СТАТЬИ >> МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

Великие кризисы. Кризис 1810-1820 годов

Автор: Василий Колташов.

Василий Колташов, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Последовавший за 1810 годом (см. статью "Великие кризисы. На пути к 1810 году") большой экономический спад оказался временем острой борьбы машинной промышленности с ремеслом и мануфактурой. Развернулась она, прежде всего, в Англии, а в торжестве передовой индустрии состояла суть перелома совершившегося в сфере материального производства. Одновременно возросла роль банковского капитала. Произошло это в результате ограниченных возможностей производственного инвестирования капиталов.

В 1810 году английская промышленность была поражена кризисом необычайно остроты. Как полагали современники, по масштабам и тяжести он превзошел все, что видела страна за два последних десятилетия. Английский экспорт, составлявший в 1810 году с 34,1 млн. фунтов стерлингов, упал к 1811 году до 22,7 млн. фунтов стерлингов. Экспорт хлопчатобумажных изделий снизился на 37%.

Бурное освоение американских колоний Испании и Португалии предшествовавших лет завершилось для Британии страшным экономическим обвалом. В 1809 году в Америку (без США) было вывезено в 2,3 раза больше английских товаров, чем в 1805 году. Экспорт в этот регион мира оказался больше европейского, который также стремительно увеличивался, несмотря на континентальную блокаду Наполеона. В подвластных Франции странах приобрел популярность обычай «захвата» властями судов с товарами из Англии. Французская администрация зачастую не просто покрывала за спиной императора контрабанду, но непосредственно участвовала в ней.

Уже в 1809 году южноамериканские рынки оказались переполнены английскими товарами. В Британии царил спекулятивный бум. Дело доходило до отправки в Бразилию меховой одежды, коньков и прочих климатически малопригодных изделий. Платежеспособность населения американских колоний не учитывалась. В результате в 1810-1811 годах многие товары пришлось возвращать на родину, где они также не находили сбыта. В эти годы кризис уже свирепствовал во всю силу.

Наполеона радовали экономические трудности конкурента. Проблема состояла лишь в том, что в 1811 году Франция уже сама страдала от перепроизводства тканей. Правительство не жалело денег для скупки излишних товаров. К началу кампании 1812 года ситуацию в экономике удалось несколько смягчить. В отличие от Англии Французская империя располагало более чем достаточными финансовыми средствами. Велика была роль в стабилизации военных приготовлений. Однако кризис сохранялся и это чувствовали французские рабочие, материальное положение которых ухудшалось. В Англии в 1812 году был введен закон о смертной казни за разрушение машин.

В годы кризиса Наполеон старался ужесточить континентальную блокаду Англии. С этим был связан и военный поход на Россию в 1812 году. Спад в экономике обострил отношения между США и Англией. Соединенные Штаты ввели в 1811 году запрет на торговлю с Англией. Вскоре последовало начало войны. Она продолжалась с 1812 по 1815 год.

Накануне кризиса Англия все острее нуждалась в сырье. США, напротив, старались ограничить его экспорт – хлопок был необходим местной промышленности. В 1808 году на английском рынке резко повысились цены на сырье. Спекулятивный взлет цен способствовал расширению ввоза. В результате крах последовал не только в области экспорта английских фабрикатов. Импорт сырья также оказался под ударом кризиса: рынок был переполнен и цены пошли вниз. Последовавшие в 1812 году массовые банкротства нанесли спекуляции сокрушительный удар. В 1813 году началось технологическое обновление производства. Стали применяться механические ткацкие станки с производительностью в 3,5 раза выше ручных станков. Причем два новых станка мог обслуживать один рабочий.

В 1814 году экспорт английских товаров в Европу снова возрос. Он достиг 27 млн. фунтов стерлингов, тогда как в 1811 году упал до 13 млн. фунтов стерлингов. За границу было вывезено в 1814 году продукции хлопчатобумажной промышленности на 20 млн. фунтов стерлингов, в 1815 году – на 20,6 млн. фунтов стерлингов. Причем годовая стоимость произведенной в стране продукции приблизительно оценивалась в тот период в 23 млн. фунтов стерлингов.

Причина столь крупных успехов английского сбыта не состояла в преодолении кризиса. Напротив экономические улучшения стали следствием поражений Наполеона: европейский рынок был заново открыт для английских товаров крушением французской империи. В мировом масштабе хозяйственный кризис не был завершен. В Англии он дал вновь себя почувствовать в 1815 году. Победный экономический бум оказался кратковременным. Столь же непродолжительным был новый международный взлет цен на сырье и хлеб. Новая волна кризиса оказалась тяжелее предыдущей.

Придя на рынки освобожденных от французской зависимости стран, английские товары столкнулись с неожиданной конкуренцией местной продукции. Европейская промышленность заметно выросла за годы континентальной блокады, а буржуазия не желала отдавать свои рынки англичанам. Вместе с тем ранее закрытые рынки быстро оказались переполнены потоком английских фабрикатов и колониальных товаров, пускай более дешевых и ранее недоступных из-за политики Наполеона. Важная особенность французской гегемонии состояла в невозможность свободно использовать морские коммуникации для доставки товаров на местные рынки. Это способствовало развитию производства на местах.

Европейский рынок оказался перенасыщен английской продукцией еще в 1814 году. 1815 год принес снижение экспорта в Европу на 23%. Поставки шерстяных изделий сократились с 10,2 млн. фунтов стерлингов в 1815 году до 8,0 млн. фунтов стерлингов в 1817 году. Внутренний спрос в Англии за этот период также упал. Приблизительно в 1815-1817 годах производство в шерстяной промышленности сократилось на 8-10%. Значительно снизилась добыча угля и выплавка металла. Массовые увольнения рабочих и сокращения оплаты труда привели к падению цен на продовольствие в 1815-1816 годах, что больно задело российских помещиков.

Общее снижение зарплаты рабочих хлопчатобумажной промышленности в период 1814-1817 годов достигло 40%. В этой авангардной сфере британской индустрии зарплата в 1818-1820 годах оказалась вдвое ниже, чем в 1802-1805 годах. Оплата труда угольщиков с 1811 по 1821 год сократилась на 34%. Ткачи в целом стали получать в 1820 году на 36% меньше, чем в 1811 году.

Не только буржуазия, но и правительство Англии боролось с кризисом перекладыванием издержек на трудящихся. Косвенные налоги возросли в 1809-1818 годах на 87%. Первым ответом рабочих на кризис стало движение луддитов, ломавших машины. Народные выступления гасились репрессиями. Их кульминацией стала знаменитая «битва при Питерлоо», когда недалеко от Манчестера войска с помощью кавалерийских сабель разогнали восьмидесятитысячный митинг.

Мировой кризис сильно ударил по молодой немецкой промышленности. Поверженная Франция возмущалась в конце 1814 года не только возвращением дворян и Бурбонов, но также беспошлинным ввозом английских товаров. Особенно непросто приходилось металлургии, сильно отставшей от английской. Потребление хлопка во Франции упало на 25%: с 16,4 тысяч тонн в 1815 году до 12,1 тысяч тонн в 1816 году. Производство сокращалось. 100 дней повторного правления Наполеона научили реставрационный режим больше считаться с интересами французской буржуазии. В 1816 году был полностью запрещен ввоз в страну английских хлопчатобумажных изделий и продуктов ряда других отраслей промышленности. Однако контрабандные поставки британских товаров были огромны.

Хозяйственный кризис 1810-1820 годов обострил промышленную конкуренцию. Техническому превосходству британской индустрии на Старом континенте противопоставлялись протекционизм и дешевизна рабочей силы. Экономический спад серьезно задевал интересы стран поставлявших на мировой рынок сырье и продовольствие. В России, Австрии, Испании, Италии, германских и скандинавских государствах 1810-1820 годы были временем серьезной депрессии. Реакционному политическому наживу правительств сопутствовал экономический нажим помещиков на крестьян. Финансы царской России были настолько расстроены кризисом, что значительная часть войск была переведена на режим военных поселений.

В США в 1816 году был введен новый тариф. Пошлины на ввозимые в страну товары возросли, для хлопчатобумажных тканей они поднялись до 25-30% стоимости. Английские конкуренты прорывались на рынок, а хлопчатобумажная промышленность США испытывала трудности.

Историки часто указывают на военно-политические условия, приведшие к экономическим потрясениям 1810-1820 годов. Между тем сами эти условия порождались мировым кризисом, разразившимся в сравнительно спокойные 1810-1811 годы. В дальнейшем промышленный спад обуславливался не разрушительными последствиями Наполеоновских войн, а обострившейся борьбой между странами за сбыт фабричной и сельскохозяйственной продукции. Точно так же, как Франция и другие страны пытались защититься от английских промышленных товаров таможенными барьерами, британская политика защищала хлебными законами интересы земельной аристократии. Сбыт зерна на сузившемся английском рынке иностранным конкурентам был затруднен. В Англии положение сельского хозяйства оставалась тяжелым все кризисные годы, что отражало состояние потребительского рынка. Повышение цен отмечалось только в 1816-1817 годах. Связано оно было с неурожаями. Слабость спроса привела к крушению спекуляции в этой области, хотя ввоз зерна в Англию потребовал в 1818 году огромных затрат в 13,2 млн. фунтов стерлингов.

Чрезвычайно важной чертой кризиса 1810-1820 годов являлось то, что, совершенствование машин при расширении их применения в промышленности не влекло за собой стремительного увеличения сбыта. Техническая модернизация индустрии порождала массовое обнищание пролетариев, разорение ремесленников, мелких арендаторов и крестьян. Процессы эти активно шли не только в странах с относительно развитой промышленностью, прежде всего – в Англии, потом – во Франции, Голландии, США, северной Италии и на западе Германии. Обнищание низов при ужесточении их эксплуатации отмечалось всюду.

В ходе кризиса были ликвидированы многие ниши мелкого ручного и мануфактурного производства, но машиностроение еще не стало делам преимущественно крупного машинного производства. Машиностроение не выросло еще в мощную отрасль с высокой производительностью. Выпуск средств производства оставался еще делом в основном небольших мастерских – работа велась ремесленно-кустарным способом. Зачастую машины строились в подсобных мастерских хлопчатобумажных фабрик. В целом завершение в годы кризиса переворота в текстильной отрасли более содействовало сужению внутренних рынков передовых стран, нежели их расширению. Для преодоления кризиса в мире должны были произойти события, открывающие новые экспортные возможности для английской, французской и иной индустрии. Главным таким событием стало восстание в американских колониях Испании.

Под влиянием революционных перемен в испанской Америке, экспорт британских и ирландских изделий превысил по количественным показателям в 1822 году уровень 1815 года. По ценности он оказался выше его лишь в 1836 году. Однако экспорт хлопчатобумажных изделий превысил объем 1815 года еще в 1818 году. Но куплено это было за счет резкого снижения цен. Лишь в 1834 году удалось достичь ценности вывоза хлопчатобумажной продукции в 1815 году. Для английской торговли и промышленности 1818-1819 годы стали временем новых потрясений – экономический кризис обострился. Обновление машин и снижение затрат на рабочую силу дали лишь временную передышку. Стабилизация сменилась не оживлением, а очередным спадом.

В 1819 году английский экспорт по сравнению с 1818 годом упал на 24% (с 1815 по 1818 год сокращение составило 10%), что отражало депрессивное состояние мирового товарного рынке. Между тем в Англии не ощущалось нехватки свободных капиталов. Проблема состояла лишь в прибыльном их вложении. Подобной была ситуация и на европейском континенте. Отсюда происходило и усиление банковского капитала по сравнению с промышленной буржуазией. В Англии этому способствовали обнищание пролетариев, разорение ремесленников и лавочников. Во Франции к названным проблемам добавлялось разорение крестьян, получивших землю в ходе революции. Внутренний рынок оказывался слишком узким для стремительного развития промышленности. Капитал тяготел к уходу в сферу банковской деятельности. От ситуации 1800-1810 годов новое положение дел отличалось полностью. Оно являлось общим для многих стран ранее пережившим фабричный бум.

Французские и Голландские банки активно кредитовали реакционные правительства, поддерживавшие полицейский режим в Европе. Обилие в свободных средств позволяло размещать иностранные займы в Англии. В 1817-1818 годах их было выдано больше чем на 38 млн. фунтов стерлингов. Подобная практика затрудняла развитие революционных движений, но она также являлась следствием временного торжества феодального порядка. Победе его в 1814-1815 годах способствовал мировой экономический кризис.

В 1817-1818 годах в Англии был отмечен спекулятивный рост импорта сырья и колониальных товаров. В 7,6 раза вырос по сравнению с 1816 годом в 1818 году ввоз пшеницы, в 1,9 раза – хлопка, в 3,3 раза – шерсти. Предполагалось, что новое хозяйственное оживление потребует все больше подобных товаров. Спекуляции потерпели крах. В 1819 году цены главных предметов импорта обрушились на 25-40% по сравнению с их вершиной в 1817 году. Последовала волна банкротств. Вместо оживления рост производства вызвал новое переполнение рынков английскими фабрикатами еще летом 1818 года.

До 3,5 млн. фунтов стерлингов в 1819 году упала металлическая наличность Английского банка. За 1815-1817 годы она взлетала с 2 до 11,9 млн. фунтов стерлингов. В 1819 году последовал денежный кризис, как новая фаза общего спада. За тот же год число банкротств в хлопчатобумажной промышленности более чем удвоилось. Общее количество банкротств в Англии составило: 1759 в 1815 году, 1010 в 1818 году, 1582 в 1819 году. Падение мирового спроса на суконные изделия дорого обходилось экономике: ничего подобного она не видела уже 25 лет. Британская продукция всюду встречала таможенные преграды.

Материальное положение трудящихся сделалось столь тяжким, что потребление продуктов с 1818 по 1819 год сократилось на треть. Доходило до голодных бунтов. Еще в 1817 году в парламенте был выдвинут проект закона о финансировании общественных работ для снижения безработицы и оживления индустрии. Противоречия между земельной аристократией и промышленниками вновь обострились.

В США в 1818-1819 годах новый наплыв дешевых английских товаров нанес страшный удар по местной промышленности. В 1818 году было поставлено на 38% больше товаров, чем в 1816-1817 годах, когда отмечалось падение ввоза. Колебания спроса на хлопок также негативно повлияли на американскую экономику: расширение посевных площадей в ходе спекулятивного бума закончилось обрушением продаж. Важным признаком спада в Европе было уменьшение спроса на американскую пшеницу. Экспорт США в 1819 году снизился более чем на 25%. Всего за 9 месяцев цены на хлопок упали на 40%. Рис стал продаваться на 42% дешевле, а пшеница – на 35%. В 1820 году она суммарно подешевела с 1819 года уже в 2,5 раза. Как и в Англии в США отмечалось падение покупательной способности населения. Известно, что падение зарплаты было не меньшим, чем в Британии, Германии и Франции.

Выплавка чугуна в США в 1820 году составила всего 20 тысяч тонн против 55 тысяч тонн – результатов 1810 года. На 30% упали в 1820 году цены на текстильные товары по сравнению с 1815 годом[1]. На Европейском континенте к 1820 году в крайне тяжелом положении оказалась шерстяная промышленность. В 1814-1818 годах продажи шерсти принесли поставщикам из Германии и Испании огромные выгоды. В 1818 году проявилось перепроизводство. Последовал обвал цен.

Французская экономка оставалась в 1819 году в плохом положении, сокращалась внешняя торговля и цены. С 1818 по 1819 год импорт упал на 12%, а экспорт – на 8%. От еще большего углубления кризиса Францию, как и другие европейские страны, спасал протекционизм. Но он оборотной стороной бил по английской промышленности. Удары возвращались на материк. В Париже, как и в Лондоне, процветали спекуляции займами и иными ценными бумагами. Но проблемы в экономике делали ситуацию неустойчивой. Так под влиянием плохих экономических вестей из Англии в октябре – ноябре 1818 года во Франции разразилась биржевая паника. Индустрия и внешняя торговля продолжала сильно страдать в 1819-1820 годах.

Преобладание в мире натурального хозяйства мешало скачкообразному развитию индустрии. Проблема сбыта промышленной, а затем и сельскохозяйственной продукции в 1810-1820 годах оказалась хронической. Она оставалась такой и 1820-1840-е годы, когда наступил, наконец, долгожданный подъем. Именно это подталкивало Англию и Францию к колониальным захватам и взлому закрытых ранее рынков, беспощадно разоряя местных мелких производителей. Рост мировой экономики обеспечивался за счет увеличения сбыта, а рынки сбыта расширялись экстенсивно. Это требовало принятия военно-политических мер. Не случайно кризисы порождали войны и революции, а войны и революции помогали их преодолению в 1820-1840-х годах, открывая рынки для английских и французских товаров. Одновременно развитие инфраструктуры, строительство железных дорог и речных каналов (особенно во Франции) подготовляло расширение сбыта.

В числе факторов преодоления кризиса в 1818-1822 годах советские экономисты называли: банкротства нежизнеспособных предприятий, резкое снижение цен и распродажи товарных запасов, а также снижение заработной платы. Разорение ручного производства в собственной и других странах облегчало положение крупной промышленности. И в годы экономических потрясений и после 1820 года вплоть до окончания понижательной волны мирового развития имело место широчайшее внедрение машин. Но главное повышение сбыта обеспечивалось не за счет роста доходов буржуазии и массы наемных рабочих, а благодаря непрерывному экстенсивному расширению мирового рынка. В технике не наблюдалось застоя. Но без освоения мировой периферии, капитализм не мог развиваться.

Масштабы колониальной и торговой экспансии определялись уровнем общего развития наиболее передовых государств. Англия могла в ходе Первой Опиумной войны (1840-1842 годы) взломать китайский рынок, но не завоевать Китай. Франции было по силам завладеть Алжиром, но не всей Африкой. Однако и этого с точки зрения торгово-промышленных интересов было в тот период достаточно.

Победы Симона Боливара и других вождей национального освобождения Латинской Америки в 1820-х годах уничтожали созданные испанскими хозяевами препятствия для развития колоний. Английские деньги помогали революции, теснее включавшей целый континент в орбиту британ6ской торговли. Напротив революции в Испании и Италии не встретили в Лондоне бурной поддержки: их победа могла ускорить капиталистическое развитие стран и негативно сказаться на сбыте английских товаров. Феодальная реакция смогла подавить к 1826 году все революционные выступления, в том числе и в России.

Выход из кризиса 1810-1820 годов развернулся неравномерно по хозяйственным отраслям и государствам. Лидером оказалась Британия, центр глобальной экономики – в ней кризис начался раньше всего. В обработке хлопка оживление было отмечено в 1820 году, в шерстяной промышленности – в 1821 году. Металлургия почувствовала улучшения в 1822 году. К лету 1822 года оживление в Англии переросло в общий индустриальный подъем. Он длился недолго, в 1825 году разразился новый кризис. Но глубокий десятилетний спад был завершен.

Сноски:
[1] Historical Statistics of the United States, op. cit., p. 232.

Адрес заметки: http://www.finansy.ru/st/post_1277818153.html
Ваш комментарий к статье:



cod


Примечания:
1. Все поля формы обязательны для заполнения.
2. Email в комментарии не будет опубликован.
3. Адреса с http:// преобразуются в ссылки автоматически.
4. Теги в тексте комментария запрещены.

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются: