. Но если однополярная система когда-либо и существовала, то сейчас ее нет. По его мнению, американское превосходство заключается в укреплении союзов и партнерств с целью создания иной концепции взаимодействия. У него нет сомнений в том, что государственные интересы останутся основным стимулом в сфере международных отношений. Осторожный оптимизм внушило то, что в настоящем мире общность интересов государств - по всем аспектамот изменения климата до финансовой стабильности и распространения оружия - более очевидна, чем раньше. Для этого существуют непосредственные предпосылки - взаимозависимость привела к тому, что процветание и безопасность, например Китая и Индии, в такой же мере зависит от эффективного взаимодействия, как и на западе. Безопасность становится единой. Новые державы могут потерять столько же, а возможно и больше, от распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке.

Г-н Киссинджер представил и обратную сторону медали. По его мнению, развивающиеся страны с неприязнью относятся к объединенному суверенитету, который предполагает многосторонние отношения. Он мог бы добавить, что в равной мере это относится и к америкаским политическим классам. Азиатские и латиноамериканские державы не скрывают национализма. Их внутренняя политика направлена на обеспечение большего общемирового блага. На их взгляд, запад пытается защитить свое преимущество. В этом отношении они иногда оказываются правы. Международный институт стратегических исследований отражает схожие настроения в своем Стратегическом исследовании 2010, подчеркивая усиление так называемого "стратегического протекционизма" со стороны развивающихся стран по мере того, как они стараются определить свои основные, узкие интересы.

Национальный совет по разведке, предоставляющий долгосрочные рекомендации американской администрации, также затрагивает эту тему в новом отчете, посвященном перспективам мирового руководства в 2025г. Данное исследование, проведенное при сотрудничестве с Институтом изучения проблем безопасности при ЕС, будет вскоре представлено в Вашингтоне. Суть отчета заключается в следующем: несмотря на то, что взаимозависимость должна способствовать росту потребности в совместных действиях, внутренняя политика движется в другом направлении. По данным отчета, формально устраненные угрозы превращаются в угрозу мировой безопасности. Договоренности, призванные обеспечить совместные действия, не дают возможности вовремя решать существующие проблемы.

Одно из таких действий - обвинение развивающихся держав в том, что они не признают своей важной роли по поддержанию мирового порядка. Я и сам осуждаю китайских политиков за ограниченность их взглядов на будущее. Дело не просто в конкуренции с западом. Куда более вероятно, что Китай и Индия начнут войну друг с другом, а не, скажем, Китай объявит войну США. Тем не менее, стоит вспомнить, что европейцы перенесли два ужасных столкновения прежде, чем поняли то, что должно было быть очевидно с самого начала - государственные интересы легче обеспечить в рамках сотрудничества. История полна конфликтов, которые, если оглянуться назад, кажутся непостижимыми, но в свое время они представлялись неизбежными. Те, кто считают, что развивающиеся державы должны с легкостью признать свои государственные интересы в рамках общественных, могут также подумать о том, насколько западным странам по-прежнему тяжело достичь таких договоренностей. Ожидалось, что победа Барака Обамы на президентских выборах два года назад возвестит о новой эре трансатлантического партнерства. Напротив, американцы считают европейцев безнадежными, а европейцы жалуются, что не получают достаточного внимания в Вашингтоне.

Ожесточенные споры, которые сейчас ведутся по поводу состава совета Международного валютного фонда отражают данную проблему в миниатюре. США и Европа соглашаются, что у них есть общие интересы в открытии фонда для развивающихся экономик. Китаю, который является второй крупнейшей в мире экономикой, принадлежит меньше голосов, чем странам Бенилюкса. Поэтому очевидно, что запад должен сдать позиции. Дело только в том, что по мнению американцев, первыми должны уступить европейцы, а европейцы считают, что наоборот. Каким бы тривиальным ни казался данный спор, он показывает, насколько тяжело странам признать совпадение государственных и взаимных интересов, когда дело касается более широких понятий безопасности. Как говорит г-н Штейнберг, "общность интересов не гарантирует общих действий". По его мнению, путь вперед - кропотливая работа по построению доверительных отношений с развивающимися странами; он также упоминает о расширении связей между Вашингтоном и Пекином. Конечно он прав. Без доверия нельзя добиться успеха. Тем не менее, еще одна составляющая - мнимое превосходство. И это меня, как европейца, действительно расстраивает.

Forexpf.ru по материалам The Fianancial Times

Прыг: 072 073 074 075 076 077 078 079 080 081 082
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100