СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Управленческие проблемы в крупных банковских организациях России

Автор: Марков Максим, экономист, банковский аналитик.

Обзор внутренних управленческих проблем в крупных организациях в России (на примере коммерческих банков)

Управленческие проблемы в крупных банковских организациях РоссииВ статье рассматриваются основные внутрикорпоративные проблемы, встречающиеся в крупных организациях (на примере коммерческих банков в РФ). Основной акцент сделан на анализе недооценки операционных рисков, обусловленных человеческим фактором и отсутствием (или несоблюдением) стандартов корпоративной культуры.

В последние годы в различных средствах массовой информации и деловой периодике все более активно обсуждаются такие вопросы, как современная экономическая действительность, инвестиционно-финансовые тренды, состояние и перспективы банковской системы в России (особенно в свете событий последних месяцев) и в развитых странах, проблемы мировой экономики и политики, а также иные темы, в целом весьма отдаленные от реальной жизни подавляющего большинства людей. При этом неоправданно мало внимания уделяется проблемам более низкого порядка, с которыми мы регулярно сталкиваемся в работе, относящимся к категориям микроэкономики, экономики предприятия, таким, как например, сохраняющаяся слабость внутренней организации современного российского бизнеса в целом и кредитных учреждений в частности, которая во многом обусловлена рядом типовых управленческих ошибок и упущений.

Можно считать рассматриваемые в настоящей статье управленческие ошибки "детскими болезнями" российской экономики, можно связывать их с нашим менталитетом, высоким уровнем коррупции на фоне низкого общего уровня экономической культуры (в т.ч. культуры ведения бизнеса), пр. Так или иначе, ключевая цель настоящей статьи – обратить внимание сотрудников всех уровней и самых разных структур на каждодневные огрехи в нашей общей и нередко собственной работе, побудить людей реже закрывать глаза на эти ошибки и чаще стараться улучшать поддающиеся управлению процессы. Предлагаем детально рассмотреть наиболее интересные и явные, на взгляд автора, проблемы на примере наблюдений за реальной практикой работы коммерческих банков.

Отсутствие необходимой методологической базы 1. Отсутствие необходимой методологической базы – достаточно существенная и зачастую недооцененная по важности проблема. Во многих российских банках по тем или иным причинам до сих пор отсутствует по настоящему эффективная методология и качественное внутреннее нормативное обеспечение бизнес-процессов. Гораздо чаще данные важные управленческие инструменты подменяются набором укрупненных (носящих, как правило, относительно общий характер) приказов и регламентов, зачастую далеких от практики и не приспособленных для реальной работы. Хуже только, когда регламенты прямо противоречат разумной и реально применяемой практике работы. В итоге кредитная организация имеет размытые формулировки и фактическое отсутствие готовых (оперативно доступных) вариантов решения тех или иных конкретных проблем в тот самый момент, когда это действительно необходимо (как правило, именно в такие моменты и выявляется слабость нормотворческого процесса в организации). Одним из относительно ярких индикаторов наличия в банке (или иной крупной компании) озвученных проблем может выступать привычка/практика взаимного "перекладывания" ответственности за решение тех или иных возникающих проблем или необходимости исполнения тех или иных функций на какое-то другое структурное подразделение/руководителя, пр., причем продолжаться это может весьма долго (регламентирующих документов ведь нет), а решение возникших проблем в лучшем случае просто откладывается.

В качестве другого взаимосвязанного примера можно привести ситуацию с планированием и утверждением показателей эффективности в условиях отсутствия методологии (= не применения техник планирования продаж, игнорирования параметров сбыта и маркетинговых данных): прогнозирование - заведомо неблагодарная вещь, а прогнозирование объемных показателей - тем более, поэтому часто утвержденные показатели не соответствуют действительности, но иногда они просто противоречат разумным критериям (например, на фоне отсутствия существенных изменений в условиях обеспечения производства/оказания и продаж продуктов/услуг, планы на очередные периоды устанавливаются в несколько раз выше без видимого объективного обоснования: +300 процентных пунктов и т.п.). Часто установление заведомо невыполнимых задач/планов может быть просто прихотью топ-менеджмента, либо даже акционеров и обусловлено нежеланием/неумением профильных руководителей отстаивать позицию по установлению объективных плановых показателей и условий постановки задач.

Невнимательное отношение к нормотворческому процессу во внутрикорпоративной среде коммерческих банков также может быть выявлено в рамках утверждения головным офисом тех или иных единых нормативов работы для региональных подразделений, в частности, когда для одного региона тот или иной норматив позволяет эффективно работать, а в другом в связи с иными общеконъюнктурными условиями (например) напротив - только осложняет ведение бизнеса. Географический фактор необходимо всегда учитывать при централизованной подготовке нормативных документов, предназначенных для распространения на регионы, адресный подход приносит свои плоды, им не нужно пренебрегать.

Кто-то будет ссылаться на недостаточную методологическую поддержку регуляторов и Ассоциаций Банков, кто-то может заявить о том, что в принципе без методологии кредитная организация может нормально функционировать, но практика, как правило, показывает, что все это может быть верно только от части. На взгляд автора, подобное отношение к вопросу внутренней методологии провоцирует соответствующие операционные риски в организации. При этом очевидно, что эффективная методология, в оптимуме созданная с обязательным учетом практических аспектов жизнедеятельности банка необходима для обеспечения реальной оптимизации бизнес-процессов в кредитной организации (с пониманием длительности и состава проведения тех или иных процедур, а также результатов, которые должны быть достигнуты в ходе их совершения). При этом важно, чтобы обеспечение методологии не выражалось в создании и поддержании атмосферы «бюрократизма» (что, как правило, присуще наиболее крупным компаниям со сложными организационными структурами, особенно, если в топ-менеджменте присутствуют выходцы из государственных структур). Эту грань между эффективной, относительно легко воспринимаемой методологией и «бюрократией» или формализмом (сухим, сложным для восприятия документированием всего, что только можно с присущим усложнением штатных процедур) порой очень легко упустить. Лоббисты – «бюрократы», как правило, не приносят реальной пользы для кредитной организации, но при этом чинят существенные препятствия для ее эффективного существования и развития. Поэтому подразделения, отвечающие непосредственно за написание методологии в чистом виде могут эффективно существовать только в тех условиях, когда в такие подразделения приглашены опытные профильные практики из самых разных областей банковского бизнеса. В ином случае процесс разработки методологии должен как минимум предусматривать этап согласования с профильными бизнес-подразделениями (как правило, именно такая практика и применяется в большинстве организаций, хотя этого не всегда бывает достаточно). Исходя из вышеизложенного, справедливо и следующее утверждение: методология – это важный инструмент контроля операционных рисков организации, ведь основное назначение методологии, на взгляд автора – не усиление «бюрократии», не обеспечение наличия в компании какого-то набора «сухих» регламентов и порядков, далеких от практической деятельности компании, а именно документарное закрепление понимания тончайших особенностей фактически протекающих бизнес-процессов организации (операционной деятельности, обеспечения функций фронт и бэк-офиса, включая исполнение функций сопровождения и развития деятельности во всех без исключения направлениях), в том числе в целях обеспечения их оптимизации при возникновении такой необходимости, преемственности и непрерывности бизнес-процессов при смене ответственных сотрудников. В этом должны быть заинтересованы все подразделения.

Так, например, уход опытных сотрудников нередко оказывает негативное влияние на производственный процесс: например, откладывается решение тех или иных задач, приостанавливается исполнение функционала (в т.ч. считавшегося регулярным), либо вовсе закрываются/"консервируются" до лучших времен отдельные проекты или даже целые направления. На вопрос: "А как Вы раньше работали?" - в ответ мы часто получаем только размытые фразы, отсылки к конкретным сотрудникам, пр. Примеры подобных проектов и заброшенного функционала можно найти в большинстве коммерческих банков (и в других компаниях) в России. При этом иногда подобные проекты могли бы оказаться по-настоящему полезными для организации, внести или вносить реальный вклад в развитие компании, обеспечивать оптимизацию определенных процедур, функционала, пр. Примечание автора: иногда проблема связана не столько с отсутствием методологии, сколько с отсутствием доступа к соответствующей информации у сотрудников. Проблема информационного вакуума свойственна многим крупным компаниям, и особенно актуальна для региональных подразделений и филиалов (нередко сами руководители филиалов не утруждаются обеспечивать достаточную информированность своих сотрудников и вверенных подразделений).

Вовлеченность руководителей банков в нормотворческий процесс 2. Еще одной весьма типичной проблемой крупных компаний, напрямую связанной с описанной выше проблемой и во многом обусловившей ее наличие, выступает низкая степень вовлеченности руководителей в нормотворческий процесс. Так, ярким примером может служить ситуация, когда действительно важный документ на этапе постановки топ-менеджментом задачи о его разработке в итоге поручают прорабатывать исполнителям нижних уровней (как правило, не имеющих необходимых навыков и опыта), а по результатам подготовки такого документа исполнителем и его направления на подпись руководству документ практически не претерпевает изменений, которые с высокой степенью вероятности имели бы важное значение. В итоге действительно нужный и нередко весьма объемный документ, с легкой (читай – ленивой) руки руководителей самых разных уровней, формально пройдя все стадии согласования, доходит до самого последнего этапа - подписания и утверждения руководителем (топ-менеджментом) организации. Невероятное благо, если в подобной ситуации документ, разработанный исполнителем нижних уровней, дошел до стадии подписания и утверждения практически без изменений исключительно благодаря таланту исполнителя, но, на практике, увы, зачастую это банальная халатность, нередко обусловленная ленью и апатией лиц/подразделений, ответственных за процесс согласования, а иногда работа в банке построена таким образом, что у согласующих документ лиц/подразделений просто физически не хватает времени на его детальное изучение (нередко сроки согласования устанавливаются недостаточными или необоснованно короткими, либо просто не обеспечивается тайм-менеджмент со стороны ответственных лиц). Безусловно, для всецелой эффективной работы организации это недопустимо. В дополнение не лишним будет также отметить казалось бы очевидный, но от того не менее важный факт - более активное участие действительно опытных сотрудников и руководителей в обеспечении нормотворческого процесса (что в идеале априори должно быть так) помимо прочего позволяет воспитывать и развивать профессиональные навыки молодых и/или недостаточно опытных специалистов, формировать настоящих профессионалов банковского дела.

3. Избыточная отчетность: на взгляд автора, проблема чрезмерного количества форм отчетности в подавляющем большинстве ситуаций обусловлена либо попытками отдельных подразделений головного офиса и/или отдельных руководителей оправдать необходимость своего существования в организации, либо недостаточной компетентностью ответственных лиц. Представителями головного офиса (вышестоящих структурных подразделений), ответственными за разработку и внедрение внутренних форм отчетности не принято открыто признавать тот факт, что многие из форм внутренней отчетности на практике не используются для принятия управленческих решений, более того, иногда эти формы отчетности даже не анализируются (либо не анализируются должным образом) или вовсе не просматриваются (причины разные: времени не хватает, данные не информативны, пр.), но при этом их все равно регулярно требуют предоставить в срок (примечание автора: вопрос занятости/нагрузки сотрудников можно решать более эффективно). Фактически же под подобной политикой жесткого контроля, выраженного в постоянном требовании тех или иных отчетов со стороны головного офиса/вышестоящего структурного подразделения и/или отдельно взятого руководителя организации может выступать предание видимости исполнения функций "шефствующего" подразделения и значимости таких подразделений и/или руководителей на фоне общей структуры организации. Менее явная, но также встречающаяся в практике ситуация, когда значительное количество форм отчетности создается для того, чтобы удовлетворить соответствующие запросы некоторых руководителей, которых по тем или иным причинам регулярно не устраивают текущие формы отчетности и они требуют их изменения (озвучивая при этом слова "оптимизация"/эффективность) либо разные руководители/подразделения просят предоставлять одни и те же по сути данные, но в разных по виду формах отчетности.

Так или иначе, практически во всех ситуациях суть проблемы заключается в том, что трудозатраты, задействованные сотрудниками на подготовку чрезмерного объема отчетности не сопоставимы с уровнем и качеством принятия на базе такой отчетности управленческих решений. Убежден, многие читатели сталкивались с формами отчетности, которые на практике не используются. При этом целесообразнее было бы иметь пусть и небольшое количество отчетов, но информативных для целей проведения анализа и обеспечения эффективного управления. Не нужно закрывать глаза на такие проблемы, при наличии возможности озвучивайте их, корректно обращайте внимание вышестоящего руководства на то, что Вас не устраивает в отчетности и/или сроках ее формирования, но при этом, по возможности, ведите диалог с инициаторами-разработчиками такой отчетности, т.к. иногда даже очень опытные сотрудники не всегда могут увидеть определенные объективные, но при этом не всегда очевидные причины наличия/применения тех или иных форм отчетности, вероятно, их существование в чем-то оправдано и/или они используются другими подразделениями.

4. Отсутствие необходимых форм отчетности: на фоне ярко выраженной актуальности проблемы избыточной отчетности, нередко встречаются и организации (в том числе весьма солидные и известные), в которых отчетность недостаточная. Под недостаточной отчетностью для целей настоящей статьи подразумевается отсутствие набора данных (аналитических показателей, качественных, количественных), минимально необходимых для проведения регулярного экономического анализа эффективности функционирования того или иного направления бизнеса и обеспечения функций менеджмента. Очевидно, что для успешного управления организацией руководству необходимо объективное понимание эффективности ее функционирования в целом и по направлениям деятельности. Тем не менее, иногда мы можем наблюдать ситуации, когда применяемые (введенные) в организации формы внутренней управленческой отчетности не позволяют это осуществлять в полном объеме.

Как минимизировать озвученные выше проблемы? Начать регулярно уделять внимание данным вопросам, анализировать реальные потребности профильных руководителей и подразделений, соотносить их с уже имеющимися данными, отчетностью, методологией, в том числе регулярно анализировать набор используемых в организации показателей эффективности (номинально назвать системой KPI можно что угодно, но важно обеспечить такие условия, чтобы разработанные формы отчетности и применяемые показатели реально на практике обеспечивали бы возможность проведения анализа эффективности функционирования того или иного направления бизнеса, в том числе при составлении мотивационных программ, установлении плановых показателей и нормативов, управлении бизнесом).

неэффективная оптимизация и модернизация бизнесс-процессов 5. Взаимосвязанная проблема – неэффективная (бутафорная) оптимизация и модернизация бизнесс-процессов. Очевидно, что модернизация, в том числе ломка старого и новаторство время от времени необходимы в любой структуре, но, увы, часто в организациях создается только видимость их осуществления, особенно на фоне ставшего модным в последние годы преимущественно политического (читай - номинального) курса на модернизацию и инновационный путь развития российской экономики в целом (эффективность фактической реализации которого как минимум спорна). Причем неэффективная оптимизация и модернизация может встречаться практически в любом направлении деятельности компании: будь то изменение внутренних бизнес-процессов, изменение ее внутренней организационной структуры, штатно-функциональных категорий, внедрение нового продукта и/или услуги, изменение производственного цикла и/или алгоритмов реализации/предоставления продуктов и услуг, т.д. и т.п.

Важным условием любой оптимизации является структурирование и анализ имеющихся данных для оценки степени влияния того или иного планируемого изменения на последующие результаты работы компании, отдельные бизнес-процессы, пр. Необходимо понимание того, что изменится при корректировке тех или иных существующих бизнес-процессов, какие выгоды это может принести и какие риски может породить на разных отрезках времени, т.д. Самым простым инструментом для определения этого может выступать классический SWOT-анализ. Увы, часто данному вопросу не уделяют должного внимания, анализ проводится поверхностный, что провоцирует поспешные выводы и соответственно принятие не всегда верных решений относительно потенциального улучшения функционирования компании. Вряд ли корректно считать эффективным что-то, что учитывает только какую-то одну сторону вопроса. Например, много управленческих ошибок допускается в условиях курса на сокращение расходов компании, при введении бюджетного секвестра. "Сокращение всего и вся" также должно быть обоснованно и учитывать перспективы практического функционирования компании после принятия таких мер. Другой простой и наверняка знакомый для многих пример: когда внедрение в организации новых программно-технических средств в целях организации оптимизированного электронного документооборота или электронного учета тех или иных бизнес-процессов по факту становится обязательной (приказной) рутиной, фактически отвлекающей сотрудников (в том числе руководителей) от выполнения своих основных функциональных обязанностей. Т.е. фактически с внедрением подобных новых программно-технических средств (или, например, только программного обеспечения) вся компания вынуждена значительную часть своего времени тратить на заполнение тех или иных данных, ведение новых форм отчетности и пр., отвлекая значительные трудовые ресурсы от выполнения основных задач и функционала. Особенно пагубным это становится, когда подобный способ "оптимизации" бизнес-процессов на практике используется исключительно в качестве инструмента контроля сотрудников (нередко это сопровождается еще и созданием соответствующего "надзирательного" подразделения). Очевидно, что подобные "новшества" сложно назвать производственно эффективными, да и лояльности у сотрудников от этого не прибавится. А ведь за подобные «проекты» кто-то еще и бонусы получает. Корпоративные ИС безусловно нужны в крупных компаниях, но области их применения должны быть заблаговременно и объективно проанализированы. Эффективная оптимизация, модернизация и инновации - это замечательно, если они таковыми действительно являются.

6. Отсутствие адекватных форм мотивации сотрудников: проблема стара как мир и, казалось бы, предельно банальна, но факт остается фактом: по-прежнему во многих крупных компаниях отсутствуют адекватные формы оценки (=мотивации) трудолюбивых и часто талантливых сотрудников на фоне «подсиживающих карьеристов», бесполезных «крикунов», «бюрократов» и подхалимов, нередко связанных с кем-то влиятельным (при этом кто кем является в коллективе, как правило, становится видно достаточно быстро). Наверняка многие хотя бы один раз наблюдали ситуацию, когда тот или иной сотрудник (как правило, опытный, лояльный по отношению к работодателю исполнитель) при сравнительно небольшой должности и еще меньшей зарплате выполняет объемный, а иногда и действительно принципиально важный, необходимый для нормального функционирования организации пласт работ. Несмотря на это о каких-то регалиях, преференциях и бонусах речи не идет, и руководство не считает это нужным, ведь работает себе человек и работает, зачем же ФОТ увеличивать, согласования проводить, брать на себя лишнюю ответственность, обязательства и риски. И настолько подобное отношение входит в привычку (принцип «к хорошему быстро привыкаешь»), что к моменту, когда такой сотрудник найдет потенциальное новое место работы и подаст заявление на увольнение, у прежнего начальства и в мыслях не возникает, что уход данного сотрудника может повлечь операционные риски, снижение производительности, ухудшение уровня морально-психологического состояния в коллективе, риск ухода других сотрудников. При этом оставшиеся сотрудники могут постепенно или сразу по цепочке получить повышения, зачастую необоснованные в плане функционального соответствия, что также чревато операционными рисками. Например, в таких ситуациях компания нередко сама создает себе руководителей (особенно, если уволившийся сотрудник был руководителем), которые фактически таковыми не являются, не умеют и не готовы принимать решения. И ведь нелепость подобного отношения руководства к увольняющимся сотрудникам заключается еще и в том, что уходящие опытные недооцененные сотрудники нередко любят свою работу и готовы были остаться, либо в целом составляют слаженный рабочий коллектив, но время и обстоятельства вынуждают искать новые способы применения своих навыков, условия заработка и пути профессионального развития.

Принцип "незаменимых сотрудников нет" часто ошибочен, особенно с учетом слабой внутренней методологии в организациях. А между тем одной из ключевых функций руководителей является сохранение и обеспечение поощрения эффективных (по существу эффективных) сотрудников, оценка их профессионального соответствия и развития, изменение и обеспечение работы мотивационных схем, корректировка и ротация функционала сотрудников внутри подразделений, поддержание высокого уровня профессионализма коллектива и его морально-психологического состояния.

Еще одним примером, а в некоторых случаях одновременно и индикатором недобросовестного управления кадровым ресурсом крупной компании/банка может выступать значительный (="раздутый"/ превышающий потребности для обеспечения штатного функционала компании) штат руководителей среднего и нижнего уровней на фоне их относительно высокой сменяемости (="текучки"), т.к. либо это некомпетентность профильного топ-менеджмента, либо на фоне озвученной высокой сменяемости данной категории сотрудников, на таких сотрудников по факту их увольнения просто "списывают" неудачи/ причины невыполнения тех или иных задач/ достижения плановых показателей (пример: "Да, мы не достигли плановых значений объемов продаж/ не реализовали проект, но лица, ответственные за это уже уволены..."). Уменьшить подобные злоупотребления позволяет более тщательный контроль состояния кадрового ресурса компании, особенно в части структурных подразделений, где наблюдается наиболее высокая сменяемость сотрудников (необходимо отслеживать такие движения, выявлять "закономерности", их причины, проводить профилактические мероприятия, пр.).

Как улучшить в целом работу компании по данному направлению - вопрос, не имеющий однозначного ответа. При этом важным условием для его урегулирования является наличие хотя бы некоторой заинтересованности в этом со стороны топ-менеджмента. Одним из возможных решений является более строгий контроль за уровнем и качеством управления человеческим капиталом компании либо со стороны вышестоящих, более опытных руководителей, либо вменение данного функционала профильному подразделению (например, тому же отделу персонала или службе внутреннего контроля). В случае выявления злоупотреблений или примеров неэффективного кадрового менеджмента, такие подразделения необходимо ставить на особый контроль, выявлять и анализировать причины сложившейся негативной ситуации, соотносить их с реальной эффективностью работы такого подразделения и принимать необходимые для улучшения этой ситуации меры (ротация персонала/ пересмотр функционала, мотивационной системы или даже штатного расписания, направление соответствующих представлений профильным руководителям, пр.); стоит отметить, что подобная практика встречается и в российской корпоративной среде. Конечно, в ситуациях, когда халатное отношение к кадрам исходит от топ-менеджмента компании трудно что-то строго рекомендовать за исключением необходимости доведения до руководства позиции (возможно, коллективной) по вопросу сохранения ключевых кадровых ресурсов, подготовки и доведения до руководства аналитических материалов и экспертных заключений авторитетных сотрудников компании (и/или, например, аудиторов компании) с изложением информации о качественно-количественной оценке человеческого капитала компании с указанием возможных потерь и операционных рисков, в том числе в их стоимостном выражении, которые могут возникнуть вследствие пренебрежения теми или иными кадровыми ресурсами компании.

экономически необоснованные мотивационные схемы Марков 7. Наличие избыточных, экономически необоснованных мотивационных схем, «сверхбонусов»: как правило, это относится к подразделениям головных офисов банков, а также ряду отдельных сотрудников, зачастую получающих "сверхмотивацию", которые могут выступать в роли своеобразных "свадебных генералов" (причины разные: такой сотрудник/руководитель держит определенный "пул" важных клиентов, обеспечивает для компании возможность использования тех или иных административных ресурсов, обеспечивает связь с необходимыми структурами, пр., хуже - когда речь идет о должности по родству/знакомству, не обоснованной экономически и функционально, либо, если фактически сотрудник является по тем или иным причинам так называемым "любимчиком" руководства). Индикатор: нередко в таких организациях откровенно "раздут" штат топ-менеджеров (несколько десятков "зампредов", Исполнительных директоров, Вице-президентов и т.д.) помимо и без этого не малого основного штата управленцев нижнего и среднего звена. При этом, принимая во внимание тот факт, что практически все подразделения, исполняющие управленческие/административные функции, на практике, являются «расходным» звеном (на фоне фронт-офисов и функциональных бизнес-подразделений), то установление чрезмерно завышенных окладов (порой в несколько десятков/сотен раз превышающих уровень зарплат рядовых сотрудников) и бонусов зачастую выглядит неоправданно. Особенно странной (нелогичной) выглядит подобная практика в крупных, но при этом коммерчески не самых успешных компаниях (или в не самых успешных крупных филиалах банков федерального значения), ведь это многие миллионы рублей чистых ежемесячных расходов, экономическая целесообразность осуществления которых выглядит как минимум сомнительной. Наличие подобной практики в компании может говорить о недостатке управленческого контроля со стороны собственников бизнеса (нередко, до акционеров могут доводиться не самые достоверные сведения о фактической результативности функционирования бизнеса). Другой причиной, хотя и реже, может выступать следующее: просто данный бизнес по тем или иным причинам и/или на данный момент не является основным (или просто не единственным) для акционеров и в значительной степени "раздутый" штат топ-менеджмента в одной компании/банке обусловлен тем, что на практике многие из данных руководителей решают задачи, поставленные акционерами по другим аффилированным структурам, при этом для собственников номинально по тем или иным причинам удобнее содержать штат топ-менеджеров именно в данной компании (например, в банке), либо это исторически сложилось. Иногда статус привелегерованности того или иного топ-менеджера может быть обозначен эффектной приставкой "партнер" ("бизнес-партнер", "управляющий партнер", пр.), под тенью которой нередко скрывается выданный топ-менеджеру опцион или даже пакет акций/доля в бизнесе (одна из известных, хотя и редких в России форм мотивации топ-менеджеров). Гораздо реже встречаются ситуации, когда акционеры привлекают за огромные гонорары в штат по настоящему выдающихся топ-менеджеров, гуру в своем деле. Таких людей - единицы, их знает международное профильное бизнес-сообщество, а их мотивационным пакетам позавидуют многие действительно высокооплачиваемые руководители. Тем не менее, на взгляд автора, и в этой ситуации вряд ли эффект экономической отдачи соответствует понесенным затратам (хотя исключения конечно бывают), скорее - это прихоть руководства или акционеров, дань моде, нацеленная на обеспечение/поддержание высокого статуса/имиджа компании (PS: не упоминаем о ситуациях, когда это просто мошенничество, "откаты", пр.).

8. Отсутствие работающих lean-технологий. Данная проблема во многом коррелирует с озвученными выше проблемами бутафорной оптимизации бизнес-процессов и проблемой отсутствия адекватных форм мотивации сотрудников. Тема применения основ бережливого производства или lean-технологий, изначально возникших в Японии и относившихся только к сфере производства (и автомобилестроения в частности) и в последствие более широко распространенная американскими учеными, стала популярна во всем мире и уже не первый год активно обсуждается в России, но до фактического эффективного внедрения lean-менеджмента и системы вовлеченности каждого сотрудника в процесс непрерывного улучшения организации с обеспечением понимания этой необходимости непосредственно у сотрудников на всех уровнях, в России приблизились лишь единичные компании. Так, одним из ярких примеров среди банков, активно внедряющих на практике lean-технологии является крупнейший банк России, открывший в свое время региональные lean-лаборатории для анализа путей оптимизации бизнес-процессов и реализовавший целый ряд внутренних социальных и мотивационных программ для своих сотрудников, в том числе проект «Биржа идей», пр. Стоит отметить, что аналогичные проекты запущены и в других кредитных учреждениях, но зачастую они не подкреплены мотивационно и фактически являются малоэффективными (реально не работающими и/или не поддерживаемыми после первичного внедрения; нередко созданными в качестве разового единичного проекта). Рассматривая данную тему, не лишним будет также упомянуть такой модный термин, как фасилитация (от англ. "to facilitate" - помогать, оказывать содействие, облегчать, пр.), который применительно к бизнес-консалтингу подразумевает организацию совместной работы коллектива таким образом, чтобы каждый из сотрудников понимал смысл проводимых мероприятий и принимаемых решений. На взгляд автора, в какой-то степени фасилитация выступает одним из примеров применения lean-технологий в кадровом ресурсе компании. При этом нужно помнить, что в исходном понимании - lean - это не просто оптимизация бизнес-процессов, избавление от всего лишнего, пр., но равное приобщение к общей производительности (успехам и неудачам, пр.) всех сотрудников компании, независимо от их статуса и положения, понимание/ощущение этой приобщенности, основанное на том, что все сотрудники компании в принципе примерно равны в своих человеческих желаниях и потребностях, равно как и в недугах, слабостях и трудностях. По мнению автора, улучшение ситуации в российских компаниях по данному направлению вряд ли возможно в краткосрочном периоде, учитывая, что для реализации принципов lean-менеджмента на практике требуется непременно комплексный подход, т.е. не только принуждение к пониманию важности "lean" у сотрудников, вменение обязанности "все улучшать" и издание соответствующих распорядительных документов, но именно последовательное совершенствование работы компании по разным направлениям в совокупности, обеспечиваемое и продвигаемое ответственными лицами/руководителями. Не редко наш менталитет, образ жизни выступает неким стоп-фактором для этого. Понимание у сотрудников будет, но оно придет со временем, с каждым маленьким улучшением на местах, которое будет входить у сотрудников в привычку и по возможности отмечено руководством (контроль списка дел, выставление приоритетов в задачах, оптимизация работы в течение штатного дня, контроль сроков как минимум собственных проектов, пр.).

9. Отсутствие единой иерархии управленческой команды и согласованности между центрами принятия решений: большая развитая система менеджмента в организации отнюдь не всегда свидетельствует о качественном управленческом аппарате компании и наличии всецелого контроля бизнес-процессов. Время от времени в самых разных структурах и особенно в столь "забюрократизированных", как коммерческие банки, можно столкнуться с такой ситуацией, когда от разных руководителей (а порой и от одного и того же) поступают противоречащие друг другу указания, либо параллельно издаются противоречащие друг другу внутренние нормативные документы, что порождает массу операционных рисков и безусловно недопустимо. В юриспруденции существует близкий по значению термин - коллизия норм. Во внутрикорпаративном мире по сути - это просто непрофессионализм, халатность, обусловленные, как правило, человеческим фактором, ошибками сотрудников и руководства. Кто-то что-то проглядел, упустил и т.д. Другим примером проявления проблемы отсутствия согласованности между различными подразделениями и единой иерархии управления (равно, как и проблемы слабости нормативно-методологической базы компании) может выступать отсутствие хотя бы некоторой взаимной информированности различных подразделений компании о кратко и среднесрочных задачах, поставленных топ-менеджментом организации перед ними. Подобная автономность и неведение нередко выступают стоп-фактором в условиях необходимости исполнения смежных задач и/или достижения общей цели. Кроме того, в подобных ситуациях не исключено дублирование идентичных задач, что также чревато различными последствиями (не учитываем ситуации, когда это осознанно сделано со стороны топ-менеджмента в мотивационных целях).

Другой взаимосвязанной формой проявления озвученной внутрикорпоративной проблемы может выступать нежелание совместно развивать бизнес ради общего блага компании. На примере коммерческих банков могут встречаться ситуации следующего типа: например, есть несколько бизнес-подразделений, которые привлекают клиентов, все получают бонусы за исполнение собственных KPI. В какой-то момент возникает ситуация, когда для привлечения клиента на обслуживание по одному направлению, требуется согласование работы с таким клиентом по ряду смежных направлений. Такое бизнес-подразделение, привлекающее клиента, обращается к коллегам из смежных направлений, но сталкиваются с препятствиями и нежеланием оказывать содействие в привлечении клиента (это может быть выражено в затягивании процессов, продолжительной непродуктивной служебной переписке, выставлением дополнительных, зачастую необязательных требований для работы с клиентом, пр.). Во многом это обусловлено тем, что каждое из таких подразделений, несмотря на то, что они работают в одной компании, "завязаны" на собственные показатели эффективности и мотивацию (KPI), исходя из чего у некоторых подразделений возникает ложное ощущение того, что "за что нам не платят - то мы и не делаем". Теоретически подобный подход возможен, но он явно некорректен по отношению к структурным подразделениям одной организации и когда вопрос касается эффективности работы компании в целом. На взгляд автора нередко подобные вещи обусловлены исключительно человеческим фактором, эмоциями, что, очевидно, не оказывает положительного влияния ни на развитие бизнеса, ни на имидж организации. В качестве инструмента для минимизации подобных ситуаций рекомендуется корректировка или подготовка соответствующих нормативных и методологических документов компании в целях учета необходимого взаимодействия различных структурных подразделений банка, в том числе при привлечении клиентов и при составлении мотивационных схем, предусматривающих поощрение в зависимости от степени влияния на результат исполнения KPI тех или иных подразделений, либо аллокацию части премиального ФОТ основных бизнес-подразделений на другие подразделения компании, которые обеспечили исполнение плановых показателей, привлечение значимых клиентов в банк, пр.

10. Консерватизм руководящего звена банка на поверхности – на практике, как правило, выливается в отрицание нового, реформ, инноваций (подразумеваются эффективные инновации). Отрицание инноваций и сопротивление нововведениям со стороны сотрудников является весьма типичной проблемой для структур любых типов форм собственности и управления. Не обошла данная проблема стороной и кредитные учреждения. Во многих крупных банках топ-менеджмент крайне вяло реагирует на предложения о внедрении тех или иных новшеств, либо напрямую отвергает их. Причины отрицания известны: дороговизна и/или техническая сложность внедрения по настоящему инновационных предложений, либо недостаток (отсутствие) необходимых для их реализации технических средств и иных ресурсов, слабость аналитических инструментов, не позволяющих оценить коммерческую/инвестиционную эффективность/перспективы предлагаемых к внедрению инноваций, боязнь дополнительных рисков и ответственности (особенно перед акционерами), пр. А между тем подобная приверженность к консерватизму на деле может свидетельствовать о слабости управленческой команды, что в свою очередь со временем может стать причиной существенного снижения конкурентоспособности такого банка. Адаптироваться нужно не только к новым нормативным требованиям регуляторов, но и к новым условиям функционирования на рынке, растущим или просто меняющимся потребностям клиентов. Так, например, сегодня является объективной необходимостью поддержание технологий и ПО в банке на современном уровне - удобный интуитивно понятный Интернет-банк и наличие мобильного приложения для популярных операционных систем - уже норма современной России. В противном случае подобная компания может войти в так называемый «порочный круг», когда даже реализация определенных новшеств и технологий не позволит вернуть лояльность клиентов и прежний успех в бизнесе.

Конечно, на нашем банковском рынке существуют примеры многопрофильных кредитных учреждений, которые в принципе не настроены на активное развитие своего бизнеса и внедрение новых продуктов. Основной задачей таких универсальных банков (как правило) изначально было и есть комплексное обслуживание на удовлетворительном уровне тех или иных конкретных структур (кредитование, РКО, депозиты, "зарплатное" обслуживание, пр.), т.е. у них нет очевидной жизненной необходимости бороться за каждого клиента (они у них и так есть) и быть лидерами по инновациям в отрасли, все время быть в готовности адаптироваться новым реалиям потребительского спроса, предлагать что-то новое, т.д. Подобная "фригидность", свойственна, например, некоторым коммерческим банкам, связанным с государственными структурами или стратегически значимыми предприятиями, но одно дело, когда клиенты (преимущественно корпоративные) так или иначе "завязаны" на одно или несколько кредитных учреждений (несмотря на внешнее несоответствие принципам рыночной экономики, в реалиях современной России такая практика позволяет эффективно функционировать и тем, и другим), другое - когда подобную бизнес-апатию практикуют частные финансовые учреждения, не имеющие прямой государственной поддержки в том или ином виде и ориентированные на обслуживание преимущественно розничных клиентов. Одним из возможных решений по минимизации сопротивления инновациям является подготовка аналитических данных о коммерческих потерях компании, ухудшению статистических показателей, отражение упущенной выгоды, пр. Суть - доведение до лиц, принимающих решения, информации о существующих и потенциальных потерях в их стоимостном выражении и качественно-количественном обосновании предлагаемых затрат, их перспективной инвестиционной отдаче, настаивание на принятии топ-менеджментом волевых решений, связанных с развитием компании.

11. Отсутствие корпоративной культуры, этики, «эмоции вместо логики»: банально, но факт, пресловутый человеческий фактор, в данном случае выражающийся в форме эмоциональной реакции на те или иные действия/ бездействие, либо проступки/ошибки сотрудников (которые иногда по факту таковыми не являются), либо банальное самодурство отдельных руководителей нередко становятся существенными стоп-факторами для развития организации, расширения клиентского портфеля, внедрения новых и оптимизации существующих бизнес-процессов, сохранении зачастую важных кадровых ресурсов. Крайние формы подобного управленческого самодурства могут проявляться в немотивированном отказе от клиентов, грубом игнорировании существующих в организации согласовательных процедур, увольнении без объективных причин сотрудников, пр. А между тем, очевидно, что для руководителя любого уровня является недопустимым нарушать элементарную корпоративную этику, действовать в угоду исключительно личных интересов, унижать подчиненных (в т.ч. отчитывать других Руководителей в присутствии их подчиненных), угрожать им, нарушать трудовые права сотрудников (не пускать в утвержденный отпуск, «на больничный», вынуждать увольняться по собственному желанию или по соглашению сторон без соблюдения норм трудового законодательства и пр.), а ведь все это встречается во многих компаниях.

Как уже было отмечено выше, одной из форм проявления проблемы может выступать несоблюдение или прямое игнорирование отдельными руководителями утвержденных в банке процедур и регламентов в ситуациях, когда, по их мнению, действия, которые необходимо осуществить согласно внутренним нормативным документам противоречат их персональной позиции. Примеры могут быть самыми различными: согласование с вышестоящим лицом "через голову" (в обход) ответственных лиц/подразделений, в т.ч. когда по такому согласованию до этого уже была получена та или иная резолюция; постановка специфических задач непрофильным такой специфике подразделениям; установление топ-менеджерами банка в противоречие с действующим штатным расписанием необоснованно высоких выплат отдельным подразделениям или сотрудникам; также непрофессиональным представляется прерывание рабочего процесса ради "срочной" (но по факту не обязательной) подготовки внутренней отчетности/ или проведения не обязательного внеочередного совещания (не штатной "летучки" или действительно важного внепланового совещания, по итогам которого планируется внести изменения в список задач, приоритеты, пр.) и многое другое. Нередко именно принципиальное молчание/всепрощение и пассивность со стороны сотрудников разных уровней выступают факторами, обуславливающими наличие (а иногда и возникновение) подобных внутрикорпоративных проблем. Мы сами часто это допускаем, принимая подобные вещи, как норму (принцип "Ты - начальник, я - дурак" далеко не всегда является правильным. Кроме того, известно, что сильные лидеры не боятся иметь в окружении не менее сильных/талантливых коллег).

Озвученную выше ситуацию в российских банках можно и нужно улучшать. Для этого, в частности, целесообразно использовать инструмент приведения доводов, подготовки экспертных заключений/обоснований/разъяснений тех потенциальных операционных рисков компании (по возможности с указанием их количественной оценки), которые провоцируются подобным поведением отдельных руководителей (читай - принятием такими руководителями подобных решений). Помните, что все люди воспринимают информацию по своему: кто-то лучше воспринимает письменно, кто-то устно, для кого-то лучше провести презентацию, пр. Это нужно учитывать, когда Вы действительно хотите правильно донести свою позицию по тем или иным вопросам. Мы не призываем писать докладные вышестоящему руководству (хотя и это нередко оказывается эффективным), суть - вести профессиональный служебный диалог, донести обоснованную и объективную оценку рисков с целью принятия мер по их минимизации.

12. Отдельные примеры иных внутрикорпоративных проблем:

  • Ошибки в бюджетном планировании нередко провоцируют сложности в практической деятельности кредитного учреждения. Несоответствие запланированных (включенных в бюджеты) расходов стратегии развития компании, т.е. когда осуществление включенных в бюджет расходов не позволяет компании достигнуть заданных целей. Другой пример: отсутствие гибкого подхода при реализации расходов компании. В частности, когда в компании возникают чрезмерные/необъективные ограничения в части возможных путей расходования бюджетных средств, нередко необходимых для реализации и внедрения важных текущих и перспективных, в т.ч. инновационных процессов. Бюджетный процесс и классификатор, как правило, предусматривают возможности для осуществления внеплановых расходов, в т.ч.путем использования средств различных фондов и перераспределения расходов между статьями/подстатьями бюджетов, но когда таких возможностей нет - возникают трудности. Другим негативным фактором может выступать смещение приоритетов бюджетной дисциплины: контроль исполнения бюджетов как процесс не должен становиться самоцелью, т.к. изначально бюджеты и призваны обеспечить достижение компанией определенных целей в рамках той или иной стратегии развития. Важно, что принцип «экономии на спичках" может проявляться практически во всех сферах внутренней деятельности кредитной организации, начиная от банальных ошибок при планировании и ведении бюджетных расходов (укрупненно: когда «выбрасываются» миллионы на «мифические» проекты с сомнительной инвестиционной отдачей или отдельным сотрудникам (как правило, руководителям выше среднего звена) выплачиваются сверхбонусы, а рабочие места рядовых сотрудников не оснащены минимальным набором реально используемых в работе офисных атрибутов, начиная с канцелярских принадлежностей и оргтехники) и заканчивая областью обеспечения и контроля соблюдения внутренней и внешней безопасности (информационной, экономической, пр.).
  • Необъективность при централизованном установлении внутрикорпоративных нормативов, правил и процедур. Так, например, требования информационной безопасности в некоторых организациях настолько высоки, что они фактически только усложняют реализацию текущих бизнес-процессов в кредитном учреждении, а в некоторых случаях и вовсе являются откровенным препятствием к выполнению отдельными сотрудниками или целыми подразделениями своих штатных функций и обязанностей. При этом на всем этом кажущемся фоне тотального контроля за мелочами, нередко происходят события, из ряда вон выходящие с точки зрения той же безопасности, создающие реальные операционные риски и провоцирующие коммерческие потери компании. Так, кто-то из сотрудников депремируется или даже принуждается к увольнению за хранение на рабочем компьютере фотографии членов своей семьи, а кто-то (порой целые службы или даже несколько подразделений в совокупности) допускает халатность или мошенничество, влекущие многомилионные убытки, и при этом не получает даже административных последствий.
  • Еще одной, на первый взгляд нелепой, но по факту ставшей уже очевидной проблемой, на взгляд автора, является низкий общий уровень грамотности сотрудников и руководителей – современная действительность такова, что многие современные сотрудники, включая даже руководителей, не в состоянии подготовить качественный, профессионально оформленный и грамотно изложенный письменный запрос, вести профессиональную служебную внутреннюю и внешнюю деловую переписку, пр. Что это означает для кредитной организации – элементарную невозможность качественной подготовки служебных документов (не говоря уже о проведении аналитической работы), снижение имиджа солидной/авторитетной организации в глазах клиентов, партнеров и контрагентов, получающих неграмотные, плохо оформленные документы, письма, пр., потенциальные операционные риски, связанные с некачественным документооборотом.

Заключение.

Убеждены, что в ходе прочтения настоящей статьи кто-то скептически заметит, что обозначенные автором проблемы во многом надуманны или что-то вроде «у нас то таких проблем точно нет». Смеем предположить, что в большинстве своем это лукавство, и лукавим мы сами себе по многим причинам: нежелание признать собственные ошибки, равно как и нежелание заниматься их устранением (особенно, если ошибки были допущены другими), боязнь ответственности (в т.ч. основанная на общероссийском принципе «инициатива бьет по голове инициатора»), надежда на то, что кто-нибудь другой займется решением этих проблем, а кто-то, не исключаем, действительно искренне не видит или не понимает наличие тех или иных внутрикорпоративных проблем. На фоне озвученных и проанализированных внутрикорпоративных проблем совершенно не удивительно, что акционеры/собственники бизнеса и топ-менеджеры крупных компаний, банков, "обрастают" независимыми советниками и консультантами. Косвенно это можно также воспринимать, как определенную долю недоверия имеющейся управленческой команде организации, что, очевидно, скорее выступает негативной характеристикой для такой компании/банка, нежели положительной (в части определенной минимизации операционных рисков). На словах все говорят о необходимости оптимизации всего и вся, но на практике все далеко от идеалов. Причин множество и большая часть из них уже обозначена в настоящем материале выше, и, на взгляд автора, именно совокупность подобных проблем и является реальным стоп-фактором для того, чтобы назвать российские коммерческие Банки развитыми. Так или иначе безоблачных внутрикорпоративных сред и идеальных компаний не существует и в подавляющем большинстве все это будут причины и отговорки, а между тем есть прекрасное выражение «Желание – это тысяча возможностей, а нежелание – тысяча причин».

СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Риски микрофинансирования и их регулирование

Автор: С.В. Криворучко, М.А. Абрамова, М.В. Мамута, О.С. Тенетник, И.Е. Шакер

Глава из книги «Микрофинансирование в России»
Статья опубликована в Журнале "Микроfinance+" 4(13) 2012 г.

Микрофинансовому бизнесу присущи те же риски, которые свойственны обычному традиционному банковскому бизнесу, однако с определенной спецификой. В последние десятилетия отмечается существенное увеличение многообразия организаций, которые предоставляют финансовые услуги низкодоходным домохозяйствам. Ранее доминировавшие неправительственные организации (НПО) на розничных рынках многих стран теперь оказались в новых условиях, связанных с трансформацией некоторых НПО в полностью или частично регулируемые финансовые организации, появлением специализированных микрофинансовых банков, вхождением коммерческих банков в сферу микрофинансирования, а также увеличением специализированных кооперативов и сельских банков. В отдельные сегменты микрофинансирования начали вторгаться нефинансовые организации, такие как телекоммуникационные компании.

Как известно, риск является интегральной частью финансового посредничества. В то же время системное управление рисками остается нерешенной проблемой для микрофинансового сектора. На фоне нескольких лидеров этой индустрии основная масса организаций не уделяет адекватного внимания рискам. При этом в последние годы мы наблюдаем скачкообразное увеличение объемов, глубины и географии микрофинансовых операций. По-прежнему остаются большие возможности для развития, поскольку рынок микрофинансирования все еще является «недообслуживаемым».

Динамичный рост неизбежно изменяет профиль риска финансовых организаций. Часто микрофинансовые организации не осознают важность управления кредитным риском при увеличении объемов кредитования. Наряду с этим происходят изменения на рынках, в продуктах и услугах, моделях доставки услуг, технологиях. Для вовлеченных в микрофинансирование учреждений возникает необходимость сосредоточиваться не только на кредитном риске и риске ликвидности, но и на других рисках. Необходимо управлять всеми рисками системно, так как в дальнейшем важность управления рисками будет еще больше повышаться, а рынок микрофинансирования будет становиться еще более конкурентным.

Риск микрофинансирования определяется в широком смысле как потенциал событий или продолжающихся тенденций, которые являются причиной будущих убытков или снижения в будущем дохода микрофинансовой организации, а также отклонения от первоначальной социальной миссии этой организации. Отклонение от общественного предназначения может произойти и без возникновения убытков или падения доходов, в этом одно из отличий микрофинансовой кредитной организации от традиционного банка.

В середине 2010 г. центральный банк Нигерии ввел порядок управления рисками для микрофинансовых банков1. Это стало ответом на возникающие в таких банках проблемы в период системного кризиса: неадекватное обеспечение ресурсами, слабое корпоративное управление, низкий уровень управления рисками и несовпадение сроков выдачи кредитов и привлечения средств. Главной причиной, приведшей к регламентации системы управления рисками, послужило увеличение случаев невозврата по ссудам. Было определено, что основными рисками микрофинансовых банков являются кредитный, рыночный, стратегический риски и риск ликвидности. В рамках этого подхода от банков требуется внедрение политики управления рисками, принятие планов на случай непредвиденных (чрезвычайных) событий и сценариев, чтобы работа банка не прекращалась, даже если он окажется подвержен этим рискам. Несмотря на то что во многих ведущих микрофинансовых кредитных учреждениях уже действует система риск-менеджмента, требуется полный охват этого сегмента финансового сектора. Регулятор признает, что если бы новый подход был применен ранее, риск неликвидности рынка мог и не возникнуть.

Классификация рисков микрофинансирования

В последнее время управление рисками микрофинансирования стало специальной темой для исследователей. Этой тематикой занимается аналитик Азиатского банка развития Н. Фернандо (Управление микрофинансовыми рисками, 2008 г.)2; также заслуживают внимания ежегодные отчеты международной организации Centre for the Study of Financial Innovation (CSFI).

Перечень рисков, которые выделяют эксперты, практики и регуляторы в микрофинансировании, довольно обширен. Например, СSFI в своих ежегодных докладах выделяет несколько десятков рисков (Приложение А, табл. 1).

Участники рынка признают, что кредитный риск остается самой большой угрозой для этого финансового сектора в условиях кризисных потрясений.

Обычно на начальных стадиях развития большинство микрофинансовых организаций фокусировались только на финансовых рисках, а в категории финансовых рисков — на кредитном риске. Когда спрос на кредит начал расти скачкообразно, эти организации столкнулись с особым видом риска ликвидности — нехваткой ликвидных средств для обеспечения потребностей в кредитах. Дальнейшая эволюция микрофинансов обогащала содержание рисков. Так, в Германии в отношении микрофинансовых организаций было выделено три основных категории рисков: финансовые, операционные и стратегические3.

Позднее экономисты Churchill и Frankiewicz выделили уже четыре категории: институциональные риски, операционные риски, риски финансового менеджмента и внешние риски4.

Заслуживает внимания классификация рисков, предложенная Базельским комитетом по банковскому надзору в документе, посвященном регулированию деятельности МФО5. В частности, рассматрива ются кредитный, операционный, рыночный риски, а также отдельно рассматривается риск ликвидности.

Ряд авторов предлагают выделять четыре главные категории рисков по аналогии с рисками банковского бизнеса6:

  1. кредитный;
  2. операционный;
  3. рыночный;
  4. стратегический.

При этом кредитный и рыночный риски по своему характеру объединяются в финансовые риски, а операционный и стратегический — в нефинансовые риски. Нефинансовые риски при реализации могут также приносить финансовые убытки для организации.

Стратегические риски

МФО имеет дело со специфическими слоями общества, поэтому немаловажна этика банковского бизнеса. Основная часть клиентов МФО не обладает достаточными знаниями в области финансов, чтобы самостоятельно и профессионально оценить надежность учреждения, сопоставить кредитные предложения различных организаций в ценовом отношении. В связи с этим риск репутации для МФО не менее важен, чем для банка, хотя для многих МФО главными источниками ресурсов являются государственные агентства, фонды, а не средства клиентов. То есть в этом отношении МФО менее подвержены угрозе панического оттока вкладов за неимением таковых (например, располагая паевыми взносами с особыми условиями возврата пайщикам или участникам). Однако «подмоченная» репутация конкретного МФО может послужить причиной отказа в предоставлении кредитов или прекращения партнерства, поэтому для МФО важна информационная открытость перед всеми заинтересованными сторонами. Работа в условиях изоляции создает угрозу недоверия со стороны участников рынка, заставляет позитивно воспринимать слухи о проблемах в учреждении, а любое нарушение временного или незначительного характера воспринимать как сигнал к бойкоту.

К риску репутации тесно примыкает стратегический риск. Он связан с возможными потерями МФО из-за неправильной стратегии либо путей ее реализации. Самой типичной ошибкой в этом плане является слепое копирование чужого опыта или подражание лидерам отрасли. Движение в кильватере имеет несомненные преимущества, когда судно движется во льдах за ледоколом. Лидер неизбежен, и с его результатами неизбежно сравнение. Но лидер не застрахован от ошибок, кроме того, он может «снять сливки» и выйти из игры раньше, почувствовав, что время высоких и краткосрочных прибылей прошло, либо увидев, что рынок насытился этим продуктом и экстенсивное развитие исчерпано. Запоздалый выход или уход МФО с рынка чреват крупными убытками.

Для управления стратегическим риском важны компетенция и ответственность высших руководителей МФО, включая в первую очередь наблюдательный совет. Принимая стратегические решения, руководство МФО не должно забывать о социальной миссии микрофинансирования, не допуская конфликта с целью получения прибыли, поскольку в силу своего статуса МФО призвана поддерживать баланс между прибыльностью и миссией. Стратегический риск косвенно проявляется через скачкообразный рост активов и филиальной сети, к чему оказываются на практике не готовы собственники и менеджеры (поскольку одно дело — руководить небольшой компанией, а другое — разветвленной организацией). В отношении стратегического риска необходима оценка потенциала самой МФО, имеющихся производственных мощностей и служб поддержки (информационных технологий, системы отчетности и контроля, безопасности, юридической службы). Быстрый рост сопровождается набором нового персонала, привлечением ресурсов, усложнением управления активами и пассивами, бюрократизацией управленческих решений. В результате МФО становится плохо управляемой, а сам бизнес уходит из-под контроля. Лучшим выходом для собственников такой МФО становится продажа всего бизнеса или в крайнем случае передача управления новой команде менеджеров.

МФО также сталкиваются с регулятивным риском, или, в узком смысле, — риском несоблюдения требований регулятора. Регулятивный риск означает угрозу потерь из-за невыполнения в повседневной работе юридических норм, стандартов, установленных регулятором, неправительственными организациями, а также внутренних правил. При этом МФО в статусе банков могут регулироваться одним органом, а небанковские МФО — другим. Требования регуляторов могут различаться, что порождает регуляторный арбитраж: собственники МФО стремятся выйти на рынок через менее регулируемый сегмент.

Такая практика распространена в виде создания при банках финансовых компаний, занимающихся розничным кредитованием или лизингом. Одной из выгод таких компаний-спутников являются смягченные требования по формированию резервов под кредитные риски, размеру стартового капитала, соблюдению нормативов, а также меньшая интенсивность надзора. Немаловажной составляющей регулятивного риска является подверженность МФО угрозе использования их для отмывания денег и других незаконных операций. Также следует учитывать непостоянство нормативно-правовой базы, системы налогообложения, когда ограничения на операции или повышение налогов могут поставить под сомнение целесообразность дальнейшего функционирования организации. В связи с этим следует отметить, что любое готовящееся новшество в нормативной базе или системе налогообложения редко является сюрпризом, и руководство МФО должно это предвидеть.

Например, в Индии обсуждаются меры принуждения МФО к консолидации или ликвидации, если они в ближайшее время не смогут привлечь в достаточных размерах капитал и кредиты на рынке7. Другой формой регулятивного риска является угроза политического или административного давления. Государство или определенные правящие круги могут оказывать влияние на стратегические и тактические решения МФО в обмен на предоставление покровительства. Однако гораздо чаще МФО могут использоваться как объект публичной атаки политических деятелей с целью укрепления собственного авторитета и популярности. Кроме того, в составе наблюдательных советов находятся публичные люди и в случае их антисоциального поведения может пострадать репутация МФО, и наоборот, сама МФО может оказаться в центре скандала, связанного со злоупотреблениями.

Для управления стратегическим риском необходимы:

  • четкое, обоснованное стратегическое видение миссии организации, а не чисто декларативные, шаблонные заявления;
  • формирование высших органов управления с оптимальным сочетанием опыта, квалификации и влияния для принятия и контроля стратегических решений, установления допустимого уровня риска;
  • прозрачность и информационная открытость, включая информацию о финансовом положении учреждения, об эффективной ставке кредитов, управлении рисками, взаимодействие со средствами массовой информации;
  • соблюдение деловой этики на всех уровнях управления, оперативная и эффективная реакция на любые нарушения в обслуживании клиентов, правильная мотивация персонала на достижение корпоративных целей и личного успеха;
  • взаимодействие МФО со всеми заинтересованными сторонами, включая инвесторов, органы регулирования и надзора, кредиторов, клиентуру, рейтинговые агентства.

Операционный риск

Как и в отношении банковских организаций, бизнесу микрофинансирования также присущ операционный риск. Как известно, данный вид риска связан с потерями из-за сбоев во внутренних системах, процессах, технологиях или с человеческим фактором, а также из-за внешних факторов (природных и техногенных катастроф и пр.). В настоящее время операционный риск для МФО сконцентрирован на технологическом риске и риске, связанном с человеческим фактором.

Риск технологических сбоев связан не только с выходом из строя операционной системы, но и со случаями, когда могут подвести поставщики — охранных услуг, коммунальных услуг, программного обеспечения, каналов связи, Интернета, процессинга операций по карточкам, а также компании по обслуживанию и ремонту оборудования, программного обеспечения. В связи с этим МФО должна иметь четкую политику в отношении аутсорсинга, резервирования производственных мощностей на случай аварий, вариантов автономного обеспечения процессов, выбора поставщиков, а также партнеров по бизнесу, защиты компьютеров от вирусов, защиты техники от отключений электричества и т.д. Например, для отдаленных районов, где работают МФО, необходимы автономные источники питания на случай перебоев с электричеством, а в масштабе всей организации — регулярное обновление антивирусных программ, мониторинг надежности поставщиков, проведение стресс-тестирования оборудования, резервирование оборудования и баз данных, авторизация доступа к компьютерам и информации, наличие запасного центрального офиса на случай выхода из строя основного офиса. Отдельным направлением смягчения операционного риска является страхование имущества.

Управление операционным риском усложняется в связи с возросшей зависимостью от технологий, слабым внутренним контролем, отсутствием корпоративной этики, низким профессионализмом персонала.

В конечном счете удача или успех в микрофинансировании, как и в любом деле, связаны с человеческим фактором. Высокий уровень подготовки квалифицированного персонала может потребовать значительных усилий. Ошибочным является акцент на привлечении кадров со стороны, поскольку уход в другую компанию может быть связан с проблемами на прежнем месте работы и неумением их решать.

Кроме того, приглашая менеджера или опытного специалиста из другого учреждения, МФО старается привлечь его повышением в должности. Здесь заложен риск того, что на более высокой должности этот конкретный человек не справится с новыми обязанностями, хотя на прежнем месте он был подходящим и ценным работником.

В этом плане были и остаются такие проблемы, как отсутствие корпоративного духа, нездоровое соперничество, высокая текучесть кадров, ориентация на быстрый успех и невысокий профессионализм. Обычно в МФО основу составляет молодежь в силу молодости самой организации, а также относительной простоты работы, возможности легкого обучения стандартам операций практически с нуля, а также перспектив для быстрого роста. Например, МФО для нового направления или развития филиалов набирает базовую группу из нескольких сотен человек в качестве стажеров, проводит вступительный тренинг, распределяет по местам стажировки и после тестового периода выбирает наиболее способных. Из числа отобранных после одного — двух лет работы автоматически выделяются наиболее успешные «фронтовики », которые составят костяк команды и перейдут на позиции линейных менеджеров (начальников отделов и филиалов), контролеров, наставников и тренеров. Однако очень скоро рост прекращается, поскольку сокращается выбор рабочих мест. При этом из-за специализации бизнеса в продуктовом плане и однородности клиентуры большинство сотрудников являются специалистами узкого профиля — с акцентом на продаже и сопровождении кредитных продуктов.

В этом плане операционный риск требует комплексной, интегрированной системы обучения, найма, продвижения и вознаграждения сотрудников. Докризисная эпоха заложила стереотип успешной карьеры и быстрого обогащения как идеал для молодого человека, когда стабильность занятости отходила на второй план, а ради новой (более высокой) должности люди легко оставляли прежнее место работы.

Особенностью МФО является ритм работы «фронтовиков», предполагающий массовость в выдаче кредитов, агрессивные продажи кредитных продуктов, оперативность в рассмотрении заявок, что позволяет сравнивать их с продавцами сети быстрого питания. Стандартность операций предполагает ограниченную в плане разнообразия квалификацию. Это может порождать неудовлетворенность и соответственно подталкивать к ошибкам или даже злоупотреблениям.

Ошибки персонала могут являться следствием одного или сразу нескольких факторов: перегрузки работой, отсутствия контроля, моральной распущенности, невнимательности, слабой подготовки, отсутствия четких процедур. Ошибки касаются ввода, обновления, анализа, сохранности данных, отражения операций в учете, проведения самих операций. Этот вид риска значительно снижается путем создания системы стандартизации и автоматизации процессов, повышения квалификации сотрудников и усиления контроля их работы.

Например, распространенная ошибка при вводе данных по кредиту — упущение сведений о заемщике — устраняется благодаря применению программы с полями обязательного заполнения, в противном случае блокируется обработка операции. Ошибка в копировании данных, указанных в заявлении клиента, может устраняться сканированием документов.

Помимо ошибок нельзя исключать такой вид риска, как несанкционированный доступ к базе данных, занесение вируса в систему, уничтожение информации, хищение данных, нанесение ущерба банку путем повреждения или кражи имущества. Противодействие такому риску должно концентрироваться на превентивных мерах и своевременном выявлении нарушения, если таковое произойдет. Большую пользу в этом отношении приносит система индикаторов риска, например, показатель текучести кадров значительно выше среднего в конкретном подразделении служит таким тревожным сигналом.

МФО не застрахованы от мошенничества как со стороны сотрудников, так и со стороны клиентов. Мошенничество независимо от масштаба убытков отрицательно сказывается на репутации МФО. Риск мошенничества в МФО со стороны персонала имеет несколько разновидностей, но тяготеет к сфере кредитования. Сюда относятся выдача кредитов заведомо проблемным заемщикам ради получения вознаграждения от банка, сговор с сотрудниками о выдаче кредитов подставным лицам или даже по подложным документам, приукрашивание финансового положения клиента (с целью избежать наказания за принятие ошибочного решения о выдаче кредита в надежде на восстановление платежеспособности заемщика в ближайшее время), получение взятки за предоставление кредита, искажение отчетности о кредитах, подделка кредитной документации. В сфере расчетно-кассового обслуживания мошенничество связано с присвоением и растратой денежных средств.

Противодействие риску мошенничества состоит в разработке четких процедур операций, соблюдении корпоративной этики, функционировании системы внутреннего контроля и аудита, системы мотивации персонала, системы сигналов раннего предупреждения. Особыми приемами являются ротация кадров, обязательные отпуска сотрудников, внутреннее оповещение о реальных и потенциальных конфликтах интересов и других нарушениях этики.

К этому виду операционного риска примыкает риск потери клиентской базы. Удовлетворенность обслуживанием в МФО является важным фактором долговременных отношений с клиентом. Переход клиентов в другую МФО дается легко в силу незначительных объемов операций, поэтому в учреждении необходима функция (отдел или хотя бы специально назначенный сотрудник высокого статуса) по работе с жалобами и обращениями клиентов на уровне головного офиса. Его задачей является не только разбирательство по этим сигналам, но и обобщение ситуаций для принятия решений руководством МФО об изменении продуктовой политики, стандартов обслуживания, системы мотивации, внутреннего контроля, улучшении имиджа учреждения.

Особая разновидность операционного риска присуща МФО в силу их природы. Речь идет о риске процессов. В целях устранения формализма и оперативности работы МФО может обходиться без детализации процессов и операций. Вначале организация может даже работать с чистого листа, по ходу создавая наброски процедур. Сам процесс складывается без оформления последовательности действий, в виде утвержденного на бумаге положения, инструкции или политики. Однако отсутствие четко определенных процессов в организации может приводить к путанице, заблуждениям, конфликтам, дублированию работы, непродуктивности усилий. В отсутствие четко «выписанных» процессов различные сотрудники могут действовать по-разному в одной и той же ситуации, что порождает конфликты и разночтения.

Отсутствие утвержденных процедур ослабляет возможности внутреннего контроля, поскольку трудно оценивать соблюдение порядка, если нет самого эталона. Особенно важно наличие процедур для выдачи кредитов, их сопровождения и погашения, а также для выдачи наличных денег. В отношении этого риска в МФО должны быть разработаны база процедур по всем операциям и продуктам, требования к их соблюдению и контролю.

Управление кредитным риском

Ввиду того что микрофинансовая организация обычно формирует большой портфель мелких кредитов, это выводит проблему минимизации кредитного риска на первое место. При этом кредитный риск МФО имеет свои особенности, так как обычно у большинства ее заемщиков низкий уровень финансовой грамотности. Как правило, они получают кредит беззалоговый. В случае дефолта организация не имеет в распоряжении активов для возмещения даже части убытков. Ресурсная база МФО для кредитования формируется за счет таких источников, как капитал (или паи) общественных фондов, а также средств клиентов. В случае падения качества кредитного портфеля МФО подвергаются не только риску невыполнения обязательств перед поставщиками ресурсов, но и риску потери репутации, поскольку это приводит к утрате доверия. В то же время МФО, как показывает практика, вынуждены быть более гибкими и менее консервативными (требовательными), чем при традиционном банковском кредитовании. Что приводит к повышению риска, требует внедрения адекватных систем управления рисками, сдерживая чрезмерный кредитный риск.

Аналогично подходам, используемым в кредитных организациях, кредитный риск подразделяется на две категории: риск отдельной кредитной транзакции и портфельный риск. Первая разновидность риска относится к отдельному заемщику и связана с добровольным отказом клиента от погашения долга, крахом бизнеса и пр. Второй вид относится к факторам, которые обусловливают убытки по однородному портфелю кредитов вследствие каких-либо внешних причин. Можно выделить следующие показатели материализации индивидуального кредитного риска.

Просрочка погашения долга. Как известно, потенциал кредитного риска измеряется отношением размера выданных кредитов, по которым возникла просрочка, к общей сумме кредитов. То есть учитывается не сумма просрочки, а совокупный размер непогашенного кредита, несмотря на то что просроченный платеж представляет собой лишь часть долга. Это показывает, какую часть кредита МФО потеряет. Обычно данные показатели рассчитываются для кредитов с просрочками от 30 или 90 дней.

Сумма просроченных платежей к непогашенной сумме кредита, который представляет собой текущие потери МФО по кредитам.

Уровень погашения как соотношение между суммами, фактически полученными и причитающими МФО от заемщиков. При этом сумма досрочного погашения должна исключаться из расчета показателями, потому что досрочный возврат долга не является причитающимся к получению.

Из рассматриваемых показателей именно первый является самым важным для оценки кредитного риска, поскольку он показывает будущие потери, в то время как уровень просрочки и уровень погашения лишь предоставляют информацию о текущих убытках и результатах прошлой работы8.

Несмотря на то что различные МФО работают в одной и той же экономической среде, результативность их кредитного портфеля различается, что указывает на то, что кредитный риск является функцией множества переменных, в которых профиль клиента является лишь одним из факторов. Многое зависит от внутренней политики и процедур МФО. Среди причин, вызванных недостаточностью внутреннего порядка, выделяются такие наиболее важные и типичные:

  • слабая система управленческой информации — МФО не имеет точных данных для своевременного мониторинга погашений кредитов, руководству не предоставляется своевременно информация о реальном состоянии дел в сфере кредитования, отчеты содержат неточности; все это в совокупности обусловливает запоздалую или неадекватную реакцию руководства МФО на проблемы;
  • ошибки в выборе заемщиков — МФО предоставляет кредиты клиентам с плохой репутацией и кредитной историей;
  • слабая система оценки заявок на получение кредитов и кредитоспособности заемщиков — в результате кредиты выдаются неплатежеспособным клиентам или сумма кредитов слишком неподъемная для погашения;
  • нечеткая коммуникация с клиентами в отношении продуктов и процедур — если клиенты не ознакомлены с политикой и процедурами, то это может привести к непониманию и возникновению просроченных платежей, даже если клиенты способны оплачивать долги;
  • отсутствие оперативного сопровождения кредитов — слабый контроль за погашением кредитов в МФО порождает у заемщиков несерьезное отношение к своевременности погашения долгов, при этом запоздалая реакция МФО на просрочки снижает шансы на возврат долга;
  • смешивание понятий предоставления грантов и помощи с кредитованием — в связи с тем, что предоставлением грантов и другой помощи домохозяйствам занимаются одни и те же люди в МФО, у клиентов возникает ошибочное представление о кредитах как о безвозмездной помощи;
  • просчеты в концепции кредитного продукта — просрочки возникают иногда вследствие того, что платежи по кредитам не соответствуют денежным потокам заемщиков, например недоучет сезонного колебания доходов либо период погашения слишком короткий;
  • природные катастрофы — в силу того что происходят природные катастрофы (наводнения, засухи, землетрясения, эпидемии), могут возникнуть падения доходов заемщика и соответствующие просрочки;
  • коррупция — не исключается вероятность получения взяток сотрудниками МФО или мошенничество в виде выдачи ссуд знакомым и родственникам; персонал, получающий знаки благодарности от клиентов, не сможет требовать дисциплины погашения долга;
  • демотивация персонала — если условия работы или система стимулирования труда являются адекватными, то персонал плохо относится к выполнению своих обязанностей.

Ухудшение качества кредитов приводит к потерям по кредитам, снижению процентного дохода, отвлечению ресурсов МФО на работу с проблемными долгами, возрастанию операционных расходов, демотивации персонала, дисбалансу между денежными потоками МФО, утрате доверия к таким организациям со стороны кредиторов, инвесторов и доноров. В результате проблемное МФО теряет ключевой персонал и клиентов, которые уходят в более надежные МФО.

При этом наносит ущерб всему сектору микрофинансирования, а у сотрудников, занятых в этом сегменте, возникают трудности с продвижением по службе и поиском работы. В результате неправильной работы с клиентами формируются «черные списки» плохих заемщиков и даже непривлекательных категорией населения и целых отраслей или регионов повышенного риска, с которыми отказываются работать МФО.

Чтобы удержать кредитный риск в допустимых рамках, МФО призваны четко определиться со своим бизнесом. Для этого необходимо сформулировать стратегию бизнеса, разработать политику и процедуры операций. При этом важно определить социальные программы от программ микрокредитования. В разработке продуктов большое значение имеет контроль кредитного риска, чтобы не допускать выдачу кредитов неприемлемым клиентам. Параметры кредитного продукта должны учитывать специфику денежных потоков клиентов данного сегмента. Например, предпочтительным являются частые погашения, поскольку это дает возможность чаще контактировать с клиентом — хотя бы раз в месяц.

Система управленческой информации является жизненно важной для сбора данных и обработки их в целях принятия решений. Например, очень важно получение информации о просроченных кредитах на ежедневной основе, поступающей соответствующим лицам в руководстве МФО. Надежная система управленческой информации характеризуется регулярными и содержательными отчетами, при этом полная автоматизация не является обязательным условием, а при относительно небольших объемах кредитов она может формироваться частично автоматизированной системой. Ключевыми потребителями такой информации являются сами сотрудники службы кредитования, руководители филиалов и головной офис.

На практике просрочки погашения возникают в результате несоблюдения политики и процедур, поэтому внутренний контроль очень важен для МФО, включая наличие адекватного внутреннего аудита. Для управления риском на уровне клиента важно наличие процедур для различных фаз кредитного цикла. Риск возникает уже на стадии отбора клиента, поэтому важно закрепить в политике критерии идентификации и отбора клиента. Затем следует этап идентификации потребностей клиентов, подбора параметров кредитного продукта, чтобы у клиентов не возникало путаницы в понимании процедур кредитования.

Для этого важно обучение клиентов.

Затем, если целевая группа клиентов — будущих заемщиков успешно прошла обучение, наступает этап подачи кредитной заявки и ее анализ. При этом политикой банка должны быть четко определены размеры предоставляемых кредитов, с клиентом согласовано назначение кредита, правильно дана информация в кредитной заявке, проверены кредитная история и бюджет домохозяйства, прочие данные о заемщике.

Очень часто в практике микрофинансирования при оценке кредитных заявок принимаются во внимание не столько доходы и расходы клиента, получающего кредит, сколько денежные потоки всего домохозяйства. В кредитном анализе учитываются отзывы о клиенте, опыт занятия, место проживания клиента, наличие других кредитов. Особенно рискованным считается кредитование нового бизнеса.

Оценка кредитной заявки поступает на рассмотрение старшего кредитного менеджера или руководителя. Решение о выдаче кредита принимается чаще всего кредитной комиссией филиала или же региональным комитетом — сообразно размеру кредита. При этом для больших по размеру кредитов МФО могут полагаться на дополнительное обеспечение, включая поручительства, гарантии и залоги.

В новых условиях перманентного кризиса актуальным становится учет отраслевой специфики при оценке кредитных заявок, а точнее, ранжирование отраслей и подотраслей по степени подверженности кризису, но с учетом того, что в микрофинансировании практически нет и не может быть отраслей тяжелой промышленности и других секторов, где господствует средний и крупный бизнес. В связи с этим круг отраслей для обслуживания МФО сужается до сельского хозяйства, производства продуктов питания, торговли, строительства, туризма, услуг, но с детализацией по потенциалу прибыльности. Тогда клиенты с концентрацией бизнеса в наиболее рискованных отраслях (сегментах) будут автоматически исключаться из кредитования или получать кредит на более жестких условиях.

После выдачи кредита для МФО актуальным становится проверка его целевого использования. При этом регламентируется с самого начала порядок выдачи кредита (наличными или перечисление на счет), подготовка графика погашения долга. Затем следующим этапом является четкая схема погашения кредита, включая порядок внесения или перечисления денег для платежей по кредиту.

Кредитным риском можно более эффективно управлять, если в учреждении имеется надежная система управленческой информации, своевременно сигнализирующая о выдаче, использовании и погашении кредитов.

Управление просроченной задолженностью включает также меры превентивного и послесобытийного характера. Эти меры разнятся в зависимости от степени проблемы, например степени просрочки, размера долга, состояния заемщика, причины просрочки. Так, по небольшому долгу просрочка может возникать не по причине нежелания или мошенничества заемщика, а из-за забывчивости, невнимательности, неорганизованности.

Организация должно иметь четкое описание политики (процедур) по управлению просроченными долгами, включая набор адекватных мер воздействия на заемщика в рамках общей концепции управления отношениями с заемщиками. Например, известно, как часто меняется отношение кредитора к заемщику на диаметрально противоположное, при этом практически мгновенно, с подчеркнуто вежливого до хамского.

В работе с проблемными заемщиками основная нагрузка ложится на работников фронт-офиса, которые должны держать постоянный контакт с заемщиками и в случае возникновения просрочки увеличивать интенсивность таких контактов. В работе МФО такое воздействие на заемщика называется прессингом. Давление на клиента сотрудник организации может оказывать путем визитов (лучше совместно с коллегами), звонков и почтовых сообщений. Правда, почтовые уведомления клиенты могут попросту выбрасывать, даже не читая, на звонки не отвечать, быстро менять номер телефона (для этого немаловажно иметь именно номер стационарного телефона клиента и его супруги), поэтому наиболее эффективным является личная встреча с клиентом. При этом подходы к обработке клиента сходны с приемами, используемыми гражданином Бендером в отношении миллионера Корейко: от прямого шантажа, запугивания до назойливого попрошайничества в присутствии посторонних.

Более правильным является четкая дифференциация проблемных заемщиков на несколько категорий: 1) желающих и способных погашать, но с временными трудностями; 2) желающих погашать, но испытывающих серьезные трудности; 3) не желающих погашать, в том числе способных погашать, но сознательно увиливающих от исполнения обязательств. Такая градация позволяет более концентрированно распределить усилия фронт-офиса и службы поддержки на наиболее сложные категории, применять различные подходы в каждом случае. В отношении первой категории МФО может применять реструктуризацию, а ко второй — также увеличение залога, третья требует уже прямого вмешательства службы безопасности и юристов.

В практике МФО, работающих в странах Юго-Восточной Азии, популярна концепция, используемая индийским банком для бедных Grameen Bank9, где применяется метод круговой поруки, т.е. кредиты выдаются отдельному заемщику, а за него поручается «ячейка», состоящая из нескольких граждан, тоже занимающих в этом МФО или рассчитывающих на кредит. В случае неплатежа кредитное окно закрывается для всех участников ячейки, и тогда «товарищи» злостного неплательщика сами с ним разбираются.

В то же время излишне агрессивный прессинг может привести к негативному эффекту: пострадает репутация МФО, но также ухудшится отношение других МФО к заемщикам такого рода.

Дифференциация простроченных кредитов также позволяет распределить усилия персонала: например, просрочками сроком от 30 до 60 дней занимается (контроль) руководитель филиала, а сроком более 60 дней — региональный менеджер в филиальной сети.

В отношении портфельного риска следует отметить необходимость классификации кредитов на однородные портфели и поддержание оптимальной диверсификации всего портфеля кредитов. Во-первых, существует высокая корреляция вероятностей дефолтов в однородном портфеле, что вызывает синхронное изменение качества кредитов в лучшую или худшую сторону. Например, кредиты регионов с выраженным экономическим спадом будут иметь примерно одинаково высокий уровень дефолтов, а динамично развивающиеся регионы — относительно низкий показатель невозврата.

Во-вторых, удельный вес отдельных кредитов или подгрупп кредитов в данном портфеле должен складываться не стихийно, а целенаправленно. С одной стороны, требуется не допускать излишней концентрации кредитного риска в виде удельного веса кредитов одному заемщику, одному региону, типа клиентов или отдельной отрасли.

Сюда следует добавить концентрацию кредитов по срокам и по валютам, а также по видам обеспечения. С другой стороны, излишняя диверсификация приводит к аморфности кредитного бизнеса, распылению кредитных ресурсов, ограничению кредитования наиболее привлекательных групп клиентов или секторов. Например, стремление представить все регионы в портфеле — развитые и неразвитые — приведет к тому, что малорентабельные кредитные проекты в отстающих регионах будут съедать прибыль динамичных регионов. В микрофинансировании неизбежны высокие концентрации кредитов — более 80% в отраслевом плане (в двух-трех секторах экономики), назначении (либо на пополнение оборотных средств, финансирование рабочего капитала, либо на покупку оборудования), сроках (преимущественно менее одного года), но особенно в разрезе валют (как правило, все кредиты предоставляются в национальной валюте, поскольку клиенты микрофинансирования не имеют валютных поступлений).

В-третьих, следует учитывать наихудшее развитие событий в экономике, допуская одновременное увеличение прострочек по большинству отраслей или по другим компонентам кредитного портфеля. Нельзя исключать и цепной реакции кризисных событий, когда кризис сначала охватывает одну отрасль, а потом расползается на другие отрасли, причем скорость такого распространения может быть непредсказуемо высокой. Поскольку именно кредитный портфель является противовесом портфеля привлеченных средств, то ухудшение качества кредитов моментально ведет к обострению проблемы ликвидности.

В этом отношении важно учитывать длительность ухудшения экономики отраслей: чем дольше длится застой или спад, тем больше более долгосрочным будет негативное воздействие на ликвидность МФО. Позитив диверсификации заключается в том, что в теории при самых неблагоприятных событиях (кроме сценария Армагеддона) падение качества кредитов в одних сегментах уравновешивается ростом качества в других сегментах. Однако современный кризис 2008 г. показал, что ухудшение во всех отраслях или регионах может происходить одновременно или почти одновременно, поэтому важно заранее установить причинно-следственные связи, чтобы, увидев первые сигналы кризиса в одном секторе, ждать наступления кризиса в соответствующих отраслях (и быть готовыми к этому). Наверное, в нынешние времена уже неоправданно говорить об отраслевых кризисах, вернее будет сказать, что возможны зоны или сектора относительно более жизнестойкие, быстрее восстанавливающиеся, но в любом случае подверженные воздействию кризисных потрясений.

Базельский комитет по банковскому надзору рекомендует повысить требования органа надзора к МФО в отношении процедур кредитования, учесть при этом специфику микрокредитов. В то же время предлагается отказаться от лимитирования риска концентрации в отраслевом и географическом разрезе в силу специфики бизнеса микрофинансирования10.

Главным аргументом такого предложения служит то, что многие МФО созданы в расчете на обслуживание узкого круга общин, хотя органы надзора должны осуществлять мониторинг концентрации кредитов.

Особенностью МФО является, как правило, отсутствие риска концентрации кредитов связанным лицам в силу самой природы этого бизнеса. Однако в этом отношении существует риск выдачи кредитов многочисленной группе клиентов, связанных общим кругом знакомств, родственных связей или по этическому признаку. При этом рядовые сотрудники МФО и даже менеджеры могут быть дополнительно мотивированы получением «отступных» по каждой выданной ссуде от руководства «общины», а не от своего работодателя. Особенно в сельской местности такая практика имеет место, когда кредит выдается лицу, которое не обязательно является близким родственником сотрудника банка, но которого рекомендует «свой» человек. С одной стороны, положительно, что эти свои люди образуют «общину», поддерживающую внутреннюю дисциплину в плане платежей по кредитам.

С другой стороны, общность занятий или места проживания порождает риск залпового скачка проблемных кредитов. В связи с этим политика кредитования МФО должна предусматривать подходы и приемы по ограничению риска концентрации такого рода.

Кредитный риск МФО может усугубляться неправильной политикой в отношении ценообразования по кредитам. Во-первых, в погоне за максимальной прибылью кредитная организация может пойти на обман клиента, камуфлируя эффективную процентную ставку путем установления комиссий (разовых или регулярных), закрытия структуры платежа по кредиту (не выделяя погашение долга), преподнесения месячной ставки процента как годовой либо без пояснения дифференциации процентных ставок в зависимости от степени риска заемщика. Например, сотрудник фронт-офиса, который инициирует кредит, не может гарантировать клиенту, что по кредиту будет ставка не выше определенного уровня, если ему неизвестна вся шкала надбавок за риск в МФО, а сообщая базовую ставку, он может ввести клиента в заблуждение и даже потворствовать взятию им на себя чрезмерного риска неплатежа. Клиент должен быть уверен, что МФО ведет себя честно, а цена кредита прозрачна. Если этого не будет, то о доверии между клиентом и МФО не может быть и речи, а это уже будет игра, кто кого хитрее.

Управление рыночными рисками

В отношении микрофинансирования рыночные риски связаны с изменениями состояния финансовых рынков, а также с дисбалансом между активами и обязательствами организации, т.е. риск ликвидности большей частью входит в рыночный риск (хотя чистоты ради следует разделять рыночный риск ликвидности и внутренний риск ликвидности, не связанный с рынком). Рынки становятся более нестабильными и непредсказуемыми, несмотря на глобализацию, регулирование и прогнозирование. Рыночные риски охватывают кроме риска ликвидности валютный, фондовый и процентный риски.

Спецификой валютного риска для МФО является активное привлечение ими валютных кредитов в рамках международных программ, при этом кредиторы не хотят принимать на себя валютный риск и предлагают кредиты в одной из ведущих валют — евро или долларах. МФО же кредитует клиентов в национальной валюте. В некоторых странах, например в Индии, МФО вообще не привлекают средства из зарубежных источников. В таких случаях валютный риск все же присутствует в операциях МФО, резкие колебания курса национальной валюты сказываются на платежеспособности тех мелких заемщиков, которые делают сбережения в иностранной валюте, закупают товары за границей («челночный бизнес»), расплачиваются с поставщиками наличными деньгами с привязкой к курсу валюты.

Особенностью риска ликвидности МФО являются ограниченные альтернативы вложения средств в доходные активы. Так же как и банки, МФО имеют три основных блока вложений: доходные активы, высоколиквидные активы и основные фонды. Основная часть доходных активов является низколиквидной, поскольку кредиты нельзя потребовать от клиентов вернуть досрочно. В то же время кредиторы МФО могут это сделать, поскольку обычно это оговорено при предоставлении кредита, например, приемлемость организации означает соблюдение как минимум экономических нормативов. Критическим интервалом для любой организации является период до 30 дней включительно, поскольку это тот период, когда организация может выдержать средней интенсивности отток средств и успеть заместить его альтернативными ресурсами или же реализовать активы на рынке.

Как и в банке, в МФО должно осуществляться продуманное управление активами и пассивами, ориентированное больше на упреждение, а не на реагирование. Упрощенно это воспринимается как согласованность сроков погашения активов и пассивов, но этого в реальности невозможно достичь, разве только не привлекать ресурсы со сроком, идентичным сроку выдаваемых кредитов, а разницу в процентах иметь на том, что цена оптового финансирования ниже средней ставки розничного кредитования. Вместе с тем практически все кредитные программы для МФО предполагают собственный вклад учреждений-заемщиков, а для этого прибегают к использованию средств клиентов.

Даже если сроки погашения активов и пассивов совпадают или даже сроки погашения активов меньше, то сохраняется риск дисбаланса: обязательства МФО должно погашать с определенной обязательностью, а возвращение ссуд заемщиками может резко ухудшиться. Тогда фактический срок погашения выданных кредитов растягивается и баланс рушится, а организация не имеет достаточных средств, чтобы вовремя расплатиться по привлечениям.

Управление ликвидностью МФО было бы ошибочно сводить только к текущим активам и текущим пассивам, как известно, активы и пассивы с большими сроками погашения стоят на очереди для перехода в категорию текущих, а по обязательствам МФО сталкивается с риском досрочного изъятия средств.

Допущение дефолтов по взятым обязательствам означает потерю репутации среди кредиторов и сомнительные шансы на получение новых кредитов. Задержки в выполнении обязательств по привлечениям могут породить волну запросов на изъятие денег. При этом изъятие средств усугубляет положение с ликвидностью, поскольку чем больше контрагентов хотят изъять деньги из банка, тем меньше вероятность это сделать.

Одновременно с падением ликвидности падает репутация МФО. Обладание излишним запасом ликвидности также чревато недополучением дохода, а для участников рынка это расценивается как фактор низкого потенциала прибыльности. В условиях нынешнего кризиса представление о запасе ликвидности изменяется, поскольку многие ликвидные инструменты резко утратили не только значительную часть своей рыночной стоимости, но сами рынки, где их можно было реализовать.

Избыток наличных денег и других высоколиквидных активов может быть обусловлен и результатом просчетов в управлении активами, и низким уровнем доверия к МФО со стороны клиентов, и нежеланием продлевать вклады или пугливой реакцией на малейшие задержки с платежами и расчетами. МФО требуется кроме управления денежными средствами также поддержка этого процесса правильным управлением взаимоотношениями с клиентами. Избыточная ликвидность должна быть временным явлением.

Базельский комитет по банковскому надзору предлагает в отношении ликвидности ввести требование регуляторов к МФО — организация должно поддерживать определенную часть активов в виде запаса из необремененных залогов ликвидных активов по отношению к привлеченным депозитам клиентов, а также лимит на концентрацию одного источника ресурсов11. При этом МФО получат в первый год работы по таким правилам послабление, но с мониторингом со стороны органа надзора. Управление ликвидностью должно учитывать также стрессовые ситуации, в отношении которых требуется разработать планы поддержания ликвидности с учетом эффекта распространения проблем в секторе, что приведет к резкому ухудшению качества кредитного портфеля или оттоку депозитов. Процентный риск для МФО связан с асинхронностью изменения процентных ставок по выдаваемым кредитам и привлеченным средствам.

Как правило, МФО получают ресурсы от организаций по плавающей ставке, а кредитуют по фиксированной ставке. При этом сами клиенты розничного бизнеса охотнее идут именно на фиксированную ставку, опасаясь повышения базовой ставки как неизбежности. Соответственно процентная маржа МФО подвержена значительным колебаниям, даже большим, чем процентный спред, поскольку фактически полученные проценты оказываются на практике меньше начисляемых. В то же время МФО могут прибегать к повышению ставок по выданным кредитам только в исключительных случаях. Даже если клиенту будет предложена альтернатива — согласиться на повышение процентной ставки или погасить долг досрочно, МФО как кредитор упустит процентный доход, который она могла бы получить за весь период кредита, а также получит доход по меньшей ставке, чем предлагала клиенту. Кроме того, в случае явного превышения ставки по кредиту над рыночными заемщик может просто перекредитоваться в другом учреждении и уйти из данной МФО.

Еще одним аспектом процентного риска является установление кредитором (финансовой организацией) предельной ставки кредита конечному заемщику. Учитывая, что МФО кредитует заемщиков и из собственных средств, получается, что чем меньше в ресурсах доля этих кредиторов, тем больше потери процентной маржи. Частота пересмотра процентных ставок по активам и пассивам МФО также не совпадает: по выданным кредитам ставки пересматриваются при продлении, а по привлечениям ресурсов — регулярно, как правило, ежеквартально, поэтому этот фактор следует учитывать МФО при привлечении кредитных ресурсов.

Сдвиги процентных ставок сказываются на стоимости активов и пассивов по международным стандартам финансовой отчетности — из-за изменения настоящей стоимости будущих денежных потоков.

Механизм управления рисками

Перейдя от характеристики финансовых рисков к общей системе риск-менеджмента, следует обратить внимание на необходимость его непрерывности в плане идентификации рисков и работы по их снижению до приемлемого уровня. Важно также, чтобы такой механизм был ориентирован на опережение, предвидение событий и подготовку МФО к стрессам, включая разработку адекватных мер. Упоминавшаяся выше организация GTZ (Немецкое общество технического сотрудничества) рекомендует МФО создавать систему управления рисками на следующих принципах12:

  • наличие процессов для идентификации и мониторинга различных типов рисков, которым подвержены МФО;
  • ответная реакция заинтересованных подразделений и руководства организации на выявленные риски с целью воздействия на них (или уклонения от них);
  • рассмотрение различных рисковых сценариев с набором решений;
  • поддержка принятия эффективных с точки зрения отдачи затрат управленческих решений и более эффективного использования ресурсов;
  • создание внутренней культуры «самоконтроля», которая позволяет выявлять риски и управлять ими задолго до того, как онистанут очевидными для внешних заинтересованных сторон и регуляторов.

Соответственно для управления рисками предлагается придерживаться следующих шагов:

  • идентификация, оценка и определение приоритетности рисков;
  • разработка стратегии и политики для измерения рисков;
  • разработка политики и процедур для снижения рисков;
  • определение и назначение ответственных лиц;
  • тестирование эффективности и оценка результатов;
  • пересмотр политики и процедур в случае необходимости.

На первой стадии важно отметить количественное измерение, оценку вероятности возникновения неблагоприятных событий и разнесение рисков по приоритетности. Для этого можно использовать матрицу управления рисками (табл. 2 Приложения А).

В отношении деятельности филиалов МФО GTZ предлагает перечень управленческих отчетов. Частота таких отчетов может быть даже еженедельной. Современные информационные технологии позволяют делать это ежедневно. Такие отчеты поступают в центральный офис по цепочке — от филиала к региональному менеджеру и наверх, включая совет директоров. При этом в процессе консолидации отчеты агрегируются, т.е. на уровне филиала они даются в разрезе кредитов, а далее агрегируются. Итоговый отчет высшему органу управления должен включать следующие данные:

  • детализация использования кредитов, погашения, привлечения депозитов (с разбивкой на группы продуктов);
  • привлечение новых клиентов, уход клиентуры, чистый прирост заемщиков и вкладчиков (в разрезе групп продуктов);
  • анализ отклонений: сравнение целевых и фактических значений;
  • качество портфеля: просроченные кредиты с группировкой по срокам просрочки, уровням погашения;
  • прибыльность: отношение операционных затрат к операционному доходу, прибыльность активов;
  • тенденция показателей: просроченных кредитов, эффективности затрат, прибыльности портфеля, адекватности капитала, производительности персонала и отделений;
  • ресурсная база: потребность в средствах и текущая позиция (отношение долга к капиталу);
  • финансовая отчетность: баланс и отчет о прибылях и убытках.

В дополнение к этим отчетам совет директоров МФО получает отчет внутреннего аудитора, данные которого сопоставляются с отчетностью. На сегодня большинство МФО не располагают комплексными системами управления рисками. В лучшем случае функционирует блок управления кредитным риском (на уровне индивидуальных кредитов).

Особого внимания заслуживает проблема агрессивного маркетинга, применяемого во многих МФО как наиболее эффективный (ориентирует сотрудников кредитования на настойчивое предложение кредитов потенциальным заемщикам). Практика показывает, что ключом к успеху является все же тщательная оценка желания и способности заемщиков погашать кредит, чтобы гарантировать высокий уровень возврата задолженности. Однако, как отмечают швейцарские исследователи13, некоторые микрофинансовые рынки оказались «перегретыми». Заемщики приняли на себя настолько большие долги, что в конечном счете не смогли их оплачивать. Такие заемщики характеризуются как перенасыщенные кредитами. Усугубил эту проблему параллельный бум потребительского кредитования, когда часть ссуд выдавалась предпринимателям, по сути, без регламентации назначения (включая кредит под залог недвижимости или кредиты на покупку автомобиля).

В представлении руководителей МФО распространено отождествление управления рисками с кризисным менеджментом. Чрезмерно ориентированные на рост и прибыль, некоторые МФО не справляются с масштабами бизнеса, а рискам отводится второстепенное место. Неединичные факты краха МФО во многих странах мира свидетельствуют о слабости менеджмента и неготовности к стрессам. Все это требует внимания к микрофинансированию со стороны органов регулирования и надзора.

Приложение А

Таблица 1. Ранжирование рисков микрофинансирования в 2010 г. (в скобках указан ранг риска в 2009 г.)

Крупнейшие риски Прогрессирующие риски
1 Кредитный риск (1) Конкуренция (3)
2 Репутация (17) Кредитный риск (1)
3 Конкуренция (9) Репутация (11)
4 Корпоративное устройство (7) Политическое вмешательство (7)
5 Политическое вмешательство (10) Отклонение от миссии (13)
6 Неприемлемое регулирование (13) Стратегия ( — )
7 Качество управления (4) Политическое вмешательство (20)
8 Обеспеченность кадровыми ресурсами (14) Нереалистичные ожидания (17)
9 Отклонение от миссии (19) Прибыльность (9)
10 Нереалистичные ожидания (18) Неприемлемое регулирование (22)
11 Управление технологиями (15) Корпоративное устройство (12)
12 Прибыльность (12) Качество управления (18)
13 Бэк-офис (22) Собственность (16)
14 Прозрачность (16) Ликвидность (5)
15 Стратегия ( — ) Разработка продуктов (24)
16 Ликвидность (2) Макроэкономические тенденции (2)
17 Макроэкономические тенденции (3) Управление технологией (23)
18 Мошенничество (20) Процентные ставки (10)
19 Разработка продуктов (24) Мошенничество (14)
20 Собственность (17) Прозрачность (21)
21 Процентные ставки (11) Бэк-офис (19)
22 Избыточные ресурсы (25) Избыточные ресурсы (25)
23 Крайне незначительные ресурсы (6) Крайне незначительные ресурсы (6)
24 Валютные курсы (8) Валютные курсы (8)

Таблица 2. Пример матрицы управления рисками

Риск бизнеса или операций Количество риска Качество управления рисками Совокупный профиль риска Направление (тенденция) Риск-менеджер
Кредитование групп
Кредитная политика Умеренное Приемлемое Умеренный Стабильное Имя, должность
Авторизация использования кредита Высокое Сильное Умеренный Снижаемое Имя, должность
Мониторинг портфеля и погашения кредита Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Коррекция программы Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Обучение заемщика Умеренное   Высокий Стабильное Имя, должность
Индивидуальные кредиты
Кредитная политика Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Авторизация использования кредита Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Мониторинг погашения кредита Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Программа коррекции Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Процедуры формирования резервов Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Сбережения
Политика размещения и снятия денег на депозитах Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Отчетность и учет Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Ликвидность и финансирование отделений Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Программа коррекции Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Риск бизнеса или операций Количество риска Качество управления рисками Совокупный профиль риска Направление (тенденция) Риск-менеджер
Казначейство и управление средствами
Инвестиционный портфель (процентный риск) Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Ликвидность Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Управление активами и пассивами Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность
Управление активами и пассивами (согласование сроков) Умеренное Приемлемое Высокий Стабильное Имя, должность
Резервы под кредитные риски Умеренное Слабое Высокий Стабильное Имя, должность

Риски в такой матрице ранжированы в порядке убывания приоритетности. Вторая колонка таблицы характеризует уровень угрозы (низкий, умеренный, высокий). В третьей колонке показано, в какой степени (слабой, приемлемой или сильной) данная организация справляется с риском (угрозой). Четвертая колонка содержит итоговую оценку подверженности организации рискам, основанную на агрегировании двух предыдущих колонок: если риск высокий, а качество управления рисками слабое, то совокупный риск высокий, а руководство должно принять меры, поскольку банк подвержен этому риску и не располагает системой для его сдерживания. Пятая колонка показывает тенденцию риска (по сравнению с предыдущим отчетом), т.е. сопоставление агрегированных оценок на две даты. Стабильность не всегда означает позитив, так как это может быть и стабильно проблемное состояние, т.е. снижение должно достигаться для повышенного риска, а для низкого риска лучше стабильность. Тенденция указывает на то, насколько эффективными оказались шаги по снижению риска, что служит сигналом для руководства в плане реагирования. Если тенденция направлена на снижение риска, это является признаком того, что управление данным риском развивается правильно.

Приложение Б

Таблица 1. Годовые процентные ставки по различным видам потребительских кредитов по банкам, лидерам потребительского кредитования, 2009 г., %*

Банки и иные кредитные учреждения Вид кредита
револьверный на покупку автомобиля на досуг персональный
BNP Paribas 12,24—21,25 6,04—9,81** Нет 6,04—9,81
BRED 10,75—13,75 Нет Нет 3,90
CCF 12,39—15,39 6,2—6,86 Нет 6,60—7,29
Cetelem 16,74 5,5 9,96 9,96
Cofidis 16,81—19,78 8,21 Нет 5,85—9,90
Credit agricole 11,74—16,32 4,15*** 6,65*** Нет
Credit lyonnais 10,47—16,74 Нет Нет 4,63
EGG 4,9 Нет Нет 7,9
Societe generale 10,43—15,80 Нет Нет 4,5
Sofinco 13,89 6,31—9,96 Нет 6,25—9,91

* European economic statistics, edition 2010. URL: http://epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-GK-10-001/EN/KS-GK-10-001-EN.PDF
** Включая страховку.
*** Номинальная ставка.

Таблица 2. Сравнение потребительского кредитования в России и Е вросоюзе за 2009 г. *

Параметр Евросоюз Россия
Общий объем выданных населению кредитов, млрд евро 631,0 73,0
Средневзвешенная процентная ставка, % До одного года 7,8 17,2
Один год — пять лет 6,78 14,3
Свыше пяти лет 5,63

* Потребительские кредиты в Европе. URL: http://www.statbanker.ru/news/12.shtm

Таблица 3. Средневзвешенные процентные ставки по странам Е вропы в 2009 г. *

Страна Средневзвешенные процентные ставки
до одного года один год — пять лет свыше пяти лет
Австрия 4,5 4,9 4,9
Бельгия 7,6 7,7 5,3
Германия 8,7 5,4 5,9
Греция 8,5 8,5 9,9
Италия 10,8 8,5 8,5
Финляндия 3,2 4,8 4,8
Франция 7,3 5,7 5,7

* European economic statistics, edition 2010. URL: http://epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-GK-10-001/EN/KS-GK-10-001-EN.PDF

Приложение В

Таблица 1. Институциональные характеристики

Индикатор Содержание Единица измерения
Возраст История развития компании МФО. Вхождение в Государственный реестр микрофинансовых организаций Год
Активы Сумма активов, скорректированная с учетом инфляции с выделением суммы, размещенной в портфеле займов Денежная единица
Офисы Количество офисов (включая головной), распределенное по уровням (филиалы, представительства) Количество
Персонал Общее количество работающих Количество

Таблица 2. Показатели финансовой структуры

Индикатор Содержание Единица измерения
Доля капитала в активах Сумма капитала, деленная на сумму активов %
Доля коммерческих привлечений в портфеле займов Отношение суммы средств, привлеченных на коммерческих условиях, к сумме портфеля займов %
Степень покрытия капитала обязательствами Сумма обязательств, отнесенная к сумме капитала %
Доля депозитов (добровольных сбережений) в кредитном портфеле Сумма добровольных сбережений, отнесенная к сумме портфеля займов %
Доля депозитов (добровольных сбережений) в активах Сумма добровольных сбережений, отнесенная к сумме активов %
Доля портфеля займов в активах Сумма портфеля займов, отнесенная к сумме общих активов %

Таблица 3. Индикаторы расходов

Показатель Описание Единица измерения
Коэффициент общих расходов Сумма финансовых расходов, чистых расходов на покрытие убытков от невозврата займов, операционных расходов, отнесенная к средневзвешенной сумме активов за период %
Коэффициент финансовых расходов Сумма финансовых расходов, отнесенная к средневзвешенной за период сумме активов %
Коэффициент расходов на покрытие убытков от невозврата займов Сумма расходов на покрытие убытков от невозврата займов, отнесенная к средневзвешенной за период сумме активов %
Коэффициент операционных расходов Сумма операционных расходов, отнесенная к средневзвешенной за период сумме активов %

Таблица 4. Показатели отдачи

Индикатор Содержание Единица измерения
Количество активных заемщиков Количество заемщиков, имеющих непогашенную задолженность по займам, уменьшенное на количество заемщиков, чья задолженность списана Количество
Количество непогашенных (активных) займов Количество непогашенных (активных) займов, уменьшенное на число списанных займов Количество
Портфель займов Портфель займов (диторская задолженность по выданным займам), уменьшенный на сумму списанных займов Денежная единица
Средняя задолженность, приходящаяся на одного заемщика Сумма портфеля займов, отнесенная к уточненному количеству активных заемщиков Денежная единица
Количество добровольных сберегателей Количество сберегателей, разместивших добровольные сбережения на срочных условиях Количество
Добровольные сбережения Сумма добровольных сбережений, размещенных на определенный срок Денежная единица
Средняя сумма сбережений, приходящаяся на одного сберегателя Отношение суммы добровольных сбережений к количеству добровольных сберегателей Денежная единица

Таблица 5. Показатели доходности

Показатель Описание Единица измерения
Коэффициент финансовой доходности Сумма финансового дохода, отнесенная к средневзвешенной сумме активов за период %
Маржа доходности Чистая прибыль (доход) от операций, отнесенная к величине финансового дохода %

Таблица 6. Сводные финансовые показатели

Индикатор Содержание Единица измерения
Отдача на активы (доходность активов) Чистая операционная прибыль (доход), очищенная от налогов, отнесенная к средневзвешенной сумме активов за период %
Отдача на капитал (доходность капитала) Чистая операционная прибыль (доход), очищенная от налогов, отнесенная к средневзвешенной сумме капитала за период %
Операционная самоокупаемость Финансовый доход, отнесенный к сумме финансовых расходов, расходов на покрытие убытков от невозврата займов и операционных расходов %
Финансовая самоокупаемость Финансовый доход, отнесенный к сумме финансовых расходов, расходов на покрытие убытков от невозврата займов и операционных расходов %

Таблица 7. Показатели риска и ликвидности

Показатель Описание Единица измерения
Рисковый портфель, просроченный более чем на 30 дней Сумма дебиторской задолженности по займам, просроченная более чем на 30 дней, отнесенная к сумме портфеля займов %
Коэффициент списания Сумма списанных займов, отнесенная к средней сумме портфеля займов %
Коэффициент потерь по займам Уточненная сумма списанных займов, очищенная от суммы возврата ранее списанных займов, отнесенная к средней сумме портфеля займов %
Коэффициент покрытия риска Уточненная сумма резерва восполнения потерь от невозврата займов, отнесенная к рисковому портфелю, просроченному более чем на 30 дней %

Таблица 8. Термины и определения к таблицам 1—7

Финансовые доходы Включает доходы, полученные как от оборота портфеля займов, так и от инвестиций Под инвестиционным доходом в данном случае понимается доход от размещения части активов в ценные бумаги. Для кредитных потребительских кооперативов граждан такая возможность ограничена только бумагами, эмитируемыми государством или размещением временно свободных средств на банковских депозитах
Финансовые расходы Все проценты, взносы, комиссионные платежи, уплаченные в обслуживание всех обязательств, включая сбережения пайщиков, размещенные в МФО, коммерческие и субсидированные (льготные) займы и кредиты, ипотечные закладные и прочие обязательства
Портфель займов Дебиторская задолженность по займам, выданным МФО, включая текущую, просроченную и реструктурированную задолженность, но без учета списанных займов. В гросс (брутто) портфель займов не входят проценты к получению
Расходы на покрытие убытков от невозврата займов Безналичные (виртуальные) расходы, которые направляются на формирование или увеличение резерва восполнения потерь от невозврата займов, учитываемого в балансовом отчете. Эти расходы рассчитываются по нормативам — в процентах от суммы портфеля, характеризующегося риском невозврата Доля портфеля, в отношении которой существует вероятность невозврата (рисковый портфель), распределяется по степени старения просрочек. Каждой категории соответствует норма расходов на резервирование. Порядок распределения портфеля по старению просрочек и нормы расходов на резервирование устанавливаются учетной политикой МФО. Эти расходы учитываются в специальном разделе отчета о прибылях и убытках
Резерв покрытия убытков от невозвращенных (списанных) займов Часть портфеля займов, которая была израсходована или зарезервирована для покрытия убытков от невозвращенных займов. Эта статья отражает кумулятивный (учитываемый нарастающим итогом) объем средств расходов на формирование резерва покрытия убытков от невозврата займов за вычетом кумулятивного объема расходов на списание займов
Внеоперационные расходы Все расходы, не относящиеся непосредственно к основной деятельности МФО, как, например, расходы по предоставлению услуг по развитию бизнеса или обучение (если МФО не включает обучение в число условий получения займов) Пункт 6 ст. 250 НК РФ проценты, взимаемые МФО по условиям пользования займами, отнесены к разряду внереализационных доходов. В случае с кредитными потребительскими кооперативами граждан, привлекающими сбережения пайщиков, внереализационные доходы — процентные поступления уменьшаются на величину внереализационных расходов — выплат компенсации за пользование личными сбережениями пайщиков
Внеоперационный доход (поступления) Все поступления, не связанные непосредственно с осуществлением МФО своей основной деятельности, например поступления от оказания консультационных услуг по развитию бизнеса, проведению обучающих программ, продажи товаров  
Количество активных заемщиков Количество заемщиков, на руках у которых в данный момент находится непогашенная задолженность по займам, выданным МФО, либо которые сохраняют обязанность возмещения какой-либо части кредитного портфеля
Численность персонала Количество работников, обслуживающих деятельность МФО, включая постоянных работников, с которыми МФО оформила трудовые или контрактные отношения
Количество сберегателей Общее количество граждан, разместивших в данный момент свои сбережения (депозиты) в фондах МФО, по которым МФО несет обязательства возврата
Операционные расходы Расходы, связанные с обеспечением основной деятельности МФО, такие как расходы на оплату труда персонала, аренды и коммунальных услуг, приобретение и амортизацию офисного оборудования, расходных материалов В структуре операционных расходов могут выделяться расходы на оплату труда и прочие операционные расходы. В свою очередь в расходах на оплату труда могут выделяться расходы на оплату труда административного (управленческого) и операционного персонала. Для большинства российских МФО, не обладающих обширным штатом, деление персонала на административный и операционный неактуально, поскольку все сотрудники в той или иной степени непосредственно взаимодействуют с пайщиками (клиентами)
Прочие операционные доходы (за исключением грантов и пожертвований) Доходы (поступления) от предоставления иных финансовых услуг, таких как взносы и комиссионные сборы за некредитные финансовые услуги, которые не были учтены в разделе финансовых поступлений. Эта статья может включать также и доходы, связанные с кредитной деятельностью, как членские взносы, плату за обслуживание кредитных карт, плату за перечисления, иные финансовые услуги, такие как обслуживание платежей или страхование
Рисковый портфель (просроченная задолженность) сроком более 30 дней Сумма дебиторской задолженности по займам, по которым просрочены один или более платежей в погашение основного долга сроком более 30 дней. Включает сумму дебиторской задолженности по займу, считая просроченные и будущие платежи в погашение основного долга, но не начисленные проценты. Сюда не входят реструктурированные или рефинансированные займы Следует различать реструктурированные и рефинансированные займы. Реструктурированным признается не погашенный в срок заем, для которого по согласованию с заемщиком пролонгирован период платежей либо изменен график. Рефинансирование — это выдача нового займа для погашения старого. Таким образом, улучшаются общие показатели (снижается показатель риска портфеля, резервирования, увеличивается количество выданных и активных займов), но не изменяются условия, вызвавшие затруднения с погашением исходного займа. В первом случае, с введением нового срока погашения и графика платежей, формируются более мягкие условия, нивелирующие причины возникновения просрочек по исходному графику платежей
Сбережения Общая сумма сбережений (средств, размещенных на депозитных счетах МФО), которая должна быть выплачена по требованию сберегателей
Активы Включает все счета активов баланса В российской системе бухгалтерского учета активы отражаются в чистом виде, а резервы покрытия убытков от невозврата займов и накопленная амортизация учитываются в разделе пассивов
Собственный капитал Активы за вычетом обязательств. Эта статья рассчитывается также как сумма всех счетов капитала, очищенная от резервов распределения имущества, таких как дивиденды, выкуп акций, или иных наличных выплат акционерам (пайщикам)
Обязательства Все счета обязательств, отражающие все, что МФО должна третьим лицам (включая пайщиков), включая сбережения, депозиты, займы, счета к оплате и другие обязательства
Займы, списанные за год Сумма займов, списанных за период. Списание — это учетная процедура, когда непогашенная задолженность по займам исключается из портфеля займов и из резерва восполнения потерь от невозврата займов, в момент, когда такие займы признаются безнадежными Сумма списанных займов указывается совместно с суммой возвращенных займов, списанных в предшествующие периоды. В этом случае результирующая статья формируется как разность между суммой списанных и возвращенных займов и указывается как нетто-сумма списания. Сумма потерь от невовзрата займов исчисляется как сумма-нетто списания и расходов на формирование резерва по просроченным займам

Приложение Г

Составление рейтинга МФ

О в коммерческом банке Целью составления рейтинга МФО в коммерческом банке является приведение количественных и качественных показателей оценки микрофинансовой организации к общему знаменателю. Кредитная шкала агентства «Эксперт РА» является российской национальной шкалой (т.е. учитывает общий для всех российских МФО страновой риск). Кроме того, рейтинговая шкала адаптирована для отрасли микрофинансирования (т.е. учитывает отраслевой риск).

Высокая надежность:

A++.mfi: исключительно высокий (наивысший) уровень надежности

A+.mfi: очень высокий уровень надежности

A. mfi: высокий уровень надежности

Приемлемая кредитоспособность:

B++.mfi: приемлемый уровень надежности

B+.mfi: достаточный уровень надежности

B.mfi: удовлетворительный уровень надежности

Низкая кредитоспособность:

C++.mfi: низкий уровень надежности

C+.mfi: очень низкий уровень надежности (преддефолтный)

C.mfi: неудовлетворительный уровень надежности (выборочный дефолт)

D (Банкротство)

По мнению агентства «Эксперт РА»14, комплексная система оценки надежности микрофинансового института может быть следующей.

Общим знаменателем может являться балльная оценка, определяющая возможность кредитования микрофинансовой организации с приемлемым уровнем риска и необходимой рентабельностью.

Максимальное количество баллов, которые МФО набирает в рейтинге (см. рис.), определяют как потенциальную возможность кредитования этой организации в коммерческом банке, так и группу риска при расчете РКП.

Схема комплексной оценки надежности МФО

Рис. Схема комплексной оценки надежности МФО15

Рейтинг построен по принципу набора микрофинансовыми организациями максимального количества баллов по разным показателям.

В результате по сумме баллов МФО может попасть в один из трех секторов:

  1. диапазон средних баллов, что означает потенциальную возможность кредитования с высоким риском;
  2. диапазон максимальных баллов, что означает потенциальную возможность кредитования с умеренным риском;
  3. диапазон минимальных баллов, что означает невозможность кредитования.

«Рейтингование» микрофинансовых организаций целесообразно проводить по группам МФО — некоммерческие (кредитные кооперативы, фонды), коммерческие (частные МФО, ведущие коммерческую деятельность, НДКО).

Влияние организационно-правовой формы на рейтинг организации в количественном выражении (в дополнительных баллах в зависимости от организационно-правовой формы МФО) определяется маркетинговой политикой коммерческого банка при выборе наиболее приемлемого сегмента МФО для кредитования.

Это может быть связано с приоритетами, которые определяют коммерческие банки при кредитовании микрофинансовых организаций, например, возможностью размещать в кредиты микрофинансовым организациям средства коммерческого банка по максимально возможной эффективной процентной ставке, но с учетом стоимости привлечения ресурсов на рынке микрофинансовых услуг. Например, частные фонды как организации с наибольшим уровнем рентабельности на рынке микрофинансирования имеют возможность привлекать средства иностранных инвесторов по ставкам ниже, чем возможное предложение по кредитованию от коммерческих банков с эффективной процентной ставкой на уровне 25—27% годовых.

Следовательно, включение дополнительных баллов в рейтинг МФО в зависимости от организационно-правовой формы МФО для коммерческого банка в первую очередь связано с определением ниши банка на рынке кредитования МФО и его политикой в отношении микрофинансовых организаций. По мнению авторов, политика коммерческого банка на рынке кредитования микрофинансовых организаций должна быть направлена на получение максимальных доходов, в том числе для компенсации рисков вхождения на новый рынок банковских услуг. Вследствие этого расчет должен быть сделан на такие организации микрофинансового рынка, которые смогут обеспечить максимальную отдачу на вложенные средства.

Следующим важным для рейтинга МФО в коммерческом банке положением является лицензирование микрофинансовых организаций.

Наличие лицензии Центрального банка РФ для НДКО является положительным фактором, который должен быть учтен при составлении рейтинга МФО. В предлагаемом рейтинге МФО «Необходимость лицензирования деятельности МФО» оценивается прибавлением дополнительного балла против МФО, у которых лицензии на микрофинансовую деятельность нет или не должно быть в силу закона.

Важным этапом в составлении рейтинга МФО в коммерческом банке является присвоение балльной оценки в зависимости от времени работы конкретной организации на рынке микрофинансирования, истории развития компании, ее репутации и вхождения в государственный реестр микрофинансовых организаций т.е. вопрос демографии МФО.

Как показывает исследование рынка, значительная часть МФО имеют опыт работы по микрофинансированию, превышающий три года и более. Тем не менее некоторые МФО решаются на изменение организационно-правовой формы своей организации, например пытаются перерегистрироваться из некоммерческого фонда в частную МФО, ведущую коммерческую деятельность или в НДКО, что на практике часто приводит к созданию новой организации с небольшим стажем работы. Это обстоятельство необходимо учитывать при присвоении рейтинга МФО по демографическому признаку, т.е. необходимо учитывать стаж с прибавлением имеющейся истории работы на рынке микрофинансирования в других организационно-правовых формах.

Демографический аспект необходимо учитывать также в связи с присвоением рейтинга по другим важным позициям рейтинга как наличие просроченной задолженности по портфелю займов микрофинансовой организации. Имеется в виду, что для МФО с большим стажем работы на рынке набранный балл в рейтинге за наличие просроченной задолженности может быть выше чем у организации с небольшим стажем при равном уровне просрочки у обеих организаций. Также учитывается наличие аудита и репутация аудитора. Следовательно, максимальный суммарный балл в рейтинге для МФО с большим стажем работы будет выше как за счет показателя наличия просроченной задолженности, так и за счет показателя демографии.

Количество действующих обособленных подразделений микрофинансовой организации в целом и существующих больше года, результативность и динамика деятельности филиальной сети также должны быть определяющими в рейтинге МФО, составляемом в коммерческом банке.

В первую очередь потому, что уровень развития сети косвенно отражает уровень капитализации самой микрофинансовой организации. Кроме того, банк, используя МФО как проводника своей политики на рынке услуг по микрокредитованию, заинтересован в бОльшем региональном масштабе, боОльшем количестве клиентов с целью предложить им в дальнейшем стандартные программы кредитования банка для малого и среднего бизнеса, в полноте продуктовой линейки. Следовательно, максимальные баллы в рейтинге должны получить МФО с большим количеством точек продаж, развитой филиальной сетью и продуктовой линейкой в различных регионах РФ.

Наличие собственного капитала у микрофинансовой организации также является определяющим в присвоении балльной оценки.

Для кооперативов, у которых собственный капитал отсутствует, это обстоятельство снижает суммарную рейтинговую оценку при определении возможности кредитования этих организаций коммерческим банком. Для остальных МФО рейтинговая оценка присваивается в зависимости от соблюдения норматива достаточности собственного капитала, структуры собственных средств (соотношением между уставным капиталом и нераспределенной прибылью); адекватности резервов для компенсации потерь уровню принимаемых кредитных рисков.

Основными для определения потенциального заемщика по программе «Кредитование МФО» являются показатели объема портфеля займов микрофинансовой организации, обеспеченность займов; диверсификация кредитного портфеля по клиентам; уровень дефолтов и просрочек по портфелю с учетом длительности просроченной задолженности; отношение среднего размера займа к капиталу МФО; доля доходных активов; качество прочих активов.

С одной стороны, чем больше портфель непогашенных займов, тем большую сумму кредита можно предоставить данной микрофинансовой организации, с другой стороны, с увеличением размера кредита увеличивается потенциальный риск невозврата части портфеля кредитов МФО коммерческого банка. Эта проблема в рейтинге решается двумя путями:

  1. максимальную балльную оценку присваивают МФО с наибольшим по величине портфелем займов;
  2. максимальную балльную оценку получит та организация, которая заявляет банку о потребности в кредите в размерах, значительно меньших, чем установленный банком норматив отношения предоставляемого кредита к сумме портфеля займов микрофинансовой организации.

Следующий показатель рейтинга МФО — это количество клиентов с активными займами. В данном случае абсолютно естественно, что коммерческий банк установит более высокую рейтинговую оценку МФО с бОльшим по сравнению с другими организациями числом клиентов с активными займами. Поскольку некоторые МФО, а именно КПКГ, имеют ограничения в силу закона увеличивать количество своих членов, а соответственно и заемщиков до 2000 человек, в рейтинге это учтено установлением для КПКГ максимального балла «3» при наличии активных заемщиков от 500—2000 человек. В любом случае чем больше количество клиентов с активными займами, тем выше диверсификация портфеля займов МФО и тем меньше риски банка при кредитовании таких организаций.

С диверсификацией портфеля займов связано установление рейтинговой оценки МФО по показателю «Средний размер займа». Соответственно, чем ниже средний размер займа в МФО, тем выше рейтинг МФО в коммерческом банке для оценки возможности ее кредитования.

Если средний размер займа на одного заемщика не превышает 100 тыс. руб., это также снижает риски банка при кредитовании МФО, с одной стороны, а с другой стороны, может свидетельствовать о направлении заемных средств на цели бизнеса, а не на потребительские цели (что было бы возможным при установлении порогового значения в рейтинге на уровне ниже 100 тыс. руб.). С этим же связан показатель рейтинга с указанием причин роста портфеля займов: а) за счет увеличения размера займа на одного заемщика; б) увеличения количества заемщиков; в) увеличения количества заемщиков и увеличения размера займов. Учитывая, что максимальный размер займа на одного заемщика при кредитовании МФО банком должен быть ограничен, наибольшая оценка в рейтинге может быть присвоена последнему варианту.

Для коммерческих банков очень важным показателем является оборачиваемость средств в микрофинансовой организации, так как в большинстве случаев банки заинтересованы в предоставлении кредитных ресурсов МФО по максимально высоким процентным ставкам (это и компенсация рисков, и стремление заработать в новом для банков сегменте), что может быть обеспечено МФО как за счет более высоких процентов на займы, так и за счет высокой оборачиваемости привлеченных в микрофинансирование средств банков. Следовательно, в рейтинге коммерческого банка организации, у которых средний срок займа не превышает полгода, должны получить максимальный балл.

Важным для составления рейтинга является вопрос обеспечения займов в микрофинансовой организации. «МФО разрабатывают и предлагают заемщикам те способы обеспечения исполнения обязательств, которые наиболее полно защищают интересы организации. В зависимости от уровня развития рынков предложения и спроса, величины портфеля займов, других факторов способы обеспечения и критерии для оценки качества обеспечения могут изменяться.

Чаще всего МФО — некоммерческие организации для обеспечения исполнения обязательств используют неустойку, залог и (или) поручительство. Не менее, а возможно, и более важным стимулом к своевременному возврату займа является обычная политика МФО, когда заемщики, просрочившие возврат основной суммы долга, его части или процентов, лишаются доступа к заемным средствам в будущем. МФО оформляют в залог как имущество, используемое для ведения предпринимательской деятельности, так и личное имущество заемщика. Многие МФО принимают в залог имущество, принадлежащее третьим лицам. Оформление залога происходит с соблюдением тех же правил, что и в кредитных организациях, но принципиальными отличиями являются способ оценки имущества и размер требуемого обеспечения. Некоммерческие организации могут принимать в залог имущество, чья формальная (рыночная) ценность невелика, но для конкретного заемщика представляет значительную ценность в связи с тем, что это имущество составляет основу его личного благополучия или благополучия его бизнеса.

Поручительство как способ обеспечения исполнения обязательства также используется и кредитными организациями, и МФО. Для малого бизнеса основная проблема в предоставлении такого поручительства заключается в том, что поручители, так же как и заемщик, часто не обладают достаточным имуществом для обеспечения обязательства. Критерии, по которым МФО оценивает надежность поручителей, учитывает их ответственное отношение к взятым на себя обязательствам.

Поручители, так же как и заемщики, заинтересованы в поддержании хороших отношений с МФО с целью получения в будущем займов для себя. Среди МФО получили широкое распространение так называемые групповые займы. Суть группового займа состоит в том, что каждый член группы заемщиков (от 3 до 15 человек — в зависимости от конкретной ситуации) одновременно берет заем и поручается за возврат займа каждого из членов группы. Такой способ обеспечения обязательства наиболее эффективно работает при небольших суммах займа, когда у членов группы высокий интерес в их получении, но у членов группы нет имущества, которое можно предоставить в качестве залога, причем они знают друг друга и их интересы в бизнесе в чем-то пересекаются. При этом бизнес каждого члена группы не зависит от бизнесов других членов группы»16.

Тем не менее в процессе составления рейтинга, по мнению автора, лучше придерживаться традиционной банковской практики, когда предоставленные МФО займы полностью обеспечены залогом и (или) поручительством. В связи с этим в рейтинге МФО, у которых портфель займов преимущественно (более чем на 50%) обеспечен залогом и поручительством, получат в рейтинге максимальные баллы. Поскольку групповое поручительство достаточно новый для коммерческих банков вид обеспечения обязательств, те МФО, у которых этот вид обеспечения превалирует, получат в рейтинге средние баллы; МФО, у которых портфель займов не обеспечен и займы предоставлялись под «слово», соответственно получат ноль баллов.

По мнению авторов, также влияние на итоговую оценку в рейтинге МФО должен оказывать факт создания резервов по займам и другим рисковым активам в МФО, наличие и состав органа, ответственного за принятие решения о выдаче займа; наличие нормативных документов компании по управлению разными видами рисков и, соответственно, присвоение максимального балла в рейтинге МФО, создающей по оценке организации резервы в полном объеме. И наконец, определяющий показатель рейтинга — это наличие просроченной задолженности по займам со сроком просрочки от 30 дней к объему портфеля займов МФО. Установленный параметр отсечения превышает 7%-ный барьер, при котором МФО может быть не включена в рейтинг, составляемый в коммерческом банке для целей кредитования МФО.

Суммарная (итоговая оценка), полученная МФО в рейтинге, позволяет определить потенциальную возможность кредитования этой организации коммерческим банком.


1 Safety may return to MFBs as CBN introduces risk management framework // Businessday. July 14, 2010.

2 Fernando N. Managing Microfinance Risks. Some Observations and Suggestions // Asian Development Bank. July 2008.

3 A Risk Management Framework for Microfinance Institutions // Deutsche Gesellschaft fur Technische Zusammenarbeit (GTZ). July 2000. URL: http://www.gtz.de

4 Churchill С., Frankiewicz С. Making Microfinance Work: Managing for Improved Performance. Geneva : International Labour Office (ILO), 2006.

5 Microfinance activities and the Core Principles for Effective Banking Supervision // Basel Committee on Banking Supervision. August 2010.

6 Microfinance Risks. URL: http://indiamicrofinance.com/microfinance-risks-strategic-riskpart-4.html

7 Microfinance Crisis — Discussion with MFIN President Vijay Mahajan. November 18, 2010. URL: http://indiamicrofinance.com/microfinance-crisis-discussion-vijay-mahajan-2702u6328.html

8 http://indiamicrofinance.com

9 http://www.grameen-info.org /

10 Microfinance activities and the Core Principles for Effective Banking Supervision // Basel Committee on Banking Supervision. August 2010.

11 Microfinance activities and the Core Principles for Effective Banking Supervision // Basel Committee on Banking Supervision. August 2010.

12 A Risk Management Framework for Microfinance Institutions // Deutsche Gesellschaft fur Technische Zusammenarbeit (GTZ). July 2000. URL: http://www.gtz.de

13 Over-indebtedness and Microfinance Constructing an Early Warning Index // Center for Microfinance. University of Zurich, 2011.

14 Рейтинг надежности микрофинансовой организации (МФО) отражает мнение Консорциума «Эксперт РА» — «Российский микрофинансовый центр» о качестве внутренних процедур МФО и ее способности своевременно и в полном объеме выполнять как текущие, так и возникающие в ходе ее деятельности финансовые обязательства.

15 http://www.raexpert.ru /

16 Бурцева Н. Правовое пространство для микрофинансовой деятельности в России / Российский фонд «Микрофинансовый центр». М., 2003. С. 63.


СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Банковская тайна

Автор: С.П. Карчевский.

Статья является выдержкой из книги "Банковские счета. Законодательство и практика"

Банковская тайна В настоящей статье рассматриваются вопросы содержания банковской тайны, соотношения банковской и коммерческой тайны, а также вопросы правового регулирования порядка предоставления банком сведений, составляющих банковскую тайну, по запросам различных государственных органов.

1. Содержание банковской тайны

Российская банковская энциклопедия определяет банковскую тайну, как совокупность норм, устанавливающих перечень сведений, круг субъектов, обязанных обеспечивать сохранность, а также случаи и порядок доступа к сведениям, составляющим такого рода тайну.[1]

С определенной долей условности можно утверждать, что первое упоминание о банковской тайне в советском законодательстве содержится в Декрете СНК РСФСР от 30.06.1921 «Об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций», в пункте 4 которого предусматривается, что справки о состоянии текущих счетов и вкладов и о переводах выдаются только владельцам или судебным и следственным органам.[2]

В гражданском законодательстве советского периода режим банковской тайны применялся только в отношении вкладов.

Так, ст. 395 ГК РСФСР 1964 года было установлено, что государство гарантирует тайну вкладов, их сохранность и выдачу по первому требованию вкладчика.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик[3] уже содержат требование о тайне счетов клиента. Согласно пункту 4 ст. 110 Основ «банк гарантирует тайну счетов клиента. Предоставление банком сведений о состоянии счетов и операциях по ним без согласия клиента не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами». В соответствии с пунктом 1 ст. 111 упомянутых Основ законодательства указанное положение применялось также к банковским вкладам, если законодательными актами и договором не было предусмотрено иное.

Содержание банковской тайны в действующем законодательстве регулируется нормами ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках.

Согласно пункту 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

В свою очередь, статьей 26 Закона о банках установлено, что кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

Сравнительный анализ содержания банковской тайны, установленный ГК РФ и Законом о банках, позволяет сделать вывод о более широкой трактовке понятия банковской тайны, содержащейся в Законе о банках.

Объекты банковской тайны:

ст. 857 ГК РФ ст. 26 Закона о банках
банковский счет счета клиентов и корреспондентов
банковский вклад вклады клиентов и корреспондентов
операции по счету операции клиентов и корреспондентов
сведения о клиенте иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону

На первый взгляд, нормы, регулирующие однородные правоотношения (связанные с определением содержания банковской тайны), не совпадают, в связи с чем возникает вопрос о том, какие законодательные нормы следует применять на практике.

В юридической литературе мнения по данной проблеме разделились.

О.М. Олейник считает, что при разрешении указанного несоответствия целесообразно использовать правило о соотношении общих и специальных правовых норм. Поскольку ст. 26 Закона о банках является специальной, надо следовать требованиям этой статьи.[4]

Аналогичную позицию занимают Д.Г. Алексеева, С.В. Пыхтин и Е.Г. Хоменко, по мнению которых коллизия между ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках «должна быть решена в пользу Закона о банках как акта специального, регулирующего исключительно вопросы банковской деятельности, в отличие от ГК, нормы которого в данном случае носят общий характер».[5]

Г.А. Тосунян, А.Ю. Викулин и А.М. Экмалян также полагают, что в практической деятельности необходимо руководствоваться ст. 26 Закона о банках, но при этом они используют иные аргументы.

На основе анализа взаимосвязи категории «банковская тайна» с такими конституционными категориями, как «личная тайна» и «семейная тайна», указанные авторы приходят к выводу, что «положения статьи 26 Закона о банках, касающиеся объема сведений, составляющих банковскую тайну, более полно и широко трактуют рассматриваемое понятие и, следовательно, более полно учитывают соответствующие конституционные права человека и гражданина, а значит, имеют приоритет по отношению к соответствующим положениям ст. 857 ГК РФ».[6]

Существует мнение, что при разрешении несоответствия между нормами ст. 857 ГК и ст. 26 Закона о банках следует руководствоваться нормами ГК РФ. [7]

По-нашему мнению, следует согласиться с точкой зрения С.В. Сарбаша, согласно которой между ст. 857 ГК и ст. 26 Закона о банках отсутствует конкуренция.[8]

На наш взгляд, различное содержание банковской тайны, установленное ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках, обусловлено различной природой отношений, регулируемых нормами указанных законодательных актов.

Так, ст. 857 ГК РФ регулирует режим банковской тайны в гражданско-правовых отношениях, складывающихся между сторонами договора банковского счета и договора банковского вклада, тогда как ст. 26 Закона о банках, содержащее более широкое определение банковской тайны, применяется для регулирования публично-правовых отношений между банком и органами, имеющими право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну.

Обращают на себя внимание следующие различия в содержании банковской тайны, установленной ст. 857 ГК и ст. 26 Закона о банках:

во-первых, ст. 26 Закона о банках включает в состав банковской тайны информацию о счетах клиентов и корреспондентов, что позволяет сделать вывод, что банковская тайна в отличие от ст. 857 ГК РФ распространяется не только на сведения о банковских счетах, но и об открываемых в банках счетах-депо и металлических счетах;

во-вторых, ст. 26 Закона о банках охватывает банковской тайной операции клиентов и корреспондентов, тогда как ст. 857 ГК РФ - только операции по банковскому счету. Отсюда следует, что согласно ст. 26 Закона о банках любые операции, совершаемые клиентом банка в рамках заключенного между ними договора, в том числе кредитного, факторинга, лизинга, аренды банковского сейфа и т.д., становятся сведениями, составляющими банковскую тайну. К таким операциям, по нашему мнению, следует отнести осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов, куплю-продажу иностранной валюты в наличной форме, выдачу банковских гарантий и др.;

в-третьих, содержание банковской тайны, установленное ст. 26 Закона о банках, в отличие от ст. 857 ГК РФ, не включает сведения о клиенте. Одновременно с этим ст. 26 Закона о банках предоставляет право кредитной организации включать в состав банковской тайны иные сведения, если это не противоречит федеральному закону.

Возникает вопрос о том, какие иные сведения могут быть включены в состав банковской тайны.

О.М. Олейник, считает, что сведения, устанавливаемые кредитной организацией, должны быть соотносимы с ее клиентами.[9]

По мнению указанного автора, «если даже банк в ходе предоставления, например, кредита получит какие-либо сведения о состоянии здоровья клиента или его семейном положении, эти сведения, а не только операции, произведенные для выдачи кредита, должны быть включены в банковскую тайну.»[10]

Л.Г. Ефимова, говоря об иных сведениях, также полагает, что «сюда могут относиться любые данные о правовом, семейном и т.п. положении клиента... Например, информация о наличии у клиента несовершеннолетнего ребенка, на содержание которого он регулярно переводит деньги, должна быть включена в понятие банковской тайны.»[11]

Следует согласиться с мнением С.В. Сарбаша, что «под иными сведениями, устанавливаемыми кредитной организацией в качестве банковской тайны, следует понимать такую информацию, которая не названа в законе банковской тайной, а отнесена к ней самой кредитной организацией. Такими сведениями может быть любая информация, ставшая доступной банку в связи с его профессиональной деятельностью, на которую банк распространяет режим банковской тайны. Главное, чтобы распространение указанного режима на такие сведения не противоречило закону.»[12]

Напомним, что именно сведения о клиенте не включены ст. 26 Закона о банках в состав банковской тайны.

Таким образом, банк вправе распространить действие режима банковской тайны на все сведения о клиенте при условии, что такие сведения получены банком в ходе своей профессиональной деятельности.

Как справедливо отмечает О.М. Олейник, именно «банковская деятельность, осуществляемая профессионально, служит критерием для определения характера сведений, составляющих банковскую тайну».[13]

В этом плане банковская тайна соотносится с иными видами профессиональной тайны, такими как тайна страхования, нотариальная, налоговая, врачебная и т.п.

Следует отметить, что законодательство Франции при определении пределов банковской тайны также исходит из указанного выше критерия. Как отмечают Гавальда К. и Стуфле Ж. «банкир обязан, a priori, держать в секрете всю частную информацию, доверенную ему клиентами или даже третьими лицами или полученную им в своей профессиональной деятельности. Только на существование деловых отношений (исключая их содержание) может не распространяться обязанность соблюдения тайны, если клиент не выражает противоположного желания».[14]

2. Соотношение банковской и коммерческой тайны

В юридической литературе не сформировался единый подход по вопросу соотношения банковской тайны и коммерческой тайны банка.

При этом преобладающей является точка зрения, в соответствии с которой банковскую тайну относят к особой или специфической разновидности коммерческой тайны.[15]

По мнению М.В. Гвирцмана, банковская тайна представляет собой специфический вид коммерческой тайны и складывается, во-первых, из тайны самого банка как самостоятельного субъекта хозяйственных отношений и, во-вторых, из совокупности коммерческих тайн клиентов, в которые банк посвящен в силу наличия договорных отношений с ними.[16]

Д. Куршаков полагает, что понятие коммерческой тайны банка шире и включает в себя понятие банковской тайны, которая отличается специальным предметом регулирования.[17]

Вместе с тем, ряд авторов обоснованно не разделяют такой подход.

Так, С.В. Сарбаш, рассматривая проблему соотношения банковской и коммерческой тайны приходит к выводу о том, что «нормы о банковской тайне скорее дополняют правовой режим коммерческой и служебной тайны, нежели поглощаются последними.».[18]

Г.А. Тосунян, А.Ю. Викулин и А.М. Экмалян указывают на некоторые принципиальные отличия между понятиями «банковская тайна» и «коммерческая тайна».[19] Однако из схемы, приводимой указанными авторами на страницах своего учебника, следует, что банковская тайна, наряду с государственной тайной, является подвидом служебной тайны.[20]

Наиболее последовательной нам представляется позиция О.М. Олейник, которая на основе сравнительного анализа институтов банковской и коммерческой тайны приходит к выводу о том, что банковская тайна представляет собой особый правовой режим, не сводимый ни к одному ранее известному правовому режиму информации.[21]

Вывод об ошибочности подхода, в соответствии с которым банковскую тайну определяют как вид коммерческой тайны, позволяет сделать сравнительный анализ институтов банковской и коммерческой тайны.

Сопоставление банковской и коммерческой тайны

Вид тайны

Банковская тайна

Коммерческая тайна банка

Субъект (обладатель) информации, составляющей тайну

Клиент (корреспондент) банка

Банк

Объекты информации, составляющей тайну

Перечень сведений, составляющих банковскую тайну, установлен законом (ст. 857 ГК и 26 Закона о банках) и включает в себя сведения об операциях, счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, а также иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону

Перечень информации, составляющей коммерческую тайну, определяется банком

Возможность выступать в качестве объекта имущественного оборота


Не может


Может

Отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, составляющей секрет производства (ноу-хау) регулирует Закон о коммерческой тайне.

Согласно ст. 3 Закона о коммерческой тайне информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), - это сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Из этого определения следует, что одним из условий отнесения сведений к коммерческой тайне является их действительная или потенциальная коммерческая ценность в силу неизвестности их третьим лицам.

Принимая во внимание это условие, С.В. Сарбаш полагает, что «коммерческая тайна … может быть включена в гражданский оборот. …банковская тайна по своей сути скорее тяготеет к неотчуждаемым правам. Законный ее оборот представляется маловероятным.»[22]

Более определенно по этому поводу высказывается В.В. Витрянский, отмечая, что отличие между банковской и коммерческой тайнами состоит в том, что «банковская тайна в принципе не может выступать в качестве объекта имущественного оборота, чего нельзя сказать о коммерческой тайне (например, «ноу-хау»)».[23]

Согласно пункту 1 ст. 4 Закона о коммерческой тайне право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений указанного Закона.

Из этого положения следует, что организация, в том числе банк, самостоятельно устанавливает перечень информации, составляющей коммерческую тайну. Такой перечень ограничен сведениями, которые не могут составлять коммерческую тайну (ст. 5 Закона о коммерческой тайне).

Таким образом, из изложенного выше следует вывод о том, что режимом банковской тайны охраняется конфиденциальная информация, затрагивающая (защищающая) интересы клиентов банка, тогда как коммерческая тайна банка, прежде всего, защищает интересы самого банка.

3. Проблемы правового регулирования банковской тайны в решениях Конституционного Суда РФ

В последние годы проблемы правового регулирования банковской тайны неоднократно становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ[24], в результате этого были выработаны конституционно-правовые подходы к определению и содержанию банковской тайны, ее правовой природе, пределам отступлений от банковской тайны.

Так, из решений Конституционного Суда РФ следует:

во-первых, что банковская тайна, включающая тайну банковского счета и банковского вклада, сведений об операциях по счету и о клиентах кредитной организации, означает защиту банком в силу требования закона сведений, разглашение которых может нарушить права клиента. Пределы возложенной на банк обязанности хранить банковскую тайну определяются законом;

во-вторых, банковская тайна, будучи по своей природе и назначению публично-частным правовым институтом, служит как обеспечению условий для эффективного функционирования банковской системы и гражданского оборота, основанного на свободе его участников, так и гарантированию основных прав граждан и защищаемых Конституцией РФ интересов физических и юридических лиц;

в-третьих, закрепление в законе отступлений от банковской тайны – исходя из конституционного принципа демократического правового государства, обязанности государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность и обеспечивать их баланс в законодательстве и правоприменении, верховенства Конституции РФ и ее высшей юридической силы, свободы экономической деятельности и свободного предпринимательства – не может быть произвольным.

Такие отступления (в частности, предоставление банками, иными кредитными организациями и их служащими сведений о счетах и вкладах и операциях по счету, а также сведений о клиентах государственным органам и их должностным лицам) должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и интересов граждан, не затрагивать существо соответствующих конституционных прав, т.е. не ограничивать пределы и применение основного содержания закрепляющих эти права конституционных положений, и могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения указанных в статье 55 (часть 3) Конституции РФ целей защиты основ конституционного строя РФ, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц и общественной безопасности.

Из этого следует, что федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции РФ целей, включая публичные интересы и интересы других лиц.

4. Перечень государственных органов, имеющих право доступа к банковской тайне

Предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, регулируют нормы ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках.

Согласно пункту 2 ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом.

Ст. 26 Закона о банках установлен исчерпывающий перечень государственных органов, которым банки обязаны предоставлять сведения, составляющие банковскую тайну.

Однако, вроде бы очевидный подход, согласно которому перечень государственных органов, имеющих право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, установленный ст. 26 Закона о банках, не подлежит расширительному толкованию[25], не разделил Конституционный Суд РФ. Из Постановления Конституционного Суда РФ от 14.05.2003 № 8-П следует, что государственные органы, не упомянутые в Законе о банках, в силу своих публичных функций могут иметь доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну, если в законодательных актах, регулирующих их деятельность, содержится общее полномочие по истребованию у организаций информации, необходимой для осуществления этими государственными органами своих функций.

В связи с этим, следует согласиться с особым мнением Судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононовым, который справедливо указал, что в Постановлении Конституционного Суд РФ «из должностной функции напрямую выводится и этим обосновывается полномочие вторгаться в сферу конституционных прав и свобод и, следовательно, ограничивать эти права. Однако такой вывод представляется не только неправомерным, но и опасным, поскольку он влечет возможность произвольного и не ограниченного законом расширения полномочий исполнительной власти» [26].

В зависимости от того, к какой категории клиентов относятся такие сведения (к юридическим лицам и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица или к физическим лицам), различают и перечень государственных органов, имеющих к ним право доступа (см. таблицу 2).

Таблиц 2. Перечень государственных органов, имеющих право запрашивать и получать в банках сведения, составляющие банковскую тайну

№ п/п

Наименование государственных органов, имеющих право запрашивать и получать в банках сведения, составляющие банковскую тайну

Объем сведений, составляющих банковскую тайну, подлежащих предоставлению государственным органам

Нормативные правовые акты, регулирующие предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, а также устанавливающие ответственность за их непредоставление

справки по операциям и счетам (информация по операциям) юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица

справки по счетам и

вкладам (информация по операциям) физических лиц

1

суды

+

+

п. 6 ст. 1 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-1

«О статусе судей в Российской Федерации»;

ст.ст. 57 и 150 ГПК РФ, ст.ст. 29 и 115 УПК РФ

2

арбитражные суды (судьи)

+

-

ст.ст. 66 и 135 АПК РФ

3

Счетная палата РФ

+

-

ст. 13 Федерального закона от 11.01.1995 № 4-ФЗ «О счетной палате Российской Федерации»; ст. 287 УК РФ

4

налоговые органы

+

-

ст.ст. 31, 86, 135.1 НК РФ; ст. 15.5 КоАП РФ; приказы ФНС России от 05.12.2006 № САЭ-3-06/829@ и от 30.03.2007 № ММ-3-06/178@

5

таможенные органы

+

-

часть 1 ст. 167 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»; п. 3 ст. 98, п. 2 ст. 136 Таможенного кодекса Таможенного союза; Приказы ФТС России от 30.12.2010 № 2721 и от 30.06.2011 № 1388

6

федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков

+

-

ст. 16 Федерального закона от 27.07.2010 № 224-ФЗ

«О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

ст. 25 Федерального закона от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности»


7

органы контроля за уплатой страховых взносов (ПФ РФ и ФСС РФ)


+

-

п. 8) части 1 ст. 29 Закона № 212-ФЗ

8

органы принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц

+

+

ст. ст.12 и 14 Федерального закона от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах», ст. 69 Закона об исполнительном производстве

9

органы предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, при наличии согласия руководителя следственного органа

+

+

ст. ст. 21, 38 и 39 УПК РФ

10

органы внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений

+

-

п. 4 ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ

«О полиции»


11

уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем

+

+

п. 4 ст. 6, п.п. 4 и 5 п. 1 и п. 3 ст. 7, ст. 13 Закона № 115-ФЗ; Постановление Правительства РФ от 17.04.2002 № 245; Приказ ФСФМ России от 26.10.2005 № 149

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, органам принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц

Федеральным законом от 02.10.2007 № 225-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[27] внесены изменения в ст. 26 Закона о банках, в части дополнения перечня государственных органов и должностных лиц, имеющих право доступа к сведениям, составляющим банковскую тайну, органами принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Согласно ст. 1 Закона о судебных приставах задачи по исполнению судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, возлагаются на судебных приставов.

Порядок истребования судебными приставами-исполнителями в банках сведений, составляющих банковскую тайну, а также объем таких сведений и срок их предоставления банками, установлены Законом об исполнительном производстве.

Из частей 2 и 8 ст. 69 Закона об исполнительном производстве следует, что если сведений о наличии у должника имущества не имеется, то судебный пристав-исполнитель запрашивает эти сведения у налоговых органов, иных органов и организаций, исходя из размера задолженности, то есть размера, необходимого для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.

У налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены следующие сведения:

1) о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника;

2) о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте;

3) об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях.

На банки и иные кредитные организации возложена обязанность представлять запрошенные сведения в течение семи дней со дня получения запроса.

Статья 69 Закона об исполнительном производстве также содержит требование о том, что судебный пристав-исполнитель запрашивает у банков и иных кредитных организаций необходимые сведения с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава. Из приведенного положения следует, что поступивший в банк запрос судебного пристава-исполнителя должен содержать разрешение старшего судебного пристава на истребование сведений, составляющих банковскую тайну.

Закон об исполнительном производстве устанавливает обязанность банков при исполнении постановления судебного пристава – исполнителя о наложении ареста на денежные средства должника сообщать судебному приставу – исполнителю реквизиты счетов должника и размер денежных средств должника, арестованных по каждому счету (пункт 3 ст. 81).

Следует отметить, что судебный пристав-исполнитель вправе запросить у банка сведения о движении средств по счетам клиента только за период, ограниченный тремя годами, предшествующими дате такого запроса. Как справедливо указывается в Постановлении ФАС Московского округа от 27.08.2007 № КА-А40/8260-07[28] «согласно требованиям гражданского законодательства любое взыскание может быть произведено в пределах общего трехгодичного срока исковой давности. Поэтому требование о предоставлении справки о движении денежных средств по счету с момента открытия счета, который мог быть открыт много лет назад, не основано на законодательстве».

Отметим то обстоятельство, что ещё до внесения изменений в ст. 26 Закона о банках, в части включения органов принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц в перечень государственных органов, имеющих право запрашивать и получать сведения, составляющие банковскую тайну, право судебных приставов-исполнителей запрашивать и получать в банках такие сведения было подтверждено Постановлением Конституционного Суда РФ от 14.05.2003 № 8-П.[29]

В указанном Постановлении Конституционного Суда РФ отмечается, что взаимосвязанные положения пункта 2 статьи 12 и пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах» в части, касающейся обязательности для банков, иных кредитных организаций и их служащих требований судебного пристава-исполнителя о предоставлении ему – в связи с исполнением им постановления суда – сведений о денежных вкладах физических лиц, в их конституционно-правовом истолковании означает, что судебный пристав-исполнитель, действуя в рамках публичной функции по принудительному исполнению постановления суда, вправе требовать предоставления сведений о банковском вкладе физического лица, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения - в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу.[30]

Если до принятия Конституционным Судом РФ указанного Постановления арбитражные суды не признавали за судебными приставами-исполнителями право запрашивать и получать у банков сведения, составляющие банковскую тайну, то после его принятия судебно-арбитражная практика изменилась. Так, согласно пункту 19 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.06.2004 № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов»[31] судебный пристав-исполнитель при исполнении исполнительного листа суда вправе требовать от банка сведения о наличии денежных средств, находящихся на счетах его клиентов - должников в пределах суммы, подлежащей взысканию в соответствии с исполнительным листом.

Таким образом, законодатель, дополнив на основании Федерального закона от 02.10.2007 № 225-ФЗ перечень государственных органов, имеющих право запрашивать и получать у банков сведения, составляющие банковскую тайну, органами принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, на законодательном уровне закрепил уже сложившуюся на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 14.05.2003 № 8-П практику, согласно которой судебные приставы-исполнители запрашивали и получали у банков такие сведения.

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, органам предварительного следствия

Федеральным законом от 24.07.2007 № 214-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»[32] были внесены изменения в ст. 26 Закона о банках, согласно которым справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также справки по счетам и вкладам физических лиц, выдаются кредитными организациями органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, с согласия руководителя следственного органа.

Ранее действовавшая редакция части второй ст. 26 Закона о банках предусматривала предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, с согласия прокурора.

Указанные изменения, внесенные в ст. 26 Закона о банках, явились результатом практической реализации концепции разделения в деятельности прокуратуры РФ функций надзора и функций следствия, в том числе создания Следственного комитета при прокуратуре РФ.

В деятельности кредитной организаций при анализе запросов органов предварительного следствия может возникнуть вопрос о том, какие должностные лица осуществляют полномочия руководителя следственного органа.

В ст. 5 УПК РФ руководитель следственного органа определяется как должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель.

В соответствии с частью 5 ст. 39 УПК РФ полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные настоящей статьей, осуществляют Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководитель Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководители следственных управлений Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъектам Российской Федерации, следственных отделов Следственного комитета при прокуратуре РФ по районам, городам, их заместители, а также руководители следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти), их территориальных органов по субъектам Российской Федерации, районам, городам, их заместители, иные руководители следственных органов и их заместители, объем процессуальных полномочий которых устанавливается Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителями следственных органов существующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти).

Таким образом, органы предварительного следствия имеют право запрашивать и получить у банков справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также по счетам и вкладам физических лиц, только при соблюдении двух условий:

во-первых, по возбужденным уголовным делам, находящимся в их производстве;

во-вторых, с согласия руководителя следственного органа.

Органами предварительного следствия может осуществляться доступ к документам, содержащим сведения, составляющие банковскую тайну (расчетные документы, банковские карточки, кассовые документы, договоры на расчетно-кассовое обслуживание, выписки из банковских счетов клиентов, другие документы, в том числе, содержащиеся в юридических делах клиентов) в результате проведения такого следственного действия, как выемка. Но для проведения выемки документов, содержащих сведения, составляющие банковскую тайну, согласия руководителя следственного органа будет недостаточно, в этом случае необходимо также судебное решение. Согласно пункту 7 части 2 ст. 29 УПК РФ только суд правомочен принимать решения о производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях. Согласно ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа уполномочен давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства о производстве процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.

Необходимость принятия судебного решения распространяется и на другие следственные действия, если их результатом является изъятие предметов и документов, содержащих сведения, составляющие банковскую тайну.

В Определении Конституционного Суда РФ от 19.01.2005 № 10-О[33] отмечается, что требование о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, только на основании судебного решения обусловлено не особенностями проводимого в этих целях одноименного следственного действия, а специфическим характером содержащейся в изымаемых предметах и документах информации. Судебное решение в подобных случаях принимается вне зависимости от того, оформляется их изъятие как результат выемки, проводимой в порядке статьи 183 УПК РФ, или как результат какого-либо иного действия (в том числе обыска), направленного на обнаружение и изъятие именно таких предметов и документов.

Определение Конституционного Суда РФ от 19.01.2005 № 10-О представляет интерес для кредитных организаций также в связи с тем, что в нем перечислены случаи, когда кредитные организации не обязаны при проведении выемки или других следственных действий передавать органам следствия документы, содержащие сведения, составляющие банковскую тайну:

· выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, которая осуществляется в рамках следственных действий, проводимых в ходе уголовного судопроизводства, допустима, если эта информация имеет непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного уголовного дела;

· выемка документов не должна приводить к получению сводной информации о всех клиентах банка;

· вынося постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки или обыска с целью изъятия документов о вкладах и счетах в банке или иной кредитной организации, следователь не вправе запрашивать информацию о счетах и вкладах, если такая информация не связана с необходимостью установления обстоятельств, значимых для расследования по конкретному уголовному делу.

Следует отметить, что часть 7 ст. 115 УПК РФ предусматривает обязанность руководителей банков и иных кредитных организаций предоставлять информацию о денежных средствах и иных ценностях, на которые наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества. Такая информация может быть представлена только по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, органам внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений

Согласно части третьей ст. 26 Закона о банках в соответствии с законодательством РФ справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, выдаются кредитной организацией органам внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений.

Указанная норма корреспондирует п. 4 части 1 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», который предусматривает право полиции при выявлении и пресечении налоговых преступлений запрашивать и получать от кредитных организаций справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

Учитывая Указ Президента РФ от 11.03.2003 № 306[34], на основании которого функции Федеральной службы налоговой полиции РФ по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений и правонарушений переданы Министерству внутренних дел РФ, а в структуре центрального аппарата Министерства внутренних дел РФ образована Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям, можно предположить, что справки по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, у кредитных организаций могут запрашивать Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям, либо ее подразделения. На практике указанную информацию запрашивают и иные органы внутренних дел.

В деятельности кредитных организаций встречаются случаи, когда органы внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений, кроме справок по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, запрашивают иные документы, содержащие банковскую тайну, в том числе хранящиеся в юридических делах клиентов (копии банковских карточек и другие документы).

Такие запросы, по-нашему мнению, не должны подлежать исполнению, так как предоставление указанных документов не предусмотрено требованиями Закона о банках, и они могут быть получены органами внутренних дел только в результате выемки в соответствии с УПК РФ (ст. 183), которая должна производиться на основании судебного решения.[35]

Следует отметить, порядок предоставления кредитными организациями по запросам органов внутренних дел сведений, составляющих банковскую тайну, установлен частью 4 ст. 13 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», из которой следует, что требования (запросы, представления, предписания) уполномоченных должностных лиц полиции (в том числе предусмотренные части 1 ст. 13 указанного Федерального закона) обязательны для исполнения всеми государственными и муниципальными органами, организациями, должностными лицами и иными лицами в сроки, установленные в требовании (запросе, представлении, предписании), но не позднее одного месяца с момента вручения требования (запроса, представления, предписания).

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, налоговым органам

Большинство запросов о предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, поступают в кредитные организации, как правило, от налоговых органов.

Согласно пункту 2 ст. 86 НК РФ банки обязаны выдавать налоговым органам справки о наличии счетов в банке и (или) об остатках денежных средств на счетах, выписки по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей), а также справки об остатках электронных денежных средств и переводах электронных денежных средств в соответствии с законодательством РФ в течение трех дней со дня получения мотивированного запроса налогового органа.

При этом, пункт 2 ст. 86 НК РФ предусматривает исчерпывающий перечень случаев, когда указанная информация может быть запрошена налоговыми органами:

- в случаях проведения мероприятий налогового контроля;

- после вынесения решения о взыскании налога;

- в случае принятия решений о приостановлении операций или об отмене приостановления операций по счетам организации (индивидуального предпринимателя).

Статьей 135.1. НК РФ установлена налоговая ответственность банков за непредоставление в установленный срок документов, запрашиваемых налоговым органом в соответствии с пунктом 2 ст. 86 НК РФ – взыскание штрафа в размере 10 тысяч рублей.

За непредоставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, установлена также административная ответственность (ст. 15.6 КоАП РФ).

Пункт 3 ст. 86 НК РФ предусматривает, что форма и порядок направления налоговым органом запроса в банк устанавливаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, а форма и порядок представления банками информации по запросам налоговых органов - федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, по согласованию с Банком России.

Указанные формы и порядок, утверждены приказами ФНС России от 05.12.2006 № САЭ-3-06/829@[36] и от 30.03.2007 № ММ-3-06/178@.[37]

Как разъясняется в пункте 3 письма ФНС России от 11.10.2007 № ШТ-6-06/774@ «Об истребовании у банков документов и информации, необходимых для осуществления налогового контроля» [38] в случае предоставления налоговым органом запросов в банк по форме отличной от утвержденной приказом ФНС России от 05.12.2006 № САЭ-3-06/829@, такой запрос в силу положений статьи 86 Кодекса не может быть признан запросом о наличии счетов в банке (запросом об остатках денежных средств на счетах, запросом о предоставлении выписок по операциям на счетах) и, соответственно, исполнению банком не подлежит. В свою очередь, в случае предоставления банком в налоговый орган информации по форме отличной от установленной приказом ФНС России от 30.03.2007 № ММ-3-06/178@[39], соответствующий запрос налогового органа не может считаться исполненным.

В письме ФНС России от 11.10.2007 № ШТ-6-06/774@ отмечается, что при составлении запросов мотивировочная часть запросов должна быть заполнена налоговым органом в строгом соответствии с пунктом 2 статьи 86 Кодекса и приказом ФНС России от 05.12.2006 № САЭ-3-06/829@. При этом обращается внимание на то обстоятельство, что в мотивировочной части запросов недопустимо указание таких оснований как отсутствие налогоплательщика по месту нахождения (месту жительства), непредставление налоговой декларации, невыполнение требования об уплате налога и иных обстоятельств, не предусмотренных пунктом 2 статьи 86 НК РФ и указанным приказом ФНС России.

О праве банка отказаться от исполнения требования налогового органа о представлении справок по операциям и счетам, если их необходимость не подтверждается целями и задачами налогового контроля, указывается в Определении Конституционного Суда РФ от 14.12.2004 № 453-О.[40] В этом случае отказ банка не может повлечь ответственность, предусмотренную статьей 135.1 НК РФ. Споры же банка и налогового органа по вопросу законности и обоснованности истребования соответствующих справок подлежат рассмотрению судами в установленном законом порядке.

Следует отметить, что представление (направление) налоговыми органами запросов в банки (о наличии счетов в банке и (или) об остатках денежных средств на счетах, о предоставлении выписок по операциям на счетах), а также представление банками информации по запросам налоговых органов может[41] осуществляться в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи в соответствии с Порядком представления в банки документов, используемых налоговыми органами при реализации своих полномочий в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, и представления банками информации по запросам налоговых органов в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи, утвержденном Приказом ФНС РФ от 15.03.2011 № ММВ-7-2/203@[42].

Согласно указанному Порядку представление налоговыми органами запросов в банки и представление банками в налоговые органы информации по таким запросам в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи через Банк России осуществляется в соответствии с Положением Банка России от 29.12.2010 № 365-П «О порядке направления в банк поручения налогового органа, решения налогового органа, а также направления банком в налоговый орган сведений об остатках денежных средств в электронном виде»[43] и в сроки, предусмотренные НК РФ.

Банки для получения запросов от налоговых органов и представления в налоговые органы информации по таким запросам в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи через Банк России, должны заключить с Банком России (в лице его территориального учреждения) соответствующие соглашения.

Банк России в случае заключения (расторжения) таких соглашений с банками уведомляет Межрегиональную инспекцию Федеральной налоговой службы по централизованной обработке данных. В случае начала, возобновления, прекращения или временного приостановления обмена сообщениями банк уведомляет Банк России (в лице его территориального учреждения).

Регламент взаимодействия налоговых органов, организаций Банка России и банков при направлении в банк, учреждение Банка России электронных документов[44] определяет (среди прочих) процедуры:

- направления в банк, учреждение Банка России запросов налоговых органов о наличии счетов в банке и (или) об остатках денежных средств на счетах, о представлении выписок по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей, нотариусов, занимающихся частной практикой, адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты) в электронном виде в соответствии со статьей 86 НК РФ;

- направления банком, учреждением Банка России в налоговый орган сведений о наличии счетов в банке, об остатках денежных средств на счетах, выписок по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей, нотариусов, занимающихся частной практикой, адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты), в электронном виде в соответствии со статьей 86 НК РФ.

В практике банков встречаются случаи, когда налоговые органы запрашивают на основании пункта 2 ст. 86 НК РФ одновременно с выписками по операциям на счетах налогоплательщика копии расчетных документов, являющихся основаниями для проведения указанных в выписке операций. За не предоставление запрашиваемых документов налоговые органы привлекают банки к ответственности, предусмотренной ст. 135.1 НК РФ.

Такие действия налоговых органов, по-нашему мнению, являются не правомерными по следующим основаниям.

Во-первых, пункт 2 ст. 86 НК РФ предусматривает обязанность банков выдавать только два вида документов: справки о наличии счетов в банке и (или) об остатках денежных средств на счетах и выписки по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей). Формы таких документов установлены приказом ФНС России от 30.03.2007 № ММ-3-06/178@, о чем указывалось выше.

Во-вторых, ст. 135.1 НК РФ установлена ответственность банков за непредставление в налоговый орган справок (выписок) по операциям и счетам, а не любых запрашиваемых документов.

При анализе банком запроса налогового органа возникает вопрос о периоде времени, за который он вправе предоставить выписки по операциям клиентов. По-нашему мнению, такой период времени не может превышать срок давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, установленный ст. 113 НК РФ и составляющий три года. Учитывая, что основанием для запроса налогового органа служит, как правило, проведение мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщика-клиента банка, то при решении этого вопроса, следует применять норму, содержащуюся в пункте 4 ст. 89 НК РФ (выездная налоговая проверка), по аналогии. Исходя из этого, период времени, указанный в запросе налогового органа о предоставлении выписок по операциям клиентов, не может превышать трех календарных лет, непосредственно предшествующих году направления в банк такого запроса.

НК РФ, кроме упомянутого пункта 2 ст. 86, содержит еще три нормы, предусматривающие право налоговых органов запрашивать сведения, составляющие банковскую тайну и обязанность банков предоставлять такие сведения:

· согласно подпункту 10 пункта 1 ст. 31 налоговые органы вправе требовать от банков документы, подтверждающие факт списания со счетов налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента и с корреспондентских счетов банков сумм налогов, сборов, пеней и штрафов и перечисления этих сумм в бюджетную систему РФ;

· согласно пункту 5 ст. 76 банк обязан сообщить в налоговый орган в электронном виде сведения об остатках денежных средств налогоплательщика-организации на счетах в банке, операции по которым приостановлены, а также об остатках электронных денежных средств, перевод которых приостановлен, в течение трех дней после дня получения решения этого налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации в банке;

· согласно пункту 1 ст. 86 банк обязан сообщить об открытии или о закрытии счета, об изменении реквизитов счета организации (индивидуального предпринимателя), о предоставлении права или прекращении права организации (индивидуального предпринимателя) использовать корпоративные электронные средства платежа для переводов электронных денежных средств, об изменении реквизитов корпоративного электронного средства платежа на бумажном носителе или в электронном виде (с 01.01.2012 – только в электронном виде) в налоговый орган по месту своего нахождения в течение трех дней со дня соответствующего события.

Следует отметить, что для истребования (изъятия) необходимых документов, содержащих сведения, составляющие банковскую тайну, налоговые органы применяют также положения ст. 93.1. НК РФ (истребование документов (информации) о налогоплательщике, плательщике сборов и налоговом агенте или информации о конкретных сделках) и ст. 94 НК РФ (выемка документов и предметов).

Согласно пункту 1 ст. 93.1. НК РФ должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию).

В пункте 2 письма ФНС России от 11.10.2007 № ШТ-6-06/774@ разъясняется, что «банки в данном случае относятся к категории иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), и налоговые органы при истребовании документов (информации) в предусмотренном ст. 93.1 НК РФ порядке вправе истребовать такие документы (информацию) в том числе у банков как юридических лиц. Отдельного законодательного закрепления права налоговых органов истребовать такие документы (информацию) у банков не требуется. Следует при этом учитывать, что, в отличие от статьи 86 Кодекса, перечень таких документов (информации) не ограничен».[45]

Такой подход поддержал ВАС РФ, который в Определениях от 11.12.2008 № ВАС-15556/08 и от 13.02.2009 № ВАС-16896/08 указал, что ответственность банка как кредитного учреждения, установленная главой 18 Кодекса, не исключает возможность привлечения банка к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 129.1 Кодекса как любого юридического лица, располагающего документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента) в соответствии с пунктом 1 статьи 93.1 Кодекса.

Согласно пункту 1 ст. 94 НК РФ выемка документов и предметов производится на основании мотивированного постановления должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку. Указанное постановление подлежит утверждению руководителем (его заместителем) соответствующего налогового органа.

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, таможенным органам

Согласно части 1 ст. 167 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации»[46] таможенный орган, проводящий таможенную проверку, вправе запрашивать у банков, располагающих документами и сведениями, касающимися деятельности проверяемых организаций (индивидуальных предпринимателей), по предмету проверки заверенные копии контрактов (договоров), заверенные копии паспорта сделок, ведомости банковского контроля, справки о подтверждающих документах, заверенные копии карточки с образцами подписей и оттисками печатей, а также выписки по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей), в том числе содержащие банковскую тайну, в соответствии с законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности.

Таким образом, таможенные органы имеют право запрашивать у банков документы, указанные в части 1 статьи ст. 167 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ, исключительно при проведении таможенной проверки.

Следует отметить, что в целях реализации таможенными органами функции агентов валютного контроля, заключающейся в проведении проверок соблюдения участниками внешнеэкономической деятельности валютного законодательства РФ и принятых в соответствии с ним актов органов валютного регулирования, порядок направления таможенными органами в уполномоченные банки запросов о представлении документов регламентирован статьей 23 Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (см.: Письмо ФТС России от 19.04.2011 № 01-11/18036[47]).

Требование о предоставлении банками сведений, составляющих банковскую тайну, таможенным органам государств - членов таможенного союза предусмотрено Таможенным кодексом Таможенного союза (Федеральный закон от 02.06.2010 № 114-ФЗ «О ратификации Договора о Таможенном кодексе Таможенного союза»[48]), согласно п. 2. ст. 136 которого банки и иные кредитные организации государств - членов таможенного союза представляют по запросу таможенного органа документы и сведения, касающиеся движения денежных средств по счетам организаций, необходимые для проведения таможенной проверки, в том числе содержащие банковскую тайну в соответствии с законодательством государств - членов таможенного союза.

В целях реализации соответствующих норм Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ и Таможенного кодекса Таможенного союза Приказом ФТС России от 30.12.2010 № 2721[49] установлен порядок направления таможенным органом в банки и иные кредитные организации запроса о представлении документов и сведений, а Приказом ФТС России от 30.06.2011 № 1388[50] - порядок представления банками и иными кредитными организациями документов и сведений по запросам таможенных органов.

Обратим внимание на следующие положения указанных порядков, имеющие практическое значение для банков:

- документы и сведения, касающиеся движения денежных средств по счетам организаций (индивидуальных предпринимателей), необходимые для проведения таможенной проверки, в том числе содержащие банковскую тайну, вправе запрашивать у банков и иных кредитных организаций должностное лицо таможенного органа, проводящее таможенную проверку;

- для получения указанных документов (сведений) таможенным органом направляется в банк мотивированный запрос по установленной форме, который оформляется на бланке таможенного органа, подписывается начальником (заместителем начальника) таможенного органа и заверяется печатью таможенного органа;

- запрос на бумажном носителе вручается таможенным органом под расписку представителю банка, имеющему соответствующие полномочия, или направляется таможенным органом в банк заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении;

- банк, получивший мотивированный запрос таможенного органа о представлении документов и сведений, исполняет его в течение пяти дней со дня получения или в тот же срок сообщает, что не располагает запрашиваемыми документами и сведениями. В случае необходимости по письменному запросу в произвольной форме таможенный орган ознакамливается с подлинниками документов;

- документы и сведения, представляемые в таможенные органы, подписываются представителем банка, заверяются печатью банка и вручаются должностному лицу таможенного органа либо направляются в адрес таможенного органа заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении и (или) в электронной форме.

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, федеральному органу исполнительной власти в области финансовых рынков

Предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, федеральному органу исполнительной власти в области финансовых рынков предусмотрены нормами двух законодательных актов: Федерального закона от 27.07.2010 № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»[51] и Федерального закона от 07.02.2011 № 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности».[52]

Из ст. 16 Федерального закона от 27.07.2010 № 224-ФЗ следует, что юридические лица, включая кредитные организации, их должностные лица и работники обязаны по мотивированному (обоснованному) письменному требованию (запросу) федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков представлять в срок, указанный в данном требовании (запросе), документы, объяснения, информацию соответственно в письменной и устной форме, в том числе сведения, составляющие банковскую тайну, которые необходимы для предотвращения, выявления и пресечения фактов неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком. При этом представление по требованию (запросу) федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков документов, объяснений, информации, не является нарушением банковской тайны.

Указанный Федеральный закон предусматривает следующие особенности оформления и направления федеральным органом исполнительной власти в области финансовых рынков требований (запросов):

- установленный в требовании (запросе) срок должен обеспечивать возможность подготовки юридическими и физическими лицами документов, объяснений, информации.

- форма подлежащего направлению в кредитные организации письменного требования (запроса) о представлении документов, объяснений, информации, определяется федеральным органом исполнительной власти в области финансовых рынков по согласованию с Банком России.

- требование (запрос) может быть направлено (направлен) руководителем федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков.

Федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков не вправе раскрывать третьим лицам информацию, полученную от кредитных организаций в соответствии с Федеральным законом "О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", за исключением случаев, предусмотренных указанным Федеральным законом.

Ст. 26 Закона о банках устанавливает также другое основание для предоставления в федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков кредитными организациями сведений, составляющих банковскую тайну, предоставлять информацию о торговых и клиринговых счетах юридических лиц и об операциях по указанным счетам в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 07.02.2011 № 7-ФЗ.

Ст. 25 Федерального закона от 07.02.2011 № 7-ФЗ предоставляет право федеральному органу исполнительной власти в области финансовых рынков при осуществлении контроля за клиринговыми организациями и лицами, осуществляющими функции центрального контрагента, получать от таких организаций и лиц и их работников необходимые документы и информацию, в том числе информацию, доступ к которой ограничен или запрещен в соответствии с федеральными законами, объяснения в письменной или устной форме. Если доступ к информации ограничен или запрещен в соответствии с федеральными законами, требование (запрос) о предоставлении такой информации может быть направлено (направлен) руководителем федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков в порядке и форме, которые установлены нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков, только в случае проведения проверки.

Информация, составляющая банковскую тайну, представляется в федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков по его мотивированному письменному запросу. Форма такого запроса определяется федеральным органом исполнительной власти в области финансовых рынков. Такой запрос может быть направлен руководителем федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков или его заместителями.

Федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков не вправе раскрывать третьим лицам информацию, полученную в соответствии с Федеральным законом "О клиринге и клиринговой деятельности".

О предоставлении сведений, составляющих банковскую тайну, уполномоченному органу, осуществляющему меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем

Согласно ст. 26 Закона о банках информация по операциям юридических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и физических лиц предоставляется кредитными организациями в уполномоченный орган, осуществляющий меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, в случаях, порядке и объеме, которые предусмотрены Законом № 115-ФЗ.

Закон № 115-ФЗ (в ред. Федерального закона от 08.11.2011 № 308-ФЗ)[53] возлагает на организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом (в том числе кредитные организации) следующие обязанности, связанные с предоставлением информации в уполномоченный орган:

во-первых, документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее трех рабочих дней со дня совершения операции сведения по подлежащим обязательному контролю операциям с денежными средствами или иным имуществом, совершаемым их клиентами, в объеме, предусмотренном п.п. 4 пункта 1 ст. 7 Закон № 115-ФЗ;

во-вторых, направлять в уполномоченный орган сведения:

- по операциям (сделкам) с денежными средствами или иным имуществом, в отношении которых при реализации программ внутреннего контроля возникают подозрения об их осуществлении с целью легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, не позднее трех рабочих дней, следующих за днем выявления таких операций (пункт 3 ст. 7 Закона 115-ФЗ),

- по операциям, осуществляемым при отсутствии в поступившем расчетном документе информации, указанной в пункте 1 статьи 7.2. Закона № 115-ФЗ, если у работников кредитной организации, в которой открыт банковский счет получателя денежных средств, возникают подозрения, что данная операция осуществляется в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, - не позднее рабочего дня, следующего за днем признания данной операции подозрительной (пункт 6 ст. 7.2. Закона № 115-ФЗ);

в-третьих, представлять согласно п.п. 5 пункта 1 ст. 7 Закона № 115-ФЗ в уполномоченный орган по его письменному запросу имеющуюся у организации дополнительную информацию об операциях клиентов, объем, характер и порядок предоставления которой определяются в порядке, установленном Правительством РФ, а кредитные организации - также предоставлять информацию о движении средств по счетам (вкладам) таких клиентов в порядке, установленном Банком России по согласованию с уполномоченным органом. Порядок направления уполномоченным органом письменных запросов определяется Правительством РФ.

На наш взгляд, слова «дополнительная информация» следует использовать по отношению к информации, которую организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны представлять в уполномоченный орган в порядке и объеме, установленном п.п. 4 пункта 1 и п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ.

Согласно п. 7 ст. 7 Закона № 115-ФЗ порядок представления информации в уполномоченный орган устанавливается Правительством РФ, а в отношении кредитных организаций – Банком России по согласованию с уполномоченным органом.

Порядок представления кредитной организацией (филиалом кредитной организации) в уполномоченный орган сведений об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих обязательному контролю, а также об иных операциях с денежными средствами или иным имуществом, в отношении которых у кредитной организации возникают подозрения, что они осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, установлен Положением Банка России от 29.08.2008 № 321-П[54] (далее – Положение № 321-П).

В соответствии с указанным Положением направление кредитной организацией в уполномоченный орган сведений, предусмотренных ЗЗаконом № 115-ФЗ, осуществляется в виде электронного сообщения (ОЭС) через территориальное учреждение Банка России, осуществляющее надзор за деятельностью кредитной организации.

Направление в уполномоченный орган ОЭС через территориальное учреждение филиалом кредитной организации допускается только для филиалов, имеющих БИК участника расчетов, осуществляющего платежи через расчетную сеть Банка России. В случае делегирования кредитной организацией такому филиалу полномочий по самостоятельному направлению ОЭС через территориальное учреждение в уполномоченный орган информация об этом доводится филиалом кредитной организации до территориального учреждения, осуществляющего надзор за его деятельностью, в произвольной письменной форме.

Кредитная организация с учетом требований Положения № 321-П должна установить для всех структурных подразделений внутренний регламент формирования и направления в территориальное учреждение сведений, предусмотренных Законом № 115-ФЗ.

Кредитная организация снабжает ОЭС кодом аутентификации (КА), затем зашифровывает его с применением ключей шифрования, используемых для обмена информацией с уполномоченным органом, после чего шифрованный ОЭС снабжается КА.

Кредитная организация доставляет подготовленный ОЭС в территориальное учреждение по каналам связи или на магнитном носителе.

Территориальное учреждение обеспечивает прием ОЭС кредитных организаций, доставленных в территориальное учреждение по каналам связи или на магнитном носителе, а также их контроль в соответствии с главой 3 Положения № 321-П.

В связи с тем, во исполнение требований п.п. 5 пункта 1 ст. 7 Закона № 115-ФЗ порядок предоставления кредитными организациями дополнительной информации по его запросу уполномоченного органа и порядок направления уполномоченным органом письменных запросов до настоящего времени не установлены, следует руководствоваться Постановлением Правительства РФ от 17.04.2002 № 245 "Об утверждении Положения о представлении информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом"[55] и Положением «О форме письменных запросов и перечне должностных лиц, имеющих право направлять запросы в кредитные организации», утвержденным приказом Федеральной службы по финансовому мониторингу от 26.10.2005 № 149.[56]

Согласно Положению о представлении информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, в целях проверки достоверности получаемой информации и выявления операций (сделок) с денежными средствами или иным имуществом, имеющих признаки связи с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма, Федеральная служба по финансовому мониторингу вправе направлять в организации письменные запросы о представлении информации по операциям (сделкам), указанным в п.п. 4 пункта 1 и п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, и документов (или заверенных в установленном порядке копий документов), подтверждающих эту информацию. Организации представляют информацию и документы в Федеральную службу по финансовому мониторингу в течение 5 рабочих дней с даты получения соответствующего запроса. С учетом объема, характера и содержания запрашиваемых информации и документов Служба может определить иной срок их представления.

Положением «О форме письменных запросов и перечне должностных лиц, имеющих право направлять запросы в кредитные организации», утвержденным приказом Федеральной службы по финансовому мониторингу от 26.10.2005 № 149 установлены следующие требования к оформлению письменных запросов Росфинмониторинга:

- запросы направляются в письменной форме на официальном бланке Росфинмониторинга или его межрегиональных управлений в адрес кредитной организации на имя ее руководителя;

- письменные запросы должны содержать следующие реквизиты: перечень запрашиваемой информации, в том числе документов или заверенных в установленном порядке копий документов, форма и сроки их представления; подпись должностного лица Росфинмониторинга, имеющего право направлять письменные запросы в кредитные организации;

- письменные запросы в кредитные организации подписываются Руководителем Росфинмониторинга, его заместителями, руководителями структурных подразделений Росфинмониторинга, а также, по поручению Росфинмониторинга, руководителями его межрегиональных управлений или лицами, их замещающими;

- в письменных запросах межрегиональных управлений Росфинмониторинга в кредитные организации приводится ссылка на соответствующее поручение Росфинмониторинга, при этом содержание поручения не раскрывается;

- письменные запросы удостоверяются оттисками круглой мастичной печати Росфинмониторинга, круглой печати «Для документов» или круглой печатью межрегионального управления Росфинмониторинга.

Ответы на запросы Росфинмониторинга представляются кредитными организациями в виде письменного документа на бумажном носителе и/или в электронном виде и адресуются должностному лицу Росфинмониторинга или её межрегионального управления, подписавшему запрос, и должны содержать номера и даты полученных из Росфинмониторинга или его межрегионального управления письменных запросов, на которые даются ответы. Ответы на запросы Росфинмониторинга подписываются руководителем кредитной организации либо лицом, уполномоченным руководителем кредитной организации подписывать подобные документы.

Кредитным организациям в работе по предоставлению информации по запросам Росфинмониторинга следует учитывать требование п. 6 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, согласно которому работники организаций, представляющих соответствующую информацию в уполномоченный орган, не вправе информировать об этом клиентов этих организаций или иных лиц.

О доступе Банка России к сведениям, составляющим банковскую тайну

Территориальные учреждения Банка России для получения информации по операциям и счетам клиентов кредитных организаций направляют в эти организации соответствующие запросы, мотивируя необходимость получения запрашиваемой информации выполнением функций банковского надзора.

По-нашему мнению, правовые основания для предоставления кредитными организациями запрашиваемой информации, отсутствуют.

Запрашиваемая территориальными учреждениями Банка России информация согласно ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках относится к сведениям, составляющим банковскую тайну.

Согласно пункту 2 ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, предусмотренных законом.

Как отмечалось выше, статьей 26 Закона о банках установлен исчерпывающий перечень государственных органов, которым кредитные организации обязаны предоставлять сведения, составляющие банковскую тайну. В перечень таких органов Банк России не входит.

Вместе с тем, согласно упомянутой статье Закона о банках Банк России не вправе разглашать сведения о счетах, вкладах, а также сведения о конкретных сделках и об операциях из отчетов кредитных организаций, полученные им в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. За разглашение банковской тайны Банк России, а также его должностные лица и работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном федеральным законом.

В решении ВС РФ от 29.10.2002 № ГКПИ02-860 указывается, что «то обстоятельство, что Банк России не указан в качестве субъекта, имеющего право на получение информации по счетам и вкладам физических лиц в ч. 3 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», не свидетельствует об отсутствии у него такого права, поскольку оно вытекает из содержания частей 6 и 9 этой же статьи».

Однако, по-нашему мнению, следует уточнить, что из права Банка России на получение сведений, составляющих банковскую тайну, не следует обязанность кредитных организаций предоставлять такие сведения по запросу Банка России. Доступ Банка России к сведениям, составляющим банковскую тайну, осуществляется им исключительно в результате исполнения лицензионных, надзорных и контрольных функций, процесс реализации которых не предусматривает предоставление кредитными организации таких сведений по запросу Банка России.

Формы и методы реализации лицензионных, надзорных и контрольных функций Банка России установлены нормами главы Х. «Банковское регулирование и банковский надзор» Закона о Банке России и глав II. «Порядок регистрации кредитных организаций и лицензирования банковских операций» и VII. «Бухгалтерский учет в кредитных организациях и надзор за их деятельностью» Закона о банках.

Так, согласно ст. 73 Закона о Банке России Банк России для осуществления функций банковского регулирования и банковского надзора проводит проверки кредитных организаций, в ходе которых уполномоченные представители (служащие) Банка России имеют право получать и проверять отчетность и другие документы кредитных организаций (их филиалов), при необходимости снимать копии с соответствующих документов для приобщения к материалам проверки.

Порядок проведения проверок кредитных организаций (их филиалов) уполномоченными представителями Банка России установлен Инструкцией Банка России от 25.08.2003 № 105-И[57].

В соответствии с п. 2.5.3. указанной Инструкции уполномоченные представители Банка России (далее - руководитель и члены рабочей группы) вправе запрашивать и получать от руководителя и работников проверяемой кредитной организации (ее филиала) все необходимые для достижения целей проверки документы (информацию) за проверяемый период, в том числе документы по операциям, счетам и вкладам физических, юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица; принятые к учету первичные документы и регистры бухгалтерского учета кредитной организации (ее филиала); книгу регистрации открытых и закрытых лицевых счетов кредитной организации (ее филиала).

Согласно п. 3.4. указанной Инструкции кредитная организация (ее филиал) обязана исполнять заявки на предоставление документов (информации), необходимых для проведения проверки, составленные руководителем и (или) членами рабочей группы в соответствии с приложением 4 к настоящей Инструкции, в полном объеме и в сроки, установленные в заявке на предоставление документов (информации). Наличие сведений, содержащих банковскую, коммерческую, служебную и иную тайны, в документах (информации), необходимых для проведения проверки, не может служить основанием для отказа в их предоставлении рабочей группе.

В Решении ВС РФ от 29.10.2002 № ГКПИ02-860 отмечается, что надлежащее выполнение Банком России возложенных на него Конституцией РФ и Федеральными законами функций и полномочий, в частности надзора за деятельностью кредитных организаций и банковских групп (банковского надзора), соблюдением ими банковского законодательства и т.д., и достижение закрепленных в них целей деятельности Банка России невозможно без доступа Банка России при проведении им проверок кредитных организаций и их филиалов к необходимой для этого информации, в том числе составляющей банковскую (коммерческую) тайну.

Таким образом, анализ норм законодательства, регулирующих деятельность Банка России, а также порядок предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, позволяет сделать вывод о том, что Банк России может получать такие сведения только из предоставляемой кредитными организациями отчетности и/или в результате проведения проверок кредитных организаций.

Руководители кредитных организаций, получившие запросы территориальных учреждений Банка России о предоставления информации по операциям и счетам клиентов, становятся перед выбором: либо на основании закона отказать в предоставлении запрашиваемой информации, следствием чего могут стать «не самые лучшие» отношения с надзорным органом, либо удовлетворить неправомерный запрос, но «не испортить» отношения с территориальным учреждением Банка России.

Практика показывает, что руководители кредитных организаций выбирают второй путь, что вряд ли можно признать правильным.

Представляет интерес позиция Банка России по этому вопросу, изложенная в письме от 22.07.2008 № 04-31-3/3666[58], из которого следует, что «запросы территориальных учреждений Банка России правомерно рассматривать, как адресованное кредитной организации предложение территориального учреждения Банка России предоставить соответствующую информацию. Эти запросы следует рассматривать как форму взаимодействия территориальных учреждений Банка России с кредитными организациями по получению информации, необходимой для понимания надзорным органом содержания происходящих в кредитных организациях процессов, без использования Банком России такого предусмотренного законодательством Российской Федерации надзорного механизма, как проверка кредитной организации». Одновременно в письме Банка России обращается внимание на то, «что территориальные учреждения Банка России проинформированы о недопустимости придания соответствующим запросам характера обязательных для исполнения требований».

По-нашему мнению, предоставление кредитными организациями информации по операциям и счетам клиентов территориальным учреждениям Банка России по их запросам, следует признать правомерным только в том случае, если запрашиваемая информация предоставляется с согласия таких клиентов.

Следует отметить, что подход, согласно которому кредитные организации должны получить согласие своих клиентов на предоставление Банку России сведений, составляющих банковскую тайну, в том числе по их операциям и счетам, закреплен в нормативных актах Банка России, регулирующих порядок осуществления расчетов на организованном рынке ценных бумаг (ОРЦБ).

Так, пунктом 3.1. Положения Банка России № 32-П установлено, что объем направляемой кредитной организацией, выполняющей функции Расчетного центра ОРЦБ, в Банк России информации о расчетах по операциям Участников Расчетного центра ОРЦБ определяется договором между этой кредитной организацией и Участниками Расчетного центра ОРЦБ.

Согласно пункту 8.5. Положения Банка России № 219-П для передачи конфиденциальной информации в Банк России для осуществления последним контрольных и надзорных функций организации, выполняющие функции Расчетной системы, обязаны получить на это согласие Дилеров в договорах с ними.

5. Ответственность банков за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну

Гражданско-правовая ответственность банков за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, установлена пунктом 3 ст. 857 ГК РФ, согласно которому в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков. В соответствии с пунктом 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

За разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, работники банков могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности. Одним из видов взыскания является увольнение работника за однократное грубое нарушение им трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника (ст. 81 Трудового кодекса РФ).

Статьей 13.14. КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, за исключением случаев, установленных частью 1 статьи 14.33 (недобросовестная конкуренция) КоАП РФ.

За незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, ст. 183 УК РФ установлена уголовная ответственность.

Разглашение банком сведений, составляющих банковскую тайну, в том числе предоставление их государственным органам, которые не обладают правом их получения или предоставление таких сведений в объеме большем, чем предусмотрено законодательством, может негативно отразиться на репутации банка.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что вопросы сохранности сведений, составляющих банковскую тайну, должны постоянно находиться в центре внимания органов управления банка, а каждый запрос о предоставлении таких сведений, в том числе поступивший от государственного органа, подвергаться тщательному анализу на предмет правомерности их предоставления.

Справка:

"Банковские счета. Законодательство и практика"
Автор: Автор: С. П. Карчевский.

Издано при участии: Центра Исследований Платежных Систем и Расчетов

Книга посвящена анализу проблем теории, законодательства и практики применения норм, регулирующих открытие и ведение банковских счетов.

В юридической литературе банковский счет традиционно рассматривается с позиции гражданского права как форма договора банковского счета. Настоящая книга представляет собой научно-практическое исследование, в котором банковский счет рассматривается как самостоятельная правовая и экономическая категория, сочетающая одновременно гражданско-правовые и публичные элементы.

Особое внимание уделяется рассмотрению спорных ситуаций, возникающих в деятельности кредитных организаций по вопросам открытия и ведения банковских счетов, и рекомендациям по их решению, основанных на анализе и обобщении судебно-арбитражной и банковской практики, а также собственной практике автора, приобретенной в ходе работы в юридической службе кредитной организации.

Книга будет интересна и полезна студентам, аспирантам и преподавателям юридических и экономических высших учебных заведений, работникам кредитных организаций и их клиентам, юристам-практикам, а также всем, кто интересуется проблемами банковского права и банковского дела.

Купить книгу можно в магазине Озон >>


Сноски:

[1] Российская банковская энциклопедия. Редколлегия: О.И. Лаврушин (гл. ред.) и др. – М.: Энциклопедическая Творческая Ассоциация, 1995. С. 52

[2] СПС «КонсультантПлюс»

[3] Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733

[4] См.: Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. – М.: Юрист. С. 222.

[5] Алексеева Д.Г., Пыхтин С.В., Хоменко Е.Г. Банковское право: Учебник. – М.: Юрист, 2003. С. 294

[6] Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян А.М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под общ. Ред. акад. Б.Н. Топорнина. – М.: Юрист, 1999. С. 242

[7] См. например: Плешаков А.М. Банковская тайна: запрет, обязанность и порядок предоставления сведений // Деньги и кредит. 1997. № 10. С. 65.

[8] Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. – М.: «Статут», 1999. С. 143.

[9] Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. – М.: Юрист, 1997.С.225.

[10] Гражданское право. Часть вторая: Учебник/ Под общей ред. А.Г. Калпина. – М.: Юрист, 2000. С. 326

[11] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, проф. О.Н. Садиков – М., Юридическая фирма КОНТРАКТ, издательская группа ИНФРА-М – НОРМА,1996. С. 430.

[12] Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. – М.: «Статут», 1999. С. 140.

[13] Гражданское право. Часть вторая: Учебник/ Под общей ред. А.Г. Калпина. – М.: Юрист, 2000. С. 326. Другие авторы также акцентировали внимание на упомянутом критерии отнесения сведений о клиенте к банковской тайне. Так, Д. Куршаков определял банковскую тайну как профессиональное обязательство банка держать в строжайшей тайне всю информацию, относящуюся к финансовым и личным аспектам деятельности клиентов и некоторых третьих лиц при условии, что такая информация почерпнута в результате нормального банковского обслуживания этих клиентов (Банковская тайна // Закон. 1998. № 2. С. 65). По мнению А.А. Козлачкова, «практически любая информация о клиентах, ставшая известной кредитной организации, в ходе их обслуживания составляет предмет банковской тайны» (Федеральный закон «О банках и банковской деятельности». Текст. Комментарии / Под ред. К.Д. Лубенченко. – М.: Издательский дом «Банковское дело», 2000. С. 217).

[14] Гавальда К., Стуфле Ж. Банковское право (Учреждения-Счета-Операции-Услуги). Пер. с фр./Под ред. В.Я. Лисняка. – М.: АО «Финстатинформ», 1996. С. 102.

[15] См.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки. Монография. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», 2000. С. 39; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). Руководитель авторского коллектива и ответственный редактор доктор юридических наук, проф. О.Н. Садиков – М., Юридическая фирма КОНТРАКТ, издательская группа ИНФРА-М – НОРМА,1996. С. 430; Учебник. Гражданское право. Часть 2. Обязательственное право / Под ред. В.В. Залесского - М.: «МТК «Восточный экспресс», - 1988. С. 394; Малеина М.Н. Банковская тайна // Законодательство и экономика; 1994. № 5-6. С 15; Егоров А. Правовые основы институтов тайны // Закон. 1998. № 2. С. 75.

[16] Гвирцман М.В. Правовое регулирование банковской тайны // Деньги и кредит. 1992. С 57

[17] Куршаков Д. Банковская тайна //Закон, 1998. № 2. С 65.

[18] Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. – М.: «Статут», 1999. С. 149.

[19] Учебник «Банковское право Российской Федерации. Общая часть.» / Под общ. ред. акад. Б.Н.Топорнина. - М.: Юрист, 1999. С. 249.

[20] См.: там же

[21] Олейник О.М. Основы банковского права: Курс лекций. – М.: Юрист, 1997. С. 219.

[22] Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. – М.: «Статут», 1999. С. 148.

[23] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга пятая. В двух томах. Том 2: Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари. – М.: Статут, 2006. С. 272

[24] См.: Постановление от 14.05.2003 № 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона «О судебных приставах» в связи с запросом Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа», Определение от 14.12.2004 № 453-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Акционерный коммерческий банк «Энергобанк» на нарушение конституционных прав и свобод абзацем первым пункта 3 статьи 7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации», пунктом 2 статьи 86 и пунктом 1 статьи 135.1 Налогового кодекса Российской Федерации», Определение от 19.01.2005 № 10-О «По жалобе открытого акционерного общества «Универсальный коммерческий банк «Эра» на нарушение конституционных прав и свобод частями второй и четвертой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

[25] См., например, Письмо ВС РФ от 19.11.2001 № 110-5/общ // Бизнес и банки. 2002. № 7.

[26] СЗ РФ. 2003. № 21. Ст. 2058.

[27] СЗ РФ. 2007. № 41. Ст. 4845.

[28] СПС «КонсультантПлюс»

[29] СЗ РФ. 2003 № 21. Ст. 2058.

[30] По-нашему мнению, Конституционный Суд РФ, издав Постановление от 14.05.2003 № 8-П, признавшего за судебными приставами-исполнителями право запрашивать и получать сведения, составляющие банковскую тайну, взял на себя функции законодателя, так как самостоятельно расширил исчерпывающим образом установленный законодателем в ст. 26 Закона о банках перечень государственных органов, имеющих право доступа к таким сведениям.

[31] Вестник ВАС РФ. 2004. № 8.

[32] СЗ РФ. 2007. № 31. Ст. 4011.

[33] Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. № 3.

[34] СЗ РФ. 2003. № 12. Ст. 1099.

[35] См.: Письмо МВД РФ от 21.12.2009 № 1/10268 // Вестник Ассоциации российских банков. 2010. № 1-2.

[36] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.2007. № 7.

[37] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 23.

[38] СПС «КонсультантПлюс»

[39] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. № 23.

[40] Вестник Конституционного Суда РФ. 2005. № 3.

[41] НК РФ не установлена обязанность банков осуществлять обмен с налоговыми органами указанными документами в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. НК РФ предусмотрены в настоящее время две такие обязанности банков: во-первых, передавать в налоговый орган в электронном виде сведения об остатках денежных средств на счетах в банке, операции по которым приостановлены (п. 5 ст. 76 НК РФ) и, во-вторых, получать направленные в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи требования налогового органа о перечислении налога в бюджетную систему РФ (п. 4.2. ст. 60 НК РФ)

[42] РГ. 10.06.2011

[43] Вестник Банка России. 2011. № 8

[44] Указанный Регламент размещен на официальном сайте Банка России www.cbr.ru вместе с Описанием форматов сообщений, используемых при электронном обмене между банками (филиалами банков), учреждениями Банка России и налоговыми органами (Описание форматов "Налог") (Версия 1.1_20.10.2011)

[45] См. также письмо Управления ФНС по г. Москве от 09.12.08 № 09-14/114575.

[46] СЗ РФ. 2010. № 48. Ст. 6252.

[47] СПС «КонсультантПлюс»

[48] СЗ РФ. 2010. № 23. Ст. 2796

[49] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2011. № 17

[50] РГ. 2011. № 177.

[51] СЗ РФ. 2010. № 31. Ст. 4193.

[52] СЗ РФ. 2011. № 7. Ст. 904.

[53] РГ. 11.11.2011. № 254

[54] Вестник Банка России. 2008. № 54

[55] СЗ РФ. 2002. № 16. Ст. 1572

[56] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 26.12.2005 № 52.

[57] Вестник Банка России. 2003. № 67.

[58] СПС «КонсультантПлюс»

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10






Качественно- вулканизация грузовых шин. Выезд на место.
Качественное обучение по промышленной безопасности москва. Подробности на www.unitalm.ru.
Изготавливаем ворота из сетки рабицы - www.svarim.by

угловой диван здесь

mdv21.ru