ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Тришкин кафтан Еврозоны

Устранение одних недостатков еврозоны влечет за собой возникновение новых.

10 августа «медведи» атаковали рынки с новой силой. Как ни печально, но приходится констатировать - паника перетекла в банковский сектор, что может спровоцировать кризис в реальной экономике.

Ведущие рейтинговые агентства продолжают делать «набеги» на страны с ухудшающимся финансовым положением. После оглушительной разборки с рейтингом США в субботу, в среду жертвой стала мощная экономика Франции. На рынке появились слухи, что агентство Fitch пересмотрело прогноз состояния экономики со «стабильного» на «негативный». К концу дня их опровергли. Однако слухи слухами, а реакция рынка оказалась впечатляющей: капитализация французских банков сократилась в разы. В течение дня крупнейшая банковская группа Societe Generale дешевела на 22,5%! А банки Credit Agricole и BNP Paribas потеряли к концу торгового дня 11,8% и 9,5%, соответственно.

Оказание столь ошеломляющего отрицательного эффекта именно на кредитные институты свидетельствует о слабости банковской системы Европы, зараженной вирусом плохих долгов периферийных стран еще до кризисного 2008 года. Ситуация усугубляется тем, что европейские банки являются крупными держателями государственных облигаций периферийных стран еврозоны. По данным Европейского банковского агентства, 90 крупнейших европейских банков держат порядка 98 миллиардов евро в греческих гособлигациях (из 328,5 миллиардов совокупной внешней задолженности страны). Чтобы нагляднее представить масштабы бедствия Греции, экономисты посчитали: для покрытия долга и нормального существования государства потребуется около 600 лет. А главными европейскими кредиторами остаются немецкие и французские банки. Потери, которые могут понести финансовые институты в результате реструктуризации греческого долга, могут составить порядка 20 миллиардов евро.

Долги Греции

Глядя на приведенную схему, становится понятно, почему французские банки реагируют так чутко на любое негативное сообщение о финансовом состоянии еврозоны.

Проблема в том, что банки стали основным источником финансирования для государств, давая взаймы под залог государственных облигаций. В условиях, когда кредитные организации задолжали друг другу огромные суммы денег, а обеспечение обесценивается в связи с понижением рейтингов и потерей доверия инвесторов, декапитализация банковской системы может привести к коллапсу на межбанковском рынке. Банки будут терпеть убытки, закроют лимиты друг на друга, ужесточат требования к заемщикам – вот вам и вторая волна кризиса.

Осознавая негативные последствия в случае межбанковской «резни», европейские власти в лице Европейского центрального банка (ЕЦБ) пытаются всеми силами спасти банковскую сферу. В мае 2010 года ЕЦБ начал покупать облигации обремененных долгами государств еврозоны в рамках Программы безопасности финансовых рынков (Securities Market Program). За это время центральный банк приобрел европейский долг на сумму в 75 миллиардов евро (совокупный долг составляет порядка 6,4 триллионов евро). При этом монетарные власти еврозоны подчеркивали тогда, что программа является временной и не предназначена для долгосрочного финансирования государств-должников. Но план спасения не помог: через год периферия снова стала утопать в долгах.

Чтобы успокоить рынки после понижения рейтинга США, ЕЦБ объявил о покупке итальянских и испанских государственных облигаций, чья доля в общем долге Европы составляет около 29%. Предполагается, что ежедневно ЕЦБ будет выкупать бумаги на 2,5 миллиарда евро. Что такое 2,5 миллиарда в долгосрочной перспективе, когда долги Италии и Испании составляют 1,8 триллионов и 240 миллиардов евро, соответственно?

Однако с принятием решения центральному банку все же удалось сбить доходности: годовая доходность десятилетних гособлигаций Италии опустилась к месячным минимумам - 5.18% (после исторического максимума 6,2%), а долговых бумаг Испании — к значениям декабря 2010 года - 4,98% (с 6,3% в начале августа).

Доходность десятилетних гособлигаций Испании
*Доходность десятилетних гособлигаций Испании

Казалось бы, наконец-то периферия может вздохнуть спокойно. Однако, если посмотреть на график доходности десятилетних облигаций Греции за 2 года, то можно увидеть похожую картину. После объявленного плана спасения в мае 2010 года доходность все равно поднялась к историческим максимумам выше 18% к августу 2011.

график доходности десятилетних облигаций Греции

Используя монетарные способы (вливая все новые порции ликвидности), европейские власти пытаются затушить проблемы банковской сферы. Но пока безрезультатно.

Кроме того, восстановлению Европы могут помешать «акулы рынка» - крупнейшие американские транснациональные банки и корпорации. Имея в обращении триллионы долларов и прямой доступ к ликвидности Федеральной резервной системы США, для них ничего не стоит выкупить по дешевке государственные облигации утопающих стран, после чего начать играть на понижение курса госдолга.

Кстати, что-то подобное было в 1992 году с фунтом стерлингов. Некоторые экономисты склонны верить, что американский финансист Джордж Сорос обрушил национальный курс Великобритании в одиночку. Он скупал валюту в течение многих лет, а затем одномоментно продал около 5 миллиардов фунтов в обмен на немецкие марки. Последующая обратная покупка позволила заработать гению, по оценкам экономистов, 1,5 миллиардов долларов. Примечательно, что до случившегося обвала курса Банк Англии стремился удержать паритет к немецкой марке (сейчас ЕЦБ стремится удержать евро), занимая все больше и больше у Германии. Однако немецкий валютный рынок все равно оставался более привлекательным. Когда стало очевидным, что правительству курс удержать не удастся, спекулянты бросились продавать фунты стерлингов.

То же может случиться и с долговыми бумагами бедствующих стран еврозоны. Только в гораздо большем масштабе. После этого рухнет вся, и так на ладан дышащая, банковская система еврозоны.

Елена Туржанская, аналитик ФГ "Калита-финанс"

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Экономико-политическая ситуация в России в июле 2011 г.

Авторский коллектив Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара
В этом номере:
Российская экономика в текущем году: основные тенденции
Политико-экономические итоги июля 2011 г. (С.Жаворонков)
Инфляция и денежно-кредитная политика (Н.Лукша)
Финансовые рынки (Н.Буркова, Е.Худько)
Реальный сектор экономики: факторы и тенденции (О.Изряднова)
Российская промышленность в июне 2011 г. (С.Цухло)
Внешняя торговля (Н.Воловик, К.Харина)
Государственный бюджет (Е.Фомина)
Российский банковский сектор (С.Борисов)
Ипотека в РФ (Г.Задонский)
Риски Российского финансового рынка (А.Абрамов)
Рынок зерна в России: текущие тенденции и прогноз развития в сезоне 2011/2012 гг.(Н.Карлова)
О фонде денежного довольствия военнослужащих РФ (А.Приветкин, Е.Трофимова)
Охрана результатов интеллектуальной деятельности (А.Макаров, А.Пахомов)
Деловой климат. Россия в международных рейтингах (А.Абрамов)
Обзор заседаний правительства Российской Федерации в июле 2011 г. (М.Голдин)
Обзор нормативных документов по вопросам налогообложения за июнь–июль 2011 (Г.Л.Анисимова)
Изменения в нормативной базе бюджетного процесса (М.Голдин)

Выдержка из обзора:

За первые шесть месяцев текущего года (за которые в основном имеются данные) для развития экономики России были характерны преимущественно негативные тенденции.

- Относительно вялый темп роста для периода выхода из кризиса, несмотря на исключительно благоприятную конъюнктуру мировых нефтяных цен. Темп роста ВВП за I квартал составил 4,1% (как за весь 2010 г.), по оценке Минэкономразвития за II квартал он снизится до 3,7% и в целом за первую половину года – до 3,9%. Во втором полугодии Министерство ожидает рост на 4,5%. В целом за год это будет близко к темпу мировой экономики (порядка 4,3%), но существенно ниже динамики развивающихся стран, где ожидается рост в 2011 г. в 6–6,6%. Средние мировые цены нефти марки «Urals» составили за 6 месяцев 108,1 долл./барр., что немного превышает среднюю цену за тот же период перед кризисом в 2008 г.

- Особое отставание инвестиционного спроса, который в нормальном случае мог бы стать основным фактором вытягивания экономики из кризиса. Истекший период года характеризуется стагнацией инвестиций в основной капитал и строительного производства. Прирост валовых накоплений в ВВП в I квартале практически целиком происходил за счет увеличения запасов. Прирост инвестиций в основной капитал был ниже увеличения ВВП и составил за полугодие 2,7%, объема строительных работ – 0,9%, ввод в действие жилых домов снизился на 3,7%.

- Превращение потребительского спроса фактически в единственный двигатель экономики. Рост конечного потребления домашних хозяйств в I квартале составил 5,7%, рост розничного товарооборота за 6 месяцев – 5,3%. Однако новое явление текущего года состоит в том, что это происходит при снижении реальных располагаемых доходов населения (за первую половину года на 1,4%) и слабом увеличении реальной средней заработной платы на 2,4%. Иными словами, – спрос растет главным образом за счет сокращения доли сбережений в расходах населения и расширения потребительских кредитов. Трудно предположить, что снижение доли сбережений может стать устойчивым фактором благоприятной динамики потребительского спроса. Впрочем, не исключено, что сокращение реальных располагаемых доходов и стагнация заработной платы связаны с уходом части заработков в тень под влиянием существенного увеличения в 2011 г. страховых платежей. В этом случае теневые доходы могут и дальше поддерживать сложившуюся динамику потребительского спроса.

- Замедление практически вдвое во II квартале темпов восстановления обрабатывающей промышленности, которая значительно пострадала в период кризиса. Если в I квартале ее рост был заметно опережающим и составил 10,6%, по сравнению с 5,9% по промышленности в целом, то во втором – только 5,8% при 4,8% по промышленности. Снизился и без того малый прирост добычи полезных ископаемых с 3,3% в I квартале, что вдвое меньше против того же квартала 2010 г. (6,7%) до 1,7% во II .

- Приближение месячных объемов внешней торговли к максимальным значениям, достигнутым в 2008 г. до наступления кризиса. При этом высокие темпы роста экспорта обеспечивались практически целиком за счет фактора цен. По данным Росстата о ВВП за I квартал физический объем экспорта к I кварталу 2010 г. не увеличился и экспорт не повлиял на рост ВВП. В мае по сравнению с маем предыдущего года прирост экспорта за счет физического объема оценивается Минэкономразвития в 2,6%, а за счет цен – в 35,5%. Прирост же импорта опережал увеличение экспорта и происходил преимущественно (на 26,5%) благодаря увеличению физического объема, влияние цен составило 12,2%. В целом за 5 месяцев прирост импорта составил 42,2%, а экспорта – 30%. Импорт обеспечил в I квартале более половины прироста внутреннего спроса. Несмотря на опережающие темпы импорта, абсолютные величины положительного сальдо торгового баланса остаются высокими и достигли за 5 месяцев 85,07 млрд долл., превысив результат за этот период 2008 г.

- Сохранение в условиях повышенных экспортных цен на нефть видимости благополучия с бюджетом. Доходы федерального бюджета за 6 месяцев по предварительной оценке были выше по сравнению с тем же периодом годом ранее и в абсолютном выражении и к ВВП. Израсходовано по отношению к ВВП несколько меньше. Профицит составил 2,7% ВВП. Ненефтегазовый дефицит остается на высоком уровне в 7,9%, хоть и несколько снизился по сравнению с первым полугодием 2010 г., когда он составлял 10,8%. Однако по этим данным трудно судить о реальных перспективах следующих месяцев, поскольку бюджетные расходы, как известно, тратятся наиболее интенсивно в конце года и не похоже, чтобы нынешний год станет исключением. В федеральном же бюджете на 2011 г. расходы утверждены на опасно высоком уровне в 20,7% ВВП, причем этот уровень (21%) намечается сохранить и на следующие два года (в период проведения ответственной бюджетной политики в 2004–2006 гг. расходы составляли порядка 16% ВВП). В итоге существенно возросли риски тяжелых финансовых последствий в случае снижения мировых цен на нефть и другие товары российского сырьевого экспорта при отсутствии весомых финансовых резервов, которые имелись перед началом кризиса 2008 г.

- Удержание высокого, хоть и несколько замедляющегося, уровня инфляции. Индекс потребительских цен в I полугодии 2011 г. в годовом исчислении (к I полугодию 2010 г.) составил 9,5%, тогда как год назад он равнялся 6,6%. При этом в июне по сравнению с маем прирост ИПЦ снизился до 0,2% против 0,5%, или в 2,5 раза, а первые три недели июля потребительские цены не росли. Этому способствовало сезонное удешевление продовольственных товаров и замедление роста цен на непродовольственные. На 25 июля по отношению к декабрю предыдущего года инфляция составила 5,1%, что на 0,4 п.п. выше по сравнению с тем же периодом 2010 г. Сдерживанию дальнейшего разгона инфляции может способствовать сокращение за истекшую половину года широкой денежной базы на 9,5% и незначительный прирост денежной массы М2 на 3,7%.

Значительным был и рост цен производителей промышленных товаров, составивший в I полугодии 2011 г. к тому же периоду 2010 г. 20%, при показателе предыдущего года 19,6%. По отношению к декабрю 2010 г. цены производителей поднялись на 7,9%, тогда как годом раньше – на 5,5%.

- Нарастание золотовалютных (международных) резервов страны в условиях высоких экспортных цен. С начала года они увеличились на 49,1 млрд долл. (больше, чем за весь 2010 г.) и достигли максимальной величины с октября 2008 г. – 528,5 млрд долл. Исторический же максимум в начале августа 2008 г. достигал 598,5 млрд долл.

- Сохранение тенденции к укреплению рубля. В июне 2011 г. по отношению к декабрю предыдущего года оно составило 8%, притом что за тот же период 2010 г. – 9,7%.

- Возобновление роста частной и квазигосударственной (за счет структур с высоким участием государства) внешней задолженности. Причем рост этот ускоряется. Если за вторую половину 2010 г. прирост общей внешней задолженности составил 31,6 млрд долл., то за первую половину 2011 г. – 43,2 млрд и общий размер долга достиг 532,2 млрд долл. (максимальная величина перед кризисом составляла 534,5 млрд долл.). Причем в первом квартале прирост составил 20,9 а во втором – 22,3 млрд долл. За рассматриваемый период преобладало некоторое снижение государственного внешнего долга, так что прирост получен за счет задолженности банков и корпораций. Нелишне напомнить, что высокий частный и квазигосударственный внешний долг был одним из ведущих факторов, определивших глубину российского кризиса, начавшегося в 2008 г.

- Длительный период (в течение десяти месяцев подряд) чистого оттока капитала из страны. По предварительной оценке Банка России, в I полугодии 2011 г. он достиг 31,2 млрд долл., что в 2,7 раза выше по сравнению с тем же показателем прошлого года. В июне впервые в нынешнем году отток сменился небольшим притоком капитала в размере около 3 млрд долл. Но это пока не дает оснований достоверно судить о дальнейших тенденциях.

- Неуверенная динамика за истекший период года фондового рынка без четко выраженного тренда (притом что в 2010 г. преобладал некоторый рост индекса ММВБ). Если повышение цен на нефть способствует обычно росту котировок, то негативная зарубежная информация, связанная с ситуацией в ЕС, США и т.п. приводит к обратному процессу. В июле на рынке государственного долга и акций преобладал умеренный рост. Обороты же и индексы рынка корпоративных облигаций обновили исторические максимумы.

- Сохранение в течение длительного срока целого ряда негативных тенденций свидетельствует о наличии системных факторов, препятствующих нормальному развитию. Основным и фактически общепризнанным таким фактором является неблагоприятный и ухудшающийся в течение ряда лет инвестиционный и в целом деловой, предпринимательский климат. Опубликованные новые рейтинги ряда международных организаций, оценивающих состояние различных сторон делового климата в разных странах, на которые ориентируются международные инвесторы, не дают оснований судить о практических изменениях у нас к лучшему.

Сложившаяся ситуация свидетельствует о серьезной опасности застоя, стагнации российской экономики даже при благоприятных ценах на нефть. Вместе с тем некоторые тенденции дают основания ожидать некоторого улучшения динамики развития во II полугодии и в целом за год.

- Как правило, в течение года от месяца к месяцу с некоторыми исключениями происходит наращивание объемов инвестиций в основной капитал, которое достигает пика в декабре. Если в I квартале текущего года по отношению к тому же периоду предыдущего их физический объем был ниже на 0,8%, то во II квартале уже превышал на 4,9%. Сохранение такой тенденции может привести к более активному нарастанию инвестиционного спроса и увеличению инвестиций в основной капитал за год на 5–8%, тем более что производство прочих неметаллических продуктов, состоящих, в основном из строительных материалов, давно и устойчиво растет опережающими темпами, составившими за I полугодие 11%. Это позволяет надеяться, что и строительство постепенно будет выходить из застоя.

- По предварительной оценке Банком России платежного баланса за I полугодие текущего года приток прямых инвестиций в страну составил 26,9 млрд долл. против 17,7 млрд за тот же период прошлого года.

- Проводимые Институтом Гайдара опросы руководителей предприятий за июнь показали наиболее оптимистичные по сравнению с прошлыми месяцами оценки увеличения спроса, роста производства, состояния запасов. Еще рано судить, свидетельствует ли это о новых тенденциях, но сам по себе факт симптоматичен. Может быть с этим связано пока слабое увеличение в июне темпа прироста продукции обрабатывающих производств до 7,1% – на 2 п.п. выше по сравнению с апрелем-маем.

- Перспектива развития будет, естественно, в существенной мере зависеть от состояния мировой экономики, особенно в регионах повышенного риска.

Полная версия обзора и статистическое приложение: файл pdf (zip 2,5mb) >>

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА США

Дефолт США откладывается, но не отменяется!

Чем отличается кризис 2008-2009 годов, начавшийся в ипотечной сфере США, от предрекаемого коллапса на долговом рынке ведущей экономики мира по причине технического дефолта 2 августа?

Во-первых, масштабами. Если в первом случае рецессия началась в финансовом секторе со схлопывания надувшегося «мыльного пузыря», разросшегося под лозунгом «бери сейчас - плати потом!», то в настоящее время речь идет о неспособности целого государства осуществлять выплаты по своим долгам.

Во-вторых, причинами. Проблема поднятия планки государственного долга с нынешних 14,3 триллионов долларов по большей части перешла из экономической плоскости в политическую. Вопрос скорее в том, кто придет к власти на выборах в ноябре 2012 года: ослики или слоны (неофициальные символы демократов и республиканцев, соответственно). А какой ценой для экономики – это уже вторичный фактор.

Данное предположение подтверждает текущая ситуация. Несмотря на то, что правительство Америки не сможет выплачивать процентные платежи уже 2 августа, потолок госдолга все еще не повышен: прогибаться не хочет ни одна партия.

Положение у действующего президента, демократа Барака Обамы, мягко сказать, незавидное. Государственный долг поднялся с отметки в 70% от ВВП в конце срока правления Буша-младшего до 94% (исторический максимум) к августу 2011 года. По прогнозам Международного валютного фонда (МВФ), к концу этого года показатель составит 99,5%, что неудивительно, если учесть, что в настоящее время его размер увеличивается в среднем на 3,7 миллиарда долларов в день.

Госдолг США

Столь резкое поднятие платы за «хорошую жизнь» объяснялось различными стимулирующими и социальными программами для экономики. Доля расходов в федеральном бюджете на социальную сферу в 2010 году составила 69%. Без этих «плюсов» политика демократов будет похожа на антинародную политику, загоняющую экономику в вечные долги.

Администрация Обамы, прекрасно это понимая, в обмен на поднятие лимита госдолга предлагала урезание соцрасходов, вместе с отменой налоговых льгот для богатых и сверхбогатых, принятых Бушем-младшим.

Республиканцы же, ссылаясь на партийную идеологию, наотрез отказались принять предложение президента о новой налоговой схеме. Кроме того, был выдвинут альтернативный вариант: временно повысить потолок заимствований, а в 2012 году вновь вернуться к этому вопросу.

Оппозиция уже взяла «на крючок» конкурентную партию, а к моменту выборов может и вовсе «словить ее на живца». Каким образом? Предположим, во вторник голосование в Сенате пройдет успешно, и соглашение по повышению предельного уровня госдолга как минимум на 2,1 триллионов долларов (то есть до 16,4 триллионов) будет подписано президентом. Вместе с этим бюджетные расходы будут сокращены в течение ближайших десяти лет на 1 триллион долларов до самого низкого уровня с 1950-х годов, а бюджетный дефицит – на 2,4 триллиона долларов (подчеркнем, дефицит все равно останется).


*Источник: https://www.bea.gov/index.htm

По словам Б. Обамы, «как минимум, в ближайшие месяцы США не объявят дефолт». Допустим, в ближайшие – не объявят, однако к концу 2012 вопрос встанет с новой силой. Ведь если обратиться к объемам американских трэжерис, которые необходимо гасить Казначейству США в ближайшее время, становится понятно, что на Америку продолжает накатывать «снежный ком» долгов. До конца текущего года надо погасить 1,825 триллионов долларов, до июня 2012 года – 2,610 триллионов, за 3 года – 4,839 триллионов!

Вместе с инфляционной спиралью раскручивается вторая: долговая. Растет долг – упирается в планку – уменьшаются госрасходы – угроза экономическому росту – вновь повышается долг. А вместе с ним и расходы на его обслуживание. Причем можно наблюдать интересную картину: в 2006 году процентные платежи по долгам составили около 10% бюджета. За 5 лет показатель практически не изменился, даже снизился – до 8,2%. Но за счет чего? За счет снижения ставок с 5% в 2006 - до нуля в 2011, и только. Но этот потенциал уже исчерпан – ниже нуля ставки - то опустить нельзя!

Еще одна причина, по которой Федеральная Резервная система оттягивает момент повышения ставок, несмотря на мировую тенденцию роста ссудных процентов. Увеличив лимит в этот раз до 16 с лишним триллионов долларов, государство увеличит на 8% (около 30 миллиардов) расходы бюджета на процентное обслуживание. Вот и получается замкнутый круг.

Когда будет исчерпан очередной лимит долга? Как раз к выборам. И республиканцы отлично это предусмотрели. Как говорится, на то и щука в озере, чтобы карась не дремал. Все, что остается текущей правящей партии – искать способы привлечения средств, чтобы заткнуть дыры в бюджете и платить по огромным государственным обязательствам. Активно обсуждалось повышение налоговых поступлений. Внимания заслуживает тот факт, что если бы президент и аннулировал решение о снижении налогов предыдущего президента и увеличил налог на добавленную стоимость, то американцы стали бы работать четыре из пяти рабочих дней на правительство. Такими темпами, вместе с программой по урезанию расходов, и до социального бунта было бы недалеко. Но и здесь не все по воле демократов: налоговые льготы Буша продлили до 31 декабря 2012 года, что уже после выборов.

Предположительно, возврат к теме дефолта №2 следует ожидать примерно через год, причем с новыми проблемами. Как указано выше, инфляционная и долговая спирали будут раскручиваться все сильнее. При этом не стоит забывать о рисках для экономики вследствие возможного понижения кредитного рейтинга США, о чем последнее время постоянно напоминают ведущие рейтинговые агентства. Выбора нет – надо перезанимать снова и снова. Но к «следующему дефолту» у измученных долговыми проблемами американцев будет шанс призвать на помощь достойную партию, которая сможет решить все их проблемы. Только вот сможет ли?

Алексей Вязовский, Елена Туржанская - аналитики ФГ "Калита-финанс"

Прыг: 038 039 040 041 042 043 044 045 046 047 048
Шарах: 100