ТЕНДЕНЦИИ >> НЕФТЬ, ТЭК

Новая геополитика нефти

На рынках нефти наметилась новая тенденция, которая, вероятно, будет толкать цены вверх на протяжении нескольких лет. Она связана с ключевыми событиями, которые можно назвать как "новая геополитика" нефти.

Несмотря на то, что перебои с поставками ливийской нефти повлияли как на средиземноморский рынок, так и на мировой баланс между нефтью марки light sweet и потоками более грубой сырой нефти. Тридцать процентов роста цен на нефть с начала года связано с рыночными ожиданиями, а не с фундаментальными факторами. Возможно есть основания полагать, что цены на нефть могут снизиться к концу года, но восходящая динамика себя еще не исчерпала.

Можно выделить три составляющие новой геополитики

Во-первых, нефтедобывающие страны никогда не отличались надежной политикой. Они характеризуются сочетанием быстрого роста экономики, молодым населением, высокой безработицей, перекосами в распределении доходов, престарелыми лидерами с наклонностями клептоманов, отсутствием политической законности и растущими социальными ожиданиями. Это не новость. А вот взрывной рост социальных недовольств, которые ведут к массовым беспорядкам и смене режима - это уже что-то новенькое. Сейчас проблемы, аналогичные тем, с которыми сейчас пришлось столкнуться странам в Северой Африке, приобретают все большую популярность для нефтедобывающего сектора в целом. Час расплаты за неадекватные политики приближается с угрожающей скоростью, а вместе с ним и апокалипсис на рынке нефти.

Во-вторых, премия за риск на рынке нефти, скорее всего, будет держаться на высоких уровнях в течение длительного периода времени на фоне потенциального роста нестабильности и перебоев с поставками. В этом месяце нас ждут выборы в Нигерии, которые сулят новый всплекс насилия и новые волнения на рынке нефти. Общественные беспорядки и политический раскол в Йемене могут привести к перебоям в поставках нефти на экспортный рынок на 300 тыс. баррелей в день, а также негативно повлиять на поставку сжиженного природного газа и транзит нефти через пролив Баб-эль-Мандеб, который пропускает 4 млн. баррелей нефти в день в Суэцкий канал и нефтепровод. Кроме того, существует постоянная угроза террористических актов на нефтяных вышках в Саудовской Аравии, политических протестов в Иране, или и того хуже, одновременных перебоев с поставками из Нигерии, Алжира, Сирии и Ливии. Не исключено обострение социальной напряженности в Венесуэле, где социоэкономический и политический профиль не сильно отличается от Ближнего Востока.

Наиболее опасны перебои с поставками сырой нефти с низким содержанием серы из Алжира или Нигерии. Ситуация с Ливией показала, что сырая нефть марки light sweet, необходима для изготовления топлива с низким содержанием серы, при этом заменить ее ничем нельзя, и производственные мощности и объемы добычи Саудовской Аравии делу не помогут.

Кроме того, чтобы избежать недовольств среди населения, богатые нефтью страны спешат повысить расходы на общественные нужды. В Саудовской Аравии король Абдулла объявил о реализации двух программ на сумму 125 млрд. долларов, что соответствует примерно 27% прошлогоднего ВВП, что, в конечном, счете повлияет на объемы добычи нефти. Безубыточная цена на нефть для Саудовской Аравии, судя по всему, выросла на 30% до 88 долларов за баррель. По данным Института международных финансов, аналогичная ситуация складывается и в других странах. От данных обязательств по повышению социальных расходов отказаться непросто, поэтому ценовое давление на рынке нефти, вероятно, примет перманентный характер.

В-третьих, страны-производители нефти будут субсидировать развитие внутренней промышленности, в том числе, энергетику, что приведет к росту внутреннего спроса на нефть и, соответственно, сокращению объемов нефти, предназначенной для экспорта. Производители на Ближнем Востоке к 2015 году будут потреблять на 1 млн. баррелей больше, чем в 2010 году, к 2020 году потребление увеличится еще на 1.5 млн. баррелей. Ситуация на рынке существенно обострится. Инвесторы и правительства уже реагируют на потенциальный кризис предложения. На прошлой неделе Бараку Обаме пришлось взять назад немало своих слов относительно баланса между защитой окружающей среды и добычей ископаемого топлива на территории страны.

Теперь он уже не так рьяно ратует за чистую экологию, склоняясь к необходимости добывать энергию самостоятельно. Обама хочет сократить объемы импоритуемой нефти в США на треть к 2022 году, но не исключено, что, с учетом темпов разработки месторождений в Мексиканском заливе и на суше, эта цель будет удвоена. Несмотря на все возможные опасности и риски, к лету или к концу года цены на нефть могут снизиться, если бушующие сейчас страсти начнут понемногу утихать. Инвесторы существенно увеличили покупки дорогих опционов колл со сроком погашения в конце 2011 и 2012 гг., что отражает вероятность роста цен. Если в ближайшее время ситуация стабилизируется, их опасения не оправдаются. Но даже несмотря на то, что в этом году рынку нефти, скорее всего, удастся избежать конца света, он наступит раньше, чем предполагают многие.

Эд Морс, заместитель госсекретаря США по международной энергетической политике в период с 1979 по 1981. Глава отдела исследований на рынке сырья в Citigroup.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

ТЕНДЕНЦИИ >> ДЕНЬГИ, ВАЛЮТЫ, КАПИТАЛЫ

Америке стоит отказаться от доллара, как от резервной валюты

Каждые 20-30 лет - то есть, всякий раз, когда дефицит текущего счета в Америке начинает раздуваться, как воздушный шарик - появляются пророки, провозглашающие конец эпохи великого доллара, завершение его карьеры на посту мировой резервной валюты. За последние несколько лет подобные разговоры стали звучать громче и чаще. Но эти предсказания, в конечном счете, окажутся столь же ошибочными, как и их предшественники. Статус резервной валюты - это общественное благо, за которое приходится платить.

Ни одна другая валюта, за исключением, пожалуй, евро, который может обрести силу и значимость в ближайшие десять лет, не обладает качествами, необходимыми для адекватного удовлетворения потребностей мировой экономики. И никакая другая страна не захочет платить цену за выпуск резервной валюты. Если доллару и суждено потерять свой почетный статус, то только потому, что Вашингтон приложит определенные усилия для того, чтобы снять с себя это бремя ответственности. Как ни печально, но сейчас, судя по всему, подобное решение стало бы для Штатов самым правильным.

Вопреки теории заговоров, утверждения о том, что статус доллара как резервной валюты дает США незаслуженные преимущества, совершенно безосновательны. Напротив, это скорее бремя, как для Америки, так и для всего мира. В первые несколько десятилетий после Второй мировой войны цена, которую приходилось платить за поддержание курса доллара, оправдывалась преимуществами стабильно растущей американской и мировой экономики в условиях холодной войны. Но в начале 1980-х торговые политики в мире резко изменились, что существенно повысило эту цену, тогда как окончание холодной войны во многом свело на нет преимущества.

Упомянутая цена, которую приходится платить, это либо растущая безработица, либо растущий уровень долга. Механизм предельно прост. Страны, желающие стимулировать внутренний рост, увеличив свою долю внутреннего спроса, могут сделать это, только играя в азартные игры с мировой системой, и наращивая свои валютные резервы, в том числе и в виде резервов центральных банков. На практике, высокая ликвидность доллара, ограниченные интервенции Вашингтона, а также размер и гибкость американских финансовых рынков, провоцируют такие страны как Китай на покупку долларов про запас. Никаких достойных альтернатив нет, кроме того, любая другая страна пресекла бы попытки массовой скупки своей валюты.

В свою очередь, покупка долларов иностранными инвесторами автоматически ведет к образованию дефицита текущего счета в США. Иными словами, растущий торговый дефицит в Америке компенсирует торговые интервенции других стран. Таким образом, остальной мир импортирует американский спрос, вынуждая экономику США реагировать двумя способами: либо ростом безработицы, связанной с тем, что часть спроса уходит на иностранные товары, либо путем повышения внутреннего спроса и инвестиций в целях поддержания уровня занятости. Внутренние инвестиции не будут расти в ответ на действия других стран, если правительство не проводит интервенций. Наоборот, в условиях оттока внутреннего спроса, частные инвестиции могут даже сократиться. Таким образом, чтобы ограничить негативное воздействие на рынок труда, приток капитала в американскую экономику должен финансировать дополнительное потребление. Другими словами, американцам нужно выбирать между двух зол: высокой безработицей и высоким долгом. Раньше ФРС предпочитала позволять долгу расти.

Но каковы преимущества выпуска резервной валюты для США? Аналитики утверждают, что доминирование доллара несет с собой для американской экономики две выгоды: сокращение затрат на импорт и снижение стоимости обслуживания государственного долга. Оба утверждения ошибочны. Американцы потребляют чрезмерно много, поэтому им не нужно снижать затраты на потребление, особенно за счет уровня занятости. Кроме того, если дешевое потребление на самом деле такой подарок судьбы, трудно объяснить, почему попытки американского правительства отдать его другим - требуя ревальвации валют и, соответственно, снижения затрат на потребление на внутренних рынках - наталкиваются на жесткое неприятие.

Что касается кредитования, то здесь платежеспособность гораздо важнее статуса валюты. Резервная валюта позволяет доллару увеличивать объем заимствования и, таким образом, лишает Минфин возможности сократить затраты на финансирование без потери статуса резервной валюты. Существенные дисбалансы существующей системы сейчас создают много проблем. Если мир будет вынужден отказаться от доллара, объем мировой торговли сократится, кроме того, конец доллара станет концом для азиатской модели роста. Но, в то же время, он сократить долгосрочные затраты для США и снизит опасные мировые дисбалансы. Таким образом, Америке следует сделать первый шаг к мультивалютной системе, в которой доллар будет всего лишь первым среди равных.

Майкл Петтис, подготовлено Forexpf.ru по материалам The Financial Times

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОБЗОРЫ И СТАТИСТИКА

Мир в 2050 году глазами аналитиков Price Waterhouse Coopers

В январе текущего года компания Price Waterhouse Coopers представила собственное видение динамики развития мировой экономики в долгосрочной перспективе. Горизонт оценивания в этом случае был ограничен рубежом 2050 года.

Подобные долгосрочные прогнозы – обычная практика аналитиков PWC. В частности, в марте 2006 года компанией уже был представлен доклад, описывающий прогнозный рост ВВП в 17 ведущих экономиках мира за период до 2050 года. Эти проектные оценки были обновлены в марте 2008 года, а в январе 2011 года было выполнено еще одно исследование, отражающее влияние глобального финансового кризиса. На этот раз материал охватывает экономики всех стран G20, а также и экономики некоторых «пороговых» стран, в частности, - Вьетнама и Нигерии. Эти две страны, по мнению аналитиком PWC, имеют очень весомые основания войти к 2050 году в число крупнейших экономик мира, о чем говорит нынешний тренд развития их экономик.

Один из выводов доклада сводится к тому, что глобальный финансовый кризис ускорил изменения в глобальной экономике, связанные с трансформацией роли экономической мощи развивающихся экономических систем.

В своих исследованиях эксперты PWC отмечают три фактора, способствующих росту ВВП:
- рост в ВВП вследствие прироста населения;
- реальный рост в ВВП на душу населения;
- рост в ВВП в долларах США в результате изменения рыночных курсов валют.

Оценка ВВП по паритету покупательной способности показывает, что экономики семи ведущих развивающихся стран (Е7) к 2020 году превысят аналогичные показатели экономического роста семи нынешних лидеров экономики (G7), к этому же времени экономика Китая обгонит экономику США. Также и Индия может обогнать в экономическом развитии США как раз к 2050 году.

Наиболее существенный рост будет показан экономикой Индии. Если в 2009 году доля Индии в мировом ВВП была около только 2 %, то к 2050, эта доля сможет вырасти до 13 %.

Если же взглянуть на рост ВВП несколько с иной стороны - по рыночным курсам валют, то процесс перехвата лидерства является несколько более медленным, но также неотвратимым.

В этом случае китайская экономика обогнала бы экономику США в этом случае к 2035 году, а экономики E7 догонят экономики G7 еще до 2040 года. Индия заняла бы в этом случае третье место к 2050 году, обогнав экономику Японии и вплотную приблизившись к экономике США.

Но, с какой бы стороны не смотреть на будущий экономический рост, период 2040-2050 годов связан с экономическим доминированием Китая и Индии. Вместе с экономическим лидерством эти две страны ждет и культурное развитие, которое будет аналогично тому, что пережил Запад в XVIII и XIX столетиях.

В исследовании также указывается на то, что лидерами падения ВВП за рассматриваемый период станут Австралия, Италия, Канада и Испания. Аргентина и Южная Африка также покинут G20 к 2050 году, так как темпы роста их экономик будут существенно ниже, чем у других стран.

Подобное изменение мироустройства выводит на первый план, по мнению экспертов PWC, как новые возможности, так и новые проблемы. С одной стороны, формирование и быстрый рост транснациональных корпораций в этих странах позволит им существенно повысить уровень переработки продукции, увеличив долю товаров с высокой долей добавленной стоимости. С другой же стороны основной стимул роста – средний класс – спровоцирует стремительный рост потребления на внутренних рынках.

Учитывая огромные объемы этих внутренних рынков, можно предположить, что национальные компании не справятся с нахлынувшим спросом. Это в свою очередь даст возможность более опытным западным компаниям завоевать существенную долю на этом рынке. Однако если западные компании по каким то причинам упустят эту возможность, то они рискуют очень скоро оказаться вытесненными молодыми конкурентами из Китая и Индии не только с внутреннего рынка этих стран, но и с международного.

В этой связи у Индии есть потенциал, чтобы стать наиболее быстро растущей экономикой в мире на период до 2050 года. Причем ВВП этой страны в конце рассматриваемого периода может на 14 % превысить ВВП США, если рассматривать эти показатели по паритету покупательной способности.

Аналитики полагают, что растущий тренд Индии настигнет аналогичный растущий тренд экономики Китая уже в течение ближайшего десятилетия. Основным движущим фактором в этом процессе станет значительно более молодое и быстрее растущее трудоспособное население, что создаст благоприятные условия для роста, прежде всего, внутреннего рынка страны.

Однако, подчеркивают специалисты PWC, многое будет зависеть от проводимой индийским руководством финансовой и социальной политики (особенно для сельских районов страны). Если ему удастся сохранить ту динамику, которая присутствовала в индийском обществе последние два десятилетия, то прогнозы PWC, скорее всего, сбудутся. В противном случае страну может ждать тяжелые потрясения в силу роста протестных настроений в обществе.

В ходе стремительного роста, скорее всего, изменяться и ключевые отрасли промышленности – вместо нынешнего аутсорсинга производства западных компаний, в Индии станет преобладать экспорт собственной продукции (во многом – высокотехнологичной), чему будет способствовать возврат в страну высококвалифицированной рабочей силы, ныне трудящейся в западных компаниях.

Быстрый рост Индии будет одним из основных трендов, который в ближайшие сорок лет выведет развивающиеся страны (E7) в лидеры мировой экономики, опередив нынешних фаворитов этой гонки – страны G7.

Ключевым результатом проведенного исследования является тот факт, что к концу рассматриваемого в работе периода развитие мировой экономики будет определяться тремя ключевыми игроками - Китаем, США и Индией, который будут производить более 50 % мирового ВВП по сравнению с нынешним показателем в 40 %. В работе эта группа лидеров названа «Большой тройкой».

Что касается европейских стран, то экономика ЕС будет сопоставима с этими тремя игроками только в том случае, если рассматривать совокупный ВВП всех стран еврозоны. Экономики отдельных стран-членов Европейского Союза к 2050 году неизбежно будут намного меньше, чем любой из «Большой тройки».

ВВП Китая по паритету покупательной способности к 2050 году будет больше ВВП США на 57%, и это несмотря на прогнозируемое замедление темпов роста китайской экономики.

Рост Китая до настоящего времени стимулировали высокий уровень резервов и ставки рефинансирования банков, но опыт Японии и других «азиатских тигров» показывает, что такой подход к управлению инвестициями, в конечном счете, сталкивается с проблемами быстрого и глубокого спада.

Важная особенность, характеризующая меньший темп роста ВВП Китая заключается в более медленном приросте населения, что связанно с проводимой социальной политикой в этой стране, и быстро стареющим населением. Однако средняя производительность и общий образовательный уровень населения в настоящее время ниже в Индии чем в Китае, однако Индия в этих вопросах имеет существенно более интенсивный рост, чем Китай.

Из экономик нынешних лидеров (G7) у США сохранится самый высокий среднегодовой темп роста в 2.4 %, за ними будет следовать Великобритания с ростом в 2.3 %. У Японии, как ожидается, будет самый медленный темп роста – всего 1 % в год.

Рост России, как ожидают эксперты PWC, будет одним из самых медленны среди развивающихся экономик основная причина этого – быстрое старение и резкое уменьшение численности трудоспособного населения.

Другие развивающиеся экономические системы с относительно молодым, быстрорастущим населением - это Индонезия, Турция, Бразилия и Мексика. Ключ к их экономическому росту будет грамотная финансовая, инвестиционная политика, проводимая властями. Если такой баланс будет найден, то каждая из указанных выше стран достигнет существенного прогресса в экономическом развитии. К сожалению такого успеха сегодня гарантировать невозможно, однако, по мнению экспертов PWC, политика, проводимая в этих странах в последние пять лет свидетельствует о намерении и дальше следовать избранным направлением.

Не менее важным выводом, который сделан в результате проведенного анализа, является вывод о том, что нынешние и будущие процессы в экономиках таких стран как Индия и Китай столь отличаются от того, что происходило в годы индустриальной революции на Западе (в силу целого ряда национальных, культурных и иных особенностей), что требуют новых подходов к своему изучению. Именно по этому, применение к их анализу существующих экономических подходов зачастую дает существенно различные оценки для разных методов.

Вместе с тем, общим выводом, не зависящим от использованного метода оценки, является вывод о том, что в ближайшую четверть века мировую экономику ждет крайне важная и глубокая трансформация – существовавшие столетиями нормы и правила ведения бизнеса «по-западному» будут замещаться соответствующими нормами ведения бизнеса «по-китайски» и «по-индийски». Так что сейчас самое время начать учить китайский или один из индийских языков, но времени на это уже не так много :-)

Текст прогноза PWC в формате pdf >>


Прыг: 047 048 049 050 051 052 053 054 055 056 057
Шарах: 100