ТЕНДЕНЦИИ >> ГОС. ФИНАНСЫ, БЮДЖЕТ, ДОЛГ

Из-за повышения пенсий дефицит ПФР удвоится

Дефицит Пенсионного фонда России в 2010 году увеличится вдвое с нынешних 130-170 миллиардов рублей. Об этом заявил министр финансов России Алексей Кудрин, предает РИА Новости. Напомним, что с 1 апреля пенсии россиянам будут проиндексированы на 6,3 процента.

По словам Кудрина, дефицит Пенсионного фонда ставит необходимость дополнительно изыскать эти средства в бюджете. Индексация пенсий, таким образом, приведет либо к увеличению дефицита, либо к сокращению расходов на иные бюджетные программы.

Он пояснил, что основанием для индексации пенсий могут являться либо дополнительные доходы Пенсионного фонда, либо инфляция, опережающая запланированные показатели. Однако доходы ПФР в 2009 году, напротив, снизились из-за кризиса. Что касается инфляции, то и она, по мнению министра, будет сокращаться и составит всего лишь 7,5 процента против 8,8 процента в 2009 году.

В целом суммарная индексация пенсий в текущем году составит 46,1 процента и станет рекордной за последние десять лет. По словам премьер-министра Владимира Путина, апрельское повышение не приведет к нарушению макроэкономических параметров.

В 2010 году дефицит российского бюджета, по оценке Минфина, должен достигнуть 6,8 - 7,2 процента, что на процентный пункт больше показателей предыдущего года.

Источник: Lenta.ru

ТЕНДЕНЦИИ >> НЕФТЬ, ТЭК

За финансовым кризисом грядет нефтяной

Основатель компании Virgin Group сэр Ричард Брэнсон (Richard Branson) предупреждает, что ресурсы нефти истощаются и мир стоит на пороге нефтяного кризиса, который может случиться в ближайшие пять лет, пишет британская The Guardian. И нефтяной кризис, по мнению известного бизнесмена, может оказаться более серьезным, чем кредитный.

«В следующие пять лет мы окажемся перед лицом еще одного кризиса — нефтяного. На этот раз у нас есть время подготовиться. Наша задача — использовать это время правильно», — считает Брэнсон.

«Наш призыв к правительству и бизнесу ясен: действуйте! — говорит Брэнсон в предисловии к новому отчету о кризисе. — Нельзя позволить нефтяному кризису застать нас врасплох, как было в случае кредитного кризиса».

Вместе с Брэнсоном выступают руководители компаний Scottish and Southern Energy и Stagecoach Иэн Марчант (Ian Marchant) и Брайан Саутер (Brian Souter).

Эти призывы звучат на фоне продолжающихся разговоров о пике нефтедобычи, который во многих странах, по оценкам аналитиков, был уже пройден.

Министры до недавнего времени не принимали всерьез предсказания об истощении нефтяных ресурсов, предпочитая оставаться на стороне нефтяных компаний, таких как BP и ExxonMobil, а также производителей нефти, как Саудовская Аравия, которые настаивают, что беспокоиться не о чем, пишет The Guardian.

Крис Скребовски (Chris Skrebowski), независимый консультант, который участвовал в подготовке отчета о пике нефтедобычи для Брэнсона и его сторонников, утверждает, что кризис отсрочивает только рецессия. «В следующий раз существенный дефицит вместе с повышением цен можно ожидать после того, как спрос, подорванный экономическим спадом, вырастет настолько, что будут использованы нынешние избытки запасов и свободные мощности, сохраняющиеся в ОПЕК». Тем не менее, когда они будут изъяты, возможно, уже в 2012-2013 году и не позже, чем в 2014-15 году, цены на нефть могут подскочить, ставя под угрозу подъем и вызывая экономические нарушения, добавляет Скребовски.

Очередные предостережения бизнесменов и аналитиков звучат на фоне недавних утверждений, что МЭА сознательно приуменьшает угрозу приближения «нефтяного пика», чтобы не допустить паники на фондовых рынках. Вопрос о пике нефтедобычи вновь оказался в центре внимания в ноябре прошлого года, когда источник в МЭА заявил в интервью The Guardian, что показатели МЭА, используемые британским и американским правительством для прогнозирования, неточны. Мир гораздо ближе к истощению запасов нефти, нежели это признается в официальных прогнозах.

«В 2005 году МЭА прогнозировала рост предложения нефти до 120 млн баррелей в сутки к 2030 году, затем пришлось постепенно снизить эту оценку до 116 млн и в прошлом году — до 105 млн баррелей, — сообщил источник The Guardian. — Цифра в 120 млн баррелей всегда была абсурдной, но даже теперешняя оценка намного выше обоснованного уровня, и в МЭА это знают».

Вопрос о пике нефтедобычи обсуждался на Всемирном экономическом форуме в Давосе, где исполнительный директор компании Total Тьерри Демаре (Thierry Desmarest) высказался вразрез позиции отрасли. По его мнению, проблема нефтяного пика сохраняется и отрасли будет очень трудно обеспечить добычу более 95 млн баррелей в сутки, что на 10% выше нынешнего уровня. С ним не согласился его коллега, глава компании Aramco из Саудовской Аравии, Халид аль-Фалих (Khalid al-Falih). «Из 4 трлн баррелей нефти, которые имеются на планете, добыт только один», — заявил Фалих. «Это факт, что большая часть оставшихся ресурсов более трудно извлекаема, без сомнений, но мы можем обеспечивать больше 95, 100 млн баррелей в сутки, как то прогнозируется на следующие несколько десятилетий», — передает заявления Фалиха в Давосе британская The Times.

Как бы там ни было, глава нефтяной компании BP Тони Хейуорд (Tony Hayward) уверен, что углеводороды будут по-прежнему играть ключевую роль в обеспечении мирового спроса на энергоносители, сообщает британская The Independent. По оценкам BP, глобальное потребление энергии к 2050 году вырастет вдвое, что потребует инвестиций на 1 трлн долларов в год.

«Доля возобновляемых источников определенно вырастет, но нужно реально смотреть на перспективы их вклада в мировую энергетику. На сегодня в мире на ветровую, солнечную, геотермальную энергию и энергию приливов приходится около 1% совокупного уровня потребления. С учетом практических трудностей расширения этих технологий МЭА не может прогнозировать, что в 2030 году они будут обеспечивать более 5% мировой потребности в энергии», — цитирует слова Хейуорда британская The Independent.

Источник: БФМ

ТЕНДЕНЦИИ >> ЭКОНОМИКА США

Уравнение неизбежности: США плюс Китай равно 0

Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

Успехи, продемонстрированные Китаем при выходе из финансового кризиса, получили высокие оценки экспертов. И заставили заговорить о том, что Поднебесная скоро будет править миром. Однако стремление к этому чревато для Пекина серьёзными неприятностями, в том числе и экономическими. Действительно, во время кризиса Китай понёс меньшие потери, чем другие ведущие экономики мира.

Более того, в прошлом году его экономика показала 10-процентый рост. Именно в этом многие эксперты видят причину того, что Пекин проявляет всё большую жёсткость в отношениях с партнёрами. Он всё меньше склонен к уступкам, готов отвечать ударом на удар, давлением на давление. В качестве примеров такого поведения приводят жёсткую позицию Китая по тибетскому вопросу, его упорное нежелание идти на соглашение с далайламой, немотивированно суровые, несмотря на протесты Запада, приговоры диссидентам. Но наиболее яркий пример серьёзное ухудшение отношений Пекина с США. В отличие от двух предыдущих американских администраций, которые приходили к власти под лозунгами ужесточения политики в отношении КНР, Барак Обама с самого начала заявлял о стремлении видеть в Пекине партнёра. Зазвучали слова о взаимосвязанности экономик двух стран, о необходимости объединения усилий в борьбе с мировым кризисом. Была даже выдвинута идея формирования "большой двойки" - американокитайского стратегического партнёрства по решению ряда глобальных и международных проблем.

Сегодня ряд американских наблюдателей считают, что в Пекине стремление США к сотрудничеству восприняли как проявление слабости и сочли, что настал момент для более активного отстаивания своих интересов. Американцам это не понравилось. В результате процесс улучшения отношений, начавшийся с приходом в Белый дом Барака Обамы, грозит смениться своей противоположностью.

Новое обострение началось с того, что Вашингтон объявил о намерении продать Тайваню партию оружия на сумму 6,5 миллиарда долларов. В ответ Китай заморозил двусторонние военные связи. Он делал это неоднократно. Но сейчас он ещё и пригрозил ввести санкции против американских компаний, участвующих в тайваньской сделке, и заблокировать в ООН принятие новых санкций против Ирана.

Списки взаимных претензий КНР и США не ограничиваются военным сотрудничеством с третьими сторонами. США недовольны растущей международной активностью Китая, его экономической экспансией в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Раздражает Вашингтон и упорное нежелание Пекина ревальвировать юань. Заниженный курс юаня рассматривается в США и Западной Европе как скрытое субсидирование экспорта, способствующее росту и без того огромного внешнеторгового дефицита большинства стран Запада с Китаем. Недовольны американцы и нежеланием Пекина поддержать более жёсткую линию на шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной проблеме и поддержать санкции против Ирана.

А Пекину не нравятся попытки Вашингтона оказать давление на КНР по экономическим вопросам, критика по правам человека и встреча Барака Обамы с далайламой, которого в Пекине считают "сепаратистом".

Все эти разногласия существовали и раньше. Однако после избрания президентом Барака Обамы обе стороны перестали заострять на них внимание, демонстрируя заинтересованность в конструктивном диалоге. Почему же теперь разногласия вышли на первый план? В значительной степени это вызвано внутриполитическими причинами в обеих странах. Дело в том, что в Вашингтоне считали, что в ответ на заявления о дружбе Пекин должен наконец пойти на ряд уступок, в частности, по ревальвации юаня, по Ирану и КНДР. Именно с таким настроем Барак Обама поехал в КНР в ноябре прошлого года. Но Пекин, не увидев желания американцев понять китайскую озабоченность военнотехническим сотрудничеством США с Тайванем, ни на какие уступки не пошёл. Это усилило позиции тех групп США, которые традиционно выступают против американо-китайского сближения: борцов за права человека, представителей ВПК, получающих выгоду от продаж оружия в другие страны, сторонников более традиционных союзов с Японией и Южной Кореей. Под их давлением, а также столкнувшись с упорством Китая, администрация Обамы изменила подход к Пекину в сторону большей жёсткости.

Конечно, к росту "самоуверенности" Китая можно отнестись просто как к естественному стремлению новой крупной и успешной державы активно отстаивать свои интересы. Но успешное экономическое развитие КНР и укрепление международных позиций страны привели к росту национализма в среде китайских элит. Последнее время в Китае открыто публикуются статьи и книги, в которых говорится, что КНР должна активно, в том числе с использованием армии и флота, обеспечивать свои экономические интересы по всему миру и даже контролировать мировые ресурсы и их распределение. И хотя официальные представители Пекина заявляют, что подобное мнение является частным и не отражает позицию правительства, очевидно, что его разделяют серьёзные влиятельные группы в стране, в том числе и в силовых структурах.

Нынешний кризис в американо-китайских отношениях вновь подтвердил утопичность выдвинутой рядом американских политологов идеи "большой двойки" ради решения глобальных проблем. Она была отвергнута Китаем на всех уровнях. У Пекина сегодня иные заботы - создание международной обстановки, благоприятной для внутреннего развития КНР. Но если США не уступят уговорам Пекина и не откажутся от поставки оружия Тайваню, китайское руководство встанет перед выбором: поддаться националистическим настроениям и пересмотреть основы внешней политики или вновь ограничиться словесным выражением недовольства и продолжить прежнюю линию. С 1980 годов она состояла в том, чтобы не подорвать отношения с Западом, столь необходимые для экономического развития КНР, не вмешиваться в конфликты, непосредственно не угрожающие безопасности страны, и проявлять твёрдость только в двух-трёх вопросах, затрагивающих фундаментальные национальные интересы страны, как они виделись в Пекине: Тайвань, Тибет, единовластие КПК.

Скорее всего, Пекин выберет второй путь. Сегодня Китай в отличие от СССР периода холодной войны явно недостаточно силён в военном и экономическом отношении, чтобы начать глобальное соревнование с США. В Пекине это должны понимать. Китай и США зависят друг от друга, но американская экономика без КНР выстоит. Американцам лишь придётся слегка затянуть пояса. В Китае же, ориентированном на западные рынки, серьёзные экономические санкции могут привести к социальным волнениям и крушению режима. Это в Пекине хорошо понимают. Кроме того, стремление Китая значительно активизировать деятельность вооружённых сил, посылать их за рубеж для защиты своих экономических интересов будет негативно воспринято не только в Вашингтоне. Это усилит опасения и в Европе, и без того страдающей от огромного торгового дефицита с КНР, и в государствах ЮВА, где есть крупные китайские диаспоры, и в Японии, со страхом взирающей на рост Китая, и в Индии, имеющей весьма сложные отношения с Пекином. Ну а в России это лишь усилит беспокойство за сохранность её территорий и природных ресурсов.

Рост подозрительности в отношении Пекина явно не поможет ему в решении экономических проблем, которых в КНР, несмотря на успехи, всё ещё предостаточно. Китай - заложник экономического роста. Снижение прироста ВВП ниже 8 процентов в год вызовет рост безработицы, который может привести к социальному взрыву. Ориентированной на экспорт китайской экономике нужны рынки сбыта. И обеспечить их могут стабильные отношения с основными импортёрами, а не военные базы за границей.


Прыг: 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110
Шарах: 100