СТАТЬИ >> ИНВЕСТИЦИОННЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Государственно-частное партнерство. Опыт взаимодействия

Автор: Николай Молчанов, директор по стратегии и развитию ЗАО УК «РВМ Капитал».

Тема государственно-частного партнерства является одним из модных трендов современной жизни. Интерес к ней подогревает экономическая ситуация в стране – проекты, в особенности социальной, инфраструктурной направленности, должны реализовываться, а средств в федеральном бюджете на все не хватает. Нужны инвестиции и ГЧП выступает в качестве одного из решений данной проблемы. Инициатива хорошая и со всех сторон правильная, но, как выяснилось, трудно применимая на практике.

Сейчас на российском рынке прямых инвестиций существует достаточное количество крупных игроков, которые готовы включиться в реализацию проектов ГЧП. Наша компания является одним из таких игроков и тема ГЧП интересна нам, как одно из возможных направлений нашего развития. Объем средств под нашим управлением составляет около 1 млрд долл. США. Среди акционеров компании - НПФ «Благосостояние», второй по величине пенсионный фонд России. Исходя из этого, полагал я, мы, как серьезный инвестор, вправе рассчитывать на внимание региональных властей.

В рамках развития этого направления, летом 2012 года мы начали выстраивать отношения с регионами Российской Федерации. В результате в реальном режиме была протестирована возможность установления государственно-частного партнерства с «чистого листа» на ряде территорий нашей страны.

С первой проблемой мы столкнулись незамедлительно. Выяснить конкретного ответственного за взаимодействие с инвесторами в том или ином регионе в большинстве случаев было затруднительно, а прорываться через единый телефон министерств и ведомств оказалось сложно. Мы решили пойти официальным бюрократическим путем, предположив, что он будет ближе и понятнее сердцу регионального чиновника. Нами были отправлены письма с предложением о сотрудничестве и возможности участия УК «РВМ Капитал» в качестве инвестора в проектах государственно-частного партнерства в 20 регионов, имеющих благоприятные показатели инвестиционной привлекательности. Мы удостоверились, что письма не затерялись в дороге и расписаны конечным исполнителям.

Полученный результат оказался шокирующим. В зависимости от занятой позиции в вопросе общения с потенциальными инвесторами, все регионы можно разделить на четыре очень разные группы.

Распределение регионов в зависимости от их типа готовности работать со сторонними инвесторами по направлению ГЧП-проектов

Государственно частное партнерство Опыт взаимодействия

Группа «уровень 0». Представителей этой группы оказалось больше всего. 55% отправленных нами писем, т.е. в 11 из 20 регионов, остались без ответа вообще. О причинах гадать сложно. Скорее всего, в круг реальных обязанностей чиновников просто не входит задача развития благоприятного инвестиционного климата. Это долгий и сложный процесс, не сказывающийся на уровне зарплаты. Задача привлечения инвесторов подменяется задачей подготовки отчетности об инвестиционном положении региона. С точки зрения инвестора это тупиковый вариант. Невозможно выстроить отношения с партнером, которому безразличен объект обсуждения.

Оставшиеся 9 регионов свои ответы представили. Характер этих ответов позволяет разделить их еще на три группы.

Группа «уровень 1» (5 регионов) Сюда я отнес те регионы, представители которых либо указали, что проектов нет, либо посоветовали обратиться на их сайты к базе проектов. Проекты действительно есть, но где-то информация по ним ограничивается 5-10 словами, где-то представлен список не потенциальных, а осуществляемых проектов, основная часть проектов измеряется несколькими миллионами рублей и, судя по всему, вряд ли является именно государственно-частным партнерством. Этот уровень объединяет одно – ответы сделаны с целью «чтобы отстали». Был входящий запрос, на него дан ответ. Работа выполнена.

Группа «уровень 2» (2 региона). Включает в себя регионы, которые готовы взаимодействовать, идут на контакт и могут предоставить информацию по потенциальным проектам ГЧП. Но в качестве предложения здесь выступает, например, проект по строительству физкультурно-оздоровительного комплекса (ФОК) в рабочем поселке на территории региона. И есть технико-экономическое обоснование, но нет понимания того, что инвестор не заинтересован в строительстве ФОКа, или другого объекта социальной, транспортной или иной инфраструктуры. Инвестор, в первую очередь, рассчитывает получить возврат на вложенный капитал. Но на этом уровне мышления регион ожидает, что инвестор, узнав, что городу нужно строительство какого-либо объекта, сам должен высказать пожелания по своей доходности, предложить структуризацию отношений и начать пробивать эти договоренности в соответствующих инстанциях.

Здесь нет понимания того, что ГЧП – это в первую очередь партнерство. А партнерство подразумевает наличие стратегии win-win, т.е. стратегии, которая отвечает интересам всех участников. На этом уровне регионы уже осознали важность ГЧП, но осознали его на уровне «мы хотим, чтобы…». Такого рода проекты не несут каких-либо сверхдоходов. Рассчитывать на то, что инвестор за свой счет выделит команду, которая будет структурировать предложение от лица региона для него самого, а потом еще и убеждать региональные власти в правильности этого предложения – достаточно сложно.

Радует, что есть группа «уровень 3». И пусть в него попали только 2 региона из 20, но это те регионы, которые найдут инвесторов. Ответ на наш запрос последовал незамедлительно, для уточнения были организованы личные встречи с представителями региона, представлены проекты ГЧП. И данные проекты подготовлены не только с учетом желаний региона, но и с учетом позиции инвестора. Задача поиска инвестиционной привлекательности проекта на этом уровне уже перестает быть задачей только инвестора. Регион, заинтересованный в привлечении средств, сам активно включается в ее решение. С такими партнерами возможен разговор на одном языке. Проект государственно-частного партнерства перестает быть чем-то уникальным и неизведанным, он встает в один ряд с иными возможностями для инвестиций. Да, он обладает своей спецификой, но его можно рассматривать, сравнивать с другими возможностями по вложению капитала.

Итак, наше «исследование» выявило несколько проблем. И первая из них – это отсутствие интереса у многих представителей регионов делать что-то для привлечения инвестиций. Естественно из этой ситуации есть выходы. Если начать общаться о проектах на уровне губернатора или его замов, можно получить и «зеленый свет» и всемерную поддержку нижестоящих чиновников. Можно, наверное, стучаться во все двери, звонить, настаивать на встрече и в результате получить информацию. Но это частные решения. В таком случае можно сделать один, или даже несколько ГЧП проектов, но это будут единичные случаи, а не результат системной работы.

Вторая проблема – предложение проектов с позиции региона, где задача найти их инвестиционную привлекательность перекладывается на плечи инвестора. Проблема в том, что существующий профиль ГЧП-проектов, их доходность, уровень юридической защищенности вложений инвестора, ставит именно чиновников в позицию продавцов, которым нужно привлечь покупателей, а не наоборот. Конечно, инвестиции будут и в такой ситуации. Если инвестору интересно месторождение на территории региона – он придет. Но в таком случае инвестиции будут осуществляться лишь в заведомо интересные направления, а основная часть ГЧП проектов так и не будет реализована.

Причиной такой удручающей статистики, на валидности и надёжности которой я не настаиваю, могли стать наши собственные ошибки в определении адресатов наших писем, иные досадные случайности. Но, как мне кажется, если вы придете в более или менее приличный салон по продаже автомобилей и скажете любому сотруднику, начиная от охранника на парковке и заканчивая сотрудником техцентра, что вы хотите купить автомобиль, то вас проводят к тому менеджеру, который будет заниматься вами. Все понимают, что клиент может принести прибыль компании. Это, в конечно счете, позитивно скажется на работе каждого.

Получается, что «регион» для инвестора в реальности оказывается каким-либо конкретным человеком, который должен выполнять свою работу хорошо потому, что сам считает это нужным, либо потому, что ему поставлена такая задача. И отсутствие интереса вызвано не позицией региона, вряд ли это есть в его инвестиционной программе. Это позиция чиновника, которому расписали письмо. Просто именно этот сотрудник становится для инвестора лицом региона. И его поведение в конечном итоге может повлиять на принятие решения инвестором в значительно большей степени, нежели презентация об экономической ситуации в регионе, вывешенная на официальном сайте.




Шарах: 100

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются: