СТАТЬИ >> РАЗНОЕ

Об адаптированности западных учебников по «Финансам» к российским аналогам

Автор: А.Э. Вознесенский, канд. экон. наук, докторант, Санкт-Петербургский государственный Университет Экономики и Финансов.

К вопросу об адаптированности западных учебников по курсу «Финансы» к аналогичному российскому курсу.

Не так давно мы были лишены возможности оперативно и в полной мере отслеживать публикации западных ученых, специализирующихся в сфере финансов. Сегодня ситуация кардинально изменилась, и без задержки мы получаем возможность знакомиться с зарубежными работами. Учебники под названием «Финансы» российских и иностранных авторов стоят рядом на полках книжных магазинов. И если студент находит время для того, чтобы ознакомиться как с российскими учебниками (рекомендованными Министерством образования РФ), так и с западными (нерекомендованными), то буквально сразу возникают вопросы по поводу диаметрально противоположных точек зрения.

В данной статье мы хотели показать, в чем эти разногла­сия, чем объясняется их возникновение, а также дать свою точку зрения на возможность адаптации западных курсов к российским.

Изначально сегодняшний курс «Финансы» базируется на курсе «Социалистические финансы», который был разработан достаточно давно, и примерно 20 лет назад находился в стадии наивысшего своего рассвета.

В курсе «Социалистические финансы» отрицалось наличие финансов хозяйствующих субъектов, что вполне понятно, так как при социализме о хозяйствующих субъектах в сегодняшнем понимании этого термина и речи быть не могло.

В связи с тем, что основой сегодняшних российских учебников все равно остается старый курс, в котором наличие финансовых отношений признавалось исключительно в сфере государственных финансов, мы хотели бы рассмотреть сначала сравнимый в данной ситуации учебник Л.И. Якобсона «Экономика общественного сектора - основы теории государственных финансов», выпущенный в Москве в 1996 году и рекомендованный Государственным комитетом РФ по высшему образованию в качестве учебника для студентов высших учебных заведений.

Данное учебное пособие мы рассматриваем как яркий образец западного взгляда на финансы и это обусловлено тем, что несмотря на то, что написал его Л.И. Якобсон, и данный учебник рекомендован к преподаванию в вузах, в нем не чувствуется ни малейшего влияния теории социалистических финансов. Еще во введении автор четко позиционирует себя как западника, после­дователя идей Р. и П. Масгрейвов и Дж. Стиглица. Так как учеб­ник Л.И. Якобсона издан при содействии института «Открытое общество» (Фонд Сороса), то даже без авторского введения в курс понятно, что из социалистических финансов в учебнике не будет ничего.

С нашей точки зрения, учебник Л.И. Якобсона предисловию своему не соответствует и «комплексного представления» о государственных финансах не дает. Полностью отсутствуют в учебнике разделы:

- Сущность и функции финансов.
- Управление финансами и финансовая политика.
- Финансовая система.
- Государственный бюджет.
- Государственный кредит.
- Внебюджетные специальные фонды.
- Территориальные финансы.
- Теории государственных финансов.

В российских учебниках объем этих тем занимает не менее 70 %, в учебнике же Л.И. Якобсона большую часть занимают доходы и расходы бюджета. Однако тяжело студенту изучать данные темы, не имея представления о том, что такое бюджет, бюджетный процесс, бюджетная система. Несмотря на то, что доходам и расходам бюджета посвящена большая часть рассматриваемой работы, мы считаем подачу материала недостаточно информативной.

В доходах бюджета отсутствует блок, посвященный неналоговым доходам, подается материал, исключительно посвященный налогам и налоговой системе, причем о самих налогах говорится совершенно не так, как в наших учебниках. Та же претензия и к главам, посвященным расходам. Автор, к сожалению, не рассказывает о реально сложившейся системе доходов и расходов и не описывает, из чего она состоит. Вместо полного и понятного описания того, из чего состоит система, автор на страницах учебника разбирает то, как некоторые элементы системы взаимодействуют между собой. После прочтения учебника остается полное впечатление, что все элементы системы взаимодействуют и влияют друг на друга. Тем не менее, непонятно, зачем это необходимо было доказывать, так как это и так ясно из определения системы.

Учебник чрезмерно перегружен математикой. Создается впечатление, что авторы испытывают некие комплексы по поводу того, что финансы - предмет гуманитарный и как бы не совсем наука.

А для того, чтобы доказать полноценность предмета «Государственные финансы», необходимо по поводу и без повода применять математический аппарат. На странице 175 автор, например, исследует влияние увеличения налогообложения видеокассет на покупку книг, или, как налог на фуфайки влияет на изменение спроса на купальники (стр. 206). Показав механизмы анализа, перегрузив все формулами и графиками, автор в итоге признается в невозможности реально и точно оценить влияние отдельных элементов системы друг на друга (стр. 186, 187, 277, 166).

Если невозможно говорить о конкретике, то какова ценность исследования абстрактных форм? Возьмем, например, «цены Линдаля».

«... дифференциация запросов должна получить признание в дифференциации той платы, за которую благо в равном количестве достается разным потребителям» (стр. 47).

«... дифференциация оплаты потребителями общественного блага осуществима...» (стр. 48).

«... дифференциация оплаты потребителями общественного блага желательна...» (стр. 49).

«...Индивидуальные цены общественных благ не только могут, но в принципе должны дифференцироваться, причем непроизвольным образом, а в соответствии с дифференциацией предельных норм замещения...» (стр. 49).

«Цены общественного блага для различных индивидов, точно отрицающие дифференциацию предельных норм замеще­ния, в идеале могли бы служить основой распределения налого­вого бремени. Состояние, которое при этом достигалось бы, принято называть равновесием Линдаля, а сами такие цены - ценами Линдаля» (стр. 50).

Затем студент должен серьезно изучить математический аппарат, сопровождающий эту главу, а также понять отдельно «дифференциацию предельных норм замещения». Дочитав же до страницы 277 студент узнает, что «...наибольшие трудности ... вызывает оценка благ, не выступающих на рынках в качестве предметов купли-продажи. К их числу относятся, прежде всего, разнообразные общественные блага. Ценность любою блага для потребителей можно попытаться определить с помощью анкетирования, интервью, экспертных оценок и т. п. Но, конечно, подобные способы очень несовершенны, поскольку получаемые с их помощью оценки непосредственно не базируются на анализе реального экономического поведения». Мы считаем, что практической ценности для студента, изучающего базовый курс «Государственные финансы», этот раздел представляет явно меньше, чем, например, «Управление финансами», которое в учебнике Л.И. Якобсона просто отсутствует.

Автор много уделяет внимания оценке налоговых систем. На стр. 134 подчеркивается важность оценки и совокупных обязательств налогоплательщиков перед государством, но, к сожалению, не приведены методики оценки, а вот как раз в этой теме, в отличие от предыдущей, это просто необходимо.

Подача материала о налоговых системах полна абстрактных форм, о конкретных системах - опять ничего, и в конце главы «отсутствует какой-либо единственный вариант налоговой системы, способный продемонстрировать свои преимущества перед любыми другими» (стр. 144).

Затем следует небезынтересная глава 7 «Избыточное налоговое бремя». Наше представление о данной проблеме заключается в реальной оценке, превышения определенного уровня «совокупных обязательств налогоплательщиков перед государством». По Л.И. Якобсону «избыточное налоговое бремя представляет собой денежный эквивалент потерь полезности, которые вызываются эффектом замещения, обусловленным налогообложением» (стр. 185) - и к этому математический аппарат на 10 страниц.

Однако на странице 186 читаем:

«Оценка избыточного бремени налогообложения на практике сопряжена с немалыми трудностями».

«Разумеется, полученные оценки могут считаться в лучшем случае ориентировочными».

Пусть старый российский курс и не наполнен математикой и пусть в нем нет гипотезы Тибу или теоремы Эрроу, но надо признать, что в результате его изучения студент финансового вуза понимает, что такое финансы, кем он станет и чем будет заниматься по окончании института. Учебник Л.И. Якобсона, как нам кажется, намного более труден для восприятия, т. к. лишен конкретики и переполнен абстрактными вещами и математикой. Если в наших учебниках можно с первых страниц получить представление о сущности и функциях финансов, то в «Основах теории государственных финансов» о финансах ни слова, о сущности ни слова, зато функции финансов даются в конце на странице 298.

Существуют еще некоторые особенности, не адаптированные к российским условиям:

- теория переложения налогов - спорна (стр. 153);

- как данность рассматривается, при увеличении налогообложения отдельного товара на конкурентоспособном рынке уменьшение объема его потребления. В России это не всегда так.

Во-первых, неправомерно уделять так много времени введению налогообложения отдельного товара. В России это не актуальная проблема. У нас в основном меняются ставки и отменяются льготы, но даже тогда, когда облагают отдельный товар, например, акцизами на импортную теле-видео технику, те закономерности, о которых пишет Л.И. Якобсон, не соблюдаются, т. к. 99 % такой техники импортируется контрабандно. У нас есть другое правило: чем больше налог, тем меньше его платят;

* вопрос распределения налогового бремени в условиях монополии рассматривается без учета Российских реалий.

«Допустим, что монополист не способен варьировать ко­личество предлагаемого для продажи товара. Если сделка облага­ется налогом, его бремя в данном случае полностью ложиться на продавца, поскольку возможности повышения цены исчерпываются уже в «доналоговом» равновесии» (стр. 156),

Последние примеры деятельности Ленэнерго или Водоканала убеждают нас в обратном. Возможности повышения цены не исчерпываются, монополисты небезуспешно лоббируют все новые и новые повышения цен.

Пусть не создастся впечатление, что учебник Л.И. Якобсона бесполезен и не нужен, в этой книге достаточно интересных теорий, необходимых специалисту в области финансов, например теория клубов, изъяны рынка, Парето-улучшения и т. д., однако если мы говорим о базовом курсе, преподаваемом обычному студенту, то, с нашей точки зрения, российский курс «Государственные финансы» хоть и несколько устарел и требует определен­ной переработки, однако он намного полезнее для получения ба­зовых знаний о предмете, чем учебник Л.И. Якобсона.

Следующий учебник, о котором мы хотели бы сказать несколько слов, - это «Финансы», написанный Зви Боди и Робертом К. Мертоном (Нобелевским лауреатом по экономике 1997 года). Издан данный учебник в Москве и рекомендован как «базовый учебник по курсу финансов при подготовке специалистов по кур­су МВА. В книге рассматриваются вопросы, затрагивающие все аспекты современной финансовой науки». Анонсирует данное учебное пособие сам Пол Э. Самуэльсон, автор «Экономикс», характеризуя учебник как «новаторскую работу, являющую собой пример научного и педагогического совершенства».

Да, безусловно, это прекрасная работа, хорошо и понятно подан материал, много нового и интересного для специалиста, но опять же эта книга никак не может служить базовым курсом по финансам. Это учебное пособие, вероятно, идеально для США, но в нашей стране, как ни странно, более актуален старый курс.

Попытаемся вкратце объяснить, почему. Из 550 страниц текста около половины уделено рынку ценных бумаг. Оставшаяся половина поделена между теорией финансов, финансами домохозяйств и корпоративными финансами.

Наверное, не нужно объяснять специалистам-практикам, что рынок ценных бумаг в России коренным образом отличается от западных рынков. Несовершенство российского законодательства в области гарантирования прав миноритарных акционеров привело к тому, что до момента скупки контрольного пакета акций какого-либо предприятия акции его (предприятия) как-то котируются, но это далеко не так, как учит нас уважаемый Роберт К. Мертон. Методика оценки примерно следующая. Стоимость пакета акций, необходимого для контроля над предприятием рав­на прогнозируемой прибыли, получаемой от работы данного предприятия в течение одного-двух лет. А как только данный пакет приобретается, акции миноритарных акционеров уже не котируются на рынке и, как правило, ничего не стоят. Таким образом, небольшой раздел в российском курсе «Рынок ценных бумаг», дающий основы, намного полезнее с прикладной точки зрения, чем 50 % рассматриваемого нами учебника.

Далее, в учебнике Роберта К. Мертона государственным финансам уделены всего две страницы (99 и 100), что неприемлемо для учебника, «затрагивающего все аспекты современной финансовой науки». В наших учебниках данному аспекту уделяется около 60 % объема, что, с нашей точки зрения, более правильно применительно к России.

Много места в учебнике Мертона уделено финансам домохозяйств, которые нашими учеными не признаются и не рассматриваются вообще. Не углубляясь в теоретические споры по данному вопросу, хочется отметить то, что видно невооруженным глазом.

Все, что объясняется в данном разделе учебника, следовало бы назвать не «финансы домохозяйств», а «краткий курс домохозяйкам по управлению деньгами». Чего стоят, например, темы:

- «Сбережения на старость» (стр. 163);
- «Погашение долга» (стр. 164);
- «Когда подарок 100 долларов на самом деле не равен 100 долларам» (стр. 167);
- «Заем у друзей» (стр. 172);
- «выгоден ли заем на покупку машины» (стр. 182).

Любой практикующий финансист, закончивший российский институт, способен с калькулятором в руке решить все эти вопросы, даже не читая труды уважаемого Роберта К. Мертона.

Яркой иллюстрацией уровня преподавания может служить задача на стр. 19В:

«У Лаки Линн (Lacky Lynn) есть выбор: получить от своего дяди 1000 долларов через год или 900 долларов сегодня от своей теги. Она считает, что могла бы инвестировать 900 долларов сроком на один год под 12 % годовых.

а) Какова будущая стоимость подарка от дяди? От тети?

б) Какой подарок она должна выбрать?»

Также необходимо отдавать себе отчет, что менталитет американцев отличается от менталитета россиян, и достаточно сильно. Совершенно серьезно на странице 69 описываются, так называемые, «Родственные займы».

«У вас имеются депозитные сертификаты, по которым скоро наступит срок погашения. При последующем перевложении (roll over) средств в депозитные сертификаты ваша доходность составит всего около 3 % годовых. В это время ваши дети решили купить дом и им необходим ипотечный кредит. Если вы немного поразмыслите и посоветуетесь с хорошим адвокатом, эти два обстоятельства можно превратить в родственный заем, и обе стороны операции получат из нее выгоду. Итак, если вы одолжите деньги непосредственно детям, то исключите из сделки финансового посредника. Это означает, что дети получают ипо­течный кредит, не оплачивая при этом дополнительные комиссионные сборы и не внося плату за заявку на получение кредита. При этом заем будет быстрее оформлен и процентная ставка будет менее 6,75% - ставки, под которую обычно предоставляются ипотечные кредиты с фиксированной процентной ставкой сроком на 30 лет.

В то же время вы значительно увеличите свою прибыль на вложенный капитал. Вместо получения 3 % по депозитным сертификатам, и даже вместо 6 %, которые вы могли бы получить по 30-летним облигациям Казначейства США, вы можете получить 6.5 % и при этом еще и помочь своим детям.

Однако такой способ финансирования подходит далеко не всем. Одалживать деньги некоторым детям очень рискованно, как бы сильно вы их не любили. Встречаются ситуации, когда одолжив своему ребенку определенную сумму, родители сталкиваются с трудностями при ее возвращении. По этой причине консультанты по финансовым вопросам часто рекомендуют вводить между членами семьи, одалживающими и берущими в долг друг у друга деньги, третью независимую сторону. Не пренебрегайте этим советом при совершении деловых сделок и не одалживайте денег напрямую только потому, что у вас занимает их близкий родственник.»

Несмотря на то, что наша экономика находится в более худшем состоянии, чем американская, немного у нас найдется граждан, живущих по таким принципам, как в учебнике Роберта К. Мертона.

Раздел «Корпоративные финансы» у Мертона информативен и интересен. Однако «Финансы и финансовая система» достаточно спорен и этому в принципе можно посвятить отдельную статью.

Таким образом, мы считаем, что данный учебник можно рекомендовать студентам вузов исключительно как вспомогательную литературу, но никак не базовым учебным пособием.

Еще раз повторим, что рассмотренные нами учебные пособия интересны, прежде всего, специалистам в области финансов, причем специалистам подготовленным, на которых не действуют магически имена Сорос, Мертон, Самуэльсон. Если ученый перестает критически воспринимать работы авторитетов, то это уже не ученый, а компилятор. К сожалению, у нас есть сегодня примеры, когда из-под пера маститых «ученых» выходят российские учебники, в которых бездумно сведены воедино «Социалистические финансы» и «Финансы» Мертона, например. Читаются данные «труды» тяжело и вызывают больше вопросов, чем дают ответов. Но это тема отдельной статьи.

Источник: Сборник научных трудов. Выпуск 2. Под ред. Б.М. Сабанти, 2002 г.

СТАТЬИ >> НАЛОГИ, ЗАКОНЫ, ПРАВО

Налоговое регулирование в зарубежных странах

Автор: Румянцев А.В.

Одной из главнейших современных проблем в области налогообложения является достижение оптимальной величины собираемости государственных налогов. По оценкам ряда экономистов в ведущих индустриальных странах со сложившейся системой налогообложения собираемость налогов достигает 92-93% от расчетного уровня. В российской экономике этот показатель намного ниже – по оптимальным оценкам он составляет 60%, по минимальным – около 40%. (1)

Общеизвестно, что в странах с рыночной экономикой налоги являются важнейшей компонентой доходной части государственного бюджета. Поэтому основная задача органов государственного управления заключается в нахождении варианта налоговой системы, оптимально сочетающей интересы государства и налогоплательщиков. Эта задача предопределяет важность усовершенствования налоговой системы государства и экономического анализа результатов ее деятельности. Особо значимую роль играют контрольные функции налоговых органов. Понятно, что необходимым и неизбежным условием реализации вышеназванной задачи может быть только научно-обоснованная налоговая политика, опирающаяся на действующую мировую практику.

В России налоговая система до начала 90-х годов была ориентирована на перераспределение средств государственных предприятий, которые обеспечивали подавляющую часть доходов бюджета за счет отчислений от прибыли в бюджет, платы за фонды, налога с оборота и изъятия свободного остатка прибыли. Налоги с физических лиц составляли незначительную долю и находились в пределах от 6 до 8 % общей суммы доходов бюджета. Переход к рыночным принципам функционирования экономики потребовал коренной перестройки системы налогообложения в России. Это касается как налогов с компаний, так и налогов с физических лиц.

Система налогообложения должна выполнять многообразные функции и, в частности, стимулировать экономическую деятельность, с одной стороны, и обеспечивать необходимый объем средств для покрытия общегосударственных нужд, с другой стороны.

Существующая в России система налогообложения нуждается в дальнейшем совершенствовании, основные направления которого состоят в следующем: стимулировать развитие экономической деятельности и, прежде всего, производство материальных благ, обеспечить бюджетными ресурсами покрытие общегосударственных нужд в области экономики, обороны и международных обязательств, обеспечить финансирование из государственного бюджета субъектов Российской Федерации, которые нуждаются в дотациях, и финансирование социальных расходов. Для решения этих вопросов можно использовать опыт ведущих индустриальных стран в области налоговой политики, учитывая безусловно российскую специфику.

Общеизвестно, что в странах с рыночной экономикой основным источником доходов государства являются налоги. Так, в Японии доля налогов с физических и юридических лиц составляет примерно 80–85% всех доходов государственного бюджета. Кроме того, государственный бюджет пополняется за счет увеличения государственного долга, продажи концессий, гербовых сборов и прочих доходов. Однако налоги безусловно являются важнейшей образующей государственного бюджета.

Налоговое планирование

В зарубежных странах налоговые вопросы давно уже занимают почетное место в финансовом планировании предприятий. В условиях высоких налоговых ставок неправильный или недостаточный учет налогового фактора может привести к весьма неблагоприятным последствиям или даже вызвать банкротство предприятия. С другой стороны, правильное использование предусмотренных налоговым законодательством льгот и скидок может обеспечить не только сохранность полученных финансовых накоплений, но и возможности финансирования расширения деятельности, новых инвестиций за счет экономии на налогах или даже за счет возврата налоговых платежей из казны.

При налоговом планировании не следует ориентироваться только на налоговые ставки. Напротив, их размеры с точки зрения налогообложения хозяйственной деятельности имеют второстепенное значение. Иначе трудно бы было понять, почему в условиях полной свободы движения капитала компании продолжают действовать в странах с уровнем налога на корпорации в 44–50% и не перебираются в “налоговые гавани”, где ставки этого налога 2–5% или он вовсе не взимается.

На самом деле и в странах с “нормальными” (непониженными) ставками налогов компании с хорошо поставленным налоговым планированием платят налоги по “эффективной” (т.е. пониженной) налоговой ставке, которая не превышает 20–25%. А эти ставки уже сравнимы с уровнем налогообложения в “налоговых гаванях”. Поэтому выбор между странами с нормальным налогообложением и “налоговыми гаванями” далеко не всегда предопределен в пользу последних; во многих ситуациях и те, и другие играют на равных.

Снижение высоких “нормальных” налоговых ставок до пониженных “эффективных” в западных странах в принципе доступно для всех компаний, хотя и носит порой избирательный характер. Практически во всех этих странах существуют значительные налоговые льготы (или даже прямые субсидии и компенсации) для экспортной деятельности, для инвестиций в новые промышленные мощности, в создание новых рабочих мест, для предприятий, создаваемых в относительно менее развитых районах, и т.д. Поэтому в отношении реальной производственной и коммерческой деятельности налоговые режимы развитых стран вполне конкурентоспособны с режимами “налоговых гаваней”, особенно если учесть, что для реальных деловых операций важны состояние инфраструктуры, доступность источников сырья, близость рынков сбыта, наличие квалифицированной рабочей силы.

Но даже и для “базовых” компаний, не осуществляющих никакой деятельности в стране своей регистрации, а только управляющих активами, обслуживающих или контролирующих деятельность в других странах, размещение в стране с нормальным уровнем налогообложения может оказаться не менее выгодным, чем в “налоговой гавани”. Дело в том, что многие страны (США, Великобритания, Франция и т.д.) предоставляют своим компаниям отсрочку от налогообложения доходов, полученных за рубежом, до тех пор, пока они не будут реально репатриированы в страну. Такая отсрочка может фактически иметь бессрочный характер, а при современном уровне процентных ставок отсрочка в уплате налогов на 7–8 лет равносильна полному освобождению от налога.

Компании с международным масштабом деятельности могут пользоваться особыми существенными льготами, предусмотренными международными соглашениями об устранении двойного налогообложения; страны – “налоговые гавани” таких соглашений, как правило, не имеют.

Наконец, некоторые развитые страны (США, Франция, Германия, Япония и т.д.) в последние годы приняли специальные законы, направленные против перемещения капиталов из этих стран в “налоговые убежища”. Это также служит сдерживающим фактором при выборе страны размещения капитала.

При всем этом давление ведущих стран мира на “налоговые гавани” никогда не было особенно сильным. Точнее было бы сказать, что отношение налоговых властей развитых стран к “налоговым убежищам”, при всей остроте официальной критики, остается в рамках “резервируемой благосклонности”. Большинство из “налоговых гаваней” при желании могли бы быть сокрушены простыми политическими и экономическими мерами буквально в несколько дней. Но на самом деле капиталы только “базируются” в “налоговых гаванях”, а реально они вкладываются и функционируют в тех же развитых странах. Туда же переводятся и доходы с этих капиталов, поскольку их владельцы проживают в этих странах. Более жесткая позиция по отношению к “налоговым гаваням” могла бы побудить инвесторов и компании окончательно покинуть свою страну. Наконец, “налоговые убежища” играют важную роль для смягчения остроты конкурентных противоречий между развитыми странами в борьбе за привлечение капиталов и дают важный аргумент для внутриполитической борьбы в этих странах, позволяя властям защищать предоставление существенных налоговых льгот ссылками как раз на наличие этих “налоговых убежищ” за рубежом.

Таким образом, уплата предприятием налога по стандартной, установленной законом ставке является необычным, редким явлением и свидетельствует о плохой постановке налогового планирования на данном предприятии.

Для целей налогового планирования все множество налогов, уплачиваемых предприятиями в ходе их деятельности, целесообразно подразделить на налоги, оплачиваемые по “счетам издержек”, и налоги, уплачиваемые по счетам прибылей и убытков. При этом в первой группе налогов можно выделить так называемые налоги, уплачиваемые предприятием “от имени других лиц”, и налоги, подлежащие делению между предприятием и “другими лицами”. Однако это деление, хотя и основано на законодательно утвержденных формах налогов, на практике оказывается весьма расплывчатым. Действительно, то, в какой доле эти налоги приняты на собственные издержки, зависит не от налогового законодательства, а от конкретных условий взаимоотношений данного предприятия со своими контрагентами.

Например, налоги с оборота, акцизы и т.д., хотя и уплачиваются предприятием от своего имени, но фактически при благоприятных обстоятельствах через цены полностью перекладываются на потребителей, т.е. номинальное увеличение издержек на сумму этих налогов автоматически балансируется соответствующим увеличением выручки.

Среди налогов, уплачиваемых предприятием “от имени других лиц”, можно выделить налоги на заработную плату.

Налоговое планирование является компонентом (и одним из важнейших) внутреннего планирования предприятия, показатели и общие цели которого зачастую принципиально отличаются от публикуемых в официальных отчетах и балансах. Публикуемые размеры балансовой прибыли (и даже прибыли после уплаты налогов) не являются и не могут являться целью деятельности предприятия. В действительности цифры, публикуемые в балансах предприятий, представляют собой лишь ту долю реальных накоплений, которую предприятие готово предоставить для распределения между государством (в виде налогов с прибыли) и акционерами (в виде дивидендов и остатка прибыли, который может использоваться на создание некоторых видов резервов). Причем, если говорить об акционерах, то прибыль является средством удовлетворения в основном мелких акционеров, а крупные пайщики предприятий реализуют свою долю накоплений другими более выгодными для них способами.

В своем внутреннем планировании предприятия ориентируются не на балансовую прибыль, а на некий сводный показатель накопления (который на разных предприятиях рассчитывается по разной методике), охватывающий, кроме балансовой прибыли, целый ряд других доходов, под которыми маскируется реальная прибавочная стоимость, произведенная на данном предприятии. Это, во-первых, часть реальных денежных накоплений, которые в балансе показываются как издержки: отчисления в амортизационные фонды (точнее, их избыточная часть по сравнению с реальным износом оборудования), различного рода резервы, формируемые за счет начисления на издержки, и т.д. Во-вторых, это нереализованный прирост стоимости принадлежащих предприятию активов: недвижимого имущества, товарных запасов, пакетов акций и т.д. В-третьих, это находящиеся в обороте предприятия средства, передача которых в пользу других лиц может быть задержана на более или менее длительное время:

  1. суммы налогов, по которым государством предоставлена отсрочка;
  2. пенсионные фонды и фонды привлечения к участию в капитале предприятия наемных работников, образуемые путем начислений на их заработную плату;
  3. временно освобождаемые от налогов фонды накопления средств на капиталовложения и т.д.

Не все эти фонды в одинаковой степени выражают накопление предприятия, поэтому фонды и суммы, перечисленные в двух последних пунктах, должны учитываться с соответствующими поправочными коэффициентами.

С точки зрения такого внутреннего планирования все налоги, уплачиваемые предприятием, рассматриваются как его собственные издержки: разница лишь в возможностях и методах их учета. Так, налоги, уплачиваемые с имущества или капитала предприятия, могут быть точно определены заранее; конечная величина налогов с оборота, таможенных пошлин и других налогов, рассчитываемых на базе цен продаваемых товаров и услуг, может быть определена лишь с учетом возможности переложения этих налогов на потребителей (путем изменения цен); размер налога на корпорации зависит от целого ряда факторов, влияющих на величину балансовой прибыли, из которых только часть может регулироваться самим предприятием, а остальные определяются внешними причинами, поэтому в отношении данного налога может быть лишь более или менее точный прогнозный расчет.

Кроме того, предприятие должно планировать возможную экономию налоговых платежей вследствие использования льгот, предусмотренных для тех или иных форм расходования его накоплений, отсрочек в уплате налога и т.д.

Таким образом, часть налогов представляет собой постоянную, заранее известную величину, другие налоги являются переменной, зависящей от факторов, в разной степени поддающихся измерению или прогнозированию.

При планировании своей деятельности, размещении накопленных доходов и ресурсов предприятие разрабатывает, как правило, несколько вариантов, из которых выбирает тот, который обеспечивает минимальный размер налоговых обязательств (естественно, при равенстве прочих коммерческих и финансовых условий). При этом наиболее широкие возможности для налогового планирования существуют именно в области налогов, уплачиваемых по счетам прибылей, поскольку именно для этих налогов законом предусмотрено наибольшее число льгот, скидок, вычетов и т.д. в зависимости от выбора того или иного пути осуществления деятельности, формы и методов вложения капиталов.

С учетом исторических особенностей образования современной налоговой системы и потребностей налогового планирования все существующие сейчас в зарубежных странах налоги можно классифицировать следующим образом:

I. Налоги с натуральной базой обложения:

  1. подомовые налоги;
  2. подушевые налоги;
  3. специфические таможенные пошлины и т.п.;

II. Налоги со стоимостной базой обложения:

2.1. Налоги на базе валового дохода:

  • акцизы;
  • налог с оборота;
  • таможенные пошлины;
  • налоги на имущество, капитал;
  • налоги на проценты, дивиденды и т.д.

2.2. Налоги на базе чистого дохода:

  • корпоративный налог;
  • налог на индивидуальные доходы;
  • налог на добавленную стоимость;
  • налог на наследство.

Налогообложение физических лиц

К концу ХХ века практически во всех развитых странах с рыночной экономикой осуществлен переход к системе налогообложения на основе годовой суммы чистого дохода налогоплательщика. Главным условием такого перехода стало введение лимита сумм взимаемых с него налогов, не превышающего пределов этого дохода. В прошлом необходимости этого ограничения не придавалось должного значения, разные виды налогов вводились сами по себе, действовали обособленно друг от друга, поэтому суммирование внешне невысоких ставок разных налогов, но устанавливаемых на базе валового, а не чистого дохода, нередко приводило для некоторых категорий населения к обложению, превышающему весь объем получаемых доходов и, соответственно, к их разорению и прогрессирующему обнищанию. Сейчас этому обстоятельству придается весьма важное значение, особенно если учесть, что в некоторых странах через налоги перераспределяется до 3/ 5 всей суммы национального дохода. Для обеспечения этого условия пришлось создать новые формы взаимного учета различных видов налогов.

Ведущую роль в системе подоходных налогов играет налог на индивидуальные доходы (individual income tax), которым облагается вся сумма доходов каждого отдельного налогоплательщика (в некоторых странах допускается суммирование доходов для супружеских пар). Авансовые или предварительные налоги взимаются с определенных видов доходов по мере их получения, т.е. “у источника”. Для этих налогов установлены твердые, фиксированные ставки: для процентов и дивидендов обычно 25–30%, для лицензионных платежей и выплат по авторским правам – 10–12% и т.д. Для удержания налогов из заработной платы обычно применяются специально разработанные шкалы налоговых ставок.

По окончании налогового периода (обычно года) каждый налогоплательщик представляет декларацию по налогу на индивидуальные доходы, полученные в данном году, и все удержания авансовых налогов, которые были с них сделаны. Налоговые органы рассчитывают сумму налога на индивидуальные доходы, исходя из общей суммы доходов налогоплательщика, и затем из суммы налогов вычитают удержанные прежде суммы авансовых налогов. Эта чистая задолженность взимается с налогоплательщика.

Таким образом, происходит суммирование авансовых налогов с последующим вычетом их из суммы окончательного налога. В последние годы наблюдается тенденция к расширению этой системы: в ряде стран к налогу на индивидуальные доходы были подключены и поимущественные налоги, а некоторые страны даже ставили ограничения, чтобы вся сумма налогов для любого налогоплательщика не могла превышать 75 – 80% общей суммы его доходов. На практике последнее ограничение не имеет серьезного значения, поскольку даже при применении налоговых ставок до 70 – 75% “эффективная” налоговая ставка не превысит 45 – 50%, а как показывают данные налоговых органов, в действительности богатые налогоплательщики, пользуясь широкими льготами, редко уплачивают налоги по “эффективной” ставке более 30%.

При существующей системе исчисление налога производится по шкале ставок, прогрессивно увеличивающихся с ростом дохода. Однако по повышенной ставке облагается не весь доход, а только та его часть, которая попадает в соответствующий данной ставке избыток дохода. В первых диапазонах попадающие в них части (доли) дохода облагаются по более низким ставкам, и лишь для каждой следующей части (доли) налоговая ставка повышается. Таким образом, если самая высшая доля дохода и облагается по ставке в 75%, то предыдущие несут значительно более низкое налоговое бремя. Сумма всех частей рассчитанного таким путем налога по отношению ко всей сумме дохода и есть “эффективная” налоговая ставка.

В качестве примера можно привести некоторые характеристики налогообложения физических лиц в ведущих странах. В США применяется три основных метода взимания налогов:

  1. самообложение, когда налогоплательщик сам заполняет декларацию и платит налоги;
  2. взимание налога у источника, когда налоги взимаются при начислении дохода;
  3. оценочные налоговые платежи, когда налогоплательщик предварительно, авансом вносит суммы в счет будущих доходов, а окончательный расчет производится после определения фактического дохода.

Большое достоинство американской налоговой системы – ее дифференцированный характер, который позволяет перераспределять доходы от слоев населения с наивысшими доходами к слоям населения с доходами ниже прожиточного минимума. Прожиточный минимум в США составляет 400 долларов в месяц и эта величина налогом не облагается. В то же время с дохода свыше 10 млн. долларов взимается налог в размере 38%. Налоговая система в США имеет социальную направленность, так как сумма налогов с населения заметно ниже суммы, которую население получает из государственного бюджета на удовлетворение своих нужд в виде пенсий, пособий, стипендий, оплаты медицинских услуг, услуг образования и культуры. К этому следует добавить абсолютную прозрачность доходов налогоплательщиков и их использования, что стимулирует их к добросовестным платежам.

Система налогообложения физических лиц в Германии также характеризуется социальной направленностью. В частности, необлагаемый минимум составляет 7 тыс. марок в год или примерно 4–4,2 тыс. долларов.

Высока степень дифференциации подоходного налога во Франции (от необлагаемого минимума до 56,8%). Сумма налога дифференцирована по семи категориям плательщиков и очень жестко распределяется между местными и центральными властями. Во Франции также действует очень большая система различных льгот и скидок в отношении налогоплательщиков.

Принципы построения налоговой системы Японии в целом являются аналогичными другим индустриальным странам. В Японии очень жестко закреплено распределение поступлений между центральным бюджетом и местными бюджетами. При этом в Японии предпочитают изъять сначала средства в центральный бюджет, а затем из центрального бюджета финансировать местные бюджеты. В Японии действует 25 государственных и 30 местных налогов. Как уже отмечалось выше, они дают примерно 80–85% всех бюджетных доходов.

Весьма интересна шкала подоходного налогообложения физических лиц в Японии. Для центрального бюджета имеется пять разрядов платежа (10, 20, 30, 40 и 50%); кроме того, в местные бюджеты выплачивается ставка в размере 5, 10, и 15%. Помимо этого, все граждане Японии старше 18 лет обязаны выплатить в центральный бюджет 3200 йен ежегодно (или 24 доллара по курсу 1998 года).

Налогообложение компаний

Специальная система налогообложения существует для корпоративного сектора бизнеса. Все капиталистические предприятия, образованные в форме акционерных компаний (в США – корпораций), облагаются специальным корпоративным налогом (corporate income tax). Его ставка составляет обычно 45–60% и базой обложения служит налогооблагаемая прибыль корпорации. Оставшаяся после уплаты корпоративного налога часть прибыли облагается налогом на дивиденды, если она распределяется среди акционеров, и налогом на перераспределение прибыли – если она остается в виде резервов корпорации.

Налог на прибыль некорпоративного сектора бизнеса (во многих странах он охватывает до 25–30% всей сферы коммерческой деятельности) рассчитывается по тем же правилам, что и налог на индивидуальные доходы и по его ставкам (обычно в виде авансовых платежей в течение года и с окончательным расчетом по представлении годового баланса).

В большинстве стран Западной Европы наряду с уже рассмотренной системой налогов, действует система налогов на добавленную стоимость (value added tax). В обеих этих системах последующий налог связан с предыдущими путем налогового кредита, т.е. предыдущие налоги вычитаются непосредственно из суммы последующего налога, а не из облагаемого дохода (что было бы менее выгодно для налогоплательщика). Основные различия содержатся в структуре базы обложения: у налога на добавленную стоимость она шире, поскольку допускает вычет только материальных расходов (на сырье, материалы, комплектующие части и т.д.), но не издержек на выплату заработной платы; отсутствуют стандартные вычеты, резервы, включаемые в состав издержек или образуемые за счет прибыли, и т.д., разрешенные по корпоративному налогу и налогу на индивидуальные доходы. В то же время капитальные затраты (на приобретение машин, оборудования и т.д.) для целей расчета налога на добавленную стоимость списываются не в порядке амортизации (т.е. с рассрочкой по годам), а сразу же по мере их осуществления (что является весьма мощным стимулом для обновления их производственных мощностей). Таким образом, база налогов на добавленную стоимость охватывает фонд заработной платы и чистую денежную выручку от деятельности предприятия, что резко упрощает налоговый контроль и ограничивает возможности для злоупотреблений налоговыми льготами.

Интерес представляет система контроля налоговых поступлений на принципах их моделирования, получившая наибольшее распространение в Соединенных Штатах Америки. Налоговые органы этой страны имеют широкие права в области налогового контроля. Вместе с тем, действует билль о правах налогоплательщика, который может обжаловать действия налоговых органов в суде в течение 21 дня.

Налоговые службы США контролируют поступление доходов в региональном и отраслевом разрезе в сравнении с предшествующими периодами. Это позволяет проанализировать поступление доходов в динамике. Подобная схема дает возможность отслеживать отклонения в величине поступающих доходов. При их обнаружении вступает в действие механизм более углубленного конкретного анализа причин расхождения.

В США используется модель контроля налоговых поступлений, разработанная компанией Barents Group USA. Эта модель позволяет получать ежемесячные прогнозы налоговых поступлений по отдельным видам налогов на основе заранее заданных годовых итогов. Кроме того, она предусматривает возможность сопоставлять фактические месячные поступления с прогнозными поступлениями и с поступлениями за соответствующий период прошлого года. Вместе с тем, на основе модели проводятся корректировки месячных и годовых сумм налогов с учетом уже поступивших фактических налогов.

В модель входят следующие модули: 1) модуль базы данных; 2) модуль базовых прогнозов; 3) модуль мониторинга и отчетов; 4) модуль модификации прогнозов; 5) модуль дополнительных свойств модели контроля налоговых поступлений.

Первый модуль формирует данные о реальных ежемесячных налоговых поступлениях с учетом изменений действующего законодательства и различий в инфляционных тенденциях, а также в сравнении с аналогичными поступлениями за прошлые годы. Информационные ряды этого модуля служат исходной базой для построения последующих элементов модели.

В модуле базовых прогнозов отражаются тенденции поступлений реальных налогов и помесячный прогноз налоговых поступлений (его базовые оценки составляются в двух вариантах: с учетом инфляции и законодательных изменений).

Третий модуль является центральным звеном системы контроля налоговых поступлений. Его назначение – выявление отклонений налоговых сборов от прогнозов.

Четвертый модуль выполняет функции мониторинга, который информирует аналитиков о любых отклонениях поступлений отдельных налогов от прогнозов. При выявлении причин таких отклонений определяется их возможное воздействие на помесячные налоговые поступления в будущем, что ставит перед политиками необходимость пересмотра годовых бюджетных проектировок.

Пятый модуль используется в целях учета непредвиденных факторов, которые могут выявляться на протяжении прогнозного года (изменение налоговых ставок, административные изменения и т.д.). При этом перед аналитиком стоит задача ответить на вопрос, не приведут ли эти факторы: а) к устойчивому изменению налоговых поступлений, что потребует пересмотра годового прогноза; б) к временному изменению, которое повлияет на распределение в сроках налоговых поступлений, что не отразится на годовом прогнозе; г) к временному отклонению, которое отразится на годовом прогнозе, но не повлияет на помесячные поступления в будущем.

Важнейшую роль в системе контроля поступления налогов играет научно обоснованная разработка ежемесячных прогнозов, которые составляются на базе модели налоговых поступлений. Ежемесячные прогнозы координируются с контрольными цифрами, заложенными в годовом бюджете. При значительных расхождениях между прогнозами и реальными поступлениями налогов выявляют причины этих расхождений и проводят соответствующую корректировку, как прогнозных значений, так и годовой суммы налога. После составления корректировок строится ежемесячный мониторинг с целью отслеживания процесса поступления налогов. Очевидно, что модель контроля налоговых поступлений обладает огромным объемом информации и поэтому ее основное назначение – составление отчетов о налоговых поступлениях для заинтересованных государственных ведомств.

Следует отметить, что в настоящее время в России подобные методы налогового контроля не находят должного применения в связи с тем, что меняется налоговая система страны, с одной стороны, и присутствует значительная инфляция, с другой. Самостоятельная российская налоговая служба возникла только в 1991 году и до сих пор находится в стадии становления. Практически каждый год происходят существенные коренные изменения, как в организационной структуре налоговых органов, так и в налоговом законодательстве страны.

В настоящее время, в конце 1998 года, в стадии рассмотрения находятся законопроекты, которые кардинальным образом изменят систему налогообложения как юридических, так и физических лиц в России. Невозможно предугадать, каким образом эти изменения скажутся на величине, структуре и динамике налоговых поступлений уже в следующем 1999 году. В этих условиях важно сформулировать некоторые общие выводы, которыми мы располагаем в результате достаточно длительного изучения опыта использования налоговых инструментов регулирования экономики в зарубежных странах:

  1. Доходы государственного бюджета формируются как за счет налоговых поступлений (с физических и юридических лиц), так и неналоговых доходов (от имущества, находящего в государственной и муниципальной собственности, реализации государственных запасов, административных платежей и сборов, штрафных санкций и т.д.). Однако налоговые поступления с физических лиц во всех развитых странах являются основным источником пополнения государственного бюджета. В этом отношении Россия наряду с Францией составляют исключение, так как в этих странах доля налогов с населения в доходах бюджета меньше 20%. В других странах она составляет от 60 до 80%.
  2. Системы налогообложения практически во всех странах основаны на шкалах, носящих прогрессивный характер, т.е. ставка налога увеличивается с ростом дохода. Это позволяет перераспределить средства между бедными и богатыми, снизить степень социальной напряженности и обеспечить гарантированное поступление средств из наиболее вероятных источников.
  3. Система налогообложения в зарубежных странах носит ярко выраженный социальный характер, формирующийся на системе льгот для слоев населения с низкими доходами.
  4. Так как в России разрыв между наиболее обеспеченными и наименее обеспеченными слоями значительно больше, чем в ведущих индустриальных странах, то в российских условиях безусловно должна быть сохранена прогрессивная шкала взимания налогов с населения.
Литература
  1. Amat O., Carenys J., Monfort E., Prior D. and Sambola R. Comprender el Plan General de Contabilidad // Ediciones Gestion 2000 SA, 1991.
  2. Annuaire statistique de la France. – Paris, 1996. – 420 p.
  3. Anthony Rice. Accounts Demystified. – London, 1996. – 240 p.
  4. Berry A. and Iarvis R. Accounting in a Business Context, Chapman and Hal, 1994.–126.
  5. Berry A. Financial Accounting: An Introduction, Chapman and Hall, 1993. – 202 p.
  6. Blake J. A classification system for economic consequenses issues in accounting regulation //Accounting and Business Research, Autumn, 1992, P. 305 – 321.
  7. Casely R.H. “Greece” in Alexander A. And Archer. S. (eds) //The European Accounting Guide, Academic Press, 1994, P. 279 – 315.
  8. Charles Groc de Salmiech. La contabilita Lacile per tutti. – Milano. – 1996. – 185 p.
  9. Collins L. And Pham D. “Research into the processes of accounting standard setting in France” in Bromwich M. And Hopwood A.G. //Accounting Standard setting – An International Perspective. Pitman, 1993.
  10. Comiskey E.E. and Mulford С.W. Comparing Danish accounting and reporting practices with International Accounting Standards //Advances in International Accounting, 1991. Vol. 4, P. 123–142.
  11. Dickson D.E.N. Improve Your Business. – Geneve, 1994. – 229 p.
  12. Edwards I.R. and Mellet H.I. Introduction to Accounting. – Paul Chapman Publishing, 1995.
  13. Eiteman D.K., Stonehill A.I. and Moffett M.H. Multinational Business Finance, 1992. – p. 320.
  14. Fiscal 1995. Momento pratique. Francis Lefebvre. – Paris, 1995. – 188 p.
  15. Frank Wood. Business Accounting. – London, 1995. – 420 p.
  16. International Finance Statistics Yearbook 1996, Vol. XLIX, IMF, 1997. – 590 p.
  17. James C.Van Horne. Fundamentals of Financical Management.-New Jersey, 1989. – 800 p.
  18. John Blake and Oriol Amat. European accounting. – Pitman, 1996. – 346 p.
  19. Knugman P.R. and Obstfeld M. This Translation of International Economics (is published by a management) with Harper Collins College Publishers //Journal of Monetary Economics, September, 1996, P. 40 – 88.
  20. Morita A. Made in Japan. – N.Y., 1993. – 413 p.
  21. Mullendorft R., Karrenbauer M. Kosten und Leistungsrechnung. – Fachverlag, 1996. – 160 p.
  22. Nobes C. Accounting harmonization: Italy completes the picture // Accountancy, July – August, 1992, P. 32 – 33.
  23. Pizzey A. A Firm Foundation //Accounting and Finance. – Cassel, 1994. – 216.
  24. Shannon Mudd. Reference and User’s Guide to the Receipts Monitoring Model. – Darword, 1997. – 176 p .
  25. Sneyd P. Principles of Accounting and Finance. – Routladge, 1994. – 326 p.
  26. Тах reform and the cost of capital: An international comparison N.Y., 1993. – 240 p.

СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Анализ ликвидности предприятия в практике отечественного финансового менеджмента

Автор: Ирина Владимировна Пeщaнcкaя, доктор экономических наук, профессор кафедры банковского дела Российской экономической академии им. Г.В. Плexaнoвa.

Одним из важнейших показателей эффективности деятельности предприятия является ликвидность. Задача анализа ликвидности баланса возникает в связи с необходимостью давать оценку кредитоспособности организации, т.е. ее способности своевременно и полностью рассчитываться по своим обязательствам. Ликвидность — это способность фирмы быстро реагировать на неожиданные финансовые проблемы и возможности, увеличивать активы при росте объема продаж и возвращать краткосрочные долги путем обычного превращения активов в наличность.

Ликвидность баланса определяется как степень покрытия обязательств организации ее активами, срок превращения которых в деньги соответствует сроку погашения обязательств. Ликвидность — это способность фирмы:

  1. быстро реагировать на неожиданные финансовые проблемы и возможности,
  2. увеличивать активы при росте объема продаж,
  3. возвращать краткосрочные долги путем обычного превращения активов в наличность.

Существует несколько степеней ликвидности. Так, недостаточная ликвидность, как правило, означает, что предприятие не в состоянии воспользоваться преимуществами скидок и возникающими выгодными коммерческими возможностями. На этом уровне недостаток ликвидности означает, что нет свободы выбора, и это ограничивает свободу действий руководства. Более значительный недостаток ликвидности приводит к тому, что предприятие не способно оплатить свои текущие долги и обязательства. В результате — интенсивная продажа долгосрочных вложений и активов, а в самом худшем случае — неплатежеспособность и банкротство.

Для собственников предприятия недостаточная ликвидность может означать уменьшение прибыльности, потерю контроля и частичную или полную потерю вложений капитала. Для кредиторов недостаточная ликвидность у должника может означать задержку в уплате процентов и основной суммы долга или частичную либо полную потерю ссуженных средств. Текущее состояние ликвидности компании может повлиять также на ее отношения с клиентами и поставщиками товаров и услуг. Такое изменение может выразиться в неспособности данного предприятия выполнить условия контрактов и привести к потере связей с поставщиками. Вот почему ликвидности придается такое большое значение.

Если предприятие не может погасить свои текущие обязательства по мере того, как наступает срок их оплаты, его дальнейшее существование ставится под сомнение, и это отодвигает все остальные показатели деятельности на второй план. Иными словами, недостатки финансового управления проектом приведут к возникновению риска приостановки и даже его разрушения, т.е. к потере средств инвестора.

Ликвидность характеризует соотношение различных статей текущих (оборотных) активов и пассивов фирмы и, таким образом, наличие свободных (не связанных текущими выплатами) ликвидных ресурсов.

В зависимости от степени ликвидности активы предприятия разделяются на следующие группы:

  • А1. Наиболее ликвидные активы. К ним относятся все статьи денежных средств предприятия и краткосрочные финансовые вложения. Данная группа рассчитывается следующим образом: А1 = строка 250 + строка 260;
  • А2. Быстро реализуемые активы — дебиторская задолженность, платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев после отчетной даты. А2 = строка 240;
  • A3. Медленно реализуемые активы — статьи раздела II актива баланса, включающие запасы, налог на добавленную стоимость, дебиторскую задолженность (платежи по которой ожидаются более, чем через 12 месяцев после отчетной даты) и прочие оборотные активы. A3 = строка 210 + строка 220 + строка 230 + строка 270;
  • А4. Трудно реализуемые активы — статьи раздела I актива баланса — внеоборотные активы. А4 = строка 190.

Пассивы баланса группируются по степени срочности оплаты:

  • П1. Наиболее срочные обязательства; к ним относится кредиторская задолженность. П1 = строка 620;
  • П2. Краткосрочные пассивы — это краткосрочные заемные средства и др. П2 = строка 610;
  • П3. Долгосрочные пассивы — это статьи баланса, относящиеся к V и VI разделам, т.е. долгосрочные кредиты и заемные средства, а также доходы будущих периодов, фонды потребления, резервы предстоящих расходов и платежей. П3 = строка 590 + строка 630 + строка 640 + строка 650 + строка 660;
  • П4. Постоянные пассивы или устойчивые — это статьи IV раздела баланса «Капитал и резервы».

Для определения ликвидности баланса сопоставляются итоги приведенных групп по активу и пассиву.

Баланс считается абсолютно ликвидным, если имеют место следующие соотношения:

А1 П1

А2 П2

A3 П3

А4 П4

Если выполняются первые три неравенства в данной системе, то это влечет выполнение и четвертого неравенства, поэтому важно сопоставить итоги первых трех групп по активу и пассиву. Важно также отметить, что недостаток средств по одной группе активов не может компенсироваться их избытком по другой группе, т.е. менее ликвидные активы не могут заместить более ликвидные.

На основе этих сопоставлений можно вычислить следующие показатели:

  1. текущая ликвидность = А1 + А2 - П1 - П2
  2. перспективная ликвидность = A3 - П3

Основными показателями ликвидности в отечественном анализе считаются:

  • общий показатель ликвидности L1 = (А1 + 0,5А2 + + 0,3А3) / (П1 + 0,5П2 + 0,3П3). Нормальное значение больше, либо равно 1. С помощью этого коэффициента происходит наиболее общая оценка изменения финансовой ситуации компании с точки зрения ликвидности;
  • коэффициент абсолютной ликвидности L2 = А1 / (П1 + П2). Оптимальный коэффициент — 0,25, минимально допустимый — 0,1. Показывает, какую часть краткосрочной задолженности организация может погасить в ближайшее время за счет денежных средств;
  • коэффициент критической оценки L3 = (А1 + А2) / (П1 + П2). Оптимальный коэффициент больше, либо равен 1,5, допустимое значение 0,7-0,8. Он показывает, какая часть краткосрочных обязательств организации может быть немедленно погашена за счет средств на различных счетах, в краткосрочных ценных бумагах, а также поступлений по расчетам;
  • коэффициент текущей ликвидности L4 = (А1 + А2 + А3) / (П1 + П2). Оптимальный коэффициент в зависимости от отраслевой принадлежности варьируется в диапазоне 1,5—2,5. Минимально допустимый коэффициент равен 1. Значение коэффициента текущей ликвидности меньше 1 означает, что на сегодняшний момент фирма совершенно определенно является неплатежеспособной, т.к. находящиеся в ее распоряжении ликвидные средства недостаточны для покрытия даже текущих обязательств, без учета процентов по кредиту;
  • коэффициент маневренности функционирующего капитала L5 = А3 / (А1 + А2 + A3) - (П1 + П2). Уменьшение данного коэффициента в динамике отмечают как положительный фактор. Коэффициент маневренности показывает, какая часть функционирующего капитала обездвижена в производственных запасах и долгосрочной дебиторской задолженности;
  • доля оборотных средств в активах L6 = (А1+А2+А3) / Б (где Б - итог баланса). Значение данного коэффициента зависит от отраслевой принадлежности организации;
  • коэффициент обеспеченности собственными средствами L7 = (П4 - А4) / (А1 + А2 + A3). Критериальное значение не менее 0,1. Характеризует наличие собственных оборотных средств у организации, необходимых для ее финансовой устойчивости.

Общий показатель ликвидности (L1). С помощью данного показателя осуществляется оценка изменения финансовой организации с точки зрения ликвидности. Данный показатель применяется также при выборе наиболее надежного партнера из множества потенциальных партнеров на основе отчетности.

Коэффициент абсолютной ликвидности (L2) показывает возможность предприятия погасить свои обязательства немедленно. В практике Западной Европы считается достаточным иметь коэффициент ликвидности более 0,2. Несмотря на чисто теоретическое значение этого коэффициента (едва ли предприятию единомоментно придется отвечать по всем своим обязательствам), желательно иметь его достаточным.

Коэффициент критической оценки (L3) также находится за пределами нормы на конец периода.

Коэффициент маневренности (L5) показывает, какая часть функционирующего капитала обездвижена в производственных запасах и долгосрочной дебиторской задолженности. Уменьшение данного показателя в динамике является положительным фактором для предприятия.

Сами по себе рассмотренные коэффициенты не несут серьезной смысловой нагрузки, однако, взятые за ряд временных интервалов, они достаточно полно характеризуют работу предприятия в период реализации проекта, на который составлен бизнес-план.

Рассчитывая аналитические коэффициенты, характеризующие работу предприятия, необходимо иметь в виду, что они носят интегральный характер и для более точного их исчисления целесообразно использовать не только баланс, но и данные, содержащиеся в журналах-ордерах, ведомостях, и др. информацию.

Наконец, о роли коэффициента текущей ликвидности (L4) в анализе проекта. Он позволяет установить, в какой кратности текущие активы покрывают краткосрочные обязательства. Если соотношение текущих активов и краткосрочных обязательств ниже, чем 1:1, то можно говорить о высоком финансовом риске, связанном с тем, что организация не в состоянии оплатить свои счета.

Коэффициент текущей ликвидности (L4) обобщает предыдущие показатели и является одним из показателей, характеризующих удовлетворительность (неудовлетворительность) бухгалтерского баланса.

Источник: Элитариум

Прыг: 085 086 087 088 089 090 091 092 093 094 095
Скок: 040 050 060 070 080 090 100 110 120 130 140
Шарах: 100





Чаленко Василий Иванович Краснодар. Зиненко Василий Иванович.