СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Влияние финансовых инноваций на деятельность центральных банков

Статья из книги «Электронные деньги»

Автор: Кочергин Дмитрий Анатольевич — доктор экономических наук, профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета.

Финансовые инновации, основанные на электронных коммуникациях и компьютерных технологиях, начавшиеся внедряться в экономически развитых странах в конце XX—начале XXI вв. изменяют традиционную взаимозависимость между функциями денег и влияют на деятельность центральных банков. Внедрение электронных денег в денежный оборот развитых и развивающихся стран является одной наиболее значительных инноваций последнего десятилетия.

В денежных системах, основанных на бумажных деньгах, медленном и дорогом доступе к информации, три функции денег (счетная единица, средство платежа и средство хранения стоимости) почти всегда объединялись: одни и те же инструменты — деньги — служили в качестве средства платежа, фактически определяли счетную единицу и были также формой хранения богатства. Исключения имели место только в особых случаях (при гиперинфляции, нормированном снабжении товарами, финансовом кризисе и т. д.), когда целостность денег более не была очевидной. Причина почти универсального соединения трех функций состоит в экономии трансакционных издержек для традиционных платежей. Подобное взаимодействие между функциями было характерно и для центрального банка.

Как правило, центральный банк выполняет три основные функции: 1) обеспечивает ценовую стабильность; 2) регулирует финансовую стабильность; 3) обеспечивает целостность денег (способность денег обеспечивать стабильную покупательную силу в течение краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспектив). Третья функция реализуется за счет первых двух (рис. 1).

Электронизация платежей способна изменить данную ситуацию. В результате усовершенствований в сфере коммуникаций и информационных технологий, когда в течение минуты ценовая информация (такая, как обменные курсы или цены активов) является доступной для любой трансакции и когда финансовые средства могут немедленно перемещаться от одного актива к другому, необходимость в объединении функций денег ослабевает. Трансакции могут быть оплачены активами, которые не деноминированы в тех же самых единицах, в которых выражены цены, и объем богатства, фактически сохраняемого в форме средств платежа, может быть минимальным (рис. 2).

Интеграционная модель функций центрального банка
Рис. 1. Интеграционная модель функций центрального банка.


Элементно-составная модель функций центрального банка
Рис. 2. Элементно-составная модель функций центрального банка.

Можно выделить несколько подходов к оценке влияния электронных денег на денежную политику. Они различаются представлением об институциональной структуре будущей денежной системы.

1. Модели, в которых предусматривается замещение центробанковских денег альтернативными средствами платежа (Friedman B., 1999, 2000).

2. Модели, в которых предусматривается существование платежных систем с общественно признанной счетной единицей, но без общепризнанного средства платежа (Browne, Cronin, 1995; King, 1999; Kroszner, 2001; Centi, Bougi, 2003).

3. Модели, в которых предусматривается возможность снижения спроса на центробанковские деньги, но предполагается, что остаточный спрос на них будет оставаться положительным (Berentsen, 1998; Freedman C., 2000; Goodhart, 2000; Woodford, 2000, 2002; Palley, 2002; Costa Storti, De Grauwe, 2003; Capie et al., 2005; Schmitz, 2005).

4. Модели, в которых предусматривается возможность осуществления денежной политики в мире без центробанковских денег.

Мы проанализируем первые три вида моделей как представляющие наибольший исследовательский интерес. Четвертый вид моделей имеет в большей степени гипотетический характер. Модели, относящиеся к данному виду, являются несбалансированными и не объясняют, как будет происходить процесс отказа от использования общепризнанного средства платежа и переход к иным (часто эмитированным) платежным средствам.

Модели, в которых предусматривается замещение центробанковских денег альтернативными средствами платежа. Сторонники замещения центробанковских денег альтернативными средствами платежа, как правило, выделяют три наиболее важные современные тенденции в денежно-кредитной сфере, которые ставят под сомнение будущую деятельность центральных банков как институтов денежно-кредитного регулирования. Во-первых, появляются признаки сокращения спроса на наличные и депозитные деньги в качестве трансакционного средства купли-продажи и расчетов между контрагентами (денежный фактор). Во-вторых, происходят кардинальные изменения в кредитовании нефинансового сектора, в результате которых банковские депозиты перестают быть главной основой ссуд, предоставляемых торгово-промышленным компаниям и населению (кредитный фактор). В-третьих, формируются усовершенствованные механизмы частного клиринга, которые со временем могут заменить систему окончательных расчетов через центральные банки (расчетно-технологический фактор) (Friedman, 1999).

Денежный фактор. До тех пор пока электронные деньги представляют законное средство платежа (деноминируются в национальной счетной единице) при существующей организации денежной политики, они являются своеобразным расширением наличных денег, добавлением к монетам, банкнотам, чекам, дебетовым и кредитным картам и другим элементам денежной массы. В этом отношении роль электронных денег является чисто номинальной в смысле эффектов, таких как увеличение скорости денежного обращения, и может расцениваться как нейтральная в смысле системных изменений. Тем не менее их внедрение может иметь большое значение для современной денежной системы в том смысле, что оно позволяет упростить платежи, повысить эффективность управления денежной базой, снизить долю наличных денег в суммарном объеме денежной массы.

Однако воздействие электронных денег могло бы быть более значительным, если бы их выпуск не основывался на поддержании обязательного минимума на резервных/расчетных счетах в центральном банке. Если электронные деньги деноминировались бы в новой счетной единице, то они могли бы иметь потенциал реконструировать валютную конкуренцию[1], обогащая денежный выбор через обеспечение возможности использовать несколько валют и (или) переключаться между ними. Воздействие частных электронных денег могло бы быть различным для развитых и развивающихся стран. Для развитых стран внедрение частных электронных денег могло бы вызвать валютную конкуренцию между основными валютами подобно существующей конкуренции между долларом и евро или, возможно, между традиционными валютами и новыми частно эмитированными валютами (если эффективность действий центральных банков рассматривается пользователями денег как неудовлетворительная). Для развивающихся стран внедрение электронных денег могло бы облегчить или ускорить валютную замену — долларизацию или евроизацию. Развитие электронных денег, не связанных с поддержанием обязательного минимума на резервных/расчетных счетах в центральных банках, если и не приведет к полному вытеснению «традиционных» денег, то по крайней мере значительно уменьшит эффективность денежной политики центральных банков.

Кредитный фактор. В настоящее время также заметно активизировался процесс вытеснения депозитно-ссудных институтов небанковскими финансовыми институтами и фондами. Если у депозитно-ссудных институтов (банков и других депозитных учреждений) источником выдаваемых ссуд являются депозиты, регулируемые посредством резервных требований, то у прочих финансовых учреждений в основе предоставляемых ими секьюритизированных (т. е. трансформированных в ценные бумаги) кредитов лежат пассивы, не подпадающие под контроль центрального банка. До сих пор банковское кредитование на основе тесных взаимоотношений в системе «банк—клиент» сохраняло значительные преимущества перед дистанционным небанковским кредитованием вследствие существования значительной информационной асимметрии (неравномерного распределения информации между участниками рынка). Современные электронные технологии дают возможность совершить прорыв в преодолении этой информационной асимметрии. В результате быстро происходит секьюритизация не только кредитного рынка в целом, но и банковских ссуд в частности.[2] В условиях, когда экономические агенты станут держать свои активы в виде вложений в те или иные ценные бумаги и платежи по сделкам будут осуществляться путем мгновенного компьютерного перевода определенного набора активов со счета покупателя на счет продавца, центрами финансовых трансакций станут компьютерные компании, хранители финансовых активов клиентов. У этих компаний не возникнет необходимости развивать для этого депозитно-ссудную деятельность, а следовательно, они не попадут под контроль центральных банков. В итоге, с кредитной точки зрения, действенность мероприятий центральных банков будет постепенно ослабевать.

Расчетно-технологический фактор. Нет препятствий на пути к тому, чтобы в будущем функционирование платежных систем осуществлялось бы без участия центральных банков в качестве институтов, опосредующих проведение итоговых расчетов. Если уже сегодня стремительные изменения в мощности компьютерных и коммуникационных систем позволяют переходить от расчетов через определенные промежутки времени к расчетам в режиме реального времени, то в будущем вполне можно будет отказаться от многосторонних расчетов и перейти исключительно к двухсторонним. В такой системе монополия центральных банков на окончательные расчеты по межбанковским платежам уже будет неактуальна, и расчетные системы вполне могут стать частными.[3] Таким образом, и с «расчетно-технологической» точки зрения необходимость в центральных банках также ослабевает (подробнее см.: Кочергин, 2002а).

Модели, в которых предусматривается существование платежных систем с общественно признанной счетной единицей, но без общепризнанного средства платежа. Сторонники существования платежных систем с общественно признанной счетной единицей, но без общепризнанного средства платежа, точно так же как и представители Новой денежной экономики,[4] утверждают, что мир без денег был бы более эффективным и устойчивым. Так, по мнению Ф. Брауна и Д. Кронина: «Движение по направлению к системе, в которой актив функционирует как средство учета (внешние деньги) и не используется как средство платежа, соответствует эволюционному подходу к деньгам и является наиболее предпочтительным направлением создания более эффективной безналичной экономики» (Browne, Cronin, 1995: 102-103).

Ф. Браун и Д. Кронин предсказывают, что электронные деньги могут заменить центробанковские наличные деньги, т. е. может произойти полная замена денежного актива, перемещаемого при денежном обмене. Они полагают, что снижающиеся коммуникационные издержки сделают использование электронных денег более дешевым. Снижение издержек и повышение удобства в результате использования электронных денег (включая выплату процентов на остатки средств) могут значительно снизить спрос на наличные деньги. Однако развитие не остановится в этой точке. Снижение трансакционных издержек также уменьшит спрос на электронные деньги, потому что сокращение комиссионных платежей будет позволять агентам почти мгновенно переходить к использованию других активов без значительных издержек (Browne, Cronin, 1995: 109). В то же самое время резервы банков также сократятся. Главная причина этого состоит в том, что снижающиеся трансакционные издержки сделают возможным производить взаиморасчет как по оптовым, так и по розничным трансакциям посредством перевода активов в режиме реального времени. Конечной точкой развития является безденежный мир, где любая старая денежная единица или товарно-основанный модуль используется как учетная единица.

Экономисты, предлагающие данные модели, видят только ограниченные возможности для центральных банков по сдерживанию процесса движения к безденежному миру. Они полагают, что ужесточение регулирования привело бы к тому, что потребители стали бы искать менее регулируемые условия для осуществления своей деятельности и, возможно, переводить свой бизнес в оффшоры. Кроме того, центральные банки не имеют опыта в розничном банковском бизнесе, чтобы регулировать рынок электронных денег самостоятельно.

Модели, в которых предусматривается возможность снижения спроса на центробанковские деньги, но остаточный спрос на них будет оставаться положительным. По мнению сторонников сохранения спроса на центробанковские деньги, «многие финансовые институты могут исчезнуть или кардинально изменить свою роль, но «традиционные» деньги и центральные банки сохранятся» (Goodhart, 2000: 205). Никакие успехи информационно-технологической революции не смогут привести к полному исчезновению спроса на «традиционные» деньги. Даже если допустить теоретическую возможность такого развития событий, центральный банк все равно сможет использовать свой главный регулирующий инструмент — краткосрочные процентные ставки — и таким образом сможет оказывать определяющее влияние на динамику цен и функционирование экономики.

Платежи, осуществляемые на основе электронных денег, в большинстве своем неразрывно связаны с передачей информации о трансакциях эмитентам электронных денег, обслуживающим плательщика и получателя. Для проведения таких платежей требуется применение электронного оборудования, с помощью которого контрагенты смогут фиксировать данные о проведенной трансакции. Можно предположить, что прогресс информационных технологий не избавит пользователей электронных денег от необходимости использовать те или иные технические устройства. Поэтому обеспечение анонимности электронных денег всегда будет упираться в проблему установления доверительных отношений между участниками множества трансакций относительно неразглашения финансовой информации. Поскольку создать такую среду всеобщего доверия практически невозможно, полного вытеснения центробанковских наличных денег никогда не произойдет. В таком случае электронные деньги заменят прежде всего такие инструменты, как чеки и кредитные карты.

Кроме того, так как новые финансовые инновации не смогут полностью устранить информационную асимметрию, финансовые посредники возродятся в виде специализированных компаний, составляющих для клиентов фондовые портфели и оценивающих уровень риска. Они начнут формировать собственный портфель из рекомендуемых ими активов, для чего им понадобятся и достаточный уровень капитала, и привлеченные средства (в виде депозитов и паев). Таким образом, они по сути превратятся в квазибанки, что позволит сохранить за центральными банками их традиционную роль.

Несмотря на то что можно ожидать ослабления роли центральных банков как органов денежно-кредитного регулирования, современные центральные банки являются не только и не столько экономическим, сколько политическим институтом. Они могут прекратить свое существование не вследствие технологических инноваций, а в связи с изменением социально-политического устройства (с принятием правительством решения о нецелесообразности их функционирования). Исторический опыт существования центральных банков в качестве институтов денежно-кредитного регулирования показывает, что они всегда адаптировались к институциональным изменениям в платежных системах, так как обладают широким набором инструментов денежно-кредитного регулирования (подробнее см. пункт 6.3).



[1] Частные электронные деньги имеют мощный стимул к развитию — электронный сеньораж. Электронный сеньораж — это эмиссионный доход от выпуска электронных денег, который возникает у эмитента в результате выпуска обязательств, не приносящих их держателям процентных доходов. По мнению известного специалиста по истории денег Д. Уэзерфорда, именно электронный сеньораж станет одним из основных источников накопления богатства в XXI в. (Weatherford, 1997: 245–246).

[2] В начале 2000-х гг. в США было секьюритизировано около 28% рынка потребительских кредитов, 17% рынка ипотечных кредитов и 11% рынка межфирменных коммерческих кредитов.

[3] По мнению М. Кинга: «Информационно-технологические изменения могут в конечном счете привести к наступлению эры «бартерной экономики» (King, 1999a: 49). В такой экономике расчеты по трансакциям между двумя контрагентами будут производиться посредством моментального перевода определенного набора финансовых активов с электронного счета покупателя на электронный счет продавца. На первое место выйдет задача обеспечения целостности компьютерных систем, используемых для проведения таких расчетов. Для слежения за этими системами понадобится регулирующий орган, на роль которого смогут претендовать центральные банки, но для выполнения новых функций от них потребуются иные качества.

[4] Основоположниками Новой денежной экономики являются Ф. Блэк (Black, 1970), Ю. Фама (Fama, 1980), Р. Холл (Hall, 1983), Р. Гринфилд и Л. Ягер (Greenfield, Yeager, 1983, 1986).


СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

На старом месте, с банками и без

Автор: Василий Колташов.

Василий Колташов, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Лето оказалось для России необычайно проблемным. Последствия его еще долго будут сказываться на общественной жизни и состоянии экономики. Однако прежде чем солнце сожгло половину урожая, а леса запылали по всей европейской части страны, мировые рынки преподнесли свои негативные сюрпризы. И то, что экономика страны прибывает как кажется в прежнем «посткризисном» состоянии не должно никого обманывать.

Для глобального хозяйства апрель-июнь оказались сложным периодом. Произошло падение многих рынков. Немалое число игроков справедливо насторожилось: цены на золото стремительно пошли верх. Проявилось углубление кризиса в ЕС, хотя официальные данные по безработице остались на «низком» уровне в 10%. В июле пришла засуха – гарант будущего сужения внутреннего рынка. Сложилась ситуация, когда казавшиеся еще зимой надежными компании начали вызывать сомнение. Мировая экономика, а с ней и российская экономика вступили в полосу застоя и повышенных рисков.

Регуляторы в новых условиях остались на прежних антикризисных позициях. Кредитование банков и поддержка корпораций на третьем году кризиса господствовали также как и в первых его месяцах. Но, несмотря на колоссальные средства, перетекшие из казначейств в частные структуры, повсеместно бизнес ощущал дефицит платежных средств. Для неолиберальных экономистов это означало одно: меры монетарной помощи сворачивать нельзя.

Потребность в дешевом кредите в российской экономике по-прежнему колоссальна. Она почти не удовлетворена. Средние предприятия находят деньги с трудом, а малый бизнес остается в еще более непростом положении. И проблема не только в слабой доступности займов, но и в огромных банковских процентах. Несмотря на очень скромные шаги властей по уменьшению ставки рефинансирования (сейчас она 7,75%), по которой казенные деньги получают крупные игроки, она остается слишком высокой для удовлетворения всех аппетитов.

Банки полны собственных жалоб. Качественных заемщиков недостает. Это естественно для депрессивного состояния экономики. Пока конъюнктура остается плохой, даже «хорошие заемщики» будут нести с собой больше риска, чем до 2008 года. Все это плоды общего состояния. Действительно «качественными заемщиками» можно назвать сегодня не более 20%. И даже в этой группе все обстоит небезупречно. Если бы ставка процента по кредитам была в России в несколько раз меньше, то доля «качественных заемщиков» оказалась бы значительно большей. Однако общая ситуация все равно определялась бы объективными условиями, прежде всего состоянием мирового потребительского спроса.

Потрясения 2008-2009 годов многое открыли российскому бизнесу. Банки научились более трезво смотреть на вещи и в «плохие заемщики» попали очень многие из тех, кто до кризиса считался первоклассным должником. Но банковский сектор еще не расплатился за старые ошибки (не говоря уже об общем консерватизме стратегий). Наращивание кредитных портфелей понимается банками не так как государством, старающимся поддержать общеэкономическую стабильность. Для банков это наоборот средство повышения рисков. Они постараются не выполнить план ЦБ в реальных показателях. И все же жажда расширения делает свое. На сузившемся рынке неизбежен предел. Однако главная борьба еще впереди. В ближайшие годы можно будет наблюдать битву гигантов, когда одни банки будут усиливаться за счет других. Передел рынков еще толком не начался.

Правительство призывает кредитные институты скорее кредитовать частные предприятия, так все страшенное позади и ВВП страны растет. Банкам опасно наращивать кредитные портфели. В этом они остаются на старом месте, притом, что правительство смогло стабилизировать их положение. Они заинтересованы в том, чтобы не понести новых потерь. И они понимают насколько непростой остается экономическая ситуация. Кредиты выдаются намного осторожней, чем прежде. Это, однако, не защитит в достаточной мере большинство банков от «второй волны кризиса». О ее приближении свидетельствуют весенний обвал рынков и последовавший за ним застой.

Власти США будут бороться за сохранение стабильности и возможно продлят ей жизнь. Новая острая фаза снова отсрочится, но не отменится. Более того, победы американского, а с ним и других правительств, над симптомами кризиса, вероятно, сведутся не к оживлению рынков (как в 2009 году), а к сохранению их в положении застоя. Можно ожидать и вялого болезненного роста. Реальный хозяйственный фон такого «посткризисного развития» продолжит меняться в худшую сторону. Потребители ЕС и США, основных рынков сбыта планеты, по-прежнему ощущают падение доходов. Ничто для них само по себе не изменится к лучшему. Классовые битвы еще проявят себя как один из важнейших факторов экономической жизни. Без них не стоит рассчитывать, что где-либо возникнут достаточные для глобального оживления рынки.

Антикризисная линия Евросоюза отличается от США. Американские власти настаивают на продолжении денежного стимулирования (ожидая, что потом спасать доллар и компенсировать их дефициты будут другие). В Европе господствует более консервативный подход. Некоторые аналитики формулируют его как признание «второй волны» кризиса меньшим злом, чем полное разрушение национальных финансов и финансов ЕС. Считается, что ресурсы финансового стимулирования в Европе практически исчерпаны не только у англичан, но и у немцев. Своеобразна политика Германии. ФРГ собирается сделать с другими странами ЕС то, что американцы со всем остальным миром: выжать их ресурсы для спасения своей экономики. Именно Германия выступает в «объединенной Европе» главным лоббистом курса бюджетной экономии за счет социальных статей. ФРГ обрекает на жесткую экономию другие государства, а сама стремится проводить менее жесткую политику.

В действительности границы возможностей финансового стимулирования в Европе не перейдены. Политика ЕС и национальных администраций определяется не том, что они больше не могут эмитировать евро для оказания помощи банкам. Проблема в ином: Западная Европа остается в плену своего положения в мировой системе, где есть только один центр – США. Политика европейских властей ориентирована на сохранение экспорта в США и поддержание валютного равновесия. В этом вопросе линия западноевропейских государств мало отличается от политики стран периферии. Параллельно европейские власти стараются уничтожить социальные завоевания трудящихся, чтобы удешевить производство.

Жесткие меры принимаются во Франции. В Британии тоже началось завинчивание гаек по греческому сценарию. Финансовые корпорации не рассматривают угрозу резкого снижения спроса и падения экономики в штопор как угрозу для себя. Даже робкое предложение Эд Милибэнда (нового лидера британских лейбористов – не более чем правого социал-демократа) несколько замедлить урезание социальных статей бюджета вызвало бурю. Сити охватила настоящая истерика. Газеты вышли полными заголовков о «красном Эде» и надвигающемся социализме. Предложение главы лейбористов пресса характеризует как «безумие» (madness). В Ирландии, где программы экономии начались раньше, спад в реальной экономике резко ускорился. Твердолобая приверженность западноевропейских властей и крупного капитала курсу «экономии» всюду породит мощные социальные выступления по греческому образцу. Правительства неминуемо падут, вслед за развалом экономики. Но ближайшей перспективой остается уже проводимая неолиберальными властями политика.

В последнее время российские банки активно привлекают депозиты в валюте. Их не тревожит даже перспектива ослабления доллара и евро. Иностранная валюта необходима отечественным банкам для расчетов с иностранными кредиторами. Они заинтересованы привлечь ее как можно больше. Долги крупного российского бизнеса в зарубежных валютах остаются огромными. При этом нельзя сказать, что кредитные институты несут какие-то особые риски. Они могут пострадать только от дальнейшего ухудшения конъюнктуры.

Приход осени восстановил тему девальвации рубля. В твердости его давно положено сомневаться. Но вряд ли банки объявили сбор валюты из-за ее угрозы. Новая девальвация рубля при нынешних ценах на сырье в мире может только навредить властям политически – это ухудшило бы положение населения в условиях неурожая. Экономически она пока не обоснована. Повторный мощный обвал на нефтяном рынке еще не развернулся, что делает вторую девальвацию маловероятной в ближайшие несколько месяцев. Это не отменяет, правда, общей тревожно-кризисной атмосферы.

Несмотря на то, что период дорогого евро закончился, доллар в сентябре показал, насколько низко он может пасть. Европейские власти видимо постараются опустить евро вслед за ним, а правительства стран периферии капитализма сделают тоже. Это может относительно усилить доллар в октябре-ноябре. В целом же до конца 2010 года продолжится общемировое снижение покупательной силы валют, что ярче всего выразится в повышении потребительской инфляции. В ЕС кризис набирает остроту, что делает его валюту не более надежной, чем доллар. В результате разумней (как и прежде) держать сбережения в золоте и серебре – золотых и серебряных ценностях.

Детали остаются деталями, даже если могут сказать о многом. Проблемы банков заключены не в том, что часть вкладов номинирована в валюте, а в общеэкономическом снижении доходности. Российские власти, как и правительства иных государств, постарались помочь банкам разгрузить портфели от плохих долгов. Но в банковских портфелях остается еще много потенциально плохих долгов. Как скоро о них заговорят, зависит не от банков, а от общих процессов в экономики. Их по-прежнему обуславливает глобальный кризис. И тут все остается на старом месте.

СТАТЬИ >> БАНКОВСКОЕ ДЕЛО

Розничные платежные услуги и тенденции их развития

Цель данной статьи — дать обзорную характеристику тенденций развития розничных платежных услуг. Необходимо обратить внимание на то, что основные платежные технологии не могут рассматриваться вне исторического контекста по их становлению, который очень влияет на скорость и практику внедрения новых информационно-коммуникационных решений. Кредитные организации, которые выполняют функции основных расчетных институтов России, в свое время инвестировали средства в создание сетей банкоматов и других эквайринговых программно-аппаратных устройств.

Инвестирование предполагает возврат вложенных средств, а для модернизации и приобретения нового оборудования требуются значительные финансовые затраты, что не всегда по силам российским финансовым посредникам. Поэтому скорость внедрения новых информационно-технологических решений, которые предоставляют качественно новый платежный сервис, не так высока, как этого хотелось бы потребителям платежных услуг.

При раскрытии темы принята следующая последовательность изложения материала.

Сначала проводится обзор розничного платежного бизнеса. В рамках этого обзора рассматриваются основные термины и характеристики платежного процесса, а также представляются технологические процедуры платежно-расчетного взаимодействия потребителей и поставщиков платежных услуг. Целью данного подраздела является рассмотрение сходства платежного процесса в системах на основе документарных и бездокументарных платежных инструментов при всем процедурном многообразии физической реализации этого процесса.

В следующем подразделе излагается концепция предоставления платежных услуг «дистанционного банкинга», рассматриваются его основные виды, структура, потребители и поставщики, работающие на этом рынке финансовых услуг. Основой данных, обсуждаемых в этом разделе, являются аналитические разработки и публикации международной группы CGAP, а также данные, представленные на сайтах основных российских поставщиков дистанционных платежных услуг. В этом же разделе приводится ряд нормативно-правовых рекомендаций, необходимых для модернизации соответствующего рынка платежных услуг.

Далее представлены тенденции развития технологий предоставления розничных платежных услуг, в основном их техническая составляющая определяется разработкой стандарта ISO 20022, реализация которого, скорее всего, окажет фундаментальное влияние на развитие всех видов платежных технологий. Далее в этой части статьи рассматриваются основные электронные платежные сервисы, предоставляемые в контексте группировки по видам платежных инструментов, обсуждается их взаимосвязь и функциональные особенности.

Затем следует подраздел, в котором рассматриваются проекты в области инновационных платежных технологий, реализуемых в настоящее время в России. Необходимо отметить, что основой этих проектов является внедрение новых технологий и сервисов в области банковских услуг, в частности, пластиковых карт. Существенное влияние на тематику указанных пилотных проектов оказывает разработка перспективного законопроекта «О национальной платежной системе».

Необходимо отметить, что практика разработки перспективных платежных технологических решений выглядит несколько однобоко. В основе пилотных проектов лежит экономический интерес поставщиков платежных услуг, государства и больших розничных организаций, но в тоже время недостаточно представлены интересы потребителей этого вида услуг, их предпочтения и удобство работы. Очень много говорится о недостаточном финансовом образовании потребителей услуг, в связи с чем они очень мало влияют на тенденции развития платежных технологий. Представляется, что такое положение дел должно измениться, потому что в конечном итоге от предпочтений потребителей во многом зависит дальнейшее направление развития розничных платежных систем. В процесс модернизации и реформирования платежных технологий необходимо вовлечь представителей потребительского сообщества, и очень важно это сделать еще на этапе проектирования и разработки перспективных систем розничных платежей. В связи с данным соображением, важным является краткий обзор состояния и основных тенденций развития платежных технологий, которые представлены в данной лекции.

Обзор розничных платежных услуг

Международная терминология, используемая в платежных и расчетных системах, в зависимости от величины расчетных операций классифицирует платежи на два основных вида[1]. Платежи на крупные суммы (large-value payments), которые главным образом осуществляются между банками или между участниками на финансовых рынках и обычно требуют срочного и своевременного расчета. Розничные платежи (retail payments) — термин, характеризующий все платежи, не включенные в определение платежей на крупные суммы. Розничные платежи являются в основном потребительскими несрочными платежами сравнительно небольшой стоимости. Системы розничного перевода денежных средств обрабатывают большой объем относительно небольших по стоимости платежей в форме чеков, кредитовых переводов, прямых дебетов, операций через банкоматы и операций электронного перевода денежных средств в пунктах продаж. Кроме этого, денежные переводы, осуществляемые по банковской или почтовой системе, принято считать формой розничных платежей.

В России к розничным финансовым услугам относят широкий перечень услуг, оказываемых финансовыми посредниками юридическим и физическим лицам. Среди них — платежно-расчетные услуги и услуги по переводу денежных средств.

Организации, оказывающие финансовые услуги по проведению платежей, представлены двумя большими группами — кредитными организациями и организациями, которые не являются кредитными организациями. Кредитные организации действуют и осуществляют банковские операции на основании лицензии, предоставляемой Центральным банком. К организациям, которые не являются кредитными, относятся организации почтовой связи, операторы электронной денежной наличности, операторы мобильной связи, а также международные и национальные системы денежных переводов.

Отдельные платежные услуги могут осуществлять платежные агенты и субагенты, которые представлены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, осуществляющими деятельность по приему платежей физических лиц. Под деятельностью по приему платежей физических лиц признается прием платежным агентом от плательщика денежных средств, направленных на исполнение денежных обязательств перед поставщиком по оплате товаров (работ, услуг), в том числе внесение платы за жилое помещение и коммунальные услуги, а также осуществление платежным агентом последующих расчетов с поставщиком[2].

В зависимости от вида платежного инструмента, используемого для инициирования расчетных операций между плательщиком и получателем средств, различают розничные платежи в документарной и бездокументарной форме.

Расчеты на основании нормативно установленных расчетных документов принято называть документарными формами расчетов.

Расчетные документы представляют собой:

— распоряжение плательщика (клиента кредитной организации) на списание денежных средств со своего счета и перечисление их на счет получателя средств;

— распоряжение получателя (взыскателя) на списание денежных средств со счета плательщика и перечисление их на счет, указанный получателем средств (взыскателем).

Расчетные документы могут быть представлены на бумажном носителе либо в виде электронного образа документа.

К расчетным документам, используемым в Российской Федерации для осуществления перечислений денежных средств по инициативе плательщиков, относятся платежные поручения и аккредитивы. Перевод средств получателю на основании платежного поручения является безусловным. При аккредитивной форме расчетов для перевода средств на счет получателя он должен выполнить определенные условия, которые предусмотрены в договоре, на основании которого производится расчет между плательщиком и получателем. Наиболее распространенным видом безналичных платежей является перевод на основании платежного поручения.

К расчетным документам, используемым для получения платежа посредством дебетования счета плательщика по инициативе получателя (взыскателя), относятся платежные требования, инкассовые поручения и чеки (если кредитные организации осуществляют их инкассирование). На основании инкассового поручения средства на счет получателя средств переводятся в бесспорном порядке. Расчет на основании платежного требования может предусматривать согласие плательщика.

К бездокументарным формам платежных инструментов относят платежные карты, электронные деньги, а также инструменты, сочетающие характеристики электронных форм расчетов. Причем бездокументарные платежные инструменты обычно являются кредитовыми видами инструментов, поскольку процедура инициирования расчетных операций осуществляется плательщиком.

В России существует несколько видов электронных платежных систем, использующих бездокументарные формы расчетов, которые можно условно классифицировать по трем основным типам:

— карточные системы;

— операторы цифровой наличности;

— платежные шлюзы.

К карточному типу относятся платежные системы, работающие с банковскими картами. Напомним читателям[3], что платежная карта является видом инструмента для осуществления расчетов, предназначенного для совершения физическими и юридическими лицами операций с денежными средствами, находящимися у эмитента. Платежная карта содержит определенную информацию о счете и является только средством доступа к денежным средствам на счете держателя. Она является инструментом проведения платежа, а не самим средством платежа. Банковская карта — платежный инструмент, посредством которого ее держатели могут осуществлять безналичные расчеты за товары и услуги в пунктах приема банковских карт, получать наличные денежные средства в банкоматах либо пополнять свой карточный счет при помощи платежных терминалов и банкоматов. Эмитентом платежной карты выступает кредитная организация, осуществляющая деятельность по выпуску платежных карт, открытию счетов и расчетно-кассовому обслуживанию клиентов при совершении операций с использованием выданных им карт. При осуществлении расчетов между плательщиком и получателем эмитент взаимодействует с кредитной организацией — эквайером, который поддерживает сеть пунктов приема банковских карт. Расчет между эквайером и эмитентом выполняет расчетный агент — кредитная организация, выполняющая функцию управления расчетным процессом между участниками межбанковских расчетов. Функции эмитента, эквайера и расчетного агента, а также поддержка программно-аппаратных средств взаимодействия участников и клиентов платежной системы могут выполняться в рамках одной кредитной организации, а могут быть распределены между несколькими организациями.

Платежные системы, которые оперируют цифровой наличностью — эмитированными организатором системы денежными единицами, которые можно обменять на наличные у соответствующих участников системы. Электронные деньги[4] — денежные обязательства эмитента в электронной форме, учет которых осуществляется на специальном устройстве, например, микропроцессорной карте или жестком диске персонального компьютера. Если электронные деньги представляют собой продукт, основанный на картах, стоимость, обычно, хранится на микропроцессорном чипе, встроенном в пластиковую карту. Другой вид электронных денег представляет собой так называемый сетевой продукт, использующий специализированное программное обеспечение, инсталлированное на персональном компьютере, для хранения стоимости.

Платежные шлюзы представляют собой синтез карточных систем и операторов электронной наличности, предоставляя возможность взаимной конвертации и способов оплаты товаров и услуг в Интернете. Значительная часть существующих в настоящее время электронных платежных систем относится именно к шлюзам, несмотря на то, что многие из них выделяют определенный вид платежей как основной.

Существуют функциональные компоненты, которые являются общими для электронных платежных систем на основе карт и электронных денег. Такими общими составляющими являются:

— выпуск расчетного и (или) кассового инструмента (эмиссия);

— собственник безналичных денежных средств, депонированных, занятых или приобретенных у эмитента (держатель);

— операционная сеть программно-аппаратного обеспечения пунктов приема электронных платежных средств (эквайринговая сеть);

— программно-технические средства информационного обмена и обработки расчетно-кассовых операций (процессинг).

Организациями, которые выполняют функции эквайера, эмитента и расчетного агента в рамках платежных систем на базе электронных денег, могут являться не только кредитные организации, но и другие юридические лица.

Денежные средства, используемые для расчетов документарными и бездокументарными платежными инструментами, могут перемещаться между платежными системами, использующими различные средства для расчетов. Например, для расчетов в платежной системе, использующей электронные деньги, денежные средства можно перевести платежным поручением, платежной картой или предоставить наличные в пункте приема платежной системы. Таким образом, денежные средства юридического или физического лица (плательщика) могут быть распределены между различными системами розничных платежей в зависимости от его потребностей. Поток платежей, направленный от плательщика к получателю денежных средств, обычно сопровождается потоком с обратным направлением, который представляет собой товары, услуги и финансовые активы, предоставляемые в обмен на денежные средства.

По принципам организации расчетных взаимоотношений между участниками платежных систем системы расчетов делятся на системы валовых расчетов (брутто-расчеты) и системы нетто-расчетов. Синтезом характеристик брутто и нетто расчетов является система смешанных расчетов.

Расчет на валовой основе (gross settlement) предполагает, что в соответствии с каждым поручением или требованием проводится отдельная операция посредством соответствующего перечисления средств. Платежи исполняются последовательно по мере их поступления или в соответствии с установленной очередностью обработки.

Нетто-расчет (net settlement) — расчет на основе чистой позиции взаимных требований и обязательств, его также называют неттингом или зачетом.

Неттинг представляет собой расчет нетто позиций по встречным платежам согласно суммам, отраженным в платежных инструкциях двух и более участников расчетов на нетто-основе, в соответствии с порядком проведения расчетов или клиринга.

Системы брутто-расчетов различаются по скорости и порядку проведения расчетов. Расчеты на валовой основе могут проводиться непрерывно в течение дня (real-time), а могут осуществляться в заранее определенный период времени (batch). Это определяет деление брутто-расчетных систем на расчеты в режиме реального времени и расчеты с периодической обработкой платежей.

Системы нетто-расчетов различаются по способу расчета нетто-позиции требований и обязательств на двухсторонний (bilateral) неттинг и многосторонний (multilateral) неттинг.

Смешанные системы (hybrid system) — это системы, сочетающие быструю завершенность платежа систем валовых расчетов и более эффективное использование ликвидности, характерное для неттинговых систем. Основной чертой этих систем является частый зачет платежей в течение операционного дня с немедленным завершением расчета.

В настоящее время информационно-коммуникационные технологии, такие, например, как сеть Интернет и мобильная связь, широко применяются в банковском бизнесе. Использование в платежных системах современных стандартов и сервисов обмена информацией привело к появлению разнообразных систем элетронного обмена «Банк-Клиент», «телефонного банкинга», «интернет-банкинга» и «мобильного банкинга», которые объединены общим термином — дистанционное банковское обслуживание.


[1] См.: Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Вып. 1. Глоссарий терминов, используемых в платежных и расчетных системах / Центральный банк Российской Федерации, М.: Полиграф Сервис, 2007. 66 с. (www.cbr.ru).

[2] См.: Федеральный закон от 3 июня 2009 г. № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами».

[3] Подробнее о платежных картах см. гл. 2.1. и 2.2.1

[4] Существуют различные определения электронных денег, Директива Евросоюза об эмитентах электронных денег (2000 г.) дает следующее определение: «денежная стоимость, представляющая собой особый вид права требования к организации — эмитенту, которое: 1) хранится на электронном носителе; 2) выпускается при получении денежных средств в стоимостном размере не меньшем, чем эмитированная денежная стоимость; 3) принимается как средство платежа другими (помимо эмитента) организациями».

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10