ТЕНДЕНЦИИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Когда Китай начнёт править миром?

Андрей Кириллов

Исчезает Старый Пекин. Узкие переулки-хутуны, восходящие ещё к монгольскому владычеству, уступают место небоскрёбам и новым жилым кварталам, делающим китайскую столицу похожей на любой другой мегаполис. Уходит в прошлое традиционное жилище сыхэюань - замкнутый двор "о четырёх углах" с центральным парадным помещением и боковыми флигелями.

В таком жилище на протяжении столетий проходила жизнь семьи из нескольких сменявших друг друга поколений. Семья - цзя - у китайцев всегда была важнейшим элементом общества, которое, кстати, так и называется - дацзя, то есть "большая семья". А страна - это гоцзя, "государственная семья".

Столица Поднебесной быстро преображается не только архитектурно - меняются её обитатели. Массы предпочитают современный быт с раздельным проживанием стариков и взрослых детей, с правом супругов на развод. Патриархальные семейные ценности размываются, становятся достоянием прошлого вслед за хутунами. Горожане хотят есть, спать, любить, как это делают в остальном мире, а точнее, в том мире, который изображают голливудские фильмы, глянцевые журналы. Целуются, хотя не только в императорском Китае, но и в Китайской Народной Республике после 1949 года это было не принято.

Мы до сих пор представляем китайца чуть ли не как смешного человечка с косичкой, который "своя фанза сидит, чай пьёт". А они, китайцы, переходят на кофе, потягивают в барах красное вино вместо подогретого шаосинского, жёлтого... Любят блеснуть английским, пусть знают десяток слов. Хотя и бегло говорящих на английском чиновников, интеллигентов, бизнесменов уже великое множество. Пекин становится даже не международным, а "всемирным городом", как о том заявил мэр китайской столицы Го Цзиньлун на недавней сессии городского Собрания народных представителей. Конечно, до этой цели ещё далеко, поспешил уточнить глава здешнего градостроительного комитета Хуан Янь. Но к 2050 году эта задача, заверил он, будет реализована, имея в виду глобальное влияние Китая в политике, экономике и культуре.

Уже сейчас Большой Пекин выдвинулся в ряд крупнейших городских центров планеты. Его аэропорт "Шоуду", например, обслуживает ежегодно 60 миллионов пассажиров, занимая по этому показателю четвёртое место в мире. Другое дело, что по доходам горожан, только-только превзошедшим 10 тысяч долларов в год, Пекин уступает многим зарубежным столицам. Чтобы стать жителями "всемирного города", пекинцам нужно зарабатывать в год не меньше 15 тысяч в пересчёте на "зелёные", считают эксперты.

Но эта цель кажется быстро достижимой, если судить по темпам развития Пекина. В 2009 году его жители купили около полумиллиона легковых автомобилей, доведя их число на улицах до 4 миллионов. Это при постоянном населении 17 с лишним миллионов.

Было бы заблуждением считать, что Пекин - это некая "витрина" Китая, на которую работает вся огромная держава. Развитие столицы происходит на фоне экономического роста всей страны. Конечно, есть существенная разница между китайскими горожанами и селянами, доходы которых соотносятся примерно как 3:1. И всё же поговорите с китайцами из разных мест - будто это лёгкая задача поговорить с народом, в языке которого множество диалектов, - и большинство продемонстрирует бодрую уверенность в светлом будущем. И это во времена глобального кризиса, когда остальной мир охвачен пессимизмом и сомнениями.

Китайцам есть на чём основывать свой энтузиазм, пусть кризис и нанёс ощутимый удар по Китаю. В 2009 году объём его внешней торговли сократился без малого на 14 процентов по сравнению с предыдущим годом. Экспорт сократился и того более - на 16 процентов. Снижение основных внешнеторговых показателей началось в конце 2008 года под воздействием спада в мировой экономике, уменьшения спроса на рынке США.

Очень пострадала российско-китайская торговля. Почти наполовину упал в стоимостном выражении ввоз китайских товаров в Россию. В приграничных городах потерпели банкротство многие компании и фирмы, работавшие на российском сырье или производившие товары для россиян. Мировой финансово-экономический кризис, признаёт торговый представитель РФ в КНР Сергей Цыплаков, "серьёзно сказался на темпах развития двустороннего торгово-экономического сотрудничества". Россия среди торговых партнёров Китая переместилась на 13-е место с прежнего восьмого.

И всё же китайцы быстро начали выкарабкиваться из трудностей. В 2009 году был зафиксирован общий рост производства на протяжении десяти месяцев подряд. Большую роль в этом сыграл стимуляционный пакет мер на сумму 4 триллиона юаней, то есть 585 миллиардов долларов, принятый в ноябре 2008 года для поддержки экономики. Кстати, китайское правительство чуть ли не первым в мире обнародовало программу борьбы с кризисом в рамках своего государства. Знающие люди, правда, поговаривают, что чуть ли не эта самая сумма и ранее, до кризиса, планировалась на различные внутренние инвестиционные проекты. Но стоит ли в этом копаться? Главное, правительство в нужный момент продемонстрировало спокойную уверенность в своих возможностях, в силах нации... И паника, засквозившая было в сообщениях о массовых увольнениях на заводах и фабриках, ориентированных на экспортное производство, быстро схлынула. Надо думать, не без организующей и вдохновляющей руки отдела пропаганды ЦК КПК.

Они не сдаются

Пропаганда пропагандой, а факт остаётся фактом: китайский стимуляционный пакет, да и вся экономическая политика всё более чётко ориентируются на развитие внутреннего спроса. Небольшой, но достаточно яркий пример удалось обнаружить в Хэйхэ - заснеженном городе на российско-китайской границе. "Да, у нас на 50 процентов упало число российских туристов", - с грустью сообщил корреспонденту ИТАР-ТАСС представитель местного руководства. Но зато, как оказалось, на 70 процентов выросло число своих, доморощенных туристов, которых привлекают "сибирские" пейзажи и забавы этого приграничного китайского края.

То, что Китаю удалось сохранить экономическую - и политическую - стабильность в период, когда зашатались устои финансово-экономического мироздания последнего полувека, дорогого стоит. Можно спорить о том, играет или нет Китай решающую роль в наметившемся всемирном выходе из кризиса, но вот если бы и в этой огромной стране 1,3 миллиарда человек вдруг разом закричали что-нибудь вроде: "Шеф, усё пропало!" - эффект был бы катастрофическим. И не только в самом Китае.

Парадокс: даже двигаясь вместе со всеми назад, китайский дракон использовал кризисную ситуацию для продвижения вперёд. В 2009 году Китай вышел на первое место в мире по объёмам продаж автомобилей, обогнав по этому показателю Соединённые Штаты. Согласно официальным итоговым данным, в прошлом году на китайском рынке было реализовано 13,64 миллиона автомобилей, тогда как в 2008 году объём продаж составлял 9,38 миллиона единиц. В марте 2009 года правительство страны приняло программу развития национального автопрома на 2009-2011 годы, которая также является частью стимуляционного пакета мер по поддержке экономики.

В ближайшие три года производство и продажи автомобилей должны расти каждые двенадцать месяцев на 10 процентов. Запланировано построить два-три автогиганта, которые будут выпускать более двух миллионов авто, и ещё четырепять предприятий "поскромнее", с производственной мощностью более миллиона машин в год. Заодно правительство решило простимулировать спрос на внутреннем автомобильном рынке, снизив налог на продажу для "малолитражек" с объёмом двигателя не более 1,6 литра.

Чтобы поднять уровень своей автомобильной промышленности, Китай развернул охоту за иностранными брендами. Сначала неизвестная за рубежом компания по производству тяжёлого оборудования "Тэнчжун" приобрела знаменитый американский внедорожник "Хаммер". Затем китайские автомобильные компании стали активно прицениваться к "Опелю" и "Саабу". Наивно было бы думать, что китайцы хотят заполучить любой ценой "яркую обёртку" - известное название. Их интересуют новейшие технические решения в американских и европейских авто, позволяющие сделать "апгрейд" всей отрасли в самом Китае. И тогда мы уже, наверное, не будем жаловаться на качество произведённых в КНР авто.

В иных случаях китайцы отбрасывают западный бренд, используя технологии. Помните долгую историю с приобретением Китаем американского компьютерного пионера - IBM? Американцы раскричались: как, нашу знаменитую торговую марку - и продать? Не бывать тому! Ещё как бывать. Намедни присмотрелся к рекламе в лифте, а там молодые китайцы, парень и девушка, осваивают ПК, крайне напоминающий популярную айбиэмовскую модель "Thinkpad". Но компанияпроизводитель уже китайская - "Леново", а модель называется "Ideapad". Чувствуете разницу? А китайские "хаммеры" демонстрировались на одной из выставок в Пекине ещё за несколько лет до того, как сам бренд перешёл в китайские руки. И здесь не было простое "заимствование", хотя и этим здесь никого не удивишь. Просто есть разные формы "международного разделения труда", тайные и явные.

В 2009 году, несмотря на общий спад внешней торговли, Китай стал мировым лидером по объёму экспорта, вытеснив с этого места Германию. Страна пива и сосисок экспортировала товаров и услуг на 1,17 триллиона долларов, а Поднебесная - более чем на 1,2 триллиона.

Аналитики ожидают, что в предстоящий год Тигра Китай обойдёт Японию по экономической мощи и выйдет по этому показателю на вторую позицию в мире после США. Ещё бы! В четвёртом квартале прошлого года темпы роста китайской экономики превысили десять процентов. А в целом за 2009 год ВВП Китая возрос на 8,7 процента. "Китай превратился в основной двигатель мировой экономики", - признаёт лондонская "Дейли телеграф".

Год Дракона

Темпы роста экономики Китая и в 2010 году составят 10 процентов, а в 2011 году, возможно, немного упадут до 9,7 процента, прогнозируют специалисты Международного валютного фонда. Совсем недавно они же говорили, что в этом году Китай сможет обеспечить рост ВВП не выше 7,5 процента. Сами же китайцы скромно отмечают, что стране "удалось реализовать поставленную задачу и обеспечить экономический рост на уровне не менее 8 процентов".

Некоторые эксперты полагают, что Китай не более чем раздутый инвестициями экономический "пузырь", который рано или поздно лопнет с оглушительным хлопком. Одни сравнивают КНР с Японией, где период бурного экономического роста сменился длительной стагнацией. Другие заявляют, что Китай - это "тысяча Дубаев, если не хуже", имея в виду дубайский обвал в конце 2009 года. В Китае якобы тоже проис- ходит "перегрев" экономики, вызванный чрезмерными инвестициями в некоторые секторы, прежде всего строительный. В доказательство эти экономисты ссылаются на быстрый рост цен на жильё: в Пекине и Шанхае они подскочили в 2009 году в полтора раза. Но другие специалисты столь же резонно возражают, что китайцы в основном оплачивают новые квартиры звонкой монетой, а не берут кредиты в банке. Помните, что неспособность американцев погасить кредиты стала детонатором нынешнего глобального кризиса?

Сами китайцы горазды учиться на чужом опыте, в том числе отрицательном: они серьёзно относятся к опасности "перегрева". Правительство в этом году намерено ужесточить контроль за банками в сфере кредитования, чтобы снизить риски возникновения "пузырей" на финансовом рынке и ухудшения качества кредитных портфелей. Об этом говорил на Азиатском финансовом форуме в Гонконге председатель Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР Лю Минкан.

В то время, когда глобальный кризис был ещё в разгаре, Китай отмечал 60-летие народной республики. По площади Тяньаньмэнь 1 октября 2009 года проехали танки, ракеты, за ними - "Построим гармоничное общество", "Да здравствует нерушимая дружба национальностей" и другие самодвижущиеся красочные композиции. Тут же "тайкунавт" (от китайского слова "тайкун" - "великая пустота") входил и выходил из люка бутафорского корабля "Шэньчжоу", напоминая об успехах КНР в освоении космоса. Можно не сомневаться, что к 2050 году они, как и запланировали, построят свою первую "фанзу" на Луне. Иначе зачем китайский спутник, названный по имени лунной богини Чан Э, сделал подробнейшую фотосъёмку поверхности естественного спутника Земли? Примеряются!

Не стоит забывать о том, на каком фундаменте Китай строит своё процветание. В стране насчитывается около 230 миллионов внутренних мигрантов, оторвавшихся от земли крестьян, современных отходников, готовых работать за очень небольшую плату, причём работодатели и этих небольших денег их зачастую пытаются лишить. Газета "Чайна дейли" рассказала о 59-летнем Цзя Чанхуа, отправившемся в город Ухань подработать носильщиком. За переноску 75 килограммов груза на триста метров таким, как он, современным "кули" платят по пять юаней (0,73 доллара). 6 января Цзя умер от перегрузок. Фотография его "жизненного пространства" запечатлела железные нары на двоих в каком-то тесном закутке.

Или вот ещё свидетельство работающего в Шанхае на строительстве объектов "Экспо-2010" тоже приехавшего из деревни Оу Чанъюня: рабочий день - десять и более часов, семь дней в неделю. "Я два года не делил ложе с женой", - жалуется Оу.

В Китае происходит то же, что, по Марксу, происходило в Англии в период первоначального накопления капитала, на этапе перехода от аграрного общества к индустриальному. Общественное богатство создаётся за счёт беднейших слоев. Если подумать, на том же строилась и мощь Советского Союза в период индустриализации: на почти бесплатном труде миллионов вчерашних крестьян.

Своя специфика

Но мы несколько отклонились от нашей китайской темы. В Китае, разумеется, своя специфика. Здесь к дешёвой рабочей силе следует приплюсовать миллиардные западные инвестиции. Однако сейчас Китай, накопивший собственный жирок, уже не так охотно допускает иностранный капитал в свою экономику, выбирая только самых перспективных с точки зрения технологий и возможного выхода на западные рынки партнёров.

В последние годы китайское руководство усиленно делает ставку на развитие науки и наукоёмких производств. Среди стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) КНР занимает первое место по инвестированию в эти области. Не один только дешёвый труд перебравшихся в города крестьян делает китайское экономическое чудо - нужно приплюсовать мощные интеллектуальные ресурсы. Собственных университетов стране не хватает, и 100 тысяч молодых китайцев учатся в Соединённых Штатах. Пусть кто-то и останется в Штатах, но большинство вернётся.

Если говорить об "источниках и составляющих частях" китайского опыта, то нельзя не назвать руководящую роль КПК, при том что партаппарат практически слился с государственной машиной. Китайская управленческая модель полностью выявила свои преимущества в кризисные времена, когда повсюду в мире государству, включая американское, пришлось в той или иной мере брать на себя функцию финансово-экономического регулирования. Одни государства оказались к этому готовы в большей степени, другие - в меньшей.

Год-полтора назад у экспертов было модно говорить о G2 - "группе двух". Мол, американцы тайно предложили китайцам поделить мир, создать вместо нынешней "большой восьмёрки", где Китая, кстати, официально нет, "большую двойку". И якобы даже Япония всерьёз восприняла этот проект, посылая эмиссаров в Вашингтон и Пекин с просьбами взять Страну восходящего солнца "третьим".

Китай сейчас - крупнейший кредитор Соединённых Штатов. В собственности КНР, согласно недавнему отчёту Казначейства США о международных потоках капитала, находятся американские государственные долговые обязательства на сумму 798,9 миллиарда долларов. По оценкам экспертов, общие китайские активы в США в два раза превышают эту цифру, составляя около 1,5 триллиона долларов. То есть в теории Пекин мог бы обрушить американскую финансовую систему, если бы захотел.

Но он этого совершенно определённо не захочет - в ближней перспективе. Как заявляют чиновники, Китай не намерен быстро сбрасывать доллары, рассматривая ослабление американской валюты как "длительный процесс". Вместе с тем, КНР резко сократила покупки американских ценных бумаг. Действительно, зачем покупать доллары, если скоро свой юань с таким знакомым, вплоть до бородавки на подбородке, портретом Мао Цзэдуна станет как минимум мировой резервной валютой?

Источник: Эхо планеты

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09