ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА РОССИИ

Обновленные данные Росстата не побудили экспертов к пересмотру прогнозов

Объем ВВП в четвертом квартале 2009 года упал на 3,8% к аналогичному периоду 2008 года. Таким образом, в целом за год спад ВВП составил 7,9%, следует из вчерашних пересмотренных данных Росстата. Аналитики с нетерпением ждали пересмотренной поквартальной динамики, чтобы в случае чего построить новые прогнозы темпов роста ВВП. По оценкам экспертов, экономика в этом году покажет рост в диапазоне 3,8—4,3%.

Еще до обнародования пересмотренных статданных глава Росстата Александр Суринов подчеркивал, что предварительная оценка ВВП вряд ли будет значительно скорректирована, хотя и не исключал, что поквартальная динамика может показать несколько иные результаты. Аналитики долго ждали новых данных, особенно статистики по четвертому кварталу, исходя из которой они уже могли бы пересматривать свои прогнозы по темпам роста ВВП в текущем году.

Предположения Суринова оправдались, и значительных изменений в динамике ВВП не произошло. По данным Росстата, в третьем квартале прошлого года ВВП упал на 7,7% к аналогичному периоду 2008 года, долгожданный четвертый квартал показал падение экономики на 3,8%. Таким образом, подтвердилась первая оценка спада ВВП по итогам всего прошлого года в 7,9%.

Новые данные не приведут к корректировке ранее составленных аналитиками прогнозов темпов роста ВВП в текущем году. Однако экспертов все же озадачили некоторые детали. «Существенно изменилась только одна позиция — «финансовая деятельность», — отмечает генеральный директор ЦМАКП Елена Абрамова. — Из новых данных Росстата следует, что показатели первого и второго кварталов 2009 года отличаются от прежних данных статслужбы на 5—6 п.п., причина пока не понятна, возможно, это связано с погрешностью, либо с поздним приходом статистики».

Кроме того, неожиданно низкой оказалась счетная величина индекс-дефлятор ВВП по отношению к ценам 2008 года. «Всего 2,3%, и это предположить было очень сложно, значит, либо были темпы роста ВВП ниже, чем говорит Росстат, либо объем ВВП выше, пока сложно определить причину», — говорит Елена Абрамова.

ЦМАКП пересматривать свой прогноз по темпам роста ВВП не будет, хотя г-жа Абрамова отмечает, что с новой статистикой поквартальная динамика «немного поехала». Так, по итогам этого года экономика покажет рост 4,3%, в следующем году ВВП выйдет на уровне 3%.

Главный экономист Дойче Банка Ярослав Лисоволик также подчеркивает, что прогноз банка останется неизменным. По его расчетам, в 2010 году ВВП покажет рост 3,8% при средней цене на нефть 60 долл. за баррель, в 2011 году экономика прирастет на 4,3%.

Кудрин не ждет снижения дефицита

По оценкам Минфина, дефицит бюджета 2010 года будет на уровне 6—6,8% ВВП, заявил вчера глава министерства Алексей Кудрин. Причем он подчеркнул, что не ждет существенного снижения показателя. В бюджете дефицит в этом году заложен в 6,8%, хотя немногим ранее Минфин прогнозировал его увеличение до 7,2% ВВП. Алексей Кудрин подчеркнул, что пересмотра бюджета не будет, несмотря на растущие цены на нефть. По мнению министра, всему виной укрепление рубля, о вреде которого он неоднократно высказывался. «На каждый полученный доллар мы будем терять три рубля из-за укрепления его курса», — цитирует РИА Новости озабоченность Кудрина.

ЕЛЕНА ЗИБРОВА

Источник: РБК daily

ТЕНДЕНЦИИ >> БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

Российские банки нашли способ привлечения ликвидности

Екатерина Шохина, обозреватель «Эксперт Online»

Выпускаемые ими еврооблигации пользуются повышенным спросом на Западе. Однако полученные деньги пока будут направляться в основном на погашение долгов, а не на выдачу кредитов, говорят банкиры.

Российские банки активно привлекают ликвидность на внешнем рынке путем размещения евробондов. Как сообщила «Эксперту Online» аналитик инвестиционной группы «Капиталъ» Кристина Лядская, с начала года банки привлекли на международных рынках путем выпуска евробондов порядка 4 млрд долларов. Так, например, ВТБ продал бумаги на 1,25 млрд долларов, Банк Москвы – на 750 млн долларов, Альфа-банк – на 600 млн долларов.

Напомним, что в кризисном 2009 году объем выпуска еврооблигаций всех российских компаний составил 13,7 млрд долларов.

Причина такой активности на облигационном рынке – повышенный интерес иностранцев к российским бумагам и вследствие этого двукратное снижение процентной ставки по ним. «Условия привлечения финансирования посредством выпуска евробондов значительно улучшились в этом году в сравнении с тем, что мы видели в прошлом: сейчас размещения, в том числе частных эмитентов, проходят под 6−8% годовых, что даже несколько ниже доходности по первым посткризисным размещениям квазисуверенных заемщиков", — говорит Лядская.

Еще в декабре прошлого года доход по бумагам составлял не менее 12−13%. Эксперты считают, что главная причина, по которой сокращается премия за риск по российским облигациям, в растущей цене нефти, что в том числе приводит к укреплению рубля, росту положительного сальдо платежного баланса, росту международных резервов ЦБ и сокращению оттока иностранного капитала.

Интерес зарубежных инвесторов к евробондам российских компаний обусловлен также возможностью досрочно выйти из бумаг, когда это будет нужно, чего нельзя сделать с кредитами. Пока, естественно, большей популярностью пользуются бумаги госкомпаний. Но и при выпуске еврооблигаций Альфа-банка спрос в пять раз превысил книгу заявок.

Банки пытаются использовать текущую благоприятную конъюнктуру для выхода на этот рынок, учитывая, что в дальнейшем она может ухудшиться в результате отказа от стимулирующих мер и окончания цикла ослабления денежно-кредитной политики. По мнению Лядской, финансовые компании направляют эти средства, главным образом, на рефинансирование своих обязательств. При этом график погашений у многих банков в этом году довольно плотный: так, например, у ВТБ в 2010 году оставшийся объем выплат составляет порядка 2 млрд долларов, а в 2011 году – свыше 4 млрд. долларов.

Лядская считает, что результатом размещений может стать улучшение ситуации с кредитованием на российском рынке. «Это облегчит банкам расплату по своим обязательствам и высвободит деньги на кредитование, в результате чего и ставки снизятся, и кредиты получить будет проще», – говорит Лядская.

В то же время исполняющий обязанности председателя правления Витас банка Сергей Сергеев считает, что прямой связи между выпуском евробондов и расширением кредитования нет. «Банки привлекают таким образом валюту, и если и будут ее вкладывать в кредиты, то тоже в валютные. А валютные кредиты в силу высоких рисков не очень-то пользуются спросом. Разве что у импортеров и экспортеров, но не у большинства российских компаний, работающих на внутреннем рынке», – говорит Сергеев.

По данным банкиров, они планируют за этот год выпустить еврооблигаций на сумму 10−13 млрд долларов. Плюс к этому о своих планах по выпуску евробондов в этом году заявляли и крупные нефинансовые компании. В ближайшее время ожидается выпуск евробондов РЖД. Планируемый объем выпуска – 1 млрд долларов. Уже в будущем году рынок еврооблигаций может выйти на докризисный уровень – около 30 млрд долларов.


Источник: Expert.ru


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА США

Как свободные рынки потопили экономику США

Два года назад ядовитая смесь из плохой экономики, слабого регулирования и вопиющего поведения вышла из-под контроля...

Доведя до кипения финансовую систему и погрузив Соединённые Штаты в самый острый экономический спад со времён Великой депрессии.

Противоядие от кризиса, состряпанное многими игроками, которые помешивали первоначальную смесь, вытащило экономику США обратно с края обрыва.

Но эти лекарства не предотвратят будущие кризисы, как пишет Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии 2001 года по экономике, в книге «Упадок: Америка, свободные рынки и падение мировой экономики» (издательство «Нортон», 27,95 долларов).

В отличие от регулирования, появившегося в результате Великой депрессии, реакция на этот кризис привела к появлению менее конкурентоспособной финансовой системы, в которой доминируют банки, слишком большие, чтобы рухнуть, пишет он.

Стиглиц, бывший главный экономист Всемирного банка, а теперь профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке, обращает основное внимание на неспособность банков оценить и управлять рисками, особенно когда риск маскируется сложными финансовыми инструментами. Эта «современная алхимия» превратила рискованные субстандартные ипотечные кредиты (Субстандартный ипотечный кредит – кредит с более высокой процентной ставкой, который может быть выдан заёмщику с ненадёжной или весьма короткой кредитной историей – прим. ред.) в первоклассные финансовые продукты, считавшиеся достаточно безопасными, чтобы их приобретали пенсионные фонды, говорит он.

Финансовые рынки Америки также не смогли производительно размещать капиталы, говорит он. «В пиковый период 2007 года раздутый финансовый сектор поглощал 41% всей прибыли в корпоративном секторе», - пишет Стиглиц.

Ситуация усугублялась тем, что некоторые из этих прибылей были потрачены на влияние в Конгрессе, чтобы убедиться, что правительство не будет регулировать рискованные производные финансовые инструменты или ограничивать хищническое кредитование (кредитование заёмщиков с низким уровнем доходов, проблемной кредитной историей или проблемами с погашением текущей кредитной задолженности, при утаивании или введении в заблуждение относительно условий кредитования; при этом процентная ставка выше, чем для первоклассных заёмщиков – прим. перев.).

Наконец, дефектные структуры стимулирования благоприятствовали коррупции, поощряя вводящую в заблуждение финансовую отчётность, которая привела к более высокому биржевому курсу и более высоким премиям для управляющих с Уолл-Стрит.

К 2008 году экономика страны находилась в свободном падении, и Соединённым Штатам, стране, которая заявляла своей целью гневное осуждение социализма, пришлось социализировать риски, которые взяли на себя банки, и провести на рынках небывалую интервенцию, пишет Стиглиц.

Но что это значит для финансовой системы и, что более важно, для экономики США?

«Весьма вероятно, что у нас будет очень медленный выход из кризиса, и я надеюсь, что не такой затяжной, как это было у японцев, но никто не думал в 1990 году, что у них будет такой длительный выход из кризиса», - сказал Стиглиц во время недавней беседы с «Рейтер».

Считается, что Япония потеряла десятилетие экономического роста в 1990-е, прежде чем экономика смогла оправиться в 2004-06 гг.

Стиглиц сказал, что разница между Японией и США в том, что у Японии нулевой рост трудовых ресурсов, в то время как у Соединённых Штатов темп роста трудовых ресурсов – 1%.

Таким образом, если количество нанятых в США растёт со скоростью в 1%, то «это так же плохо, как и нулевой рост в Японии», сказал он.

Между Японией и Соединёнными Штатами есть и другие различия, некоторые из которых служат доказательством более быстрого оздоровления экономики Соединённых Штатов и других, а не указывают на более медленный выход из кризиса, сказал Стиглиц.

Во-первых, пока Япония может выйти из спада за счёт экспорта, Соединённые Штаты этого сделать не могут, потому что европейский экономический рост также является медленным.

Во-вторых, экономический кризис в Японии начался с высокой нормы сбережений и это дало ей возможность расширить экономику, уменьшив сбережения и увеличив потребление.

«Соединённые Штаты находятся в противоположной ситуации, так как они начинают с нулевого уровня сбережений», - сказал Стиглиц. - «Таким образом, вероятность того, что наш уровень сбережений начнёт расти, весьма высока, а повышение сбережений может значительно содействовать затягиванию экономического спада».

Ситуация в сфере здравоохранения в Соединённых Штатах, с её проблемами в плане справедливости и доступа к услугам, также влияет на экономический рост США, сказал Стиглиц «Рейтер». Здоровье влияет на производительность, а стоимость здравоохранения влияет на конкурентоспособность, сказал он.

«Но что ещё хуже, мы совершили принципиальную ошибку, связав предоставление услуг по здравоохранению с занятостью, создав сильное взаимодействие между изъянами в системе здравоохранения и проблемами на рынке труда», - сказал он.

Решение этой проблемы было бы в том, чтобы перейти на систему одного плательщика, которая признаёт здравоохранение в качестве общественных затрат, а не затрат на рабочую силу, сказал Стиглиц.

«Обеспечение медицинским страхованием недостаточно квалифицированных рабочих, получающих минимальную заработную плату, почти удваивает стоимость принятия их на работу, так что неблагоприятные последствия сегодняшней системы наибольшим образом проявляются в части рабочей силы с низкой заработной платой», - сказал он.

Но наибольшим риском для оживления экономики является «очень, очень большой политический риск» со стороны тех, кто выступает за уменьшение дефицита, сказал он.

«Президент Обама пытается сейчас балансировать по этому вопросу, говоря, что он уменьшит дефицит в течение более или менее длительного периода и простимулирует экономику за короткий промежуток времени», - сказал он. - «Но близорукость ястребов не даст им согласиться на это».

По материалам Рейтер

Прыг: 090 091 092 093 094 095 096 097 098 099 100
Шарах: 100