КНИГИ >> МАКРОЭКОНОМИКА

Почему не существует циклов (волн) Н. Кондратьева?

Автор: Смирнов А.С., старший преподаватель, эксперт по инвестициям.

II. Большие волны конъюнктуры - явление XIX в. Больших циклов Н. Кондратьева не существует.

1. Когда началась индустриальная эпоха? Наполеоновские войны как фактор замедливший индустриализацию.

Цикличность была присуща и земледельческой эпохе. Например, в истории Китая, где сменялись имперские циклы Тан, Сун, Мин, Цин, с периодом в 270-300 лет. В земледельческой Европе цикличность также проявлялась. Примерно с 1760 г. рыночные отношений достигло такого уровня, что вызывали торговых кризисов. Они возникли в 1763 г., 1772 г., 1783 г., 1793 г. Но были связаны с военно-политическими событиями: концом Семилетней войны (1763 г.) и военными долгами прусского короля Фридрих II, поражением Англии в войне с США (1783 г.) и т.д.

Торговые кризисы втор. пол. XVIII в. имели лишь внешнее сходство с индустриальными. Индустриальные технологии только зарождались, а потому не было главного источника цикличности: технологических инноваций. Хотя в торговых кризисах уже можно обнаружить некоторые финансовые и пространственные причины, присущие индустриальным. Сами

элементы индустриального производства зародились во втор. пол. XVIII в., но до нач. XIX в. играли незначительную роль, в том числе и в цикличности.

"Кризис 1788 г. был присущ лишь хлопчатобумажной промышленности; это был частичный кризис, хозяйство страны в целом не испытало потрясения". (Мендельсон 1949, 130). Еще слишком мизерным было значение зародившегося индустриального сектора экономики. В 1788 г. прядильные фабрики имели только 1/8 всех веретен, и абсолютно преобладало ручное прядение прялкой «Дженни». Паровые машины стали внедряться в хлопкопрядение лишь с 1785 г., и в 1800 г. их было лишь 82.

Т. о., в конце XVIII даже прядение - единственная отрасль, (кроме металлургии), где зародилось индустриальное производство, только вступило на путь индустриализации. Исследователь индустриальной революции в Англии П. Манту писал о кризисе 1793 г.: «Не может быть и речи о том, чтобы приписывать этот всеобщий крах столь ограниченному еще действию применения машин и крупного производства». (Манту 1924, 245). Главную роль в кризисах 90-х гг. XVIII в. играли спекулятивные банки, финансировавшие колониальную торговлю, строительство каналов и начавшаяся в феврале 1793 г. война с Францией, породившая инфляцию.

Немало современников в этой войне видели главную причину кризиса 1793 г. Еще в большей степени такое заключение следует отнести к кризису 1797 г. Несколько лет войны привели к небывалому росту государственных расходов и резкому сокращению золотого запаса. В результате, в 1797 г. был даже принят «Закон о приостановке расчетов металлическими деньгами». Военные расходы оказывали большое влияние на экономику Англии до самого конца Наполеоновских войн, и даже в первые годы после них.

В хозяйстве Англии ведущую роль продолжало играть строительство каналов, которое было только подготовкой индустриализации. Стоимость их строительства за 1793-1796 гг. возросла в 3 раза. Важную роль в торговле играл реэкспорт из колониальных стран. Т. о., и кризис 1797 г. нельзя причислить к индустриальным. Сокращение в производстве началось после финансового кризиса и падения курса ценных бумаг. Не слишком меняет дело и то, что в конце XVIII в. начинается быстрое развитие металлургии и добычи угля. Значение этих отраслей до завершения Наполеоновских войн было невелико. Хотя в нач. XIX в. Англия вышла на первое место по производству чугуна, его основным потребителем были армия и флот.

Добыча каменного угля существовала на основе ручного труда. Хотя применение паровых насосов Ньюкоба в шахтах началось еще в нач. XVIII в., но они использовались для откачки грунтовых вод, вентиляции выработок и т. п. Лишь в конце XIX в. механизировали добычу угля.

Соответственно, ни металлургия, ни угледобыча не оказывали существенного влияния на цикличность конца XVIII – нач. XIX вв. Лишь начало грандиозного железнодорожного строительства в 20-30-е гг. XIX в. сделало чугун и уголь не только основой индустриализации, но и цикличности. Поэтому, весьма точно следующее заключением: «кризисы хлопчатобумажной промышленности Англии 80-х и 90-х гг., которые современники называли катастрофами, для всего хозяйства Англии имели ничтожные последствия, в силу незначительной роли хлопчатобумажной промышленности в экономике Англии». (Мендельсон 1949, 159).

Лишь кризис 1810 г. начинал приобретать черты индустриального. Этому способствовали два обстоятельства. Рост числа паровых машин в прядильной индустрии и морская победа в 1805 г. английского флота над франко-испанским, позволившая расширять экспортную торговлю. Так, если в 1805 г. экспорт хлопчатобумажных изделий составил 9,5 млн. ф. с., то в 1809 г. уже 19, 4 млн. ф. с. Но это не был рост чистого индустриального экспорта. Если прядение к 1810 г. уже почти было механизировано, то ткачество оставалось почти ручным. В 1813 г. механических ткацких станков было лишь 2,5 тыс. против более 200 тысяч ручных. Даже в 1820 г. было лишь 14 тыс. механических ткацких станков против 240 тыс. ручных. Только к концу 30-х гг. механическое ткачество стало главенствующим.

Т. о, и в текстильной отрасли несколько десятилетий машинное производство тесно переплеталось с ручным. К тому же и в 1810 г. в огромной степени сказывалось влияние Наполеоновских войн и континентальной блокады. Десятки кораблей с товаром были конфискованы французами в портах Европы. Большие затруднения в торговле резко усилили финансовые противоречия, и в результате в Англии разорились многие провинциальные банки. Монетное золото исчезло из обращения.

Большое влияние на цикличность в нач. XIX оказывали неурожайные года и торговая блокада Наполеона. В 1812 г. цены на зерно достигли максимума: 123 шилл. за кватер, что вело к замедлению индустриализации. До 1816 г. в Англии росло производство зерновых и процветала невероятная спекуляция землей. А занятость в аграрном секторе росла и после войны. Если в 1811 г. земледелием занималось около 900 тыс. семей, то в 1821 г. почти миллион. Рикардо считал, что кризисы 1800-1815 гг. были следствием неурожаев, бумажных денег и перепадов в реэкспортной торговле.

Не меньшее влияние Наполеоновских войн ощущали другие отрасли, стоявшие на пороге индустриализации. Металлическая и шерстяная отрасли испытали глубокий кризис после завершения этих войн, так как длительное время выполняли большие военные заказы правительства. Расходы на армию и флот достигли в 1814 г. огромной суммы в 70 млн. ф. с. и сократились до 12-15 в 1817-1820 гг. А всего военные затраты Англии за 1793-1816 гг. составили колоссальную по тем временам сумму – 1 млрд. 773 млн. ф. с.

Т. о., длительные войны оказали большое влияние как на структуру экономики и конъюнктуру, так и на циклические процессы в Англии. Войны сильно замедлили индустриальную революцию в Англии. Так, англо-американская война привела к почти полному прекращению поставок хлопка. А экспорт Англии в США сократился с 11 млн. ф. ст. в 1810 г. до 2 млн. ф. ст. в 1811 г. и до 8 тыс. ф. ст. в 1814 г.! Война породила застою в наиболее индустриальной отрасли хозяйства Англии.

Еще больше это касалось Франции, Австрии и Германии. Их индустриализация было в зачаточном состоянии в нач. XIX в. Так, в саксонкой текстильной промышленности Германии, до конца Наполеоновских войн не было внедрено ни одной паровой машины, важную роль играли тягловая сила человека и лошади. Лишь с 1816 г. мы можем говорить о начале индустриальной эпохи в хозяйстве Англии, а спустя 20-30 лет, и в других стран Европы и США. С этого времени началась индустриальная цикличности. Завершавшие циклы индустриальные кризисы методически повторялись в 1825 г., 1837 г., 1847 г., 1857 г., 1866 г.

Т. о., период 1789-1814 гг., который Кондратьев считал повышательной волной первого большого цикла, вообще нельзя включать в индустриальную эпоху. Повышение цен в этот период носило военно-инфляционный характер, а индустриальная экономика только зарождалась. Но и в условиях сильнейшей военной инфляции, индустриальное производство резко снижало цены. Вот динамика понижающихся цен на пряжу в шиллингах: 1786 г. – 38, 1790 – 30, 1800 – 9,5, 1807 – 6,75, 1832 – 3. (Porter 1857. 181). Если выразить эти данные в общих индексах цен, приводимых Кондратьевым, то мы получаем противоположную динамику.

Иллюстрация VII. Таблица динамики общего индекса цен и динамики цен на хлопчатобумажную пряжу за 1785-1832 гг.

динамики общего индекса цен и динамики цен на хлопчатобумажную пряжу

В этом изначально проявился инновационный характер индустриального производства, а сегодня постиндустриального. Здесь хорошо видна порочность конъюнктурного подхода в теории цикличности. Вопреки общему стремительному повышению цен за период 1789-1814 гг. индустриальное производство их резко снизило за счет огромного роста производительности труда. Этот факт свидетельствует, что конъюнктурная теория Кондратьева искажала генезис индустриальной экономики и присущей ей цикличности.

Первая «повышательная волна» Н. Кондратьева была прямым результатом военно-инфляционных процессов и противоречила начавшейся индустриализации. Без революции и Наполеоновских войн конъюнктура 1789-1814 гг. и 1816-1849 гг. имела бы малое отличие. А «повышательной волны», вызванной военно-инфляционный ростом цен, просто бы не было. Как, и последовавшего после 1815 г. резкого снижения цен до нач. 30-х гг.

VIII. «Выпуклость» военно-инфляционной конъюнктуры времени Наполеоновских войн и послевоенного периода.

Выпуклость военно-инфляционной конъюнктуры времени Наполеоновских войн и послевоенного период

Поэтому очевидно, что Н. Кондратьев безосновательно начал исследование с периода 1789-1814 гг. и еще более безосновательно соединил его в единый большой цикл с периодом 1816-1849 гг.

Так что не случайно как Туган-Барановский, так и де Вольф начинали исследование с 1825 г. Вот что писал Туган-Барановский «английские кризисы 1811, 1815, и 1818 годов по своему типу приближались к кризисам прошлого столетия: они были вызваны легко определяемыми внешними причинами политического свойства. Совсем другой характер имели последующие английские кризисы: все они вызывались внутренними причинами, происходящими среди полного мира». (Туган-Барановский 1914, 26). Туган-Барановский как исследователь циклов в Англии, прекрасно знал, что Наполеоновские войны породили сильнейшую инфляцию, а индустриальная экономика на рубеже XVIII-XIX вв. только зарождалась.








Термоаппликация

Оптовые поставки бисера, страз, термоаппликаций, нашивок и пр

irma-krugeva.ru

Няня Красногорск

Информация о поиске нянь для ребенка

kc-dvor.ru

Стройматериалы в минске

Стройматериалы с доставкой. Низкие Цены! Разгрузка, подъем на этаж

stroika-shop.by