ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Слабый союз

Слабый союз Перспективы развития долгового кризиса в странах Еврозоны – вопрос, который тревожит многих и особенно тех, кто пристально следит за судьбой всех европейских активов. Некогда один из самых стабильных регионов, сегодня говорит нам о существовании врага, которого невозможно одолеть в одиночку. Греция, Ирландия, Португалия, Испания, вот далеко не весь список европейских стран, которые некоторое время назад столкнулись с очень серьезными проблемами по обслуживанию своего суверенного долга.

На предстоящих выходных в Афинах пройдут парламентские выборы. В зависимости от того, какая политическая партия, одержит победу, можно будет более конкретно говорить о судьбе Греции. Да именно так, потому что греческие проблемы это непросто финансовые трудности, а проблемы, которые уже практически выпроводили страну из состава валютного блока. Многие аналитики , в том числе из RMB company, считают, что Греция просто обязана сделать все, чтобы сохранить свое членство в составе Евросоюза. Это своего рода сигнал для общественного мнения, которое будет высказано уже в это воскресенье.

По словам премьер-министра Греции Лукаса Пападимоса, привести в порядок государственные финансы и восстановить конкурентоспособность страны возможно только при поддержке европейских финансовых институтов. Что касается последствий выхода из состава Евросоюза, то они были бы катастрофическими: рост инфляции, падение реальных доходов и, ввиду недоверия со стороны инвесторов, крах банковской системы. Существуют экономические модели, прогнозирующие, что инфляция может разогнаться до 50%, а показатель реального ВВП продолжить падение и снизится еще на 30%. Если сюда добавить еще и социальные последствия, то становится очевидным что, воскресные выборы, в самом прямом смысле, станут голосованием греков за собственное будущее. Для потенциальных инвесторов это отличная возможность провести, возможно, самую перспективную и прибыльную сделку этого года. Рисковые активы наверняка продемонстрируют чудеса волатильности.

Греция это еще не вся проблемная Европа. Не так давно, другая европейская страна, уже калибром побольше, тоже обратилась за финансовой поддержкой в ЕС. Речь идет об Испании, которой согласились выделить 100 млрд. евро для целей рекапитализации банковской системы. Естественно, это не безвозвратная сумма, а кредит, который сразу же налагает на заемщика определенные долговые обязательства. Срок погашения по данному кредиту 10-15 лет со ставкой 3% годовых. Меморандум о взаимопонимании с ЕС по этому вопросу должен быть подписан с 21-28 июня.

Многие инвесторы, считая, что ситуация в Европе уже приблизилась к точке невозврата, полагают, что финансовая помощь банкам Испании не сможет остановить всепоглощающее распространение долгового кризиса. И уже совсем тревожно стало тогда, когда ряды проблемных регионов пополнила Италия. Доходность десятилетних облигаций недавно превысила 6,3%, что является максимумом с января этого года. Во вторник 13 июня Италия продала казначейские векселя со сроком обращения 364 дня на 6,5 млрд евро. Средневзвешенная доходность при размещении подскочила до 3,972% по сравнению с 2,34% на предыдущем аукционе, прошедшем 11 мая. Учитывая, подобную доходность, можно констатировать, что и это размещение оказалось провальным. Что касается финансовой помощи, то если Италия обратиться за ней, сумма окажется колоссальной и по подсчетам инвестиционной консалтинговой корпорации RMB company может составить более 300 млрд. евро.

Валютный блок явно переживает сейчас не самые лучшие времена, но, как говорится, нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить. Поскольку, Евросоюз создавался в целях содействия экономическому и социальному прогрессу, очевидно, что исключение из него страны-члена, укажет на явную слабость всего региона. Этого допустить нельзя. Тем более если рассматривать преимущественно экономические последствия такого сценария, можно резюмировать, что сама Европа, лишившись единства, и пострадает больше всего.

RMB company


ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Мировая финансовая реформа: мечта или реальность?

Пол Волкер, бывший глава Федеральной резервной системы США

Вряд ли кто-то сомневается в том, что существующие финансовые системы крайне не надежны и часто ломаются. Азиатский механизм заклинило в 1990-х годах, а спустя десятилетие, вышли из строя системы в США и Европе. Цена остановки роста и высокой безработицы непомерно высока.

Но, если мы не придем к согласию по ключевым вопросам, эффективность реформ существенно снизится, а многие откажутся от них и вовсе. Свободное перемещение денежных средств, свободные рынки, свободные люди - все словно создано для того, чтобы уйти от правил, уклониться от налогов - могли бы послужить приемлемым и даже действенным ограничителем для избыточных государственных интервенций, но только не в том случае, если в стремлении к полному откажу от регулирования мы не примем необходимые этические стандарты и правила осмотрительности.

Самое важное, пожалуй, это последовательный согласованный подход к ликвидации последствий неминуемого краха "системно значимых" институтов. Налогоплательщики и правительства уже устали спасать кредиторов, опасаясь, что их банкротство приведет к губительным последствиям, хотя на самом деле, такие спасательные операции лишь позволяют компаниям без опаски рисковать деньгами. Почему бы и нет? Они же знают, что к ним придут на помощь.

В соответствии с новым законом, в США на место существующих процедур банкротства приходят новые, которые требуют дробления компаний банкротов - путем продажи, слияний или ликвидации. Но такой подход принесет положительные результаты, если его начнут использовать и в других странах мира, в первую очередь, в Великобритании и ключевых финансовых центрах.

Жесткой идентичности регулирующего законодательства не требуется. Например, Штаты и Великобритания могут идти разными путями в том, что касается защиты коммерческих банков от спекулятивной торговли, но основные задачи политики везде должны быть одинаковыми, хотя, возможно, и менее жесткими таким, где банковский бизнес придерживается иных традиций, а торговля имеет ограничения. В любом случае, другие юрисдикции не должны идти против ограничений, наложенных властями в стране регистрации компании.

Реформа международной валютной системы тесно связана с этой проблемой. На самом деле, у некоторых наблюдателей может возникнуть вполне разумный вопрос "а есть ли у нас вообще система"? По сравнению с Бреттонвудским соглашением и понятной схемой золотого стандарта, то, что у нас сейчас не слишком похоже на систему. Современным правительствам еще не удавалось последовательно применять определенные правила, а официально одобренной и контролируемой международной валюты не существует.

Конечно, сейчас идеальной, хорошо структурированной и работоспособной валютной системы в сложившихся условиях добиться трудно: рынки и потоки капитала выросли, стали капризнее и прихотливее. Мировая экономика выросла - развивающиеся рынки начали стремительно расти и процветать - а система не стала более организованной и упорядоченной.

Однако, мы часто забываем о том, что в основе последовательных финансовых кризисов 1990-х лежит именно отсутствие четкой международной валютной системы. О том, какую роль этот печальный факт сыграл в кризисе 2008 года, можно даже не вспоминать. Это известно всем. Прежде всего, в глаза бросаются устойчивые и, в определенном смысле, дополняющие друг друга дисбалансы США и Азии.

С 2000 по 2007 годы совокупный дефицит текущего счета в Штатах достиг примерно 5.5 трлн. долларов, при этом валютные резервы в Китае и Японии увеличились примерно на такую же сумму. Китай понял, что ему выгодно поддерживать крупный торговый профицит при помощи высокой нормы внутренних сбережений и иностранных инвестиций, которые помогали ему расти и развиваться в промышленном плане.

США же, напротив, столкнувшись с вялым ростом, были не против экстремально высоких уровней потребления за счет сокращения частных сбережений и раздувания пузыря на рынке недвижимости, который в один прекрасный момент лопнул и наделал много шума.

Практический и очевидный вывод таков: если страна решает свои проблемы исключительно доступными ей политическими инструментами, ее приоритеты, в конечном счете, приведут к возникновению крупных дисбалансов. Но рано, или поздно они будут скорректированы - если не внутренней политикой или хорошо налаженной международной валютой системой, то финансовым кризисом.

Не так давно, мы расслабленно теоретизировали о том, что плавающие валютные курсы заменят процедуры международных корректировок. Но в реальности, многие страны пришли к выводу, что им не нужны или не выгодны плавающие валюты.

Что же делать, приходится признать, что для участия в открытой мировой экономике придется пожертвовать частью собственного экономического суверенитета. Или, иными словами, от стран требуется желание и готовность координировать политики. Вот, что можно сделать?

- Более жесткий контроль со стороны Международного валютного фонда и жесткие обязательства со стороны государств следовать "установленным практикам" и согласованным нормам.

- Прямые и открытые рекомендации МВФ, Большой двадцатки и других институтов, после обязательных консультаций.

- Квалификация или дисквалификация в отношении использования кредитных линий МВФ или других кредитных организаций (например, своп-линий центральных банков).

- Процентные или другие финансовые штрафы или способы мотивации в отношении установленных правил.

Если подходы, основанные на ошибках прошлого, кажутся не достаточно эффективными, возможно, стоит разработать новый подход, ориентированный на колебания валютных курсов. Для этого потребуется договориться о неком "равновесном" валютном курсе с достаточно широким диапазоном, который позволит валютам колебаться, а рынкам применять свои дисциплинарные инструменты. Однако отдельные страны все равно будут ориентироваться на интервенции и экономические политики, направленные на защиту равновесного курса, или же, в крайних случаях, международные власти могут разрешить агрессивную интервенцию со стороны торговых партнеров.

Подходящая резервная валюта и адекватная международная ликвидность - еще одна проблема. Доллар долгое время считался наиболее оптимальным решением, однако, теперь слышны жалобы на то, что Штаты пользуются незаслуженным преимуществом. Но дефициты платежного счета идут во вред США и подрывают конкурентоспособность международной экономики. А остальные страны мира хотят гибкости, которую обеспечивает валюта крупнейшей, сильнейшей и наиболее стабильной экономики.

Количество резервной валюты должно быть ограничено, но при этом ее должно хватать для удовлетворения крупных и непредсказуемых нужд неспокойного финансового мира. И, наконец, нужно поддерживать уверенность в ее стабильности и доступности, что подчеркивает целесообразность использования для этого национальной валюты, или, возможно, нескольких национальных валют.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate


ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА ЕС

Кризис «Nabucco» ослабит Германию. Он выгоден Великобритании

Кризис в реализации проекта «Nabucco» ослабит влияние Германии на юго-востоке ЕС и Южном Кавказе. Он увеличит шансы на создание трубопровода SEEP по проекту «BP» и укрепит влияние Великобритании на Южном Кавказе. К такому выводу пришли специалисты Центра анализа международной политики Института глобализации и социальных движений (ИГСО). Строительство вместо восточного участка «Nabucco» трубопровода TANAP заметно увеличит влияние Азербайджана в Причерноморье.

Экономический и политический кризис в странах юга Европы снизит спрос на газ в этом регионе. «Прогрессирующий финансовый кризис в ЕС как минимум надолго прервет эру дорогих газопроводов в этой части света. Надежды создателей всех трубопроводных проектов на прекращение кризиса к намеченному времени запуска линий не оправдываются», - считает Борис Кагарлицкий, Директор ИГСО. В этой ситуации выживут только более дешевые трубопроводные проекты, а страны, сделавшие ставку на более дорогостоящие, будут нести финансовые потери, терять влияние, утрачивать доверие партнеров.

Кризис «Nabucco» уменьшит влияние Германии на Южном Кавказе и юго-востоке Евросоюза, так как в проекте важную роль играл немецкий бизнес. «Напротив, британская «BP» уже является оператором месторождения «Шах-Дениз», а кризис «Nabucco» увеличит шансы ее трубопроводного проекта SEEP. Это упрочит влияние Великобритании на Южном Кавказе», - отмечает Михаил Нейжмаков, руководитель Центра анализа международной политики ИГСО. Азербайджан, став единственным поставщиком газа с Ближнего Востока и подняв долю участия в инфраструктурных проектах благодаря TANAP, заметно повысит свое влияние в Причерноморье.

Среди участников консорциума «Nabucco» – немецкая RWE AG. 13 мая 2012 года компания заявила о возможности выхода из консорциума, но ранее интерес к вхождению в «Nabucco» проявила другая немецкая корпорация «Bayerngas». Член национального турецкого комитета Всемирного энергетического совета Недждет Памир уже заявил, что «межправительственный договор, в рамках которого участники проекта «Nabucco» пришли к соглашению, не оправдал ожиданий Турции». По его мнению, лучшим решением для его страны будет строительство по ее территории TANAP (Транс-Анатолийского газопровода). Предварительно, 80% акций проекта будет у Госнефтекомпании Азербайджана, а по 10% – у турецких BOTAŞ и TPAO. 4 мая 2012 года о готовности своей страны участвовать в строительстве TANAP заявил премьер-министр Украины Николай Азаров.

По трубопроводу TANAP в Евросоюз пойдет газ месторождения «Шах-Дениз», совладельцем и оператором которого является «BP» («Beyond petroleum»). Не исключено, что от турецкой границы газ пойдет не по сокращенному варианту «Nabucco» («Nabucco-West»), а по проектируемому «BP» газопроводу SEEP (South-Eastern Europe Pipeline, Юго-Восточному европейскому газопроводу). От участия в «Nabucco» и возможном присоединении к SEEP уже заявила венгерская MOL.

Пресс-служба ИГСО


Прыг: 016 017 018 019 020 021 022 023 024 025 026
Скок: 010 020 030 040 050 060 070 080 090 100
Шарах: 100