КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Механизм установления меновой стоимости

Статья,первоначально, была сочинена в качестве одного из приложений к «Соотносительной теории стоимости» [1]. С целью демонстрации возможностей этой теории. В объяснении механизма установления меновой стоимости. На примере идеализированного рынка. Его очищенной от второстепенных деталей модели. Но,содержание получилось более широким. И, скорее всего, этой заметке надо было бы дать название такое: «Механизм функционирования рынка».

***

Возьмем, для упрощения, человеческое общество, состоящее всего из двух сотен взрослых,дееспособных и правомочных индивидов. У каждого из которых есть только две потребности. Одинаковые по виду и силе у всех людей. И предположим, далее, что все это общество разделено на две равные части, живущие в различающихся по условиям обитания местностях. Причем, расположенных не так далеко, чтобы две половины общества не могли контактировать между собой.

Примем, что для удовлетворения первой потребности людям еженедельно нужно 5 штук какого-либо предмета потребления, а для удовлетворения второй – 10 литров какого-то другого. А местность первой сотни может дать каждому, в среднем, в неделю, по10 штук предметов для удовлетворения первой потребности, и, к сожалению (а может, и к счастью) абсолютно ничего для второй. В то же время, у второй половины наблюдается противоположная картина: первая потребность не может быть удовлетворена вообще, зато вторая – с лихвой. По 20 литров, в среднем, на каждого. Выходит.

Логика дальнейших действий гомо сапиенс в таких ситуациях совершенно очевидна: они устроят рынок,на котором будут раз в неделю обмениваться между собой лишними предметами потребления [2]. Просто, в силу того, что никак иначе свои необеспеченные потребности они удовлетворить не могут. Если, конечно, это люди,действительно, разумные, то есть, миролюбивые и спокойные. Выдержанные в эмоциональном плане. Волевые. Не поддающиеся на разного рода порочные соблазны.В виде разбоя, воровства и т.п. скотства.

При этом,индивидуальное предложение первого товара (первара) будет равняться, в среднем,пяти штукам на каждого представителя первой стороны обмена (пермены), а совокупное предложение первой стороны составит 500 шт. Индивидуальное же предложение второго товара (вторвара) второй стороной обмена (вторменой) будет равно 10 литрам. Соответственно, совокупное предложение вторвара будет равно1000 л. Сами же совокупные спросы на эти товары с каждой стороны будут равны их предложениям.

Не нужно большого ума, чтобы предположить: через некоторое, достаточно продолжительное, время на рынке установится, при неизменности принятых условий, соотношение 2//1 (л//шт).Скорее всего, через несколько недель, через несколько актов рыночного обмена.Но вот, для того, чтобы понять – почему так происходит? – нужно, уже, ума немножко побольше.

Несомненно, в первом акте обмена, когда еще никто не менял ничего раньше, возможны отклонения в индивидуальных актах обмена как в одну, так и в другую сторону. В силу действия не главных, а второстепенных, не существенных причин. Скажем, представители первой стороны оказались более жадными и более нахальными в своих требованиях.Может, лишь потому, что их сторона находится на юге. И темперамент у них выше,чем у северян. Спокойных, неторопливых и менее скупых, не склонных к ожесточенным торгам.

Предположим, что,при таком раскладе, половина южан быстренько обменяет свои товары по более выгодному соотношению. Скажем, в среднем, по четыре литра за каждую штуку своего товара. Из чего автоматически следует, что вторая их половина останется без нужного им товара. Ведь все предложение вторвара уйдет на обмен с товаром первой половины южан:

50 чел * 5 шт/чел *4 л/шт = 1000 л.

К чему это приведет в дальнейшем? А к тому, что на следующей неделе предложение с первой стороны будет уже не 500 штук товара, а 750. Потому что к новому предложению, добытому за следующую неделю, будет добавлено и предложение, нереализованное в первом акте обмена. И вторая половина южан, наученная горьким опытом, будет, уже,гораздо более покладиста на рынке. Несмотря на свой горячий темперамент. Чтобы успеть опередить земляков и получить так необходимый им товар. Без которого,глядишь, чего доброго, и Богу душу можно отдать.

В результате чего соотношение обмена качнется в другую сторону. И станет не «четыре к одному», а, скажем, «один к одному». Что приведет к расчистке рынка от первара, но к избытку вторвара в 250 литров. Так как в обмен на этот раз пойдет только 750 л:

750 шт * 1 л/шт =750 л.

Все это значит, что на третьем этапе торгов предложение будет, уже, выше на второй стороне.Пятистам штукам товара с первой будет противостоять уже 1250 литров со второй.Что неизбежно приведет к увеличению пропорций в пользу первой стороны. А в будущем эти отклонения, с каждыми новыми актами обмена, будут становиться все менее и менее значительными. Что и приведет к установлению устойчивого соотношения «два литра к одной штуке».

И это соотношение нашим малочисленным обществом станет восприниматься божественным, священным,справедливым в высшей степени. Особенно, если оно продержится достаточно долго.А будет это лишь в том случае, если будут неизменны обстоятельства, в которых все это чудо возникло. Если будут оставаться теми же самыми возможности природы, окружающей наших людей; их количество; да и потребности их, тоже. И по величине, и по числу.

Но как только хоть одно из существенных обстоятельств изменится, то тут же будет изменено и обменное соотношение товаров на нашем гипотетическом рынке. Что совсем нетрудно изобразить.

***

Вдруг, получилось так, что представители второй стороны, северяне, стали поставлять на рынок в два раза больше своего товара. И не столь важно – по какой причине. По причине увеличения количества людей на этой стороне и охвата большей территории для обеспечения их потребностей или же,просто, потому, что изменились их умения, и они стали добывать или производить,на радость Марксу, больше своих товаров, на тех же площадях и при том же числе людей.

Примем последний вариант, чтобы не усложнять описание. И посмотрим, что произойдет в этом случае.

Сказать, что сразу,автоматически, повысится и меновое соотношение в пользу южан нельзя. Из тех простых соображений, что существенную роль в деле играют и их потребности в товаре северян. Ведь если они останутся неизменными, то никакого повышения стоимости первара не будет. Или, по крайней мере, в два раза. Как это опрометчиво утверждает Маркс в «Капитале» [3].

И представителям втормены придется искать новые рынки сбыта для своих товаров. А чтобы этого не произошло, чтобы не напрягать северян, примем, что потребности южан во втором товаре тоже увеличились в два раза. И стали равны не 10-ти литрам в неделю, а20-ти [4]. При таком сочетании обстоятельств, вне сомнения, будет происходить рост соотношения «вторвар//первар». До тех пор, пока он не достигнет отметки «четыре литра за одну штуку».

Что будет означать увеличение меновой стоимости в два раза. И не только потому, что увеличилось в два раза количество вторвара (за счет двойного роста производительности труда),но и, особо отметим, в два раза выросла и потребность в них с каждой стороны.Причем, с пристрастием следует сказать, к печали трудовиков [5], что для изменения меновой стоимости первара совершенно безразлично, по какой причине произошло увеличение количество второго на рынке. Вследствие повышения производительности труда;увеличения площадей и времени сбора, или, просто, увеличения числа производителей с увеличением площадей.

Даже, тут может быть и такая причина: уменьшение потребностей самих северян в их продукте. В случае,к примеру, нахождения ими более качественного продукта-заменителя. Ведь и в этом случае на рынок станет поступать в два раза больше их продукта. Ибо он весь станет им не нужен. Но южане будут продолжать его покупать, если вырастут,конечно, потребности с их стороны. При условии, что заменитель северяне нашли не в таком объеме, чтобы быть в состоянии предлагать его к обмену. Для изменения величины стоимости важны не причины изменений количеств товаров на рынке, а сам факт этих изменений. И, кроме того, изменения соответствующие потребностей людей в товарах. Ибо без этого далеко не все изменения количеств товаров на рынке ведут к изменению меновых пропорций.

***

В заключение следует отметить, что так называемый закон стоимости, согласно которому продукты обмениваются в соответствии с трудозатратами на них, существует лишь потому и тогда, когда количества товаров жестко связаны с их трудоемкостью. А так как это есть почти всегда, то и возникает у трудовиков убеждение, что это закон абсолютный, не имеющий никаких исключений. Что, естественно, не соответствует действительности.

___________________

[1] См. http://sovet14.narod.ru/STS/STS.7V.pdf .

[2] Возможность дарообмена пока отбросим, чтобы не увеличивать и не усложнять изложение. И перейдем сразу к рыночному обмену, хотя, понятно, первый предшествовал второму.

[3] См. критику его размышлений на эту тему в моей «Критике «Капитала». Пункт 47.3.6-7. Адрес: http://sovet14.narod.ru/KRIK4/KRIK_0.htm .

[4] Если предположить, что потребности южан и северян изменяются пропорционально, то тогда нужно будет принять, что производительность труда северян должна вырасти ровно в два раза. Ведь для поставки 2000 литров вторвара на рынок им нужно будет добывать не 2000 литров, как раньше, а 4000 литров в неделю. И оставлять для собственных потребностей половину.

[5] Так в моей системе называются сторонники трудовой теории стоимости. Самый главный и многочисленный отряд которых – марксисты…


Антон Совет


КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Решение парадокса стоимости

Любая теория стоимости, претендующая на звание истинной, обязана дать решение проблем, существующих в области стоимости. Причем, решение правильное. Для доказательства своей истинности. Соотносительная теория стоимости* не является в этом плане исключением. И поэтому ниже приводится решение одной из таких проблем – парадокса стоимости. Парадокса Адама Смита о стоимости алмазов и воды, сформулированного им в «Богатстве народов».

В изложении самого Смита «парадокс» выглядит следующим образом:

«Предметы, обладающие весьма большой потребительной стоимостью, часто имеют совсем небольшую меновую стоимость или даже совсем ее не имеют; напротив, предметы, имеющие очень большую меновую стоимость, часто имеют совсем небольшую потребительную или совсем ее не имеют. Нет ничего полезнее воды, но на нее почти ничего нельзя купить, почти ничего нельзя получить в обмен на нее. Напротив, алмаз почти не имеет никакой потребительной стоимости, но часто в обмен на него можно получить очень большое количество других товаров»**.

***
Для начала следует немножко подправить Смита. Если брать физиологические потребности людей, то вода, конечно, обладает громадной потребительной ценностью*** в этом плане, а алмаз – вообще никакой. Зато если взять потребности более высокого уровня или потребности производственные, то здесь дело обстоит иначе. Алмаз, как предмет эстетического наслаждения и как ценный элемент для изготовления различных инструментов, вне сомнения, обладает значительной потребительной и производственной ценностью.

Поэтому говорить о том, что «алмаз почти не имеет никакой потребительной стоимости», значит, вводить и себя, и других в заблуждение. Ибо по отношению к одной группе потребностей он не имеет ценности, а по отношению к другой – весьма большую! И очень давно. Ведь еще строители египетских пирамид использовали алмазы в качестве частей режущих инструментов. Если верить историкам.

Но суть, даже, не в этом, не в соотношении потребценностей товаров, а в том, что меновая стоимость их определяется не только этим, не только их способностью удовлетворять потребности людей, но и другими факторами. Наложение которых на потребительные свойства товаров, дает, в каждом конкретном случае, некоторый равнодействующий результат. Уничтожающий прямую зависимость меновой стоимости товара от его ценности потребительной. По принципу: чем ценнее предмет, тем он дороже. На которой и построен весь «парадокс» Смита. Ведь удивление у него вызывает именно тот факт, что такой зависимости между ценностью товара и его меновой стоимостью нет. На уровне подсознания кажется, что более ценный для человека предмет, должен и более высокую меновую стоимость иметь. А это далеко не всегда так.

Для выяснения причин этого введем в рассмотрение некоторый третий товар. Например, золото. Которое является в одно и то же время и товаром, и деньгами. Что позволит говорить о цене и стоимости алмазов и воды, как о синонимах. Упрощая и разнообразя изложения. И рассмотрим случаи обмена алмазов и воды на золото в двух разных ситуациях – обычной и не совсем обычной. Или, точнее: совсем не обычной.

***
В обычных, нормальных, условиях удовлетворение потребности в воде не составляет особых проблем. Вода есть в кранах, озерах, реках, лужах, наконец. И покупают ее лишь те, кто желает пить особо чистую (или лечебную) воду. Поэтому соотношение меновых возможностей, выдвигаемое продавцами воды в форме ее предложения и спроса на деньги, будет невелико. Они будут обычно просить за свой товар лишь столько денег, сколько нужно для того, чтобы возвратить затраты и обеспечить свои потребности, которые могут быть удовлетворены только благодаря продажам воды. И если даже такие деньги им не будут давать, то торговля водой прикажет долго жить. Стоимость воды будет или очень мала, или равна нулю. Несмотря на всю ее громадную физиологическую ценность.

Что же касается алмазов, то в обычных условиях их стоимость будет велика только в том случае, если обладатели золотых монет достаточно богаты. Если они из своих доходов в форме золотых денег могут выделить некоторые суммы на приобретение алмазов. Как украшений, скажем. Или как средства сохранения богатств. И стоимость алмазов будет тем выше, чем богаче покупатели. Чем выше их меновые возможности в смысле покупки алмазов. Хотя не факт, что она и в обычных условиях будет высока. Ведь если покупатели бедны, как церковные мыши, или среди них нет ценителей алмазов, то и стоимость их, даже в нормальных условиях, будет очень маленькой или нулевой. Такой же, как у воды. Когда ее много вокруг, и утолить жажду можно и без обмена.

***
Рассмотрим теперь второй случай – необычный. Допустим, что местность, где расположен рынок наших трех товаров и живут наши герои, подвергается наступлению пустыни. Ясно, что источники воды будут засыпаться песком, реки и ручьи пересыхать. А оставшиеся хранилища воды быстро перейдут в частную собственность. Как это обычно бывает в краях, где ощущается острый недостаток воды.

В этих условиях позиции торговцев водой, их возможности меновые, значительно усилятся. Возможности свободного, внеобменного, удовлетворения потребности в воде буду почти совершенно уничтожены. И «водные» торгаши смогут диктовать условия. Будут, в максимально возможных размерах увеличивать то отношение денег к воде, которое мы называем ценой (стоимостью) ея. Так как на рынке, как правило, действуют типичные эгоисты. Экономические человеки. Рассматривающих других людей лишь как средство для решения своих проблем.

К чему это приведет? – А приведет это к тому, что покупатели воды будут тратить на ее приобретение все большую и большую часть своих денег. Не имея другой возможности получать так необходимую им воду. И это, без сомнения, приведет к сокращению или, вообще, к сведению к нулю той части доходов, что они ранее тратили на украшения. А сие однозначно приведет к падению цены алмазов. Или, вообще, к полному их обесцениванию.

***
Какие же выводы надлежит сделать из всего сказанного? – А выводы напрашиваются такие:

1.Величина меновой стоимости товара непосредственно зависит от величины меновых возможностей сторон. От тех соотношений этих возможностей, которые они устанавливают до торгов. И отстаивают их в ходе оных.

2.Сами же эти возможности содержатся в той действительности, которая представлена на рынке самими людьми вместе с теми спросами на товар и предложениями товаров, которые они предъявляют противоположной стороне.

3.Однако, и спрос, и предложение, в свою очередь, зависят от того, в каких обстоятельствах и живут люди, и совершают обмен между собой. Ведь, в примере с водой, совершенно очевидно, что наличие в первом из рассмотренных случаев возможности удовлетворять потребности в воде вне обмена, резко уменьшает спрос на нее. То бишь, стремление людей получить воду через обмен. А это, в свою очередь, изменяет меновые стремления покупающей воду стороны и ведет к уменьшению стоимости воды. Даже не смотря на ее громадную полезность.

И все это ясно говорит, что дело не только в самой потребценности предмета, но и в том, какие возможности потребители его имеют для удовлетворения своих потребностей. И чем меньше таких возможностей вне обмена, тем выше, при прочих равных, будет стоимость товара, представленного данным предметом.

Таким образом, конечный результат, получаемый на рынке в виде определенного соотношения товаров, необходимо, в теоретическом виде, получить посредством движения от исходного состояния субъектов к их конечному состоянию. Начиная с простого положения, в котором у них есть только потребности. Двигаясь потом к состоянию, в котором одни потребности обеспечены, а другие – нет. Затем – к взаимодействию сторон на рынке в виде торга. И, наконец, к практическому обмену товарами в определенном соотношении. Как венцу всему делу.
___________________
* Вариант теории для чтения в Сети: http://sovet14.narod.ru/STS/STS.7V.pdf .
** Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: ЭКСМО, 2007, с. 88.
*** Понятие «потребительная ценность» употребляется здесь вместо словосочетания «потребительная стоимость» потому, что оно является и более точным, и исключает путаницу понятий ценности и, собственно, стоимости. См. об этом, также, мою статью «Ценность» в «Свободном экономическом словаре».


Антон Совет


КОЛОНКИ >> АНТОН СОВЕТ >> БЛОГ

Логика возникновения рыночного обмена

Каждый человек стремится к удовлетворению своих потребностей. Величина, объем которых определяется, измеряется количеством предметов потребления, необходимых для насыщения этих потребностей. А разница между имеющимся на руках у субъекта числом предметов и требуемым их множеством характеризует степень, уровень обеспеченности данных потребностей.

В том случае, когда индивид может самостоятельно снабдить себя всеми необходимыми ему предметами, никакой надобности в других людях, в их содействии в этом деле, он испытывать не будет. Нужда в других возникает у него только и только при условии, что хотя бы одну из своих потребностей он не может обеспечить собственными силами. Если наличное, фактическое количество предметов потребления у него на руках меньше количества требуемого. И возникает недостаток, дефицит предметов потребления. Как разница между этими двумя количествами.

Такое положение вещей обуславливает возникновение у субъекта спроса на недостающие ему предметы потребления. Как стремления получить необходимые ему вещи от других субъектов. Как совокупности действий по поиску тех людей, которые обладают необходимыми ему предметами и побуждению их к расставанию с этими объектами. Причем, величина спроса на недостающие предметы будет равна по абсолютной величине их дефициту.

Наоборот, если по какой-то потребности у субъекта возникает избыток предметов, у него появляется возможность предложить другим людям свои излишки. Что делает возможным возникновение предложения предметов потребления со стороны данного индивида. Как комплекса действий, включающего в себя поиск нуждающихся и извещение их о том, что их потребности могут быть обеспечены с помощью имеющихся у него излишков. Естественно, что величина предложения не может быть больше объема самих излишков.

Понятно, что отдать, передать свои запасы другому человеку данный может лишь тогда, когда у этого другого наблюдается дефицит предметов по такой же потребности. В противном случае второй субъект, просто, не примет ненужные ему вещи. Откажется от них. Иначе говоря, для совершения одностороннего перехода предметов от одного человека к другому необходимо не только наличие предложения излишков, но и спроса на них. Иначе процесс перехода вещей или только права собственности на них становится невозможным.

А это значит, что возможности субъекта предоставить что-либо другим людям – его предоставительные возможности – определяются, во-первых, величиной предложения со стороны данного субъекта, а во-вторых, – объемом спроса, предъявляемого другими людьми на предметы потребления данного рода. Ведь нельзя отдать другому больше того, что имеешь сам. И нельзя заставить другого по его собственной воле взять больше того, что ему нужно по природе и хотениям его.

***

Обладатель излишков может отдать другому свои предметы безвозмездно. В форме дара, пожертвования или обязанности содержать этого другого. Но может потребовать и что-то взамен. Потребовать возмещения отдаваемого. И сделает он это только в том случае, если у него имеется, как минимум, хоть одна потребность, по которой он испытывает дефицит предметов потребления. Если у него существует спрос на эти предметы потребления, предметы другого рода, второго вида.

Ясно, что требование к другому человеку о возмещении отдаваемого может быть выдвинуто только, если у этого другого или уже есть в наличии необходимые первому предметы, или он в состоянии их раздобыть. Если он в силе сформировать предложение недостающих первому субъекту предметов потребления. Ибо нет смысла предъявлять такое требование к младенцам, стариками и другим недееспособным в этом плане людям.

Выдвижение другому субъекту требования о возмещении означает возникновение обмена между людьми. Так как однонаправленный переход вещей при дарении и других его формах превращается в двунаправленный. В двусторонний. Когда один переход в обязательном порядке вызывает и переход обратный. При этом, следует сразу отметить, что требование о возмещение может носить различный характер. Может быть разным. Поэтому, в зависимости от этого, и обмен распадается на несколько видов.

Если два или более субъекта сдают, по обычаю, свои излишки в общий фонд при условии, что потом каждый получит из него то, что ему нужно и можно, то это будет первобытный обмен между людьми по принципу «общего котла». Если же один дарит другому свои излишки, а требование об обратном дарении содержится, опять же, в обычаях людей, в их нравах, то обмен будет выступать в виде дарообмена.

Рыночный же обмен возникает лишь в том случае, когда требование о возмещении содержится не в обычаях, а формируется сознательно, целенаправленно хотя бы одним из участников обмена. (Потому что второй будет вынужден подчиниться.) И требование это отличается от других еще и тем, что возмещение в нем устанавливается обязательно эгоистическое. По принципу: «Получить необходимое, отдавая минимум своего». В идеале – получить нужное – даром.

Таким образом, для превращения предметов потребления в товары и возникновения рыночного обмена необходимо не только появление обмена как такового, но и строго определенный принцип возмещения, на основании которого только и может возникнуть обмен товарный. Принцип этот возникает как перенос рационального стремления человека получить все необходимое от природы с минимумом затрат на других людей. В результате чего субъект все свое социальное окружение начинает рассматривать лишь как средство решения личный проблем. То бишь, превращается из человека настоящего в человека экономического. Получеловека в нравственном отношении. :)

***

Возникновение рыночного обмена есть введение строго определенной связи между двумя противоположно направленными движениями предметов или прав собственности на них. Которые до того были или не связаны вообще, или связаны зависимостями другого рода. Содержащимися не в свободном соглашении сторон, а в обычаях людей.

Связь эта является причинно-следственной. Потому как переход одного из товаров из рук в руки становится условием получения товара другого. Ведь получить чужой товар можно только и только в том случае, если отдашь свой. Ни при каких иных условиях. При этом, время передачи предметов не играет существенной роли. Они могут и одновременно передаваться, и один после другого. В любой очередности.

Эта связь возникает и существует, прежде всего, в мозгу, в сознании людей. И она представляет собой с самого начала именно связь между представлениями, в которых отражаются людьми свои и чужие товары. Человек в своем сознании связывает отчуждение определенного количества своего товара с обязательным получением определенного количества чужого. И на основе этих представлений он и действует. Выставляет требование к другому человеку. Заставляет другого действовать так, как ему это нужно. По своей интеллектуальной программе.

И другая сторона вынуждена подчиниться первой, ее требованию. Ибо излишки, имеющиеся у первой стороны, ей нужны. И без выполнения требования этой стороны товары ее не получить. Понятно, нормальным, мирным, цивилизованным, не варварским, военным, путем. Поэтому вторая сторона предпринимает все необходимые действия, чтобы раздобыть нужные первой товары. И тем самым совершить обмен. Необходимый для обеих сторон.

Все это значит, что связь между товарами проходит не только через тело и сознание первой стороны, но по таким же путям стороны второй. И потому эта связь есть связь двусторонняя, симметричная. В том смысле, что она прокладывает свой путь через тело и сознание каждой стороны обмена. Но не только через эти объекты, но и через то пространство, которое находится между обменивающимися сторонами. В форме внешних информационных и физических взаимодействий между ними.

***

Ведь товары в связь между собой вступают не сами. Соединение это всегда и везде осуществляют их владельцы*. И основными элементами такого сочленения являются следующие взаимодействия:

1. Отражение обоих товаров в сознании каждой стороны обмена.

2. Отражение каждой стороной обмена противоположной стороны.

3. Обмен мнениями между участниками торга с целью прихода к мнению единому. В результате чего только и становится возможным обмен.

Стало быть, торг являет собой не однонаправленное действие, а именно взаимодействие сторон обмена. Взаимодействие, прежде всего, физическое. Потому как информация от стороны к стороне, в основном, перетекает в форме звуковых и электромагнитных волн. Сама же информация, как отражение окружающей среды в сознании участников обмена, являет собой некоторые взаимодействия между частицами их мозга. Комплексы этих взаимодействий мы называем идеальными образами и считаем их идеальными моделями предметов отражения**.

Следовательно, вся связь между товарами и людьми, в целом, образует некоторую цепь, последовательность взаимодействий, происходящих как между живыми, так и между неживыми участниками обмена. Эта связь представляет собой нечто вроде двух дуг, связывающих оба множества товаров и проходящих через сознания и тела людей и через ту среду, в которую погружены и сами люди, и их товары.

Конечно, в реальной действительности взаимное расположение людей и товаров может быть, каким угодно. И расстояния могут в наше время пролегать через всю Землю. Но это все не имеет принципиального значения. Ибо, все равно, всегда и один владелец товара, и другой должны обладать информацией и о товарах, и обо всем остальном, относящемся к делу. И определенным образом взаимодействовать между собой. Даже если это взаимодействие осуществляется только через Интернет.

В противном случае, при отсутствии хотя бы одного элемента, торг, сам обмен, не могут состояться. Ведь даже при покупке кота в мешке, мы должны знать, что в нем именно кот, а не что-либо другое. То есть, должны иметь хотя бы самое общее представление о предмете обмена.

________________________________________

* И даже в случае, когда субъект продает самого себя, происходит его раздвоение на две сущности – продавца товара и сам товар. Поэтому, все равно, субъект-владелец продает себя как товар-субъект.

** Здесь используется моя «Философия взаимодействия». Как метод мышления. См. http://sovet14.narod.ru/MF.3V/MF.3V.htm .


Антон Совет


Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10 20 30 40 50 60