СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Управление финансовым лизингом

Автор: Игорь Aлeкcaндрович Блaнк, доктор экономических наук, профессор кафедры экономики предпринимательства Kиeвского торгово-экономического университета.

Финансовый лизинг удовлетворяет потребность в наиболее дефицитном виде заемного капитала — долгосрочном кредите. Основные средства, переданные в финансовый лизинг, включаются в состав основных средств арендатора. Основной целью управления финансовым лизингом с позиций привлечения заемного капитала является минимизация потока платежей по обслуживанию каждой операции. Процесс управления финансовым лизингом на предприятии осуществляется по следующим основным этапам.

Финансовый лизинг (аренда) представляет собой хозяйственную операцию, предусматривающую приобретение арендодателем по заказу арендатора основных средств с дальнейшей передачей их в пользование арендатора на срок, не превышающий периода полной их амортизации с обязательной последующей передачей права собственности на эти основные средства арендатору. Финансовый лизинг рассматривается как один из видов финансового кредита. Основные средства, переданные в финансовый лизинг, включаются в состав основных средств арендатора.

Кредитные отношения финансового лизинга характеризуются многоаспектностью, проявляемой в достаточно широком диапазоне.

1. Финансовый лизинг удовлетворяет потребность в наиболее дефицитном виде заемного капитала — долгосрочном кредите. На современном этапе долгосрочное банковское кредитование предприятий сведено к минимуму. Это является серьезным тормозом в осуществлении предприятиями инвестиционной деятельности, связанной с обновлением и расширением состава их внеоборотных активов. Использование в этих целях финансового лизинга позволяет удовлетворить потребности предприятия в привлечении долгосрочного кредита.

2. Финансовый лизинг обеспечивает полный объем удовлетворения конкретной целевой потребности предприятия в заемных средствах. Использование финансового лизинга в конкретных целях обновления и расширения состава активной части операционных внеоборотных активов позволяет предприятию полностью исключить иные формы финансирования этого процесса за счет как собственного, так и заемного капитала, снижает зависимость предприятия от банковского кредитования.

3. Финансовый лизинг автоматически формирует полное обеспечение кредита, что снижает стоимость его привлечения. Формой такого обеспечения кредита является сам лизингуемый актив. Дополнительной формой обеспечения кредита является обязательное страхование лизингуемого актива лизингополучателем ( рентером) в пользу лизингодателя ( лиссора). Снижение уровня кредитного риска лизингодателя (в соответственно и его премии за риск) создает предпосылки для соответствующего снижения стоимости привлечения предприятием этого вида финансового кредита (в сравнении с банковским кредитом).

4. Финансовый лизинг обеспечивает покрытие «налоговым щитом» всего объема привлекаемого кредита. Лизинговые платежи, обеспечивающие амортизацию всей суммы основного долга по привлекаемому кредиту, входят в состав издержек предприятия и уменьшают соответствующим образом сумму его налогооблагаемой прибыли. По банковскому кредиту аналогичный «налоговый щит» распространяется лишь на платежи по обслуживанию кредита, а не на сумму основного долга по нему. Кроме того, определенная система налоговых льгот распространяется и на лизингодателя.

5. Финансовый лизинг обеспечивает более широкий диапазон форм платежей, связанных с обслуживанием долга. В отличие от банковского кредита, где обслуживание долга и возврат основной его суммы осуществляется в форме денежных платежей, финансовый лизинг предусматривает возможность осуществления таких платежей в иных формах, например, в форме поставок продукции, произведенной с участием лизингуемых активов.

6. Финансовый лизинг обеспечивает большую гибкость в сроках платежей, связанных с обслуживанием долга. В отличие от традиционной практики обслуживания и погашения банковского кредита финансовый лизинг представляет предприятию возможность осуществления лизинговых платежей по значительно более широкому диапазону схем с учетом характера использования лизингуемого актива, срока его использования и т.п. В этом отношении финансовый лизинг является для предприятия более предпочтительным кредитным инструментом.

7. Финансовый лизинг характеризуется более упрощенной процедурой оформления кредита в сравнении с банковской. Как свидетельствует современный отечественный и зарубежный опыт при лизинговом соглашении объем затрат времени и перечень необходимой для представления финансовой документации существенно ниже, чем при оформлении договора с банком о предоставлении долгосрочного финансового кредита. В значительной степени этому способствует строго целевое использование полученного кредита и надежное его обеспечение при финансовом лизинге.

8. Финансовый лизинг обеспечивает снижение стоимости кредита за счет ликвидационной стоимости лизингуемого актива. Так как при финансовом лизинге после завершения лизингового периода соответствующий актив передается в собственность лизингополучателя, то после полной его амортизации он имеет возможность реализовать его по ликвидационной стоимости. На сумму этой ликвидационной стоимости (приведенную путем дисконтирования к настоящей стоимости) условно снижается сумма кредита по лизинговому соглашению.

9. Финансовый лизинг не требует формирования на предприятии фонда погашения основного долга в связи с постепенностью его амортизации. Так как при финансовом лизинге обслуживание основного долга и его амортизация осуществляется одновременно (т.е. включены в состав лизинговых платежей в комплексе), с окончанием лизингового периода стоимость основного долга по лизингуемому активу сводится к нулю. Это избавляет предприятие от необходимости отвлечения собственных финансовых ресурсов на формирование фонда погашения.

Перечисленные кредитные аспекты финансового лизинга определяют его как достаточно привлекательный кредитный инструмент в процессе привлечения предприятием заемного капитала для обеспечения своего экономического развития.

Основной целью управления финансовым лизингом с позиций привлечения предприятием заемного капитала является минимизация потока платежей по обслуживанию каждой лизинговой операции.

Процесс управления финансовым лизингом на предприятии осуществляется по следующим основным этапам:

  1. Выбор объекта финансового лизинга
  2. Выбор вида финансового лизинга
  3. Согласование с лизингодателем условий осуществления лизинговой операции
  4. Оценка эффективности лизинговой операции
  5. Организация контроля за своевременным осуществлением лизинговых платежей

1. Выбор объекта финансового лизинга. Такой выбор определяется необходимостью обновления или расширения состава операционных внеоборотных активов предприятия с учетом оценки инновационных качеств отдельных альтернативных их видов.

2. Выбор вида финансового лизинга. В основе такого выбора лежит классификация видов финансового лизинга и оценка следующих основных факторов:

  • страна-производитель продукции, являющейся объектом финансового лизинга;
  • рыночная стоимость объекта финансового лизинга;
  • развитость инфраструктуры регионального лизингового рынка;
  • сложившаяся практика осуществления лизинговых операций по аналогичным объектам лизинга;
  • возможности эффективного использования лизингополучателем актива, являющегося объектом лизинга.

В процессе выбора вида финансового лизинга учитывается механизм приобретения лизингуемого актива, который сводится к трем альтернативным вариантам:

  • предприятие-лизингополучатель самостоятельно осуществляет отбор необходимого ему объекта лизинга и конкретного производителя — продавца имущества, а лизингодатель оплатив его стоимость передает это имущество в пользование лизингополучателя на условиях финансового лизинга (эта схема принципиально применима и к возвратному лизингу);
  • предприятие-лизингополучатель поручает отбор необходимого ему объекта лизинга своему потенциальному лизингодателю, который после его приобретения передает его предприятию на условиях финансового лизинга (такая схема наиболее часто используется при внешнем лизинге);
  • лизингодатель наделяет предприятие-лизингополучатель полномочиями своего агента по заказу предполагаемого объекта лизинга у его изготовителя и после его оплаты передает приобретенное им имущество лизингополучателю на условиях финансового лизинга (такая схема наиболее часто используется при внутреннем лизинге).

Таким образом, процесс выбора вида финансового лизинга совмещается обычно с процессом выбора и потенциального лизингодателя.

3. Согласование с лизингодателем условий осуществления лизинговой сделки. Это наиболее ответственный этап управления финансовым лизингом, во многом определяющий эффективность предстоящей лизинговой операции.

4. Оценка эффективности лизинговой операции. В основе такой оценки лежит сравнение суммарных потоков платежей при различных формах финансирования активов.

Эффективность денежных потоков (потоков платежей) сравнивается в настоящей стоимости по таким основным вариантам решений: приобретение активов в собственность за счет собственных финансовых ресурсов; приобретение активов в собственность за счет долгосрочного банковского кредита; аренда (лизинг) активов.

  • Основу денежного потока приобретения актива в собственность за счет собственных финансовых ресурсов составляют расходы по его покупке, т.е. рыночная цена актива. Эти расходы осуществляются при покупке актива и поэтому не требуют приведения к настоящей стоимости.
  • Основу денежного потока приобретения актива в собственность за счет долгосрочного банковского кредита составляют процент за пользование кредитом и общая его сумма, подлежащая возврату при погашении. Расчет общей суммы этого денежного потока в настоящей стоимости осуществляется по следующей формуле:

ДПКН = t=1n[ПК * (1 - НП) / (1 + i) t ] + СК / (1 + i) n

где ДПКН — сумма денежного потока по долгосрочному банковскому кредиту, приведенная к настоящей стоимости;ПК — сумма уплачиваемого процента за кредит в соответствии с годовой его ставкой;СК — сумма полученного кредита, подлежащего погашению в конце кредитного периода;НП — ставка налога на прибыль, выраженная десятичной дробью; i — годовая ставка процента за долгосрочный кредит, выраженная десятичной дробью; n — количество интервалов, по которым осуществляется расчет процентных платежей, в общем обусловленном периоде времени.

  • Основу денежного потока аренды (лизинга) актива составляют авансовый лизинговый платеж (если он оговорен условиями лизингового соглашения) и регулярные лизинговые платежи (арендная плата) за использование актива. Расчет общей суммы этого денежного потока в настоящей стоимости осуществляется по следующей формуле:

ДПЛН = АПЛ + t=1n[ЛП * (1 - НП) / (1 + i ) t]

где ДПЛН — сумма денежного потока по лизингу (аренде) актива, приведенная к настоящей стоимости; АПЛ — сумма авансового лизингового платежа, предусмотренного условиями лизингового соглашения; ЛП — годовая сумма регулярного лизингового платежа за использование арендуемого актива.

В расчетных алгоритмах суммы денежных потоков всех видов, приведенных выше, стоимость актива предусматривается к полному списанию в конце срока его использования. Если после предусмотренного срока использования актива, взятого в аренду на условиях финансового лизинга или приобретенного в собственность, он имеет ликвидационную стоимость, прогнозируемая ее сумма вычитается из денежного потока. Расчет этой вычитаемой суммы ликвидационной стоимости осуществляется по следующей формуле:

ДПЛС = ЛС / (1 + i) n

где ДПЛС — дополнительный денежный поток за счет реализации актива по ликвидационной стоимости (после предусмотренного срока его использования), приведенный к настоящей стоимости;ЛС — прогнозируемая ликвидационная стоимость актива (после предусмотренного срока его использования).

Пример. Сравнить эффективность финансирования актива при следующих условиях: стоимость актива — 60 тыс. долл.; срок эксплуатации актива — 5 лет; авансовый лизинговый платеж предусмотрен в сумме 5% и составляет 3 тыс. долл.; регулярный лизинговый платеж за использование актива составляет 20 тыс. долл. в год; ликвидационная стоимость актива после предусмотренного срока его использования прогнозируется в сумме 10 тыс. долл.; ставка налога на прибыль составляет 30%; средняя ставка процента по долгосрочному банковскому кредиту составляет 15% в год.

Исходя из приведенных данных, настоящая стоимость денежного потока составит:

  • при приобретении актива в собственность за счет собственных финансовых ресурсов:

ДПСН = 60,0 - 10,0 / (1 + 0,15)5 = 60,0 - 5,0 = 55,0 тыс. долл.

  • при приобретении актива в собственность за счет долгосрочного банковского кредита:

ДПКН = 9 * ( 1 - 0,3) / (1 + 0,15)1+... + 9 * ( 1 - 0,3) / (1 + 0,15)5 + 60 / (1 + 0,15)5 - 10 / (1 + 0,15)5 = 5,5+4,8+4,1+3,6+3,1+29,9-5 = 46,0 тыс. долл.

  • при аренде (лизинге) актива:

ДПЛН = 3,0 + 20 * ( 1 - 0,3) / (1 + 0,15)1+ ... + 20 * ( 1 - 0,3) / (1 + 0,15)5 - 10 / (1 + 0,15)5 = 3,0+12,2+10,6+9,2+8,0+7,0-5,0 = 45,0 тыс. долл.

Сопоставляя результаты расчета можно увидеть, что наименьшей является настоящая стоимость денежного потока при лизинге:

45,0 < 46,0 < 55,0.

Это означает, что наиболее эффективной формой финансирования данного актива является его аренда на условиях финансового лизинга.

5. Организация контроля за своевременным осуществлением лизинговых платежей. Лизинговые платежи в соответствии с графиком их осуществления включаются в разрабатываемый предприятием платежный календарь и контролируются в процессе мониторинга его текущей финансовой деятельности.

В процессе управления финансовым лизингом следует учесть, что многие правовые нормы его регулирования в нашей стране еще не установлены или разработаны недостаточно. В этих условиях следует ориентироваться на международные стандарты осуществления лизинговых операций с соответствующей их адаптацией к экономическим условиям нашей страны.

Источник: Элитариум

СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Общество и распределение

Значительный дефицит справедливости и равенства в обществе некогда «окончательно и бесповоротно победившего социализма» самым естественным образом вписывается в длинный ряд, неизменно преследующих борцов за социальную справедливость, неудач, фатальная неизбежность которых создает прецедент существования правила без исключения.

Причину заведомой обреченности всех попыток построить общество всеобщего благоденствия должна была бы выяснить такая общественная наука, как политическая экономия. Однако, многочисленные еще совсем недавно, угодливые толкователи своевольных действий практиковавших строителей коммунизма, источившие все свои зубы о гранит пролетарской политэкономии, утверждают сейчас, что такой науки, дескать, не существует вовсе. С этим, довольно запоздалым признанием нельзя не согласиться. Действительно, разве можно представить себе пролетарскую физику или, скажем, буржуазную математику? Вот так и политическая экономия, являясь одной из ведущих общественных наук, должна была бы выяснить хотя бы принципиальную возможность приемлемого разрешения многочисленных противоречий в человеческом обществе к нашему всеобщему, а не только пролетарскому, удовольствию.

В качестве единственного средства совершенствования человеческой самоорганизации все разновидности борцов за социальную справедливость, видят только внеэкономическое распределение материальных благ. Представляется в высшей степени целесообразным выяснить влияние внеэкономического распределения на характер общественной и экономической организации в зависимости от его доли в совокупном результате общественного производства. Тем самым предоставляется заманчивая возможность найти такое ее значение, которое позволит навсегда устранить несправедливость в человеческом обществе.

Применительно к основанному на частной собственности обществу внеэкономическое распределение можно разделить на несколько характерных областей.

Первая их них имеет четко определенное начало в виде своего нулевого значения. Полное отсутствие внеэкономического распределения предоставляет частным собственникам неограниченную экономическую свободу, следствием которой будет быстрое углубление имущественного расслоения, социальные потрясения, распространение насилия, деградация всех сфер человеческой деятельности, территориальное разобщение. Практически исключается возможность устойчивого существования отдельной независимой человеческой общности по причине возникновения и быстрого распространения в экономических и общественных отношениях неуправляемого самопроизвольного процесса.

Вот так неограниченная экономическая свобода оборачивается огромными бедствиями для допустившего ее общества. По мере увеличения доли внеэкономического распределения степень устойчивости общества будет возрастать. Первая область использования внеэкономического распределения ограничивается минимальной неприемлемой степенью неустойчивости общества.

Вторая область, следовательно, с минимальной приемлемой степени устойчивости общества начинается. Она включает в себя так называемый «гуманный и демократический капитализм», упираясь далее в невидимый, но ощутимый экономикой барьер, за которым начал давать значительные сбои хваленный производственный механизм Швеции. То есть, вторая область использования внеэкономического распределения ограничивается наибольшей допустимой степенью административного вмешательства в экономику.

Третья область, следовательно, с наименьшей недопустимой степени административного вмешательства в экономику начинается. Она включает в себя избыточное внеэкономическое распределение в виде возрастающих степеней недоразвитости капитализма, затем неразвитости, завершаясь советской системой тотального централизованного распределения совокупного результата общественного производства.

Преимущественное использование первой области внеэкономического распределения относится к ранним формам так называемого первобытного капитализма, когда общество еще не пришло к пониманию необходимости ограничения своевольной деятельности частных собственников. Только насилием можно сохранить целостность такого общества, жестокость которого должна возрастать по мере сокращения доли внеэкономического распределения. Быстрое разорение мелких и средних предприятий, образование гигантских, вплоть до отраслевых и не только, монополий сведут на нет роль и значение товарно-денежных отношений, заменив их в скором времени тотальным централизованным распределением. Вот так две крайности в экономических отношениях: полная экономическая свобода и полное отсутствие таковой сходятся в одном и том же, замыкаясь на нищете, деградации и разобщении.

Избежать более или менее благополучно осуществления многочисленных мрачных пророчеств капиталистическому обществу позволил переход к использованию наиболее приемлемого внеэкономического распределения, в пределах которого только и возможно достаточно устойчивое существование основанного на частной собственности общества в виде наиболее упитанных демократий. Именно внеэкономическое распределение является той самой действенной уздой, которая не позволяет частным собственникам в их безоглядной погоне за наживой перешагнуть ту невидимую грань, за которой экономические и общественные отношения быстро приобретают явно выраженные признаки неуправляемого самопроизвольного процесса.

Третья область внеэкономического распределения используется в случаях значительного ограничения возможностей общественного производства (войны, стихийные бедствия, природные катаклизмы и пр.). Однако, иногда сами ограничения обусловлены преднамеренным использованием избыточного внеэкономического распределения, когда общество сворачивает на дорогу, вымощенную благими намерениями наиболее одержимых борцов за социальную справедливость. Получается так, что общество, использующее избыточное внеэкономическое распределение, самопроизвольно тяготеет к такому своему состоянию, которое вызывает необходимость использования такого распределения.

Очевидно, что внеэкономическое распределение оказывает огромное влияние на характер общественно-экономических отношений, изменяя их в самых широких пределах: от форм присущих неуправляемому самопроизвольному процессу, до – свойственных системе тотального централизованного распределения. Однако, оно не позволяет получить модель общественного устройства, превосходящую по степени совершенства ее общественной и экономической организации «гуманный и демократический капитализм. Не приходится даже говорить об общественных и экономических отношениях, которые хотя бы отдаленно соответствовали многочисленным описаниям несравненных достоинств таковых в социалистическом или коммунистическом обществе, так как не обнаружено ни социалистического, ни коммунистического внеэкономического распределения. Вот так и слабая надежда на возможность найти такую долю внеэкономического распределения, которая позволила бы без всяких измов раз и навсегда устранить несправедливость в человеческом обществе, тотчас оказалось несостоятельной. Налицо очевидная недостаточность самого внеэкономического распределения, предопределяющая ограниченность и порочность идеи социалистической и призрачность коммунистической, а вместе с тем бессодержательность таких понятий, как социализм и коммунизм.

Таким образом, возможность дальнейшего совершенствования общественной и экономической организации необходимо искать в области распределения экономического.

Авторская колонка Валентина Мач

СТАТЬИ >> НАЛОГИ, ЗАКОНЫ, ПРАВО

Налоги - вертикальный мир

Налоговая реформа начала 2000-х сократила базу местных бюджетов. Новый тяжелый удар по ним нанес глобальный кризис. Призывы регионов к совершенствованию системы межбюджетных отношений противоречат принципу «вертикали власти», поэтому они пока нереализуемы, — в этом уверен редактор отдела экономики журнала «Эксперт» Максим Рубченко.

Кризис нанес тяжелый удар по региональным бюджетам: в 2009 году резко сократились бюджетные доходы примерно четверти субъектов Российской Федерации, причем сильнее всего пострадали бюджеты наиболее развитых регионов — тех, в которых была максимальной доля налога на прибыль. При этом в слаборазвитых субъектах Федерации доходы бюджетов даже выросли, причем существенно: в Чеченской республике и в Чукотском АО — в 1,6–1,7 раза, на Камчатке — в 1,4 раза, в республике Адыгея и на Сахалине — в 1,3 раза. Очевидная и единственная причина такого роста - перераспределительная политика федерального центра: трансферты регионам в прошлом году увеличились в полтора раза по сравнению с 2008 г. Причем распределение в основном осуществлялось в «ручном режиме» — примерно три четверти всех трансфертов регионам распределялись по усмотрению федеральных чиновников в абсолютно непрозрачном режиме.

Неудивительно, что как только острота кризиса несколько ослабла, дав возможность вернуться к спокойному анализу ситуации, в регионах начались разговоры о несовершенстве нынешней системы межбюджетных отношений и необходимости ее радикально поменять. Речь прежде всего идет об изменении системы зачисления налоговых платежей в бюджеты различных уровней.

Сейчас уже можно говорить о твердом консенсусе среди подавляющего большинства субъектов Федерации по двум вопросам. Первый — это необходимость передачи поступления налога на доходы физических лиц (НДФЛ) на местный уровень, причем уплату этого налога необходимо перенести с места работы на место жительства. Тогда каждый налогоплательщик будет видеть, на что идут его налоговые платежи, например, на строительство больниц, школ, детских садов, благоустройство территорий, и так далее. Активнее всего за эту новацию выступают представители регионов, который соседствуют с крупными промышленными центрами, что понятно: многие граждане ездят на работу в соседний, более благополучный, регион и там же остаются их платежи по НДФЛ. В результате богатые регионы становятся богаче, а бедные — беднее, и межбюджетные диспропорции нарастают с каждым годом.

Второе принципиальное изменение в налогово-бюджетной политике, за которое выступают регионы — передача им поступлений от налога на добавленную стоимость. Впрочем, поскольку понятно, что НДС может быть только федеральным налогом из-за сильной привязки к внешнеторговым операциям (имеется ввиду возврат НДС экспортерам и обложение этим налогом импорта), то конкретные предложения сводятся к замене федерального НДС региональным налогом с продаж.

Взамен региональные и местные власти признают за федеральным центром безусловное право на ресурсные налоги и таможенные платежи, а также готовы уступить ему все поступления налога на прибыль, поскольку прибыль предприятий в наибольшей степени зависит именно от решений, принимаемых федеральными органами власти.

Эти инициативы выглядят логичными, оправданными, а в свете кризисных реалий — и вполне актуальными. Тем не менее, федеральные власти четко и недвусмысленно заявляют, что никаких кардинальных реформ в налоговой системе в обозримой перспективе проводить не собираются. Мало того, первый вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин заявляет, что в связи с тяжелой бюджетной ситуацией в ближайшие годы возможно даже увеличение налогового бремени (и это помимо неизбежного уже повышения ставок обязательных отчислений во внебюджетные фонды).

Абсолютно необъяснимое с точки зрение экономики нежелание федеральных чиновников пересматривать нынешнюю систему межбюджетных отношений находит свое объяснение в другой сфере — политической. Суть в том, что нынешняя налогово-бюджетная система идеально подходит для вертикальной структуры власти: действующая сегодня структура распределения доходов между бюджетами разных уровней обеспечивает наибольший приток денег в федеральный бюджет, меньший — в региональные и совсем уже символический — в бюджеты муниципальных образований. Таким образом, федеральная власть получает мощнейший финансовый рычаг влияния на губернаторов, а от глав регионов, в свою очередь, полностью зависит судьба муниципальных бюджетов.

Передача НДФЛ на места, а НДС (в виде налога с продаж) — регионам, полностью переворачивает всю систему власти в стране: степень финансовой самостоятельности муниципалитетов и регионов резко возрастет, а возможности федерального центра, соответственно, сократятся. Причем это сокращения коснется как влияния на нижестоящие уровни власти, так и реализации финансовоемких проектов, обеспечивающих федеральным чиновникам возможности откатов и «вознаграждений». Понятно, что по доброй воле никто в правительстве или Госдуме на такое не пойдет, так что шансы на налогово-бюджетную революцию равны нулю.

Проблема, однако, в том, что недостатки нынешней налогово-бюджетной политики абсолютно объективны, и фундаментальнейший из них — незаметность для налогоплательщика связи между уплаченными налогами и полученными от государства благами. Не все ясно даже с целевыми налогами. Взять тот же транспортный налог — его повышение обосновывается очевидной необходимостью ремонта дорог. Однако параллельно создается госкорпорация «Автодор», которой даруется право взимать плату за проезд по любым федеральным дорогам. И опять с той же целью — собрать деньги на ремонт дорог. То есть с автолюбителя будет взиматься два платежа на одни и те же цели, хотя понятно, что тот предпочел бы ограничиться одним.

Не все однозначно и с повышением пенсионных отчислений. С тем, что многие пенсионеры влачат нищенское существование и нуждаются в дополнительной поддержке, никто не спорит. Однако сами пенсионеры в связи с регулярным повышением пенсий особого ликования не испытывают. Потому что практически все эти повышения «съедается» увеличением платежей за квартплату и коммунальные услуги. Таким образом, государство уже который не год не столько повышает благосостояние пенсионеров, сколько набивает карманы коммунальщиков. Не случайно в течение прошлого года в числе самых прибыльных компаний числились электрогенерирующие, а наименьший спад производства и скорейшее его восстановление зафиксировано в производстве и распределении электроэнергии, газа, и воды.

Что же касается использования государством средств, полученных по нецелевым налогам — НДС, НДФЛ, налог на прибыль, то здесь остается только строить предположения, опираясь на различные подсказки. Например, в СМИ регулярно появляются сообщения, что возврат НДС экспортерам из-за обилия мошенников — «лже-экспортеров», практически равен поступлению этого налога в бюджет. А из федерального бюджета на этот год можно узнать, что финансирование «скорой помощи» сократится на 20%, до 432,5 млн. рублей, — а это всего лишь вдвое больше суммы, которую Минфин готов выделить «на финансовое обеспечение деятельности автономной некоммерческой организации "Исполнительная дирекция XXVII Всемирной летней универсиады 2013 года в г. Казани" в сумме 217,1 млн рублей».

Реакция налогоплательщиков на такое использование их денег вполне естественна: по данным Росстата доля «теневой экономики» в стране за прошлый год выросла с 16% до 20% ВВП, и все аналитики сходятся в том, что после увеличения размера отчислений во внебюджетные фонды темпы роста «серой экономики» резко возрастут. Предсказуема и реакция властей на эту тенденцию - ужесточение «налогового террора» практически неизбежно. Единственным итогом такого развития события может стать только деградация налоговой базы, которая в конце концов все-таки заставит власть пойти на реформы межбюджетных отношений. К сожалению, есть сильное подозрение, что чиновники согласятся поступиться своими принципами лишь тогда, когда негативные процессы в экономике станут уже необратимыми.

Максим Рубченко, Opec.ru

Прыг: 048 049 050 051 052 053 054 055 056 057 058
Шарах: 100