СТАТЬИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Распределение и власть

Обратимся к наиболее ранним формам производственной, экономической и общественной организации, существовавших еще на самой заре развития человечества – в первобытном стадном сообществе.

Преобладающим способом производства в то время могло быть только собирательство подножной пищи, основанное на независимых индивидуальных действиях каждой особи. Крайняя примитивность такого способа производства исключала необходимость производственной организации и распределения продуктов труда, а вместе с ними существование производственных и экономических отношений. Тем самым была обусловлена невыразительность экономической организации первобытного сообщества, которой вполне соответствовала невыразительность организации общественной.

Можно предположить, что и в том, необозримом историческом прошлом существовали способы добывания пищи, для использования которых требовалось организованное взаимодействие двух и более особей. Таким способом могла быть охота на диких животных, а тем более – крупных. То есть, уже тогда, пусть и эпизодически, осуществлялась коллективная производственная деятельность, вызвавшая возникновение производственных отношений и необходимость централизованного управления производственным процессом. А обособленные индивидуальные производители, которыми являлись независимые собиратели подножной пищи, превращались на время производственного взаимодействия в участников совместного труда.

Однако наиболее значительные изменения в укладе первобытного сообщества были вызваны необходимостью распределения результатов совместной производственной деятельности. Распределение, которое в то время могло быть только централизованным, обусловило возникновение экономических отношений между его участниками и образование экономической организации, на основе которой образовалась организация общественная в виде пирамиды общественной иерархии, явившейся отражением распределения отношений господства и подчинения, сложившихся в процессе выяснения отношений к результатам совместного труда посредством насилия.

Вся история человечества является историей непрерывной и ожесточенной борьбы за передел как результатов совместной производственной деятельности, так и результатов общественного производства в целом.

Если производственная организация охватывала только участников совместной производственной де6ятельности, то организация общественная – всех участников централизованного распределения, которое осуществлялось, быстрее всего, в виде такой своей разновидности, как распределение единоличное, на основе которого возникла Ее Величество Власть в качестве формы человеческой самоорганизации.

Некоторое время организованное производственное взаимодействие и последующее распределение продуктов труда происходили от случая к случаю, однако, производственная, экономическая и общественная организация имела более долговременный характер, сохраняясь от одного случая к другому, если временной интервал между ними не был чрезмерно продолжительным. Более длительное сохранение организационной структуры имело значительный практический смысл, так как каждое новое ее образование сопровождалось выяснением отношений с помощью насилия.

В виду многочисленности первобытного сообщества, даже самой крупной разовой добычи не хватало на всех, поэтому ее распределение происходило среди более или менее постоянного круга особей, наиболее тесно примыкавших к той или иной группе охотников, внутри которых и происходили все организационные изменения. В целом к укладу первобытного сообщества эти изменения относились в той мере, в которой способствовали его полному разрушению.

Неравномерность распределяемой в различных группах добычи зачастую вызывала межгрупповые раздоры, способствовавшие образованию более жестких и более выразительных групповых организационных структур. Однако, преобладание количества собираемой пищи сохраняло целостность стадного сообщества. Когда коллективная производственная деятельность превратилась в основной источник пищи и возникли неблагоприятные условия для всех форм производства, неравномерность недостаточного распределения повысила накал межгрупповых раздоров до критического значения, и первобытное стадное сообщество распалось в соответствии с уже сложившимися независимыми источниками единоличного распределения. Тем самым человечество совершило переход к следующей, более высокой ступени своего исторического развития, которой явился первобытно-общинный строй.

Экономическая организация первобытной общины основывалась на натуральном распределении, которое можно осуществить двумя способами.

Одним из них является полномасштабный неуправляемый самопроизвольный процесс в экономических и общественных отношениях, сопровождаемый разгулом насилия и завершающийся необратимым распадом первобытной общины. Недопустимость такого исхода представляется очевидной. Другим, более приемлемым способом натурального распределения является распределение единоличное, исключающее возникновение неуправляемого самопроизвольного процесса со всеми вытекающими из него последствиями, так как само оно всегда основывается на насилии.

Образование в составе общины нескольких производственных коллективов было для нее критическим, так как каждый из них мог превратиться в независимый источник единоличного распределения и отделиться от всех остальных. Для предотвращения подобного исхода необходимо было, чтобы произошло отделение производственной иерархии от иерархии общественной, а единому распределению подлежали продукты труда всех производственных коллективов. Там, где это происходило, единоличное распределение превращалось в централизованное, которым является единоличное управление несколькими источниками единоличного распределения. Вот так усложнившееся распределение обусловило возникновение и последующее разрастание бюрократического аппарата.

Человек быстро осознал все огромные преимущества, предоставляемые ему правом единоличного распределения, а поэтому добивался обладания таковым, используя все доступные ему способы и средства, не исключая самое жестокое насилие.

Если история человечества является историей непрерывной и ожесточенной борьбы за передел как результатов совместной производственной деятельности, так и результатов общественного производства в целом, то одновременно она является историей борьбы за обладание правом единоличного распределения.

В процессе этой борьбы, неотделимой от борьбы за власть, вопрос о праве единоличного распределения всегда решался с помощью силы. Можно предположить, что ее использование зачастую сопровождалось значительным распространением насилия в обществе. Не вызывает никаких сомнений его огромная разрушительность для всех сфер человеческой деятельности. Человечество, пожалуй, никогда не вышло бы из состояния весьма недалекого от своей первобытной дикости, не найди оно иные, более приемлемые способы решения вопроса о власти.

Первой находкой подобного рода оказалась наследственная монархия, значительно ограничившая число возможных соискателей власти, предотвратив возникновение не одной вспышки насилия в обществе. Тем самым человечеству удалось избежать значительное множество разрушительных потрясений, несмотря на то, что законные престолодержатели положили непомерно много на алтарь достижения, укрепления и распространения своего могущества. Не отставали от них и законные престолонаследники, умудряясь в своих бесконечных сварах затевать, иногда весьма продолжительные и кровопролитные, династические войны. Со временем и наследственная монархия оказалась чрезмерно обременительной для все более возраставшей экономически независимой части общества. Ее настойчивое стремление избавиться от произвола чрезмерно централизованной власти вызвало вначале ее частичное ограничение, а затем и полное устранение самодержавия.

Следующей находкой в виде еще более приемлемого способа решения вопроса о власти явилась демократическая процедура, представляющая собой сплошное надувательство.

Однако и до настоящего времени во многих случаях вопрос о власти решается с помощью насилия. Будучи доведенной до своих крайних форм в виде полномасштабного неуправляемого самопроизвольного процесса в экономических и общественных отношениях, борьба за власть несет ужасающие по своей разрушительности последствия для охваченной ею независимой человеческой общности и ее среды обитания.

Если история человечества является историей непрерывной и ожесточенной борьбы за передел как результатов совместной производственной деятельности, так и результатов общественного производства в целом, то одновременно она является историей борьбы за власть. Неразрывная связь между распределением и властью заключается в существовании соответствия между централизацией распределения и централизацией власти. Недостаточной степени централизации распределения соответствует недостаточная степень централизации власти и распространение в экономических и общественных отношениях неуправляемого самопроизвольного процесса. Оптимальной степени централизации распределения соответствует оптимальная степень централизации власти. Избыточной степени централизации распределения соответствует избыточная степень централизации власти. Тотальному централизованному распределению совокупного результата общественного производства соответствует тоталитарная власть. Кто ведет борьбу за обладание правом единоличного распределения, тот ведет борьбу за власть и наоборот. Кто распределяет, тот властвует и наоборот.

Очевидно, что распределение является экономическим эквивалентом политической власти. Вместе с тем власть, охватывая всю совокупность общественных отношений, является несопоставимой с распределением. Это означает, что распределение представляет собой одно, хотя едва ли не самое значительное, из всего множества проявлений власти.

Совсем несложно заметить, что любым, соответствующим друг другу степеням централизации распределения и власти всегда можно поставить в соответствие некоторую долю внеэкономического распределения совокупного результата общественного производства. Уже установленная недостаточность внеэкономического распределения не позволяет искать возможность дальнейшего совершенствования общественной и экономической организации среди различных соответствующих друг другу степеней централизации распределения и власти. Между тем в свое время капиталисты усовершенствовали для себя экономическую и общественную организацию, добившись экономической независимости утверждением неприкосновенности частной собственности.

Таким образом, решение в области экономического распределения, которое позволит получить более качественную общественную и экономическую организацию, должно предполагать достижение экономической независимости всех членов общества.

Однако всегда будет существовать необходимость свести до возможного минимума многочисленные отрицательные последствия неосмотрительной деятельности, обладающего, наряду с непомерным самомнением, весьма ограниченными возможностями человека, неизменно ухудшающие качество и без того далекой от совершенства экономической и общественной организации.

Авторская колонка Валентина Мач

СТАТЬИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Китайское чудо на пути к закату

Вашингтонский консенсус универсальнее пекинского; «китайский путь» был хорош для догоняющего развития, но плохо совместим с потребностями следующего этапа развития; китайские капиталовложения по всему миру делались без рыночного расчета и испытывают серьезную эрозию – об этом говорил в своей публичной лекции в Высшей школе экономики профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Дипак Лал (Deepak Lal).

Профессор Лал, американский экономист индийского происхождения, выступил в НИУ ВШЭ с лекцией «Роль правительства в рыночной экономике: мертв ли Вашингтонский консенсус?». Научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин, по чьему приглашению и выступал профессор, напомнил собравшимся, что Дипак Лал – один из наиболее последовательных сторонников либеральной модели. «За что его и люблю», – признался Ясин.

Дипак Лал начал с того, что помимо известного либерального Вашингтонского консенсуса складывается еще и консенсус Пекинский. Суть его в том, что путь развития, избранный Китаем в последние три десятилетия, доказал свою эффективность. «Его сторонники считают, что он особенно подходит азиатским государствам, я же называю его тоталитарным капитализмом».

Дипак Лал предложил свое видение генезиса возникновения консенсусов. В свое время Сталин показал пример быстрой модернизации отсталой экономики, и многие страны, стремившиеся перейти из феодализма к рынку, стремились это сделать, используя принципы плановой экономики. После того, как выяснились многочисленные издержки такого пути, возник неоконсерватиный Вашингтонский консенсус. По сути, это неолиберальный пакет циклического стабильного денежного оборота. Данная концепция ничего не говорила о том, как управлять доходами и что такое их справедливое распределение. Тут консенсус не был достигнут.

Китайское экономическое чудо, казалось бы, подсказало рецепт: «Многие в Китае, как и в России, верят, что это чудо базировалось на очень умной государственной интервенции. Преобразования в Гонконге, Сингапуре, на Тайване якобы также основывались на ней». В подтверждение этого приводят неоклассическую теорию роста, согласно которой чем больше людей производит капитал, тем больше его совокупная величина. Для «азиатских тигров», в которых бурный рост экономики совпадал с бурным ростом числа занятых, это кажется вполне подходящим обоснованием. Но уже для Африки это не срабатывает. По-видимому, заключил, Лал, здесь существует гораздо более сложная зависимость.

Одна из коренных проблем государственной поддержки индустрии – проблема определения того, кто именно и в какой степени достоин такой поддержки. В результате возникает конкуренция за госдотации, и вы тратите много денег, чтобы пролоббировать поддержку себе. Деньги для экономики на этом теряются, уходя не на основную вашу деятельность. Но, главным образом, эффективность теряется на том, что поддержку получает необязательно рыночно наиболее эффективная структура, и, может быть. наоборот, наименее эффективная может продлить свою никчемную жизнь. Госинтервенции могут быть оправданы, лишь когда некая индустрия находится в младенческом состоянии, заметил Лал.

Он привел в пример Корею, в которой снижение торговых барьеров в итоге привело к росту производительности местных компаний. Исследования тайваньской экономики также не выявили зависимость между госинтервенциями и бурным ростом экономики. Вмешательство государства имело точечный характер, обусловленный политическими причинами и никак не сказалось на общем состоянии экономики государства.

Китай достиг своих успехов прежде всего потому, что развязал инициативу рядовых граждан, поощряя в 80-е годы развитие TVE (Township and Village Enterprises). В мире их считали государственными по сути, но, отметил Лал, как показал в своей работе Хуан Яншен (Huang Yasheng. (2008). Capitalism with Chinese Characteristics. New York: Cambridge University Press) они принадлежали городским и сельским властям лишь формально, но по сути управлялись как частные предприятия, а в середине 90-х при Цзян Цземине многие из них были приватизированы. Это, кстати, позволило центральному правительству превратить потоки дивидендов, шедших от TVE на места, в налоги, поступающие в казну разных уровней. В это же время сократились темпы роста доходов китайского населения – с 8% до 5%. Появившийся разрыв между темпами экономического роста и частными доходами и позволил китайскому правительству накопить огромные валютные резервы.

«Китай распоряжается ими довольно глупо, - заявил Дипак Лал. - Они инвестируют их в низкодоходные бумаги, в здания и земельные участки в США, в миноритарные пакеты крупных компаний по всему миру и т.п. В итоге их инвестиции испытывают эрозию. К тому же и курс юаня у них стабилизирован и привязан к доллару. Я в этом усматриваю некий авантюризм. Лучше бы вкладывали в свою экономику». Дипак Лал привел аналогию с Японией. В 80-е годы также все говорили, что Япония вот-вот станет экономикой номер один, а вместо этого грянул кризис, который заморозил ее на два десятилетия. Японцы тогда расходовали свои огромные резервы на социальную сферу, а не в экономику, и в итоге оказались в ловушке.

В качестве альтернативы Лал привел Индию, в которой практика складывается так, что инвестиции идут от частного сектора и исключительно исходя из критериев их эффективности. «Не подумайте, что я так говорю потому, что сам индус, – сказал Лал. – Но это факт, что в Индии на единицу роста ВВП приходится вдвое меньше инвестиций, чем в Китае. Это наглядный показатель их эффективности».

Таким образом, складывающийся «пекинский консенсус» складывается вокруг мифа. На самом деле рост экономики Китая порожден развязыванием частной инициативы в форме TVE, а государственное вмешательство оказывается направленным вовсе не на развитие.

Впереди у Китая еще целый ряд серьезных проблем, отметил Лал:

  • в скором времени встанет вопрос о подъеме зарплаты, что увеличит расходы и снизит ценовую конкурентоспособность китайских товаров
  • попытка властей догнать США в военном отношении требует огромных дополнительных расходов, а уже сегодня 6-7% ВВП уходит у Китая на военные расходы
  • жилищное строительство перегрето
  • муниципалитеты влезли в огромные долги, заложив принадлежащие им земли. Это должно привести к имущественному либо финансовому кризису.

Возможно, подытожил экономист, что уже в следующем году мы услышим о закате китайского чуда, также, как когда-то услышали о закате японского.

Отвечая затем на вопросы, Дипак Лал сообщил, что с самого начала был противником введения евро. «Я считаю, что валюта должна быть натуральной, а евро – это политический проект, изобретение евробюрократов. Здесь телега впереди лошади, политика впереди экономики. Происходит медленный крах евро. Но вместо того, чтобы признать это, бюрократы сидят и ждут. Однако это лишь вопрос времени, вопрос того, сколько еще банков должно рухнуть, сколько еще денег должно быть потеряно».

После выступления Лала свое резюме сделал Евгений Ясин: «Маркс, видимо, сильно ошибался, считая, что рыночная экономика исчерпана и далее будут все решать бюрократы. Но ведь тогда рыночный капитализм был очень молодым. А теперь он доказывает свою силу. Посмотрите на примеры в России. Телекоммуникационная сфера – вся выросла на частных деньгах, там занято 400 тысяч человек. Автосервисы – ремонт машины был мучением в советское время, а теперь об этом автомобилисты не думают, они думают о парковках, о пробках, но только не о ремонте. 760 тысяч человек занято в этом секторе, и он полностью частный.

Поэтому когда говорят, что рынок уже лопнул, я всегда вспоминаю такие примеры. Ничего не говорит о том. что либерализм себя исчерпал. Более того, это большее, что можно предложить России. Есть сферы, где нужно догонять, там государство может участвовать. Но не более».

Видеозапись лекции Дипака Лала «Роль правительства в рыночной экономике: мертв ли Вашингтонский консенсус?»

Игорь Стадник, Opec.ru

СТАТЬИ >> ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Оценка платежеспособности компании: российский и зарубежный опыт

Автор А.С. Деревягин, аналитик, к.эк.н., журнал «Справочник экономиста», № 8, за 2011 год

В современных условиях кредиторам необходимо иметь точное представление о кредитоспособности их партнера. Для достижения этой цели коммерческие банки разрабатывают собственные методики определения кредитоспособности.

Процесс перехода к рыночным отношениям существенно изменил взаимоотношения организаций и их кредиторов. На первый план вышли условия взаимовыгодного партнерства и общий экономический интерес, непосредственно связанный с кредитоспособностью заемщика. Неплатежеспособное предприятие не будет привлекательно ни для поставщиков, ни для инвесторов. Оно создает угрозу потери как собственных, так и привлеченных ресурсов.

Справка

В учебнике «Банковское дело» под редакцией профессора О.И. Лаврушина кредитоспособность трактуется как способность заемщика полностью и в срок рассчитаться по своим долговым обязательствам (основному долгу и процентам)1. Такого же мнения придерживается профессор А.Д. Шеремет2.

А.И. Ачкасов под кредитоспособностью хозяйствующего субъекта понимает его способность своевременно производить все срочные платежи при обеспечении нормального хода производства за счет наличия адекватных собственных средств и в форме, позволяющей без серьезных финансовых потрясений мобилизовать в кратчайшие сроки достаточный объем денежных средств для удовлетворения всех срочных обязательств перед различными кредиторами3. Продолжением этой формулировки может служить определение В.Т. Севрука: «Финансовое состояние предприятия выражается его платежеспособностью и кредитоспособностью, то есть способностью вовремя удовлетворять платежные требования в соответствии с хозяйственными договорами, возвращать кредиты, выплачивать рабочим и служащим заработную плату, вносить платежи и налоги в бюджет»4.

Приведенные определения не совсем корректны, так как в них не разграничиваются термины «кредитоспособность» и «платежеспособность». Последняя как раз и подразумевает способность организации расплачиваться по всем видам обязательств, а кредитоспособность подразумевает способность расплатиться лишь по кредитным обязательствам. Платежеспособность — возможность удовлетворить требования кредиторов в настоящий момент, а кредитоспособность — прогноз такой способности на будущее. И еще одно существенное различие. Организация погашает свои обычные обязательства (кроме задолженности по кредитам), как правило, за счет выручки от реализации продукции (работ, услуг). Возврат кредита может проводиться как из собственных средств заемщика, так и за счет средств, поступивших от реализации банком обеспечения, переданного в залог, средств гаранта или поручителя, страховых возмещений. Помимо этого, кредитоспособность определяется не только тем, насколько ликвидны активы организации, направляемые на погашение обязательств, но и множеством других факторов, не зависящих напрямую от хозяйствующего субъекта (контрагенты, рынки сбыта и др.) и не всегда поддающихся количественному измерению.

Подходы и методы оценки кредитоспособности заемщиков зарубежных банков

Кредитоспособность заемщика зависит от многих факторов, оценить и рассчитать каждый из которых непросто. Большая часть анализируемых на практике показателей кредитоспособности основана на данных за прошедший период или на какую-то отчетную дату. Вместе с тем все они подвержены искажающему влиянию инфляции. Сложность представляют выявление и количественная оценка некоторых факторов, таких как моральный облик и репутация заемщика. Кроме того, применяется множество методов решения данной задачи, не исключающих друг друга, а дополняющих в комплексе и делающих оценку кредитоспособности заемщика более соответствующей реальности.

Удачной представляется классификация подходов к оценке кредитоспособности заемщиков коммерческих банков, приведенная на рис. 1.


Рис. 1. Классификация моделей оценки кредитоспособности заемщиков

В мировой практике при оценке кредитоспособности на основе системы финансовых коэффициентов применяются в основном следующие пять групп коэффициентов: ликвидности, оборачиваемости, финансового рычага, прибыльности, обслуживания долга.

Группа ученых (Дж. Шим, Дж. Сигел, Б. Нидлз, Г. Андерсон, Д. Колдвел) предложила использовать показатели, характеризующие ликвидность, прибыльность, долгосрочную платежеспособность, и показатели, основанные на рыночных критериях. Этот подход позволяет прогнозировать долгосрочную платежеспособность с учетом степени защищенности кредиторов от неуплаты процентов (коэффициента покрытия процента). Коэффициенты, основанные на рыночных критериях, включают отношение цены акции к доходам, размер дивидендов и рыночный риск. С их помощью определяются отношение текущего биржевого курса акций к доходам в расчете на одну акцию, текущая прибыль их владельцев, изменчивость курса акций фирмы относительно курсов акций других фирм. Однако расчет некоторых коэффициентов сложен и требует применения специальных статистических методов.

На практике каждый коммерческий банк выбирает для себя определенные коэффициенты и решает вопросы, связанные с методикой их расчета. Этот подход позволяет охарактеризовать финансовое состояние заемщика на основе синтезированного показателя-рейтинга, рассчитываемого в баллах, присваиваемых каждому значению коэффициента. В соответствии с баллами устанавливается класс организации: первоклассная, второклассная, третьеклассная или неплатежеспособная. Класс организации принимается банком во внимание при разработке шкалы процентных ставок, определении условий кредитования, установлении режима кредитования (формы кредита, размера и вида кредитной линии и т. д.), оценке качества кредитного портфеля, анализе финансовой устойчивости банка.

Прогнозные модели, получаемые с помощью статистических методов, используются для оценки качества потенциальных заемщиков. При множественном дискриминантном анализе (МДА) используется дискриминантная функция (Z), учитывающая некоторые параметры (коэффициенты регрессии), и факторы, характеризующие финансовое состояние заемщика (в том числе финансовые коэффициенты). Коэффициенты регрессии рассчитываются в результате статистической обработки данных по выборке фирм, которые либо обанкротились, либо выжили в течение определенного времени. Если Z-оценка фирмы находится ближе к показателю средней фирмы-банкрота, то при условии продолжающегося ухудшения ее положения она обанкротится. Если менеджеры фирмы и банк предпримут усилия для устранения финансовых трудностей, то банкротство, возможно, не произойдет. Таким образом, Z-оценка является сигналом для предупреждения банкротства фирмы. Применение данной модели требует обширной репрезентативной выборки фирм по разным отраслям и масштабам деятельности. Сложность заключается в том, что не всегда можно найти достаточное число обанкротившихся фирм внутри отрасли для расчета коэффициента регрессии.

Наиболее известными моделями МДА являются модели Альтмана и Чессера, включающие следующие показатели: отношение собственных оборотных средств к сумме активов; отношение реинвестируемой прибыли к сумме активов; отношение рыночной стоимости акций к заемному капиталу; отношение объема продаж (выручки от реализации) к сумме активов; отношение брутто-прибыли (прибыли до вычета процентов и налогов) к сумме активов.

Организацию относят к определенному классу надежности на основе значений Z-индекса модели Альтмана. Пятифакторная модель Альтмана построена на основе анализа состояния 66 фирм и позволяет дать достаточно точный прогноз банкротства на два-три года вперед.

Построение в российских условиях подобных моделей достаточно сложно из-за отсутствия статистических данных о банкротстве организаций, постоянного изменения нормативной базы в области банкротства и признания банкротства организации на основе данных, не поддающихся учету.

Модель Альтмана основана на применении мультидискриминантного анализа для прогнозирования вероятности банкротства фирмы.

Отмеченный подход, разработанный в 1968 г. Э. Альтманом, был использован им самим в том же году применительно к экономике США. В результате появился индекс кредитоспособности (index of creditworthiness):

Z = 1,2K1 + 1,4K2 + 3,3K3 + 0,6K4 + K5,

где К1 — собственный оборотный капитал / сумма активов;

К2 — нераспределенная прибыль / сумма активов;

К3 — прибыль до уплаты процентов / сумма активов;

К4 — рыночная стоимость собственного капитала / заемный капитал;

К5 — объем продаж / сумма активов.

Интервальная оценка Альтмана: при Z < 1,8 — очень высокая вероятность банкротства, при Z = 1,81–2,7 — высокая вероятность, при Z = 2,71–2,99 — возможная вероятность банкротства, при Z > 3,0 — очень низкая вероятность банкротства.

Позже данная модель была доработана для анализа непубличных компаний. В модель расчета были внесены следующие изменения:

  •   для производственных предприятий:

Z = 0,717К1 + 0,847К2 + 3,107К3 + 0,42К4 + 0,998К5;

  •  для непроизводственных предприятий:

Z = 6,56K1 + 3,26K2 + 6,72K3 + 1,05K4,

где К2 — (нераспределенная прибыль + резервный капитал) / сумма активов;

К4 — балансовая стоимость собственного капитала / заемный капитал.

При Z < 1,23 Альтман диагностирует высокую вероятность банкротства, при Z = 1,23–2,9 — зона неведения, при Z > 2,9 — низкая угроза банкротства.

Основным преимуществом данной технологии оценки финансового состояния предприятия является ее высокая прогностическая способность.

Очевидно, для анализа российских предприятий необходима разработка отличной системы показателей и весов, однако данное обстоятельство не исключает саму возможность эффективного применения фундаментальных положений модели Альтмана с целью анализа кредитоспособности российских предприятий.

Рассмотрим еще одну модель — Фулмера. В основе данного подхода лежит схожая с моделью Альтмана методология. В американской деловой практике данная модель дает точность прогноза в 98% для периода в один год и 81% для двух лет.

Однако, так же как и модель Альтмана, данная методика не адаптирована для российских условий, поэтому ее применение на практике возможно лишь в качестве дополнительного инструмента оценки кредитоспособности предприятия.

Методика прогнозирования банкротства ФСФО России была принята еще в 1994 г. Первое, о чем необходимо сказать, — нормативные значения трех коэффициентов, по которым делается вывод о платежеспособности предприятия, завышены, что говорит о неадекватности критических значений показателей реальной ситуации. К примеру, нормативное значение коэффициента текущей ликвидности, равное 2, взято из мировой учетно-аналитической практики без учета реальной ситуации на отечественных предприятиях, когда большинство из них продолжает работать со значительным дефицитом собственных оборотных средств. Нормативное значение коэффициента текущей ликвидности едино для всех предприятий, а значит, не учтены отраслевые особенности экономических субъектов.

Платежеспособность предприятия определяется следующим образом:

1. Определяется коэффициент текущей ликвидности:

 

2. Рассчитывается коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами:

 

3. Если один или оба коэффициента не соответствуют норме (КТЛ ≥ 2; КСОС ≥ 0,1), баланс признается неудовлетворительным и рассчитывается коэффициент возможного восстановления платежеспособности в течение следующих 6 месяцев:


4. Если структура баланса признана удовлетворительной (коэффициенты соответствуют норме), производится расчет коэффициента утраты платежеспособности в течение 3 месяцев:


где T — период времени, равный 3, 6, 9 или 12 месяцам.

Модель Чессера позволяет прогнозировать невыполнение клиентом условий договора о кредите. Невыполнение подразумевает не только непогашение кредита, но и любые другие отклонения, делающие отношения между кредитором и заемщиком менее выгодными по сравнению с первоначальными условиями.

Оценка кредитоспособности заемщика может быть сведена к единому показателю — рейтингу заемщика. Преимущество рейтингового метода заключается в возможности учитывать качественные неформализованные показатели, что позволяет строить всеобъемлющие рейтинги.

Обратите внимание! К настоящему времени разработано значительное количество методик оценки кредитоспособности заемщика. Они отличаются по числу показателей, используемых для оценки кредитоспособности, подходу к определению критериальных границ оценочных показателей, оценке значимости каждого из отобранных показателей, методике подсчета суммарной кредитоспособности. Выбор конкретной структуры показателей, формирующих кредитный рейтинг, зависит главным образом от кредитной политики банка.

При классификации кредитов возможно использование модели CART (Classification and Regression Trees), что переводится как «классификационные и регрессионные деревья». Это непараметрическая модель, основные достоинства которой заключаются в возможности широкого применения, доступности для понимания и легкости вычислений, хотя при построении применяются сложные статистические методы. В классификационном дереве фирмы-заемщики расположены на определенной ветви в зависимости от значений выбранных финансовых коэффициентов. Далее идет разветвление каждой из них в зависимости от следующих коэффициентов. Точность классификации при использовании данной модели — около 90%. Пример классификационного дерева представлен на рис. 2, где Кi — финансовый коэффициент; Рi — нормативное значение показателя; В — предполагаемый банкрот; S — предположительно устойчивое состояние.


Рис. 2. Классификационное дерево модели CART

Модели оценки кредитоспособности, основанные на методах комплексного анализа, не учитывают влияние «качественных» факторов при предоставлении банками кредитов. Эти модели лишь отчасти позволяют кредитным экспертам банка сделать вывод о возможности предоставления кредита. Недостатками классификационных моделей являются их «замкнутость» на количественных факторах, произвольность выбора системы количественных показателей, высокая чувствительность к недостоверности исходных данных, громоздкость при использовании статистических межотраслевых и отраслевых данных. В рамках комплексных моделей анализа возможно сочетание количественных и качественных характеристик заемщика. К примеру, в практике банков США применяется правило «шести Си», в основе которого лежит использование шести базовых принципов кредитования, обозначенных словами, начинающимися с английской буквы «Си» (С): Character, Capacity, Cash, Collateral, Conditions, Control.

Анализ кредитоспособности клиента в соответствии с основными принципами кредитования, содержащимися в методике CAMPARI, заключается в поочередном выделении из кредитной заявки и прилагаемых финансовых документов наиболее существенных факторов, определяющих деятельность клиента, в их оценке и уточнении после личной встречи с клиентом. Название CAMPARI образуется из начальных букв следующих слов: С (Character) — репутация, характеристика клиента; А (Ability) — способность к возврату кредита; М (Margin) — маржа, доходность; Р (Purpose) — целевое назначение кредита; A (Amount) — размер кредита; R (Repayment) — условия погашения кредита; I (Insurance) — обеспечение, страхование риска непогашения кредита.

Оценка кредитоспособности предприятий, используемая российскими банками

В большинстве случаев российские банки на практике применяют методы оценки кредитоспособности на основе совокупности финансовых коэффициентов, характеризующих финансовое состояние заемщика.

Главной проблемой при этом является разработка нормативных значений для сравнения, так как существует разброс значений, вызванный отраслевой спецификой хозяйствующих субъектов, а приводимые в экономической литературе приемлемые нормативные уровни финансовых показателей рассчитаны без учета этого. Из-за отсутствия единой нормативной базы в отраслевом разрезе объективная оценка финансового состояния заемщика невозможна, так как нет сравнительных среднеотраслевых, минимально допустимых и наилучших для данной отрасли показателей.

В современных условиях коммерческие банки разрабатывают и используют собственные методики оценки кредитоспособности заемщиков с учетом интересов банка.

Сбербанк России разработал и применяет методику определения кредитоспособности заемщика на основе количественной оценки, финансового состояния и качественного анализа рисков. Финансовое состояние заемщика оценивается с учетом тенденций в изменении финансового состояния и факторов, влияющих на такие изменения. С этой целью анализируются динамика оценочных показателей, структура статей баланса, качество активов, основные направления финансово-хозяйственной политики заемщика. При расчете показателей (коэффициентов) применяется принцип осторожности, то есть пересчет статей актива баланса в сторону уменьшения на основе экспертной оценки.

Для оценки финансового состояния заемщика используются три группы оценочных показателей: коэффициенты ликвидности (К1, К2, К3); коэффициент соотношения собственных и заемных средств (К4); показатель оборачиваемости и рентабельности (К5). Согласно Регламенту Сбербанка России основными оценочными показателями являются коэффициенты (К1, К2, К3, К4, К5), а остальные показатели (оборачиваемости и рентабельности) необходимы для общей характеристики и рассматриваются как дополнительные к первым пяти коэффициентам.

По результатам анализа пяти коэффициентов заемщику присваивается категория по каждому из этих показателей на базе сравнения полученных значений с установленными (достаточными). Далее определяется сумма баллов по этим показателям в соответствии с их весами. Разбивка показателей на категории в зависимости от их фактических значений представлена в табл. 1.

Таблица 1. Категории показателей оценки кредитоспособности заемщика в соответствии с методикой Сбербанка России

Коэффициент

I категория

II категория

III категория

К1

0,2 и выше

0,15–0,2

Менее 0,15

К2

0,8 и выше

0,5–0,8

Менее 0,5

К3

2,0 и выше

1,0–2,0

Менее 1,0

К4, кроме торговли

1,0 и выше

0,7–1,0

Менее 0,7

К4, для торговли

0,6 и выше

0,4–0,6

Менее 0,4

К5

0,15 и выше

Менее 0,15

Нерентабельные

Следующий шаг — расчет общей суммы баллов (S) с учетом коэффициентов значимости каждого показателя, имеющих следующие значения: К1 = 0,11; К2 = 0,05; К3 = 0,42; К4 = 0,21; К5 = 0,21. Значение S наряду с другими факторами используется для определения рейтинга заемщика.

Для остальных показателей третьей группы (оборачиваемость и рентабельность) не устанавливаются оптимальные или критические значения ввиду большой зависимости этих значений от специфики хозяйствующего субъекта, его отраслевой принадлежности и других конкретных условий. Осуществляется сравнительный анализ этих показателей и оценивается их динамика.

Качественный анализ базируется на использовании информации, которая не может быть выражена в количественных показателях. Для проведения такого анализа применяются сведения, представленные заемщиком, подразделением безопасности, и информация базы данных. На этом этапе оцениваются риски отраслевые, акционерные, регулирования деятельности хозяйствующего субъекта, производственные и управленческие.

Заключительным этапом оценки кредитоспособности является определение рейтинга заемщика, или класса. Устанавливаются три класса заемщиков: первоклассные, кредитование которых не вызывает сомнений; второклассные — кредитование требует взвешенного подхода; третьеклассные — кредитование связано с повышенным риском. Рейтинг определяется на основе суммы баллов по пяти основным показателям, оценки остальных показателей третьей группы и качественного анализа рисков. Сумма баллов (S) влияет на рейтинг заемщика следующим образом: S = 1 или 1,05 — заемщик может быть отнесен к первому классу кредитоспособности; 1,05 < S < 2,42 соответствует второму классу; S ≥ 2,42 соответствует третьему классу. Далее определенный таким образом предварительный рейтинг корректируется с учетом других показателей третьей группы и качественной оценки заемщика.

Анализ оценки кредитоспособности ООО «Вагон-Комплект»

Расчет и анализ динамики финансовых ресурсов, находящихся в распоряжении предприятия, в общей сумме и в разрезе основных групп позволяют сделать лишь самые общие выводы о его имущественном положении.

Следующей аналитической процедурой является вертикальный анализ: иное представление отчетной формы, в частности баланса, в виде относительных показателей. Такое представление позволяет увидеть удельный вес каждой статьи баланса в общем итоге. Обязательный элемент анализа — динамические ряды этих величин, посредством которых можно отслеживать и прогнозировать структурные изменения в составе активов и источников их покрытия.

Финансовое состояние организации можно оценивать с точки зрения краткосрочной и долгосрочной перспективы.

В первом случае критерий оценки — ликвидность и платежеспособность предприятия, то есть способность своевременно и в полном объеме произвести расчеты по краткосрочным обязательствам. Примеры подобных операций — расчеты с работниками по оплате труда, с поставщиками за полученные товарно-материальные ценности и оказанные услуги, с банком по ссудам и т. п.

Оценка стабильности деятельности предприятия в долгосрочной перспективе связана с общей финансовой структурой организации, степенью ее зависимости от внешних кредиторов и инвесторов, условиями, на которых привлечены и обслуживаются внешние источники средств.

Существуют различные методики анализа финансового состояния. В нашей стране по опыту экономически развитых стран все большее распространение получает методика, основанная на расчете и использовании в пространственно-временном анализе системы коэффициентов. Показатели могут быть рассчитаны непосредственно по данным бухгалтерской отчетности. Однако удобнее преобразовать баланс путем агрегирования статей и их перегруппировки: в активе — по степени убывания ликвидности активов, в пассиве — по степени возрастания сроков погашения обязательств. Такой подход более удобен как в вычислительном плане, так и с позиции понимания логики расчета.

Проведем вертикально-горизонтальный анализ предприятия, исходя из данных табл. 2.

Таблица 2. Вертикально-горизонтальный анализ предприятия

АКТИВ

Абсолютное изменение, тыс. руб.

Удельный вес, в %

Изменение

Темпы роста

Темпы прироста

на начало года

на конец года

на начало года

на конец года

тыс. руб.

%

%

%

I. ВНЕОБОРОТНЫЕ АКТИВЫ

Основные средства

81

0

0,16

0,00

–81

–0,16

0,00

0,00

Итого по разделу I

81

0

0,16

0,00

–81

–0,16

0,00

0,00

II. ОБОРОТНЫЕ АКТИВЫ

Запасы

557

1202

1,09

2,68

645

1,59

566,54

466,54

В том числе:

сырье, материалы и другие аналогичные ценности

0

624

0,00

1,39

624

1,39

0,00

0,00

готовая продукция и товары для перепродажи

35

171

0,07

0,38

136

0,31

488,57

388,57

расходы будущих периодов

522

407

1,02

0,91

–115

–0,11

77,97

–22,03

Дебиторская задолженность (платежи по которой ожидаются в течение 12 месяцев после отчетной даты)

44 792

40 111

87,35

89,47

–4681

2,12

89,55

–10,45

В том числе покупатели и заказчики

4515

1550

8,81

3,46

–2965

–5,35

34,33

–65,67

Краткосрочные финансовые вложения

4731

0

9,23

0,00

–4731

–9,23

0,00

0,00

Денежные средства

1115

3517

2,17

7,85

2402

5,67

315,43

215,43

Итого по разделу II

51 195

44 830

99,84

100

–6365

0,16

971,52

671,52

БАЛАНС

51 276

44 830

100

100

–6446

–0,00

971,52

671,52

ПАССИВ

III. КАПИТАЛ И РЕЗЕРВЫ

Уставный капитал

10

10

0,02

0,02

0

0,00

100,00

0,00

Нераспределенная прибыль (непокрытый убыток)

–1197

–2344

–2,33

–5,23

–1147

–2,89

–195,82

–295,82

Итого по разделу III

–1187

–2334

–2,31

–5,21

–1147

–2,89

–95,82

–295,82

IV. ДОЛГОСРОЧНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

 

 

 

 

 

 

 

 

Отложенные налоговые обязательства

0

0

0,00

0,00

0

0,00

0,00

0,00

Итого по разделу IV

0

0

0,00

0,00

0

0,00

0,00

0,00

V. КРАТКОСРОЧНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Займы и кредиты

100

100

0,20

0,22

0

0,03

100,00

0,00

Кредиторская задолженность

52 363

47 064

102,12

104,98

–5299

2,86

2109,71

2009,71

В том числе:

поставщики и подрядчики

14 300

8362

27,89

18,65

–5938

–9,24

58,48

–41,52

задолженность перед персоналом организации

0

41

0,00

0,09

41

0,09

0,00

0,00

задолженность перед государственными внебюджетными фондами

0

18

0,00

0,04

18

0,04

0,00

0,00

задолженность по налогам и сборам

6

117

0,01

0,26

111

0,25

1950,00

1850,00

прочие кредиторы

38 057

38 526

74,22

85,94

469

11,72

101,23

1,23

Итого по разделу V

52 463

47 164

102,31

105,21

–5299

2,89

2209,71

2109,71

БАЛАНС

51 276

44 830

100

100

–6446

0

2113,88

1813,88













Проведя вертикально-горизонтальный анализ, можно сделать вывод, что предприятие стало эффективно использовать ресурсы, но этого все равно недостаточно для погашения своих задолженностей. За отчетный период предприятие снизило свою кредиторскую задолженность на 5299 тыс. руб. Это положительно отразилось на финансовом результате. Но самое главное — у предприятия снизилась прибыль на 1147 тыс. руб., что говорит о неэффективном использовании собственных средств. Для полной оценки кредитоспособности предприятия проведем оценку состояния предприятия по методике Альтмана и Правительства РФ.

Модель оценки кредитоспособности Альтмана

Как уже говорилось, модель Альтмана основана на применении мультидискриминантного анализа для прогнозирования вероятности банкротства фирмы.

Проведем оценку кредитоспособности предприятия при помощи оригинальной модели Альтмана. Для этого рассчитаем показатели:

 

Сведем полученные результаты в табл. 3.

Таблица 3. Обобщенные показатели

Коэффициент

Показатель

Изменение

на начало года

на конец года

К1 (собственный оборотный капитал / сумма активов)

0,998

1

0,002

К2 (нераспределенная прибыль / сумма активов)

–0,023

–0,052

–0,029

К3 (прибыль до уплаты процентов / сумма активов)

–0,025

0,002

0,027

К4 (рыночная стоимость собственного капитала / заемный капитал)

–0,023

–0,049

–0,026

К5 (объем продаж / сумма активов)

0,260

0,917

0,657

Z (индекс кредитоспособности Альтмана)

1,329

2,019

0,69

Из табл. 3 видно, что коэффициент оборачиваемости активов в отчетном году увеличился на 0,657, что благоприятно повлияло на индекс кредитоспособности Альтмана.

Проведя оценку кредитоспособности по оригинальной модели Альтмана, можно сказать, что предприятие за отчетный финансовый год улучшило свое состояние. В начале отчетного года вероятность банкротства предприятия оценивалось как очень высокая при Z = 1,329. В конце года предприятие в три раза увеличило выручку (на 308%, что составило 41 099 тыс. руб.) и операционную на 1823% (75 тыс. руб.), что увеличило индекс кредитоспособности Альтмана, и он вырос до 2,019. Это означает, что предприятие снизило вероятность банкротства с очень высокой до высокой.

Теперь проведем оценку кредитоспособности по усовершенствованной модели оценки кредитоспособности Альтмана. Для этого рассчитаем показатели:

 

Сведем полученные результаты в табл. 4.

Таблица 4. Обобщенные показатели

Коэффициент

Показатель

Изменение

на начало года

на конец года

К1 (собственный оборотный капитал / сумма активов)

0,998

1

0,002

К2 (нераспределенная прибыль + резервный капитал / сумма активов)

–0,023

–0,052

–0,029

К3 (прибыль до уплаты процентов / сумма активов)

–0,025

0,002

0,027

К4 (стоимость собственного капитала / заемный капитал)

–0,023

–0,049

–0,026

К5 (объем продаж / сумма активов)

0,260

0,917

0,657

Z (индекс кредитоспособности Альтмана)

0,868

1,572

0,704

По данным табл. 4 видно, что коэффициент оборачиваемости активов в отчетном году увеличился на 0,657, что благоприятно повлияло на индекс кредитоспособности Альтмана. Можно заметить, что ни один коэффициент не изменился, кроме самого индекса кредитоспособности.

Проведя оценку кредитоспособности по усовершенствованной модели Альтмана, можно сказать, что предприятие за отчетный финансовый год улучшило свое состояние. В начале отчетного года угроза банкротства предприятия оценивалась как высокая при Z = 0,868. В конце года предприятие в три раза увеличило выручку (на 308 %, что составило 41 099 тыс. руб.) и операционную на 1823 % (75 тыс. руб.), что увеличило индекс кредитоспособности Альтмана и он вырос до 1,572. Это означает, что предприятие снизило зону с высокой угрозы банкротства до зоны неведения.

Теперь сравним обе модели и представим индексы в виде графика (рис. 3).

 

Рис. 3. Индексы моделей Альтмана

Сравнив обе модели, можно сказать, что усовершенствованная модель Альтмана более эффективна. Модель учитывает дополнительные значения показателей, которые позволяют более точно определить состояние кредитоспособности предприятия. Но модель Альтмана не позволяет точно определить состояние ООО «Вагон-Комплект», так как она не полностью адаптирована для российских предприятий, а больше подходит для американских предприятий. Для точной оценки ООО «Вагон-Комплект» воспользуемся методикой Правительства РФ.

Методика Правительства РФ

Как уже говорилось выше, данная методика была принята в 1994 г. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 20.05.1994 № 498 (в ред. от 03.10.2002) «О некоторых мероприятиях по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» действует система критериев для определения критерия неудовлетворенности структуре баланса и определение степени платежеспособности предприятия.

Для того чтобы определить платежеспособность предприятия, необходимо рассчитать Ктл и Ксос:

По данным показателям видно, что ни один коэффициент не соответствует норме, баланс является неудовлетворительным. Исходя из этого, рассчитываем коэффициент возможного восстановления (период времени T — 12 месяцев):

Полученный коэффициент возможного восстановления составляет 0,469. Можно сделать вывод, что предприятие неликвидное и его финансовое состояние очень сложно (практически невозможно) восстановить.

Резюме

Наиболее распространенным и методологически проработанным является метод комплексной оценки финансово-хозяйственной деятельности предприятия. Его основной недостаток — низкая прогностическая способность.

Иностранные методики оценки кредитоспособности, обладающие высокими прогностическими характеристиками, не адаптированы для применения в России, поэтому их использование затруднительно.

Оценку кредитоспособности затрудняет необходимость учета и анализа качественных характеристик заемщика, методология оценки которых не формализирована.

Литература

1 Банковское дело / Под ред. О. И. Лаврушина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2005.

2 Шеремет А. Д. Методика финансового анализа / А. Д. Шеремет, Р. С. Сайфулин, Е. В. Негашев. М.: ИНФРА-М, 2006.

3 Ачкасов А. Л. Активные операции коммерческих банков / А. И. Ачкасов. М.: Консалт-Банкир, 2004.

4 Севрук В. Т. Анализ кредитоспособности СП // Деньги и кредит. 2003. № 3. С. 43.

Прыг: 047 048 049 050 051 052 053 054 055 056 057
Шарах: 100