КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Логика возникновения рыночного обмена

Каждый человек стремится к удовлетворению своих потребностей. Величина, объем которых определяется, измеряется количеством предметов потребления, необходимых для насыщения этих потребностей. А разница между имеющимся на руках у субъекта числом предметов и требуемым их множеством характеризует степень, уровень обеспеченности данных потребностей.

В том случае, когда индивид может самостоятельно снабдить себя всеми необходимыми ему предметами, никакой надобности в других людях, в их содействии в этом деле, он испытывать не будет. Нужда в других возникает у него только и только при условии, что хотя бы одну из своих потребностей он не может обеспечить собственными силами. Если наличное, фактическое количество предметов потребления у него на руках меньше количества требуемого. И возникает недостаток, дефицит предметов потребления. Как разница между этими двумя количествами.

Такое положение вещей обуславливает возникновение у субъекта спроса на недостающие ему предметы потребления. Как стремления получить необходимые ему вещи от других субъектов. Как совокупности действий по поиску тех людей, которые обладают необходимыми ему предметами и побуждению их к расставанию с этими объектами. Причем, величина спроса на недостающие предметы будет равна по абсолютной величине их дефициту.

Наоборот, если по какой-то потребности у субъекта возникает избыток предметов, у него появляется возможность предложить другим людям свои излишки. Что делает возможным возникновение предложения предметов потребления со стороны данного индивида. Как комплекса действий, включающего в себя поиск нуждающихся и извещение их о том, что их потребности могут быть обеспечены с помощью имеющихся у него излишков. Естественно, что величина предложения не может быть больше объема самих излишков.

Понятно, что отдать, передать свои запасы другому человеку данный может лишь тогда, когда у этого другого наблюдается дефицит предметов по такой же потребности. В противном случае второй субъект, просто, не примет ненужные ему вещи. Откажется от них. Иначе говоря, для совершения одностороннего перехода предметов от одного человека к другому необходимо не только наличие предложения излишков, но и спроса на них. Иначе процесс перехода вещей или только права собственности на них становится невозможным.

А это значит, что возможности субъекта предоставить что-либо другим людям – его предоставительные возможности – определяются, во-первых, величиной предложения со стороны данного субъекта, а во-вторых, – объемом спроса, предъявляемого другими людьми на предметы потребления данного рода. Ведь нельзя отдать другому больше того, что имеешь сам. И нельзя заставить другого по его собственной воле взять больше того, что ему нужно по природе и хотениям его.

***

Обладатель излишков может отдать другому свои предметы безвозмездно. В форме дара, пожертвования или обязанности содержать этого другого. Но может потребовать и что-то взамен. Потребовать возмещения отдаваемого. И сделает он это только в том случае, если у него имеется, как минимум, хоть одна потребность, по которой он испытывает дефицит предметов потребления. Если у него существует спрос на эти предметы потребления, предметы другого рода, второго вида.

Ясно, что требование к другому человеку о возмещении отдаваемого может быть выдвинуто только, если у этого другого или уже есть в наличии необходимые первому предметы, или он в состоянии их раздобыть. Если он в силе сформировать предложение недостающих первому субъекту предметов потребления. Ибо нет смысла предъявлять такое требование к младенцам, стариками и другим недееспособным в этом плане людям.

Выдвижение другому субъекту требования о возмещении означает возникновение обмена между людьми. Так как однонаправленный переход вещей при дарении и других его формах превращается в двунаправленный. В двусторонний. Когда один переход в обязательном порядке вызывает и переход обратный. При этом, следует сразу отметить, что требование о возмещение может носить различный характер. Может быть разным. Поэтому, в зависимости от этого, и обмен распадается на несколько видов.

Если два или более субъекта сдают, по обычаю, свои излишки в общий фонд при условии, что потом каждый получит из него то, что ему нужно и можно, то это будет первобытный обмен между людьми по принципу «общего котла». Если же один дарит другому свои излишки, а требование об обратном дарении содержится, опять же, в обычаях людей, в их нравах, то обмен будет выступать в виде дарообмена.

Рыночный же обмен возникает лишь в том случае, когда требование о возмещении содержится не в обычаях, а формируется сознательно, целенаправленно хотя бы одним из участников обмена. (Потому что второй будет вынужден подчиниться.) И требование это отличается от других еще и тем, что возмещение в нем устанавливается обязательно эгоистическое. По принципу: «Получить необходимое, отдавая минимум своего». В идеале – получить нужное – даром.

Таким образом, для превращения предметов потребления в товары и возникновения рыночного обмена необходимо не только появление обмена как такового, но и строго определенный принцип возмещения, на основании которого только и может возникнуть обмен товарный. Принцип этот возникает как перенос рационального стремления человека получить все необходимое от природы с минимумом затрат на других людей. В результате чего субъект все свое социальное окружение начинает рассматривать лишь как средство решения личный проблем. То бишь, превращается из человека настоящего в человека экономического. Получеловека в нравственном отношении. :)

***

Возникновение рыночного обмена есть введение строго определенной связи между двумя противоположно направленными движениями предметов или прав собственности на них. Которые до того были или не связаны вообще, или связаны зависимостями другого рода. Содержащимися не в свободном соглашении сторон, а в обычаях людей.

Связь эта является причинно-следственной. Потому как переход одного из товаров из рук в руки становится условием получения товара другого. Ведь получить чужой товар можно только и только в том случае, если отдашь свой. Ни при каких иных условиях. При этом, время передачи предметов не играет существенной роли. Они могут и одновременно передаваться, и один после другого. В любой очередности.

Эта связь возникает и существует, прежде всего, в мозгу, в сознании людей. И она представляет собой с самого начала именно связь между представлениями, в которых отражаются людьми свои и чужие товары. Человек в своем сознании связывает отчуждение определенного количества своего товара с обязательным получением определенного количества чужого. И на основе этих представлений он и действует. Выставляет требование к другому человеку. Заставляет другого действовать так, как ему это нужно. По своей интеллектуальной программе.

И другая сторона вынуждена подчиниться первой, ее требованию. Ибо излишки, имеющиеся у первой стороны, ей нужны. И без выполнения требования этой стороны товары ее не получить. Понятно, нормальным, мирным, цивилизованным, не варварским, военным, путем. Поэтому вторая сторона предпринимает все необходимые действия, чтобы раздобыть нужные первой товары. И тем самым совершить обмен. Необходимый для обеих сторон.

Все это значит, что связь между товарами проходит не только через тело и сознание первой стороны, но по таким же путям стороны второй. И потому эта связь есть связь двусторонняя, симметричная. В том смысле, что она прокладывает свой путь через тело и сознание каждой стороны обмена. Но не только через эти объекты, но и через то пространство, которое находится между обменивающимися сторонами. В форме внешних информационных и физических взаимодействий между ними.

***

Ведь товары в связь между собой вступают не сами. Соединение это всегда и везде осуществляют их владельцы*. И основными элементами такого сочленения являются следующие взаимодействия:

1. Отражение обоих товаров в сознании каждой стороны обмена.

2. Отражение каждой стороной обмена противоположной стороны.

3. Обмен мнениями между участниками торга с целью прихода к мнению единому. В результате чего только и становится возможным обмен.

Стало быть, торг являет собой не однонаправленное действие, а именно взаимодействие сторон обмена. Взаимодействие, прежде всего, физическое. Потому как информация от стороны к стороне, в основном, перетекает в форме звуковых и электромагнитных волн. Сама же информация, как отражение окружающей среды в сознании участников обмена, являет собой некоторые взаимодействия между частицами их мозга. Комплексы этих взаимодействий мы называем идеальными образами и считаем их идеальными моделями предметов отражения**.

Следовательно, вся связь между товарами и людьми, в целом, образует некоторую цепь, последовательность взаимодействий, происходящих как между живыми, так и между неживыми участниками обмена. Эта связь представляет собой нечто вроде двух дуг, связывающих оба множества товаров и проходящих через сознания и тела людей и через ту среду, в которую погружены и сами люди, и их товары.

Конечно, в реальной действительности взаимное расположение людей и товаров может быть, каким угодно. И расстояния могут в наше время пролегать через всю Землю. Но это все не имеет принципиального значения. Ибо, все равно, всегда и один владелец товара, и другой должны обладать информацией и о товарах, и обо всем остальном, относящемся к делу. И определенным образом взаимодействовать между собой. Даже если это взаимодействие осуществляется только через Интернет.

В противном случае, при отсутствии хотя бы одного элемента, торг, сам обмен, не могут состояться. Ведь даже при покупке кота в мешке, мы должны знать, что в нем именно кот, а не что-либо другое. То есть, должны иметь хотя бы самое общее представление о предмете обмена.

________________________________________

* И даже в случае, когда субъект продает самого себя, происходит его раздвоение на две сущности – продавца товара и сам товар. Поэтому, все равно, субъект-владелец продает себя как товар-субъект.

** Здесь используется моя «Философия взаимодействия». Как метод мышления. См. http://sovet14.narod.ru/MF.3V/MF.3V.htm .


Антон Совет


КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Трудовая теория стоимости: насколько ошибочна она?

SA.714

Павел Полуян в своей статье «Карлик Маркс и тайна субстанции»[1] утверждает категорически: «Да! Ошибочна!» И приводит в качестве доказательства множество аргументов в подтверждение своего мнения. Я же придерживаюсь не такого категорического взгляда. Считаю, что трудовая теория стоимости (ТТС) и ошибочна в некоторых утверждениях, и верна в некоторых других. И постараюсь это показать, естественно, с позиций моей – соотносительной – теории стоимости. Которая, правда, находится в настоящее время только в состоянии препринта[2].

***

Рассмотрим претензии Полуяна к ТТС по порядку следования их в указанной статье. Но сначала замечу, что для меня лично Маркс не был таким злым и страшным злодеем, каким он был для Павла. Из восьмилетки я вынес не мрачный образ Маркса, а твердое убеждение, что были на свете всего три великих ученых: Маркс, Энгельс и Ленин. А остальные – так... мелкота, да еще и заблуждающаяся постоянно. Которая ничего понять, как следует, не состоянии. И ее нужно то и дело поправлять, наставлять на путь истинный. И только потом, в старших классах, в институте и после стали раскрываться глаза на истинную величину этих «гигантов мысли».

Итак, комплекс аргументов первый:

«Все началось с вопроса: что такое стоимость товара и цена её выражающая?
Понятно, цену назначает продавец, сделка её уточняет, но что она
по сути? ТТС утверждает: в стоимости выражена величина труда (рабочего
времени), потраченного на производство данного товара – это общая
основа, субстанция стоимости. И всё. А как же потребности покупателя,
принимающего решение и отсчитывающего «свои кровные»? Где всем
знакомые спрос и предложение, когда избыток товара снижает цену?
Разве не бывает так, что труд потрачен немалый, а на выходе –
халтура, которую никто не берет? И, наконец, как быть в случае,
когда продается земля – территория, бытие которой с затратами
труда не связано? Если же на той землице овцы будут пастись, должны
ли мы считать стоимость отрастаемой шерсти выражением пастушьего
рабочего времени? Ну, и так далее… Дилемма проста: либо вы считаете
эти вопросы правомерными, либо нет. Если они правомерны – трудовая
теория стоимости неверна, а «Капитал» построен на песке. Если
же вы отвергаете недоумения – можете получать членский билет марксиста».

Вопросы – правомерны. Но следует отметить, что в ТТС, в общем виде, правильно отражается объективно существующая зависимость меновой стоимости товара[3] и от количества труда, вложенного в него; и от величины труда, вложенного в другой товар. Обменивающийся на первый. Иное дело, что в ТТС постулируется жесткая и абсолютная зависимость менстоимости от этих параметров. В то время как на самом деле труд влияет на менстоимость потому и только потому, что от него зависят количества обменивающихся товаров на рынке. И прямой, жесткой зависимости менстоимости от труда нет. Ведь количества товаров зависят не только от него. Но и от множества других факторов.

Как правильно замечает Полуян, при обмене товаров нужно рассматривать и роль потребностей субъектов в обмене. Ибо от них существенным образом зависят те количества предметов, которые будут вынесены на рынок. Так, предмет на рынок выносится человеком только в том случае, если его количество превосходит потребности самого этого субъекта. С другой стороны, то количество второго товара, которое будет предложено в обмен на первый, зависит напрямую от потребностей второй стороны. Ибо если у них нет потребности в первом товаре, то и свой товар они за него отдавать не будут. И, сколько бы труда в первый товар ни было вложено, меновая стоимость его будет равна нулю.

Что касается спроса и предложения, то они тоже участвуют в процессе. Потому как предложение товара – это, по сути, то его количество, которое может быть продано. А спрос на него – это количество того же товара, но которое, уже, может быть куплено. И последнее зависит как раз от количества товара на руках у противоположной стороны. Ибо они могут предъявлять только такой спрос на первый товар, который обеспечен количеством их товара, второго товара. Это означает, что спрос на первый товар зависит не только от потребностей в нем второй стороны, но и от количества тех товаров, которыми она обладает. В случае же, если товар обменивается не непосредственно на второй, а на деньги, то такой спрос называется «платежеспособным»[4].

Комплекс второй:

«Трудовая теория стоимости – ошибка. И тому есть четвертое доказательство,
которое будет сейчас представлено. Самым первым политэкономом
являлся Аристотель. Он не просто увидел стоимость как явление,
но и обнаружил Закон: на рынке товарные стоимости приравниваются.
Происходит измерение цены одного товара количественной мерой другого.
Мешок муки обменивается на два мешка зерна, значит за один мешок
зерна можно выменять полмешка муки и т. п. Однако Аристотель не
стал измышлять «сущность», указав, что тут договоренность субъектов,
и надо осмыслять повадки людей, а не таинственную субстанцию стоимости
выискивать. По Аристотелю тут нет никакого субстанционального
единства, а есть искусственный прием, используемый людьми. И вот
Маркс, отметив заслугу греческого мыслителя обнаружившего Закон
стоимости, тут же высмеял Аристотеля, сказав, что тот ничего не
понимал в труде, поскольку был рабовладельцем… Каково?»

Не буду сейчас обсуждать вопрос о том, искал ли общую субстанцию Стагирит или нет, так как вопрос не о нем, а о самой субстанции. И надо сказать, что стремление трудовиков[5] найти субстанцию стоимости – совершенно правильный шаг. И в этом плане они гораздо выше полезников[6], которые, вообще отказываются говорить о стоимости и ее сущности. Полностью отождествляя ее с ценой. Что является грубейшей теоретической ошибкой.

«Однако», как говорит известный телеведущий, правильное общее направление трудовики искажают тем, что в качестве субстанции стоимости видят только труд. Без разницы – конкретный, общественно-необходимый или какой-то другой. Более того, они дополнительно к меновой стоимости вводят еще и стоимость трудовую. Как количество овеществленного в товаре труда. И пытаются этой эфемерной стоимостью объяснить колебания менстоимости. И не только, но и сущность ее. Считая менстоимость всего лишь «формой» проявления трудовой стоимости.

На что можно возразить следующее: сущность предмета есть главное в его содержании. А так как труд не содержится во всех предметах, являющихся товарами, то и стоимость трудовая есть не во всех этих вещах. И, следовательно, она не может быть сущностью стоимости меновой. Но, как говорится, ошибочные предоставления можно критиковать сколько угодно. Но конец им придет только тогда, когда кто-то сможет предложить альтернативу им. И не просто альтернативу, а правильную концепцию сущности стоимости.

Что касается моей теории стоимости, то в ней отрицается существование трудовой стоимости. Она объявляется «экономическим флогистоном», за которым в реальной действительности ничего не стоит. А в качестве сущности менстоимости предлагается другой феномен – человеческие возможности. И не просто возможности человека, а именно те, что можно назвать словом «обменные». Ибо у хомо сапиенс есть не только такие возможности, но и, скажем, потребительские.

Обменные возможности субъекта порождаются наличием у него предметов, которые ему лично не нужны, и которые он может отдать другим. Чтобы получить взамен нужные ему чужие предметы. Проще говоря, величина обменных возможностей определяется количеством лишних объектов, которым располагает субъект. И эти предметы, одновременно, являются и натуральными единицами измерения этих возможностей. Потребительские же возможности – это все то, что может человек сделать с предметом в целях удовлетворения своих потребностей непосредственно. Не через обмен с другими людьми.

В общем, при обмене данных двух товаров приравниваются не количества труда, вложенные в их производство, как это постулируется в ТТС. А приравниваются именно обменные возможности сторон. Выраженные теми количествами товаров, что есть у них на руках. И за соотношением этих количеств всегда нужно видеть именно соотношение обменных, то бишь, человеческих возможностей. Пределы изменения менстоимости определяются именно этими количествами товаров. Так как нельзя отдать другой стороне больше того, что имеешь сам; и нельзя от других получить больше того, что имеют они. Это – закон социальной природы.

С возникновением же денег появляется специальная единица для измерения человеческих возможностей. Так как деньги на рынке всегда противопоставляются количествам товара. Приравниваются к ним. Обмениваются на них. И поэтому могут служить единицей измерения любых частных обменных возможностей. Независимо от их натуральной формы. Как метр прикладывается к другим предметам для измерения их длины, так и деньги приравниваются к другим товарам, чтобы измерить величину обменных возможностей, которые эти товары несут на себе. Не зря в народе говорят: «Деньги – это возможности!». И в самом деле: кто их имеет, тот может все! Или почти все. В нашем насквозь пропитанном рынком обществе.

Последний аргумент:

«Многие отмечают, что в «Капитале» полностью игнорируется интеллектуальный
труд, будто работа инженеров, творчество изобретателей, исследования
ученых ничего не стоят. И опять идолище марксизма преградило дорогу
науке. Почему зарубежные компании тратят много денег на конструкторские
работы?»

Вне сомнения: сам Маркс не был настолько глуп, чтобы не понимать роли и значения интеллектуальных работников в производстве. Да и рабочая сила трактовалась им как «способность к труду, совокупность физических и интеллектуальных способностей, которыми располагает человек, и которые используются им для производства жизненных благ» [7]. Просто, в сознании людей понятие «рабочая сила» всегда ассоциируется только с физическим трудом. О силе «белых воротничков» если и можно говорить, то только как о силе интеллектуальной.

Но суть дела не в этом. А в том, что для объяснения пропорций обмена (менстоимости) совершенно нет никакой необходимости вводить понятие трудовой стоимости и, как следствие этого, понятие рабочей силы. Потому как пропорции эти могут быть объяснены с использованием только одного представления со стороны труда – трудоемкости товара. Ведь именно от нее зависят количества товаров на рынке и, следовательно, их взаимные обменные пропорции. А количеством какого именно по характеру труда определяется эта трудоемкость – это уже второй вопрос. И в каких пропорциях при производстве товаров используется физический и умственный труд – тем более.

И в заключение – еще цитата:

«Почему же Маркс применил заведомо ложный подход? Просто он не
науку создавал, а конструировал идеологию трудящихся, коих предстояло
очаровать вирусным словечком «труд» и поднять на борьбу под красным
знаменем. Действовал не как ученый, изучающий реальность, а как
философист, обрабатывающий понятия, как литератор, играющий в
слова. Однако споры о субстанции, допустимые в области философии,
в конкретных науках ведут в тупик. Так было и в физике, когда
искали теплородную субстанцию флогистон и рассуждали об электрических
эфирных флюидах. Аналогично, представление труда в качестве субстанции
стоимости – ничего не значащий умозрительный конструкт. Можно
поговорить-поспорить, но внимательный мыслитель сразу заметит,
что это утверждение просто метафорическая фигура. К тому же –
дезориентирующая, на практике бесполезная»
.

На мой взгляд, Маркс, просто, не обладал необходимыми изобретательскими способностями и поэтому не смог создать собственную теорию стоимости, отличную от уже существовавших в его время. Поэтому он был вынужден пользоваться тем, что сделали другие. Причем, выбрал ТТС из определенного числа других. Потому как она показалась ему ближе всего к действительности. Что на самом деле так и есть. При этом, делал он это не сознательно. В том смысле, что, мол, возьму ложную теорию, и построю на ее основе всю свою систему взглядов. Скорее всего, заблуждался он вполне искренне. В отношении истинности ТТС. Чему подтверждением служит тот факт, что так же, как и он, заблуждались (и заблуждаются поныне) миллионы людей – приверженцев марксизма.

Не так давно я ввел в оборот понятие «культ личности Маркса в науке». По аналогии с тем культом личности, что существовал в отношении Сталина. Наша задача сейчас заключается в том, чтобы этот культ личности развенчать. Ибо он и существовал гораздо дольше сталинского, и вред нанес не меньший, нежели сталинский. Но в процессе решения этой задачи нельзя бросаться из одной крайности – в другую. Нельзя от непомерного возвеличивания Маркса впадать в ошибку принижения, уничижения этого человека. Ибо и первый, и второй подход есть ошибка. Отклонение от истины. А истина, истинная задача заключается в том, чтобы отвести Марксу то место в истории и науке, которое он действительно заслуживает там. Ибо крайности всегда сходятся. Как учит философия.

А посему: Карл Маркс не был супергением, каким его величали советские идеологи, но он не был и карликом в науке. А более точно его место среди других должно быть определено в ходе последующих исследований. Всей его системы взглядов вообще и его варианта ТТС в частности.

___________________

1. См. 04.168 - http://www.topos.ru/article/7532

2. См. http://sovet14.narod.ru/STS.4V/STS.4V.htm

3. Меновая стоимость данного товара (СТ1) есть отношение к его количеству (КТ1) количества другого товара (КТ2): СТ1 = КТ2/КТ1. И она всегда отличается от цены товара (ЦТ). Которая есть отношение денег (КД) к его количеству (КТ): ЦТ = КД/КТ.

4. Об этом подробно сказано в моей «Теории товарного спроса» - http://sovet14.narod.ru/TTS/TTS.mht

5. Сторонники ТТС. В моей терминологии.

6. Поклонники теории полезности. Источник – тот же.

7. См. 02.201 - http://bse.sci-lib.com/article094696.html


Антон Совет


КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Бизнес и дело


Чем отличаются между собой эти два вида деятельности? В чем их сходство и различие? В чем суть их?

И бизнес, и дело – это два рода, два вида занятий, которые с технической точки зрения не отличаются ничем. Отличие есть лишь в том, что бизнес – это дело, которое предпринимается с единственной и главной целью – с целью извлечения прибыли, с целью зарабатывания денег. Ибо не любовь к делу и не любовь к людям, ради которых совершаются эти действия, движет бизнесом. Главная его движительная сила – это нажива, стремление к прибыли. Жажда заработать деньги и обеспечить этим свое существование. А благо для других людей приносится только потому, что без этого нельзя получить деньги с них. Но настоящий бизнесмен не брезгует ничем. Деньги не пахнут! Их можно делать и на крови, и на страданиях других людей.

Дело же – это такая деятельность, которую человек предпринимает по велению души. Потому, что иначе он жить не может. Потому, что к этому его толкает все его существо. И делом по-настоящему деловой человек занимается не только потому, что оно может приносить ему прибыль. Или славу и почет. Но и потому, и это главное, что он жить без этого не может. И будет продолжать свое дело даже тогда, когда не будет ни прибыли, ни славы, ни почета.

Более того, он будет идти к своей цели, даже если она ему приносит нищету, болезни, изгнание, проклятия и непонимание людей, окружающих его. Ибо настоящая личность верит в правоту своего дела. Человек убежден в необходимости этого дела и для других людей, и для самого себя. И поэтому он будет делать это дело, пока будет эта убежденность. Эта святая вера в необходимости данного дела.

Таким образом, бизнес и дело отличаются только и только целями, которые ставит перед собой субъект, берясь за какую-то деятельность. В бизнесе главное – прибыль, личная материальная выгода. Она определяет все. В деле – любовь к самому делу. Часто самоотверженное стремление к общественному благу. Но, разумеется, нельзя и противопоставлять дело и бизнес. Потому что дело совсем не обязательно должно сопровождаться нищетой и страданиями делового человека. Ибо это необходимо только в определенных, форс-мажорных обстоятельствах.

В нормальных же условиях, в нормальном обществе и при нормальной постановке дела его исполнитель должен получать и материальную выгоду, и общественное признание, и почет. Ведь стремление человека к общественному благу, приоритет этих целей перед личными, не означает обязательное пренебрежение личным. Потому как любой человек есть часть, элемент общества. И то, что он делает для общества; то добро, что он приносит людям, должно распространяться и на него. Как на одного из этих людей.

Просто, по-настоящему деловой человек понимает, что в нашем мире, особенно в современном мире, невозможно обеспечить прочно личное счастье, благополучие своей семьи вне счастья, благополучия всех людей. При сохранении того положения, что есть сейчас в обществе. Когда каждый ненавидит другого. И копит горы ракет, танков и всяких химических и бактериологических пакостей, чтобы уничтожить этого другого.

Современный мир настолько прочно связан, спаян, что благополучие всех есть необходимое условие благополучия каждого. Жить, даже самым богатым, в окружении нищих и потому озлобленных людей чрезвычайно опасно. Как и опасно жить на ничтожно маленьком комочке вещества, называемом планета «Земля». Начиненном до невозможных пределов атомным и ядерным оружием. Которое может выстрелить просто так. Не по злому умыслу. Как иногда стреляет даже незаряженное ружье.

С другой стороны, и бизнес нельзя противопоставлять делу. Просто, надо добиться понимания каждым бизнесменом, обладающим разумом, того, что стремиться нужно не только к личной выгоде, но и к выгоде всего общества в целом. Ставить приоритет общего выше личного. И иногда продолжать вести бизнес даже в том случае, если он не приносит выгоды. А разумное общество при этом, разумеется, должно понять, что такому бизнесу надо оказать поддержку. И сделать его тем самым выгодным. Не оставлять дело выгоды только на произвол рынка. Ибо рынок определяет цели человеку узко, примитивно, грубо. Часто в ущерб обществу в целом. А бизнесмен без поддержки извне вынужден следовать ему. Иначе разорится.

Кроме того, настоящий бизнесмен, уже становящийся настоящим деловым человеком, а не убогим зашибателем денег, должен резко и категорически отказаться от занятий теми видами бизнеса, которые в современном диком обществе чрезвычайно выгодны, но наносят громадный вред общественному благосостоянию. Отказаться от производства табачных изделий, немеряных количеств спиртного, и, конечно же, от производства других видов наркотиков. Отказаться от производства всякого рода дебильной продукции, которая унижает достоинство людей. Превращает их в настоящих скотов. В животных, позорящих честь и облик человека.

Оригинал: SA.791 - http://sovet14.narod.ru/SA/SA.791.mht


Антон Совет


Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10 20 30 40 50